Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Четвертый крестовый с благими намерениями

Коварный дож Венеции воспользовался и финансовой слабостью рыцарей, и их военной силой

  
В 1840-х годах французский художник Анри Декен написал картину по мотивам исторических событий: Бонифаций Монферратский избран главнокомандующим Четвертым Крестовым походом в 1201 году в Суассоне

Четвертый Крестовый поход остается одной из самых позорных страниц в истории христианской цивилизации. Военная кампания, затеянная с целью отвоевать Святую Землю, завершилась вероломной междоусобицей. К тому времени Саладин, который изгнал крестоносцев из Иерусалима в 1187 году и не дал отвоевать его обратно во время Третьего Крестового похода (1189–1192), умер. Четвертый крестовый поход планировался на 1199 год — он должен был начаться с удара по Египту (которым владели наследники Саладина), и тогда, в случае успеха, Иерусалим сам бы упал в руки победителей. Но вместо этого крестоносцы пошли на Византийскую империю и 13 апреля 1204 года взяли Константинополь и разграбили его.

Выбор цели

Начало похода много раз переносилось из-за нехватки денег. Для того, чтобы добраться до Египта, крестоносцам были нужны корабли. Самый мощный флот в Средиземноморье был у Венеции. Поэтому вожди крестоносцев обратились к Республике Святого Марка, и венецианцы пообещали помочь с доставкой армии в Египет. За это им полагалось 85 тысяч марок, последний срок уплаты истекал в июне 1202 года. Но собрать эту сумму никак не получалось.

  
В 1577 году во Дворце Дожей произошел сильный пожар. Восстанавливая интерьеры Дворца, венецианцы стремились еще раз напомнить всем о своем могуществе. Следствием этого стал цикл картин о Четвертом Крестовом походе, в частности, картина Тинторетто «Битва при Заре» (ок. 1585). Зара — итальянский вариант наименования города Задар

Отряды крестоносцев стали прибывать в Венецию только в мае 1202 года. Их размещали на острове Лидо, подальше от города. Поначалу венецианцы исправно снабжали крестоносцев всем необходимым. Но когда месяц спустя выяснилось, что из оговоренной суммы выплачена лишь половина, Энрико Дандоло (Enrico Dandolo, 1107–1205), дож Венецианской республики, запретил подвозить продовольствие на Лидо, пока не будет возвращен весь долг, и отказал в предоставлении судов для перевозки в Египет. Среди ратников Христовых началось разложение: кто-то просто сбежал, кто-то занялся грабежами и разбоем. Судьба похода повисла на волоске.

Так продолжалось до середины августа 1202 года, когда Бонифаций Монферратский (Boniface de Montferrat, ок. 1150 – 1207), возглавлявший войско крестоносцев, и дож Дандоло нашли компромисс. Дандоло прощал долг при условии, что крестоносцы помогут ему взять город Задар (сегодня — в Хорватии). Этот выгодно расположенный населенный пункт на Адриатическом побережье Балканского полуострова давно был предметом вожделений Венеции. Но совсем незадолго до описываемых событий, в 1186 году, Задар перешел под покровительство Венгрии.

Далеко не всех крестоносцев порадовало достигнутое соглашение. Некоторые из них, как утверждает современник, «считали совершенно недостойным и недопустимым для христиан, чтобы воины креста Христова обрушивались на христиан же убийством, грабежами и пожарами, что обычно бывает при завоевании городов». Тем более, что король Венгрии Имре (I. Imre; Emeric I, король с 1196 по 1204 годы, умер в 1205 году), сам принял крестоносный обет. Часть пилигримов даже вернулась на родину, но большинство согласилось.

24 ноября 1202 года после упорного сопротивления Задар был взят. За этим последовали обычные ужасы штурма. Папа Иннокентий III (Innocent III, 1160–1216) резко реагировал на бесчинства. «Увещеваем вас, — писал он крестоносцам, — и просим не разорять более Задар. В противном случае вы подлежите отлучению от Церкви без права отпущения». Город, однако, остался в венецианском владении, а дальнейший путь был назначен на весну 1203 года.

