Тайна казны тамплиеров

01 мая 2007 года, 00:00

История ордена тамплиеров, основанного в XII веке для защиты паломников, оказалась тесно связана с европейской социально-экономической политикой. Кредиторы королей, всесильные банкиры, воины и потерявшие совесть еретики — кем в действительности были эти монахи-рыцари? И правда ли, что их погубило именно стяжательство?

В темную ночь на 13 октября 1307 года из небольшого фламандского городка Сен-Леже спешно выехала кавалькада рыцарей. Путь их лежал на север, куда не простиралась власть Филиппа IV Французского, и им ничто не угрожало. Предвидевший этот маневр королевский прево решил «отрезать» Сен-Леже как раз с севера и двинулся на перехват отбывавшей кавалькады с вооруженным отрядом. Чиновник боялся опоздать, но — удивительно! — следы на дороге показывали: в последние часы городок никто не покидал. Напротив, получалось, что несколько всадников с севера около получаса назад проскакали его же курсом. Неужели заносчивые храмовники настолько обезумели, что вызвали подмогу, решив защищаться от законных властей? Лишь обнаружив наутро опустевшее командорство Сен-Леже и узнав, что накануне вечером тамплиеры перековывали лошадей, прево понял, как ловко его провели...

«Дальнейшая судьба тамплиеров из Сен-Леже нам неизвестна», — так часто приходится говорить исследователям, когда речь заходит о рыцарях этого Ордена, которые и из истории ушли так же, как из Сен-Леже, — в неизвестность. Однако мы можем рассказать, кем были эти неуловимые рыцари и почему их преследовал французский король.


Символ Ордена, принятый в 1168 году, подчеркивал бедность храмовников

Откуда у монахов деньги?

Прошло несколько десятков лет после образования Ордена, и белые с красным крестом плащи храмовников стали внушать ужас на Востоке и зависть на Западе. После того как в 1128 году Орден официально был признан на соборе в Труа, тамплиеры не сразу отправились домой, в Иерусалим. Сначала они разъехались по Европе, открывая отделения Ордена, а главное — принимая пожертвования для благородной службы на Святой земле. Дары бывали разные: от медного гроша до огромных поместий, которыми наделили Орден королева Португалии, французский король, граф Барселонский… «Конкурс щедрости» выиграл Альфонсо Арагонский, завещавший свое королевство поровну трем орденам (тамплиерам, госпитальерам и рыцарям Гроба Господня).

Католические иерархи не остались в стороне: европейские прелаты передавали храмовникам земли, церкви, права сбора десятины! Не отставали купцы и ремесленники, отдававшие Ордену дома, лавки, части угодий, среди пожертвований встречается и право использовать сено с какого-то луга, часть болота, амбар, скот, лошадей… Взамен дарители получали радость от совершения богоугодного дела и перспективу лежать после смерти на орденском кладбище. Тамплиеры сложили из пожертвований десятки своих экономических единиц — командорств. Деньги пришлись очень кстати: содержание боеспособных войск и замков в Палестине обходилось баснословно дорого, одними трофеями и контрибуциями не обойдешься. Для финансовой поддержки действий на Востоке тамплиеры создавали в Европе международную финансовую корпорацию — по всем правилам средневекового банковского дела, речь о котором чуть ниже. Хронист Матвей Парижский в XIII веке оценил количество командорств в 9 тысяч, и это число явно завышено, но вот в цифре 800—900 сомневаться не приходится. Распределялись командорства неравномерно, Орден еще не приобрел «интернациональности», львиная доля экономических ячеек приходилась на территорию современной Франции. Вначале это были типичные сельские хозяйства, ведомые несколькими братьями или сдаваемые в аренду. Позже храмовники получили возможность выбирать для командорств места там, где было необходимо охранять паломников.

