Последний приют падишахов

01 августа 2007 года, 00:00

Роскошные гробницы султанов и падишахов, усыпальницы шейхов и дервишей, почитаемых святых и прославленных поэтов. Тысячи мавзолеев, возведенных на индийской земле, возвышаются словно безмолвное напоминание о тех давно ушедших в прошлое временах, когда страной правили мусульманские властители.

Отряды мусульманских завоевателей — выходцев из воинских родов Средней Азии — вторгались на земли Индии начиная с X века, но свою власть смогли укрепить здесь лишь спустя два столетия, что отмечено первыми значительными постройками на территории современного Дели — мечетью Кувват-уль-Ислам (начата в 1193 году), минаретом Кутб-Минар (конец XII — начало XIII века) и мавзолеем Ильтутмыша (после 1235). С тех пор за семь веков на престолах в центральных городах Индии сменилось несколько мусульманских династий, которые оставили после себя огромное архитектурное наследие. В нем особую роль играли мавзолеи, где хоронили правителей и знать.

  
Изящные минареты, узкие арки, обилие мелких деталей, заимствованных из местной традиции, — это усыпальница Ибрагима Адиль-шаха II в Биджапуре. Карнатака, начало XVII века
Красота и богатое убранство индийских мавзолеев выделяются на общем фоне мусульманской архитектуры. Это тем более странно, что поначалу ортодоксальный ислам не приветствовал сооружение погребальных построек: в хадисах содержатся рекомендации ставить надгробия только из необожженного кирпича, чтобы души правоверных в Судный день могли беспрепятственно выйти из могил. Однако по мере расширения мусульманских территорий могилы вождей стали устраивать в специально построенных зданиях, иногда довольно больших. Причины этого, вероятно, следует искать в исконных обычаях племен и народов, принявших ислам, — тюрков, монголов, узбеков, предки которых еще в бронзовом веке хоронили умерших в курганных погребениях, формой и убранством имитирующих дом. Начиная с IX века мавзолеи правителей и духовных лидеров возводили на территории современных Турции и Ирана, в государствах Средней Азии. Первые завоеватели Индии, тюрки по крови, поначалу строили здесь такие же скромные мавзолеи, как у себя на родине — в Средней Азии. Они, конечно, были состоятельны, но не так, как пришедшие им на смену Великие Моголы, основавшие сильную и богатую империю. Только они располагали средствами на поистине грандиозные строения (особенно после завоевания южной части Индии).

По свидетельствам хроник, владыки начинали строительство своих будущих гробниц, как только получали власть над определенной территорией. Так поступил Ильтутмыш, один из первых правителей Делийского султаната, существовавшего в XIII— XVI веках. Этот старейший на территории Индии мавзолей находится рядом с башней Кутб-Минар в южном Дели. Он сохранился до сих пор, хотя его оригинальный купол был утрачен в результате землетрясения.

  
Мавзолей Гумбаз построен по заказу Типу-Султана, легендарного правителя княжества Майсур. Внутри покоятся правитель и его родители, а вокруг — надгробия знати. Шрирангапатнам, Карнатака, 1784 год
В лабиринтах старой части Дели спрятан скромный комплекс усыпальниц. Здесь похоронена дочь Ильтутмыша Разия Султан (1236—1240), первая и единственная мусульманская правительница в Индии, женщина, отличавшаяся редким умом и храбростью. Она добилась трона, сместив своего брата, но вскоре снова потерпела поражение. Разия вызвала недовольство подданных своей пламенной страстью к рабу-эфиопу. И хотя погибла она достойно — в военном походе, но была похоронена в скромной гробнице подальше от военной цитадели, в лесной безлюдной местности.