Новое изменение направления

В это время и в Византии происходили кровавые события. В Греческой империи (как ее называли на западе) священным считался сан государя (по-гречески — василевса), но никак не сам человек, этот сан носивший. Законным (и священным) полагался любой император, если он был помазан на царство патриархом и венчан в соборе Святой Софии. Строгие правила престолонаследия отсутствовали. Из 109 человек, занимавших трон с 395 по 1453 годы, лишь 34 умерли своей смертью, находясь в императорском сане. Остальные либо погибли, либо вынуждены были отречься и постричься в монахи. Часто отречение сопровождалось ослеплением.

В 1195 году император Исаак II Ангел (ок. 1135–1204, император в 1184–1195 и с 1203 года), был низложен своим родным братом Алексеем III (умер в 1210 или 1211 году, император в 1195–1203 годах). Исаака постригли в монахи и ослепили. Его сын, царевич Алексей (1182 или 1183–1204), был схвачен и заточен. Однако ему удалось бежать в Германию, к Филиппу Швабскому (Philipp von Schwaben, 1177–1208), который был женат на дочери Исаака и сестре Алексея Ирине.

  
Еще одно полотно, украшающее стены Дворца Дожей, — «Дож Энрико Дандоло призывает воинов идти в Крестовый поход» Жана Леклерка

В январе 1203 года послы Филиппа и царевича прибыли в Задар (сам Алексей явился туда позднее), и германский король сказал крестоносцам: «Сеньоры! Я посылаю к вам брата моей жены и вручаю его в руки Божьи и ваши. Вы идете защищать право и восстанавливать справедливость, вам предстоит возвратить константинопольский трон тому, у кого он отнят с нарушением правды. В награду за это дело царевич заключит с вами такую конвенцию, какой никогда ни с кем империя не заключала, и, кроме того, окажет самое могущественное содействие к завоеванию Святой Земли. Если Бог поможет вам посадить его на престол, он подчинит католической Церкви Греческую империю. Он вознаградит вас за убытки и поправит ваши оскудевшие средства, выдав вам единовременно 200 тысяч марок серебра, и обеспечит продовольствие для всей армии». Царевич Алексей торжественно подтвердил свое согласие. Был заключен договор между Венецией и крестоносцами о поддержке Алексея на указанных условиях.

Впрочем, иные из воинов, по словам очевидца, говорили, что «никогда не согласятся; что это значило бы выступить против христиан и что они отправились в поход совсем не для этого, а хотели идти в Сирию» или на Святую Землю. Многие покидали войско. Папа тоже пытался охладить пыл крестоносцев. Он писал им: «Отдайте все силы только делу освобождения Святой Земли и мести за оскорбление Распятого; если вам нужны земли, добыча, возьмите их у сарацин, ваших истинных врагов. Направляясь в Греческую империю, вы рискуете ограбить своих братьев».

Однако у дожа Республики Святого Марка кроме политических и экономических резонов были свои счеты с Византийской империей. Энрико Дандоло в 1171 году был посланником Венеции в Константинополе. А в Византии существовал обычай ослеплять подданных иных государств, даже и дипломатических представителей, если это государство вступало в конфликт с Греческой империей. В марте 1171 года василевс Мануил I Комнин (ок. 1122–1180) повелел внезапно арестовать всех граждан Венеции, пребывавших на территории империи, и конфисковать их имущество. Тогда-то Энрико Дандоло и лишился зрения.

Личный мотив был и у вождя крестоносцев Бонифация Монферратского. Во-первых, Бонифаций был давним союзником дома Гогенштауфенов, к которому принадлежал Филипп Швабский. Во-вторых, брат Бонифация Рене (1162–1183) женился в 1180 году на Марии, дочери Мануила Комнина, которая в качестве приданого принесла мужу город Фессалоники. В ходе политической борьбы в 1183 году молодожены были убиты, и Бонифаций претендовал на Фессалоники по праву наследования.

Смена власти в Византии

Итак, 23 июня 1203 года флот крестоносцев оказался на константинопольском рейде. Воинов Христовых, по разным оценкам, было от 10–12 до 30 тысяч. У императора Алексея III было около 70 тысяч войска. Однако боевой дух византийских воинов был невысок, да и организация оставляла желать много лучшего. В государстве царили коррупция и казнокрадство. Как пишет византийский историк и современник событий Никита Хониат (Niketas Choniates, около 1150–1213), командующий византийским флотом Михаил Стрифна, родственник василевса, «имел обыкновение превращать в золото не только рули и якоря, но даже паруса и весла и лишил греческий флот больших кораблей».

