Транзитная зона

01 августа 2010 года, 00:00

Так выглядят с высоты птичьего полета мангры на юге Австралии — одни из самых южных на Земле. Фото: Jamie Robertson/NATURE PL /ALL OVER PRESS 

В мире мангров четкая граница между сушей и морем нарушается. Здесь деревья шагнули за край земной тверди, а обитатели моря, как и их далекие предки, стоят перед выбором — какую из двух сред предпочесть.

Мангры — это сообщества вечнозеленых деревьев и кустарников, приспособившихся к жизни на литорали, или прибрежной полосе, заливаемой во время прилива морской водой. Кстати, манграми нередко называют и сами эти деревья и кустарники. Это около 54 видов, относящихся к 20 родам из 16 различных семейств. Хотя мангровые растения и существуют в условиях сильного засоления, избыток солей в тканях для них губителен, и все они научились тем или иным способом избавляться от них. Например, корни красного мангрового дерева, или ризофоры, обладают способностью к ультрафильтрации, «отсекая» до 90–97% солей, оставшиеся накапливаются в старых листьях, которые постепенно опадают. Складирование солей в старых листьях вообще широко распространено среди мангровых растений, но некоторые виды выводят их через специальные  железы в основании листа или на его поверхности. Надо сказать, что любой тип добычи пресной воды требует от растения дополнительных усилий, потому мангры вынуждены экономить влагу, снижая ее испарение (транспирацию). Поэтому им свойственны некоторые признаки растений засушливых мест обитания — покрытые плотной кутикулой жесткие кожистые листья и погруженные в ткани листа устьица (поры).

Нелегко им достается не только питье, но и пропитание. Илистый грунт уже на небольшой глубине практически лишен кислорода и насыщен гуминовыми кислотами, сероводородом и другими продуктами анаэробного разложения органических остатков. В таком грунте обычным корням нечем дышать и трудно снабжать растение питательными веществами. Решение этих проблем в буквальном смысле слова находится на поверхности, и представители разных семейств пришли к нему независимо друг от друга: их корни распластаны в самом верхнем слое грунта, а кислород они получают непосредственно из воздуха. У целого ряда мангровых растений от горизонтальных корней вверх отходит множество узловатых конических выростов, пневматофоров, торчащих из ила и постоянно растущих вверх. На их концах есть отверстия, соединенные с межклеточными полостями, — через них подземные части растения и получают кислород во время отлива. Корни бругиеры из семейства ризофоровых дышат через корявые коленчатые изгибы, возвышающиеся над поверхностью грунта. А представители  рода ризофора, растущие на мористой, наиболее часто и глубоко затопляемой части литорали, обзавелись многочисленными придаточными корнями, отходящими от нижней части их стволов и ветвей. Сначала они растут горизонтально, а потом по дуге опускаются вниз и, достигнув грунта, дают разветвления, так называемые ходульные корни. Благодаря им деревья имеют дополнительные опоры, чтобы противостоять натиску волн и ветров.

1. Проростки ризофоры, свисающие с ветвей, напоминают дротики, готовые вонзиться в илистое дно. Но если им не удастся укорениться и отлив унесет их в море, они легко перенесут многомесячное плавание. Остров Новая Гвинея. Фото: Tim Laman/NATURE PL/ALL OVER PRESS  
2. Обезьяны питаются листьями, побегами и почками деревьев и кустарников. Их объемистые животы — настоящий завод по переработке целлюлозы. Остров Калимантан. Фото: Nick Garbutt/NATURE PL/ALL OVER PRESS