После основания на Востоке государств крестоносцев тысячи и тысячи людей пускались в долгие и дорогостоящие путешествия, причем не всегда добровольно: послушание могла наложить и церковь — на раскаявшегося еретика, например. Путешествия эти, однако, не были безопасными, и организация вроде тамплиерской оказалась очень к месту. В тогдашнем христианском мире существовало два основных паломнических маршрута: в Иерусалим из Западной Европы через порты Марселя, Пизы, Генуи, Бари или Бриндизи и в Сантьяго-де-Компостелла — к месту предполагаемого погребения апостола Иакова — через Лангедок, Бискайю и Астурию. Маршруты совпадали с основными торговыми коммуникациями эпохи, вот и располагались командорства на расстоянии дневного перехода друг от друга. Создав сеть таких опорных пунктов, тамплиеры помогли паломникам не только в вопросах личной защиты и комфорта, но и в сохранности имущества во время путешествия, а также ссудами на путешествие. Скоро такие займы и передача земель храмовникам в «трастовое управление» стали популярными способами получения денег в долг. Неудивительно, что Орден превратился в одного из самых состоятельных собственников в Европе.

DRANG NACH OSTEN образца XI века 

В 1095 году в провинциальном французском городе Клермоне папа Урбан II с площади перед Кафедральным собором призвал епископов, баронов и рыцарей отправиться в поход на мусульман, занимавших Палестину, и вернуть Гроб Господень.
Поводом послужили вопиющие факты притеснения христиан, о которых писал византийский император Алексей Комнин, и призыв Урбана произвел огромное впечатление. Европа откликнулась страстно: десятки тысяч горожан и крестьян семьями покидали дома, ремесленники и купцы продавали лавки, монахи бросали монастыри и устремлялись в Иерусалим. За ними шла более серьезная сила: в 1097 году рыцарские отряды, ведомые знатнейшими баронами, вторглись на территории ближневосточных эмиратов и через год взяли Святой город. Возникли Иерусалимское королевство и три христианских княжества: Эдесское, Антиохийское и Триполийское. Территории их разделились на сеньориальные феоды (фьефы), причем одним воинам, естественно, достались «лучшие куски», другим — похуже, а кому — и вовсе ничего.
Именно рыцари-«неудачники» и образовывали рыцарские сообщества — братства, одно из которых со временем превратилось в орден рыцарей-тамплиеров.

Тампль, построенный в Париже в 1240 году, был разрушен в XIX веке. Сейчас на месте крепости расположена одноименная станция метро, а от замка остались только тяжелые двери, хранящиеся в Венсене

Финансисты «от бога»

Орден должен был объединять добропорядочных рыцарей, не стремившихся к наживе путем обмана: монахи, по определению, лишены личного имущества. Но автор устава храмовников учел «человеческий фактор», и статьи, регулировавшие отношения братьев с деньгами, выглядели более чем сурово. Рядовому рыцарю или сержанту запрещалось пользоваться какими-либо казенными суммами без особого разрешения, а если после смерти храмовника находили припрятанные монеты или другие доказательства его финансовой нечистоплотности, над таким предписывалось не читать заупокойных молитв и не хоронить его в освященной земле. Устав не делал исключений даже для магистра. Существовали и особые условия, тормозившие коммерческую деятельность этого первого «всемирного банка»: Орден не мог давать деньги в рост — ростовщичество церковь осуждала. Но тамплиеры нашли выход! Они прятали чистую прибыль от полученной операции и формально не получали ссудного процента. Первые документы о подобных финансовых делах относятся к 1135 году и повествуют о ссуде некой пожилой чете, отправлявшейся в паломничество на Святую землю. Оговоренный процент в договоре отсутствует — по возвращении супругов во Францию тамплиеры собирались получить назад ту же сумму, что выдали. А пока паломники путешествовали, Орден получал все бенефиции с их владений.

А как решался вопрос с безземельными людьми? В их документах изначально проставлялась большая сумма займа, чем та, что доставалась получателю. При этом был обязателен залог, например, в виде драгоценностей. Ставки такого скрытого кредитования не афишировались, но некоторые историки (например, Пирс Пол Рид в «Тамплиерах») считают, что они поначалу были умеренными — около 12% годовых — при том, что самые надежные и знаменитые банкиры той эпохи, ломбардцы, требовали 24! Как же последние не разорились, столкнувшись с такой демпинговой конкуренцией? Все просто: опасаясь обвинений в ростовщичестве, храмовники выдавали кредиты только на богоугодные дела. Им и этого хватало с лихвой.