Первые гробницы мусульманских правителей, появившиеся в районе Дели в XIII—XIV веках, часто выглядели как оборонительные сооружения и, скорее всего, так и использовались. Например, мавзолей султана Гияс-аддина Туглака расположен внутри цитадели крепости Туглакабад, построенной в 1325 году. Это мощное, квадратное в плане здание с сужающимися кверху стенами из красного песчаника, покрытое беломраморным куполом. Такие мавзолеи выделялись и обликом, и декором на фоне укреплений и недвусмысленно указывали противникам, что земля, на которой они установлены, будет принадлежать покоящимся в ней правителям вечно.

От периода Делийского султаната сохранилось несколько десятков в общем-то скромных усыпальниц. Большинство из них строили по несложной схеме: квадратное в плане здание ориентировали по сторонам света. С трех сторон входные арки оставляли открытыми, и только западную нишу, указывающую на Мекку, — михраб — закладывали. Широкие луковичные купола из песчаника или мрамора завершали сооружение. Снаружи и изнутри мавзолеи украшали вырезанными по камню кораническими надписями, а иногда — глазурованной плиткой (как Шиш Гумбад в делийских Садах Лоди, 1490). Фасады зрительно делили на два или три «этажа» с нишами, отделанными декоративными каменными панелями. Купола завершали украшениями в виде цветка или кувшина, с четырех сторон от центрального купола возводили киоски-чхатри — чувствуется индийское влияние. В XV—XVI веках в конструкциях мавзолеев появились и принципиальные новшества: восьмиугольные здания, которые выглядели менее тяжеловесно за счет большого количества арочных проемов в стенах. Например, мавзолей Шер-Шаха Сури в Сасараме (1540) и гробница Иса Кхана в Дели (1547) похожи на нарядные беседки под куполом.

Религиозный комплекс, построенный императором Акбаром. На его территории находится мавзолей святого Селима Чишти (конец XVI века). Сегодня бездетные пары молятся здесь о потомстве. Фатехпур-Сикри

В дальнейшем архитекторы использовали все больше местного колорита. Глубокое слияние двух культур — индийской и мусульманской — проявилось в эпоху Великих Моголов, которая началась после того, как потомок Тамерлана эмир Кабула Бабур (1483—1530) завоевал часть земель в северной Индии.

Первый из Моголов, нашедший упокоение на земле Индии, — сын Бабура Хумаюн (1508—1556). Он не успел начать строительство собственной усыпальницы в Дели, это сделала его жена Хаджи Бегам в 1564 году. Известно, что выписанный из Ирана зодчий Ага Мирза Гияс строил мавзолей Хумаюна около девяти лет и затратил на него более полумиллиона рупий.

Архитектура мавзолея необычна. От предыдущих проектов его отличают обширная платформа, которая закрывает цокольный этаж, сложная структура здания (четыре квадратных помещения по углам центрального зала), двухслойный купол, который справедливо считают прообразом купола Тадж-Махала. Здание построено из красного песчаника, а вертикальные детали, края арок и фасадов искусно подчеркнуты отделкой из белого мрамора. Особое внимание уделялось обустройству территории вокруг мавзолея: она спланирована так, чтобы здание оказалось в центре прямоугольного сада, разделенного на квадраты каналами с водой (такой тип сада называется чар-баг) и окруженного декоративными стенами с высокими сводчатыми воротами. Композиция сада вокруг мавзолея Хумаюна сохранилась в первозданном виде до наших дней. Тогда как структуру сада вокруг Тадж-Махала несколько раз изменяли. Впервые мавзолей создали не как отдельно стоящее здание, а как часть комплекса, в котором архитектура составляла единое целое с окружающей природой.

  
Одно из главных мест паломничества мусульман Индии — гробница суфия Низамуддина Аулия (1238—1325). Слава этого святого настолько велика, что ему поклоняются также индусы и сикхи. Дели, квартал Низамуддина, 1562 год
При Моголах строительство усыпальниц оказалось нацеленным уже не столько на утверждение власти мусульманской династии на индийской земле, сколько на воплощение эстетической и метафизической концепции, связанной с пониманием загробной жизни. Не случайно для создания мавзолея Хумаюна выбрали живописное место на берегу реки Джамны, в некотором отдалении от военной крепости. Возможно, что еще до начала строительства в этом месте разбили сады, где отдыхали знать и сам император.