Необычные условия жизни заставили представителей семейства ризофоровых размножаться способом, не часто встречающимся у растений, — им свойственна вивипария, то есть живорождение. Сразу после оплодотворения в цветке начинает энергично развиваться зародыш, который через три месяца пробивает корешком оболочку семени, но еще около года висит на ветке, достигая в длину одного метра, а материнское растение снабжает его не только питательными веществами, но и пресной водой. Наконец увесистый проросток-переросток падает вниз, с размаху втыкается острым концом в ил и укореняется. Если его угораздило «десантироваться» во время прилива, что случается нередко, волны и течения уносят его в море. Вот тут-то ему и пригодится сэкономленный запас питательных веществ в семядолях, потому что странствие может затянуться надолго. Плотность тканей проростка такова, что в воде океанической солености он качается на волнах в горизонтальном положении, в клетках его зеленого корешка начинается процесс фотосинтеза, а почечка, хранящая листья, не пересыхает. Но если проросток прибьется к берегу, где вода немного опреснена и имеет меньшую плотность, он повернется корешком вниз, что поможет ему зацепиться за дно и укорениться.

Вивипария свойственна и авиценнии (семейство акантовых), и эгицерасу (семейство мирсиновых), но у них проросток прорывает оболочку семени лишь после его опадения.

Главная особенность любых литоралей в том, что здесь сходятся пути обитателей суши и моря. Сухопутные животные посещают их во время отлива, морские — во время прилива, но немало здесь и постоянных жителей — морских животных, приспособившихся переносить резкую смену увлажнения. Наличие деревьев-амфибий многократно обогащает среду обитания мангровых литоралей. В их кронах кипит жизнь обычных обитателей балдахина тропического леса, начиная от беспозвоночных и заканчивая обезьянами. Внизу же обильный растительный опад и наносы ила создают питательную среду для развития микроорганизмов и обогащают рацион питания животных как вполне сухопутных, так и морских, сплетения корней служат им всем надежными убежищами, а густая тень и высокая влажность, царящие под пологом мангров, сильно облегчают жизнь морских животных, сделавших первый шаг к жизни на суше. Если большинство таких обитателей «обычной» литорали пережидают отлив в укрытиях, спасаясь от иссушения и многочисленных хищников, то в манграх они чувствуют себя значительно более комфортно.

1. Лабиринт мангровых зарослей в солоноватых прибрежных водах. Здесь проводят свои юные годы гребнистые, или морские, крокодилы. Остров Сулавеси, Индонезия. Фото: Jurgen Freund/NATURE PL /ALL OVER PRESS
2. Фото: Christophe Courtean/NATURE PL /ALL OVER PRESS

Жизненное пространство

Мангры распространены главным образом в тропических районах, отступая ближе к экватору там, где к берегам подходят холодные морские течения, и продвигаясь за пределы Северного и Южного тропиков вслед за теплыми течениями. По краям ареала они представляют заросли кустарников и могут разочаровать внешним сходством с затопленными половодьем ивняками. Самые впечатляющие мангровые леса с деревьями, достигающими 20–30 метров в высоту, можно увидеть в Восточном полушарии Земли, в зоне экваториальных тропических лесов. Далеко не каждое побережье им подходит. Для жизни они выбрали пологие песчаные и илистые побережья, на которые набегают ленивые волны, усмиренные близлежащими островами или барьерными коралловыми рифами, закрытые заливы и устья медленно текущих рек, где пресная вода смешивается с морской во время приливов. В таких местах мангры проникают вглубь суши, сменяясь тропическими лесами.

В непролазных мангровых зарослях останавливаются отдохнуть перелетные птицы, сюда прилетают на ночевку попугаи и голуби, многие виды птиц гнездятся здесь или кормятся на илистых отмелях во время отлива. Очень редкие представители приматов — обезьяны-носачи — обитают только в низинных тропических лесах и манграх острова Калимантан. Далеко от воды эти обезьяны никогда не отходят, и это единственные приматы (если не считать людей), которые охотно плавают и великолепно ныряют. Яванские макаки-крабоеды, питающие особую страсть к морепродуктам, не испытывают перебоев с деликатесами. Крабы и раки-отшельники — одни из самых заметных и многочисленных обитателей мангров по всему свету, и если вести себя тихо, их там можно увидеть повсюду. Самцы манящих крабов размахивают массивной яркоокрашенной клешней и выписывают  замысловатые пируэты у своих норок, подзывая самок. Представители рода сезарма (Sesarma) ловко лазают по корягам и стволам мангровых деревьев. На открытых местах по песку стремительно проносятся бесплотные тени крабов-привидений. Окраска самого краба сливается с окружающим фоном. Раки-отшельники, собравшиеся вокруг какой-нибудь дохлой рыбешки, отталкивают друг друга обшарпанными панцирями и яростно размахивают клешнями, живо напоминая толпу разбойников, делящих добычу.