Утрата крестоносцами Иерусалима в 1187 году заставила магистра задуматься об альтернативных источниках дохода, и командорства разворачивают полноценную банковскую деятельность: выдают займы, гарантируют чужие финансовые операции, осуществляют то, что мы называем денежными переводами. Каждому клиенту открывали текущий счет: всякий, внеся определенную сумму, скажем, в Нормандии, сможет спокойно получать ее где-нибудь в Акре, причем уже конвертированной: в марки, ливры, мараведи. Не надо дрожать перед грабителями в странствиях, достаточно иметь при себе лишь заемное письмо, для верности зашифрованное. Судя по всему, казначеи командорств умели распознавать подлинность таких писем, но как именно, мы пока не знаем. Рыцари-финансисты осуществляли и безналичные расчеты, производя соответствующие записи в книгах. Заключались контракты даже об оказании услуг по аудиту и надзору за поступлением клиенту средств. В общем, современники говорили: «бухгалтерских книг в командорствах больше, чем духовных». Нельзя сказать, что тамплиеры изобрели банковские операции: многое они позаимствовали у ломбардских банкиров и итальянских купцов, но неоспоримо одно: благодаря сети командорств, покрывавших почти всю Европу, храмовники впервые создали транснациональную финансовую систему.

Им удалось решить основную торговую проблему — безопасного перемещения денежных средств. У Ордена были конкуренты, и не только ломбардцы: другие монашеские ордена также оказывали клиентам финансовые услуги, но создать единую финансовую корпорацию удалось только храмовникам. Кстати, один из главных творцов финансовой империи тамплиеров, брат Эсташ, ставший в 1165 году казначейским советником французского короля Людовика VII, был ломбардцем.

Цепь командорств, густо «насаженных» на важнейшие торговые пути, позволяла Ордену оказывать и не финансовые услуги — например, по доставке срочной корреспонденции. Тамплиеры даже поставили рекорд — письмо из Акры пришло в Лондон через 13 недель после отправки — неслыханная для Средневековья скорость. Имелись и другие опорные пункты: в Ла-Рошели, Генуе, а главный — в известном замке Тампль в центре Парижа. То была резиденция французского магистра — крупнейшее командорство площадью более шести гектаров, с огромной башней-донжоном, где хранились средства, окруженное мощной стеной со специальными окнами. Через эти «кассовые окошки» многочисленные «операторы», скромные клерки великого Ордена, получали и передавали монеты, векселя, гарантийные письма — изо дня в день, из года в год.

Бернар Клервоский (1091—1153) — один из основателей ордена тамплиеров

В 1118 году девять рыцарей во главе с Гуго де Пейном и Жоффруа де Сент-Омером обратились к королю иерусалимскому Бодуэну II с предложением создать специальную гвардию, своего рода «телохранительское» агентство для защиты паломников к Святым местам. Монарх выделил в распоряжение новой организации участки земли, в том числе — часть королевской резиденции, которая примыкала к так называемому Храму Соломона. К библейскому царю храм отношения не имел — то была арабская постройка, но рыцари уверились в обратном, и за ними скоро закрепилось название «храмовники» (templiers от temple, «храм»).
Прошло еще десятилетие, и в 1128 году шесть тамплиеров явились на церковный собор во французском Труа, где их приняли с необычайным почетом: слава о палестинской «милиции» докатилась до Европы. Сыграло роль и покровительство влиятельных лиц, вроде графов Шампанского и Анжуйского, а самую решительную поддержку тамплиерам оказал племянник одного из основателей, Бернар Клервоский — глава могущественного ордена цистерцианцев, он же разработал и устав по цистерцианскому образцу. Сначала в устав вошли 72 статьи, регулировавшие не только монашеские аспекты жизни Ордена, но и военные. Братья разделялись на рыцарей и сержантов в зависимости от происхождения («чистые» священники добавились позже). И те, и другие давали обеты целомудрия, нищеты и послушания. Главной фигурой объявлялся великий магистр со штаб-квартирой в Иерусалиме, а избирало его специальное собрание — конвент. Ниже в иерархии стояли великий сенешаль, великий маршал и командоры крупнейших крепостей на Востоке, а в Европе (поделенной на орденские провинции) — региональные магистры и великий визитатор («надсмотрщик»), нечто вроде «постпреда» великого магистра в Европе. Вскоре Орден обрел и свой отличительный знак — красный крест на белом поле, символ чистоты и веры.