Террасный сад изначально придумали в Иране: классический чарбаг состоит из четырех квадратов, отделенных друг от друга водными протоками. В Индию идею чар-бага принес Бабур. Прекрасный, геометрически правильный сад с источником и символической горой посредине — прообраз рая на земле, место, достойное царей, и, наконец, — воплощение идеи окультуренной земли, противопоставленной «дикой» пустынной местности. Естественно, что сад, который при жизни правителя приносил ему радость, после его смерти приобретал особенное значение, поскольку, украшая территорию вокруг усыпальницы, сулил покойному вечное наслаждение в райских чертогах. Начиная с XVI века усыпальницы могольских правителей неотделимы от садового окружения. С этим, кстати, связан и практический аспект: цветы и фрукты из сада вокруг гробницы принадлежали служителям как вознаграждение за уход и совершение поминальных обрядов.

В следующем столетии архитектура индийских мавзолеев достигла своего апогея — на усыпальницы правителей, их приближенных, святых, духовных лидеров из казны выделяли колоссальные средства. В это время невозможно говорить о едином стиле — за несколько десятилетий в разных частях Индии появились совершенно оригинальные здания.

  
Хумаюн — первый мавзолей Великих Моголов в Индии. Он также самый высокий среди построек своего времени, его купол поднимается на 42 метра. В восьмиугольном центральном зале находится только беломраморное надгробие самого императора. Дели, конец XVI века 
Замечательный образец архитектуры — усыпальница Акбара, построенная неподалеку от Агры в 1612— 1613 годах. Император сам выбрал место своего последнего упокоения и утвердил проект. Его мавзолей представляет собой легкий павильон, по конструкции схожий с многоярусным дворцом Панч-Махал в любимом детище Акбара — городе Фатехпур-Сикри. Гробница отличается от всех остальных строений этого типа не только отсутствием обязательного купола: вопреки требованиям ислама хоронить покойных головой к Каабе Акбар повелел, чтобы его голова была обращена в сторону восходящего солнца.

Строительство Тадж-Махала в Агре на берегу Джамны было, пожалуй, последним крупным архитектурным проектом Великих Моголов. За полтора десятка лет на строительство здания ушло более 30 миллионов рупий, казна стремительно пустела, что, возможно, приблизило упадок империи. К середине XVIII века строительство светских мавзолеев сошло на нет. Правителей хоронили в усыпальницах их предков. Так, местом упокоения многих представителей рода Великих Моголов стал мавзолей Хумаюна.

В Индии и сегодня в местах мусульманских захоронений иногда строят усыпальницы, но едва ли эти небольшие сооружения чем-либо примечательны. Былое величие ушло безвозвратно.

Что же касается сохранности мавзолеев, то многие из них объявлены архитектурными памятниками и нуждаются в серьезной реставрации. Примечательно, что решение о ней может вынести такая инстанция, как Верховный суд Индии. Так, в 2005 году суд принял постановление, обязывающее городские власти Дели привести в порядок мавзолей выдающегося политического деятеля Индии Абул Калам Азада (1888—1958), дабы восстановить уважительное отношение индийцев к усыпальнице одного из лидеров борьбы за независимость.

Сегодня многочисленные усыпальницы и мавзолеи правителей, расположенные посреди садов и парков, стали местом прогулок и экскурсий. Вход на их территорию обычно платный, но для граждан Индии он составляет чисто символическую сумму в 10—15 рупий. В отличие от индуистских храмов, мечетей и даргахов (усыпальниц мусульманских святых), посещение которых регламентировано нормами религии или этикета, светские мавзолеи теперь никак не связаны с отправлением культа, и для большинства жителей страны и туристов они, так же как крепости и дворцовые сооружения, представляют собой просто исторические памятники.

Татьяна Дубянская

Рубрика: Феномен
Просмотров: 10187