Крабы в еде непривередливы, но, например, у сезармин значительную часть рациона составляет опавшая мангровая листва. Уксусные крабы так активно объедают побеги мангровых растений, что на фермах в Юго-Восточной Азии, занимающихся разведением мангров, с ними борются как с вредителями. Побежденные уксусные крабы попадают на стол победителям. Манящие крабы — потребители ила, из которого они с помощью специально преобразованных ротовых придатков выбирают все съедобные частицы, а из остатков формируют маленькие продолговатые катышки, множество которых остается на песке к концу отлива.

Личинки всех этих ракообразных развиваются в морской воде, но, повзрослев, многие их виды становятся в той или иной степени независимыми от морской среды. Находясь на суше, они дышат жабрами, заботясь о том, чтобы жаберные полости были заполнены водой. Одни крабы нуждаются в регулярном обновлении этой воды, а другие виды научились ее аэрировать и подолгу обходиться одним и тем же запасом. Манящие крабы, например, пропускают через жаберные полости пузырьки воздуха, а крабы-сезармины, напротив, выдавливают затхлую воду наружу и прогоняют ее по прикрытым щетинками желобкам на теле.

1. Brandon Cole/NATURE PL/ALL OVER PRESS
2. Илистые прыгуны Шлоссера питаются только на суше. Их излюбленная пища — крабы. Однако размер манящего краба не позволяет рассматривать его в качестве обеда. Залив Пханг нга, Таиланд. Фото: Tim Laman/NATURE PL/ALL OVER PRESS  

Мангры Старого Света — излюбленные места обитания илистых прыгунов, необычных рыб, у которых все самое интересное в жизни происходит не в воде, а на суше, где они проводят большую часть жизни. Именно там они кормятся насекомыми и мелкими крабами, а самцы выясняют отношения с соседями и красуются перед своими избранницами, раскрывая и складывая неожиданно яркий спинной плавник (хотя икрометание происходит все-таки в воде). Дышат прыгуны не только жабрами, но и всей поверхностью кожи, которая всегда должна оставаться влажной. Для неспешного ползания по илу эти забавные пучеглазые существа используют сильные грудные плавники, которые могут даже сгибаться в «локтях», потому что их каркас снабжен подобием сустава, но при необходимости илистый прыгун отводит вбок хвост и, оттолкнувшись им, совершает резкий скачок.

В прилив бесшумно прибывающая вода заливает мангры, и все, кого это не радует, спешат в места посуше, карабкаются по корням и стволам вверх, прячутся в укрытия, а в свои права вступают морские обитатели этих мест. Раскрываются створки раковинок усоногих рачков балянусов и моллюсков, облепивших корни мангров. Из сохраняющихся во время отлива лужиц и всяких укромных влажных мест выбираются морские звезды и ежи, распускают ловчие щупальца актинии. Из открытого моря приходят кормиться косяки рыб. Многие их виды нерестятся на мангровых мелководьях и проводят здесь первые месяцы жизни. Мангры служат также своеобразными садками, где развивается молодь креветок и других ракообразных, имеющих промысловое значение.

К сожалению, границы удивительного мангрового мира сокращаются на глазах — уже уничтожено более 20% мангровых лесов, бывших на Земле в 1980 году. Мангры вырубают на дрова, занятые ими побережья расчищают под фермы для разведения креветок и рыбы, солеваренные предприятия и просто под застройку. Мангры — тип лесной растительности мира, исчезающий быстрее других. Вселяет надежду только то, что в настоящее время в ряде стран мира они взяты под охрану и предпринимаются попытки их восстановления.

Рубрика: Биосфера
Ключевые слова: мангры
Просмотров: 7546