Сеньоры в кабале у вассалов

Одно из распространенных заблуждений состоит в том, что храмовники сформировали структуру вроде «теневого правительства» всей Европы, держа в руках министров и королей. Это не так: монархи Англии, Германии, Франции чаще всего относились к Ордену без пиетета. История сохранила примеры, как эти монархи просто назначали магистров из числа своих приближенных, и конвент с этим мирился. (Так, Ричард Львиное Сердце посадил на эту должность своего адмирала Робера де Сабле, а ставленниками французского двора были Рено де Вишье и Гийом де Боже). Высокие особы и грабили Орден, и даже публично уничижали их магистра, хотя те по положению приравнивались к кардиналам и подчинялись только папе. Известно, что опальный и неоднократно отлученный от церкви германский император Фридрих II вовсе выгнал тамплиеров из своих владений, передав значительную часть их имущества тевтонским рыцарям, после того как храмовники не поддержали его в Крестовом походе, а по некоторым сведениям, даже пытались организовать его убийство.


Французский король Филипп IV Красивый (1268—1314)

Но даже сдав некоторые позиции, рыцари Храма оставались крупнейшими игроками на финансовом рынке Европы XII—XIII веков. Они являлись кредиторами многих европейских правителей, что в средневековой политической ситуации, впрочем, не позволяло им диктовать условия высокопоставленным должникам. Выход был в том, чтобы стать казначеями этих должников. В 1204 году «министром финансов» Филиппа-Августа Французского был назначен брат Эймар, в 1263-м ту же должность при дворе Людовика IX занимал брат Амори де Ла-Рош. Тамплиеры помогали собирать прямые и экстраординарные налоги, эскортировали караваны с собранными деньгами в Париж, отвечали за взимание специальной мзды на новые крестовые походы. Рыцари изо всех сил следили, чтобы никто из братьев не злоупотреблял доверием королей: если бы тамплиеров обвинили в казнокрадстве, это стало бы отличным поводом для конфискации их завидных богатств. Сталкиваясь же со злостными неплатежами, они подключали тяжелую артиллерию: известна булла папы Луция III, где он требует от епископов Юга Франции вернуть Храму долги в течение месяца.

При всех выдающихся успехах Ордена к концу XII века общая репутация его ухудшилась. Прежде всего из-за событий на Святой Земле, где храмовники, располагавшие двумя десятками мощных замков и армией в 300 рыцарей и нескольких тысяч сержантов, не смогли защитить Иерусалим. Интересы тамплиеров часто шли вразрез с интересами крестоносных государств и других орденов. В результате они срывали дипломатические договоренности, сражались в междоусобных войнах, участвовали в войнах итальянских республик, даже поднимали меч на братьев-госпитальеров! Все помнили, как после падения Иерусалима победитель Саладин предложил льготные условия выкупа паломников и жителей, оставшихся в городе, но сказочно богатый Орден, созданный для защиты этих людей, не дал ни гроша. Шестнадцать тысяч христиан ушли тогда в рабство!

А вероломство? Вот храмовники предоставляют убежище влиятельному арабскому шейху Насреддину, претенденту на трон в Каире, даже пожелавшему принять христианство, но тут его… продают его же врагам на родине за 60 тысяч динаров. Несчастного немедленно казнили. Когда в 1199 году тамплиеры отказались вернуть положенные на хранение средства епископа Сидонского, тот в ярости предал анафеме весь Орден, и скандал наделал много шума. Слухи о позорных делах расходились по Европе. Папа Иннокентий III в 1207 году даже писал великому магистру: «Преступления твоих братьев нас чрезвычайно огорчают… их [монашеские] одежды — чистое лицемерие».

Воду на ту же мельницу лила и стратегическая бездарность командования. Все знали о печальной роли магистра Жерара де Ридфора в решающей битве с мусульманами при Хаттине, где погибли все принимавшие в ней участие тамплиеры: Ридфор уговорил последнего иерусалимского короля Ги де Лузиньяна совершить самоубийственный марш. Позже, когда всех попавших в плен к Саладину храмовников казнили, этот горе-советник остался жив и, находясь в плену, приказал сдать врагу крепость Газа.


Папа Климент V (1264—1314) формально благословил разгром ордена тамплиеров

Пятница, тринадцатое

…Но все же такой жестокой развязки никто не ожидал: рано утром, в пятницу 13 октября 1307 года, все храмовники Франции были арестованы. Королевские агенты ворвались и в Тампль, где арестовали самого великого магистра Жака де Моле, великого визитатора Гуго де Пейро, казначея и еще четверых высших сановников Ордена. Акция готовилась давно: еще за два месяца до рокового дня все королевские бальи и прево получили секретные письма с подробными указаниями, а нотариусы заранее провели инвентаризацию собственности обреченных. Официальные обвинения в адрес храмовников звучали жутко: ересь и идолопоклонство, массовая содомия и надругательство над святынями. Объявили, что они плюют на крест, поедают тела умерших товарищей и младенцев, служат мессы дьяволу, имя которому Бафомет. Полный список составил 117 обвинений. Согласно инквизиционной процедуре храмовников подвергли пыткам. Позже один из них свидетельствовал перед папской комиссией о десятках братьев, умерших в застенках, и в качестве доказательства даже демонстрировал свои пяточные кости, обнажившиеся после поджаривания на жаровне. Другой «подследственный» признался, что, если к нему повторно применят те пытки, какие он уже пережил, он сознается, что убил самого Христа.

Под пытками арестованные признали лишь некоторые обвинения из предъявленного списка, но почти каждый сознался в богохульном надругательстве над крестом. Однако когда папа создал собственную следственную комиссию, большинство храмовников заявили: их признания сделаны под пытками, и — отреклись от прежних показаний. Когда же по приказу короля Филиппа Красивого под Парижем сожгли 54 тамплиеров, отрекшихся от насильственных признаний, как «вторично впавших в ересь», — Орден потерял охоту бороться. Решением Вьенского собора 1312 года он был распущен.

Под французским давлением понтифик Климент V от Ордена безоговорочно отрекся: «мы... запрещаем орден тамплиеров, его устав, одежды и название... мы полностью запрещаем его; любой, кто с этого времени называет себя его именем, или носит его одежды, или ведет себя как тамплиер, будет отлучен. Кроме того, мы конфискуем все имущество и земли Ордена...» Все владения тамплиеров отошли в первую очередь госпитальерам, а также другим рыцарским орденам или вернулись дарителям ценностей. Суды над храмовниками прошли почти во всех странах Европы, однако вне Франции большинство из них просто скрылись или перешли в другие ордена, а в Португалии местное «отделение» и вовсе сохранили, дав ему новое имя — орден Христа.

Хронология
• 1118 год — первые упоминания о братстве рыцарей, которое позже станет орденом тамплиеров
• 1120 год — братство получает в качестве резиденции часть мечети аль-Акса, которую считали Храмом Соломона
• 1128 год — церковный собор в Труа принимает официальный устав Ордена, Орден получает различные владения во Франции
• 1129 год — братство получает первые владения в Европе —от королевы Тересы Португальской
• 1134 год — смерть Альфонсо, короля Арагонского, завещавшего свое королевство трем орденам: тамплиеров, госпитальеров и ордену Гроба Господня
• 1135 год — первые свидетельства о финансовой деятельности Ордена
• 1137 год — Орден получает первые владения в Англии от королевы Матильды
• 1139 год — первая папская булла, дарующая привилегии храмовникам
• 1165 год — тамплиеры становятся финансовыми советниками французского двора
• 1170 год — тамплиеры получают первые владения в Германии
• 1187 год — битва при Хаттине, войско Ордена полностью уничтожено. Саладин захватывает Иерусалим
• 1191 год — тамплиеры обосновываются в новой штаб-квартире в Акре
• 1204 год — тамплиеры становятся казначеями французского королевства
• 1204 год — захват крестоносцами Константинополя. Орден получает различные владения в Греции
• 1248—1254 годы — крестовый поход французского короля Людовика IX Святого в Тунис. Почти все тамплиеры, принимавшие в нем участие, погибли
• 1291 год — падение Акры. Тамплиеры теряют свой последний оплот в Святой Земле
• 1307 год — большой «тамплиерский погром» во Франции и начало процесса над Орденом
• 1312 год — папа распускает Орден
• 1314 год — суд над высшими сановниками Ордена


Замок Томар в Португалии после уничтожения ордена храмовников стал штаб-квартирой его преемника — ордена Иисуса

Скупой и нищий рыцарь

А теперь, имея перед глазами внешнюю канву событий и учитывая почти полное отсутствие источников, попытаемся разобраться в истинных причинах падения тамплиеров. Наиболее растиражированная версия гласит: жадный король Филипп IV инспирировал избиение храмовников, дабы захватить их сокровища и земли. Почему бы и нет? Чуть раньше примерно таким же образом французский король разделался с главными финансистами эпохи — евреями и ломбардцами. Однако при ближайшем рассмотрении схема «жадный Филипп против богатых храмовников» ничем не подтверждается. Поэтому зададимся вопросом: а был ли Орден так богат в 1307 году? Рассмотренная выше могущественная финансовая организация, казалось бы, автоматически предполагает положительный ответ, но развитие системы, пытавшейся сочетать в себе несовместимые начала — экономический гений и религиозный устав, — привело к ее краху.

К моменту кровавой развязки две из трех основных статей доходов Ордена уже целое столетие находились в кризисе: обслуживание паломников, число которых неуклонно уменьшалось с потерей Святых мест, сходило на нет, значит, сокращались и пожертвования Ордену. Факт подтверждается анализом уцелевших картуляриев (сводов грамот) нескольких французских провинций: с начала XIII века пожертвований тамплиерам стало существенно меньше, а со второй половины — они свелись к минимуму (как результат скверной репутации, о которой мы писали выше).

Обладал ли на тот момент Орден колоссальными сокровищами? В материалах следственного процесса отсутствуют упоминания о возврате земель, денег и драгоценностей, бывших в залоге. Очевидно, финансовая деятельность Ордена на тот момент находилась в кризисе, отдавать им было нечего. Королевские агенты, следившие за деятельностью командорств, ворвавшиеся в обители тамплиеров в пятницу 13-го, из всех искомых драгоценностей обнаружили лишь обычную церковную утварь, указанную в инвентарном списке, упомянутом выше. Теперь о том, что касается вопросов политики. Куда подевались влиятельные заступники богатеев-храмовников (например, аристократия удаленных от Франции государств)? Почему не подняли они голос в защиту «великого банка», ведь поддержка таких богачей могла обернуться для них немалой выгодой? Могли ли гипотетические богатства Ордена стать прямой причиной его гибели?

Допустим, что мифические «сокровища» существовали, и определимся с тем, о чем говорим: в уставе Ордена понятие «сокровища», естественно, отсутствовало. Существовали казна Ордена, казна провинций и отдельных центральных командорств. В год роспуска храмовников, в том же 1312-м, основная их казна находилась на Кипре, что зафиксировано в документах процесса кипрских тамплиеров, и дальнейшая судьба ее неизвестна. Казну «английского крыла» в значительной части переправили на Восток еще во второй половине XIII века и, скорее всего, израсходовали там на естественные нужды Ордена. Средства португальских тамплиеров отошли к новоиспеченному ордену Христа. Что же до Испании, то, учитывая, что там располагались гарнизоны и замки, требовавшие больших затрат на содержание, то, по косвенным свидетельствам, средства разошлись на выплату пожизненных пенсий испанским тамплиерам. Значит, нас должна волновать судьба самой крупной казны — французских храмовников из парижского Тампля.

Рыцари и демон

Историческая традиция и вслед за ней масскульт кидаются то в демонизацию, то в романтизацию тамплиеров. Помимо путаных домыслов о том, что храмовники доставили в Европу и где-то припрятали чашу Грааля (как утверждает скандально известный Дэн Браун в своем романе «Код Да Винчи», основные идеи которого он почерпнул у авторов книги «Святая кровь и святой Грааль» Майкла Бейджента и Ричарда Ли), циркулирует масса версий по поводу обвинений тамплиеров в ереси. Одним из поводов для этого явилось поклонение Бафомету, «идолу» до сих пор невыясненного происхождения: ведь некоторые арестованные храмовники подтверждали, что поклонялись некой таинственной голове. Позже реликварий в форме этой головы фигурировал на процессе в качестве вещдока, но вынужденные ее описания настолько отличались и друг от друга, и от этой головы, что идентифицировать ее оказалось невозможно. Что до странного имени, то под ним фигурировали различные персонажи, например, масоны описывают его как демона мудрости, увенчанного головой козла или петуха, бородатого или безбородого, с крыльями или без. Научная же версия происхождения Бафомета такова: испытуемые тамплиеры признавались под пытками — изменившие вере предатели, мол, поклоняются Магомету, то есть принимают ислам. Для средневековых писцов, мало что знавших об этой религии, имя звучало вполне «демонически», и они записали его так, как услышали. Филологи называют лингвистические приключения Магомета «старофранцузской бастардизацией имени», подтверждая это сохранившейся поэмой середины XIII века, где Магомет назван Бафометом.


Жак де Моле — последний, двадцать второй, великий магистр Ордена
Где же сокровища?

Загипнотизированные «тайной сокровищ тамплиеров», авторы делятся на две группы: одни пишут, что Филипп IV, захватив казну Ордена, существенно обогатился, а другие — что его эмиссары не нашли в Тампле ни гроша. На самом деле у историков нет ни одного документа, повествующего о том, что находилось в Тампле в злосчастную пятницу. Оздоровления финансовой ситуации во Франции в последующие годы не замечено. Значит, если что-то и было реквизировано из Тампля, то либо очень незначительные суммы, либо все богатства Ордена были спрятаны, что маловероятно — государство в ту пору очень нуждалось в средствах. Теоретически Орден мог обладать и сокровищами, и бесценными реликвиями, и важными документами и, вероятно, имел возможность их укрыть. Беда в том, что кочующие из статьи в статью, из романа в роман рассказы то о 15 галерах, уплывших из Ла-Рошели, то о таинственных повозках с сеном, выехавших из Тампля в ночь перед налетом, не только полностью выдуманы, но и не сходятся с одним соображением. Деньги тамплиеров было некому прятать: вся верхушка Ордена на тот момент сидела под арестом и активно сотрудничала с королевскими прокурорами.

Здесь, однако, мы порадуем любителей загадок — имя магистра Франции Жерара де Вилье, одного из самых влиятельных сановников Ордена, по непонятным причинам не появляется в материалах процесса. Что с ним произошло? Он внезапно умер? Был убит? Или же ему… удалось бежать — вместе с богатствами и реликвиями? Но куда и как? Этой загадке посвящено огромное количество статей и публикаций разной степени серьезности. Иногда пишут о бегстве в Шотландию и даже называют заветную часовню Росслин, но в Шотландии было всего несколько командорств и с десяток тамплиеров, а часовня не имеет к Ордену никакого отношения. Канадец Алан Батлер пишет о «швейцарском векторе»: якобы именно сокровища Ордена через 500 лет заложили финансовую основу этого будущего государства банкиров, но ведь даже спустя век после процесса швейцарцев считали в Европе дикарями, да и не было у Ордена там владений.

Место, куда тамплиеры могли эвакуировать казну Тампля, должно было находиться вне зоны досягаемости французского короля и располагать мощной военизированной структурой Ордена. На ум приходят Португалия и Испания: ведь португальский орден Христа стал наследником местного отделения храмовников. На белых парусах кораблей Колумба был изображен тамплиерский красный крест, а замок Томар — штаб-квартира храмовников в Португалии — до сих пор поражает воображение своими размерами и величием. Этим умозаключениям, впрочем, мешает то, что португальские тамплиеры подчинялись не великому магистру, а португальскому королю. И все же, кто знает — может, какой-нибудь замок на Пиренеях до сих пор хранит в подземельях богатства рыцарей-банкиров?

Что погубило орден?

Итак, если не гипотетические сокровища Ордена сыграли злую шутку с его судьбой, то что? Душой банковского дела является не хранение денег в сейфах, а финансовые операции. А они-то во времена Филиппа IV, укреплявшего монархию, постепенно заходили в тупик. И хотя мы не имеем возможности пошагово проследить движение денежных потоков в указанное время, ясно одно: деньги тамплиеров «работали», и не в последнюю очередь на французского короля. Например, приехавший накануне расправы над Орденом с Кипра последний магистр Жак де Моле обнаружил: казначей французского Тампля выдал Филиппу IV огромный кредит… не спросив разрешения магистра. Подобное нарушение субординации было для де Моле преступлением, казначея с позором изгнали, не помогло ему заступничество ни короля, ни папы. Если бы де Моле настоял на возврате кредита, была ли у королевской казны возможность рассчитаться с храмовниками? Не проще ли было королю разогнать Орден, чтобы устранить неудобного кредитора? Непримиримый к оппозиции Филипп действовал по законам времени: его не устраивало существование подобной независимой корпорации, он даже прочил в магистры одного из своих сыновей, но получил дерзкий отказ. Так что у короля были не только финансовые, но и политические причины желать его разгрома.

  
После сожжения под Парижем 54 храмовников, Вьенский собор в 1312 году распустил Орден

Сложность ситуации с храмовниками усугубляло и то, что они были служителями церкви. Богобоязненный Филипп начинал ненавидеть монахов, упустивших Гроб Господень, одиозно знаменитых своим стяжательством и обвинявшихся в ереси. Два слова о былом заступнике храмовников — Папе Римском Клименте V, отношения с которым складывались не лучше, чем с Филиппом. Де Моле отверг полезную для крестоносного движения идею понтифика об объединении тамплиеров с госпитальерами, да и вообще, похоже, зарвался. Хронист пишет: получив папское письмо с просьбой помиловать казначея парижского Тампля, де Моле швырнул его в огонь, не читая. Орден вознамерился выступить в Европе таким же игроком, что и на Востоке, где он не считался ни с местной церковью, ни с аристократией. Храмовники переоценили свои силы. Их скверная репутация и непопулярность, заносчивость и нежелание подчиняться светским и духовным властям, финансовое влияние, уже не подкрепленное реальной военной силой, вкупе с преувеличенным молвой богатством привели Орден к бесславному концу.

В 1314 году к пожизненному заключению приговорили четырех высших сановников Ордена. По легенде, услышав приговор, великий магистр и приор Нормандии громко заявили: Орден свят и невиновен, а сами они повинны лишь в том, что предали и оклеветали его. В тот же день приговор изменили и их сожгли на костре. Предание гласит, что объятый пламенем старик де Моле выкрикнул: «Король и папа властны над нашими телами, но не над душами!» Прокляв своих губителей, де Моле пообещал в течение года призвать их на суд Божий. И как бы мы ни относились к этому преданию, но папа Климент V и король Филипп IV действительно умерли в назначенный срок, причем последний при невыясненных обстоятельствах. Францию ожидали полтора столетия бедствий— угасание королевской династии, чума, Столетняя война.

Эдуард Заборовский

Читайте также на сайте «Вокруг Света»:

Ключевые слова: Крестоносцы, тамплиеры
Просмотров: 30218