5 июля 1203 года галеры венецианцев прорвались в бухту Золотой Рог. Крестоносцы предъявили василевсу требование немедленно отречься от престола. Тот отказался, но не предпринимал никаких мер. Брошенные в бой резервы византийцев обратились в бегство, так и не вступив в бой. Узнав об этом, Алексей III бежал из Константинополя, бросив жену и трех дочерей, но, не забыв прихватить с собой государственные ценности.

  
На этой миниатюре изображено взятие крестоносцами Константинополя в 1204 году

Падение Константинополя

18 июля 1203 года слепой Исаак II Ангел был восстановлен на троне. По требованию крестоносцев 1 августа Алексей венчан на царство под именем Алексея IV. Настало время платить по счетам. Но денег в казне не было. Попытки увеличения налогов только вызывали ненависть у населения. Исаак, который полностью устранился от дел управления и проводил время со звездочетами, даже заявил крестоносцам: «Конечно, вы оказали такую услугу, что за нее можно бы отдать и всю империю, но я не знаю, из чего вам уплатить». Не получив обещанного, латиняне сами стали удовлетворять свои аппетиты., тем более, что возможности для этого были.

Как писал участник событий, пикардийский рыцарь Робер де Клари (Robert de Clari, умер после 1216 года), в Константинополе «было такое изобилие богатств, так много золотой и серебряной посуды, так много драгоценных камней, что поистине казалось чудом, как свезено сюда такое великолепное богатство». И воины Христовы, при молчаливом попустительстве бессильной власти, начали грабить церкви.

Растущее раздражение среди населения столицы было направлено не только против крестоносцев, но и против государей, особенно Алексея. В последних числах января 1204 года монахи и простонародье стали собираться на площадях и требовать низложения отца и сына Ангелов и избрания нового василевса. Воина по имени Николай Канав даже короновали в соборе Святой Софии, но без участия патриарха, то есть, строго говоря, не по правилам. В городе воцарился хаос. Тогда высокопоставленный сановник и зять Алексея III Алексей Дука по прозвищу Мурзуфл (Насупленный) 29 января арестовал Исаака II и Алексея IV и провозгласил себя императором Алексеем V. Алексея IV и Канава задушили в тюрьме, слепой Исаак II умер, узнав о казни сына.

Новый император демонстративно отказался выполнять прежние договоренности и потребовал от крестоносцев очистить греческую землю в недельный срок. До этого им возбранялось лишь покидать лагерь под стенами Нового Рима (они постоянно жили именно там, а не в городе). Ратники Божьи стали открыто готовиться к штурму. В марте крестоносцы и дож Энрико Дандоло заключили соглашение о захвате всей Византийской империи и о разделе добычи и земель.

8 апреля 1204 года Константинополь был блокирован с моря. 9 апреля французы пошли на приступ, ворвались в город, но не удержали позиций и вынуждены были отступить. Во время штурма в городе возник пожар, уничтоживший чуть ли не две трети его. 12 апреля попытка штурма увенчалась успехом. Войско Мурзуфла отступило, а сам он той же ночью бежал. Спешно провозглашенный императором Константин Ласкарь (умер в 1211 или 1212, император в 1204–1205 годах) не получил действенной поддержки от населения. 13 апреля основные силы крестоносцев вступили в Константинополь, не встретив никакого сопротивления. Царьград пал.

  
Эжен Делакруа написал в 1840 году картину «Вход крестоносцев в Константинополь». Завоеватели не радуются победе; на первом плане — ужасные последствия военных действий 

Причины падения Византии

С очень давних времен главным виновником захвата Греческой империи французами считают венецианцев, недовольных конкуренцией со стороны Византии в торговле в восточном Средиземноморье. Вдобавок Константинополь время от времени оказывал покровительство Генуе и Пизе, конкурентам Венеции. К тому же после смерти Мануила I его преемники обещали выплатить компенсацию Республике св. Марка, но так и не сделали этого. К началу похода долг Византии превышал 60 кг золота, чего венецианцы простить, естественно, не могли.

Хронист Эрнуль (ум. 1229 г.), современник, хотя и не участник похода (он жил в латинской Сирии и на Кипре) даже заявлял (большинство современных исследователей отвергает это), что венецианская синьория получила солидную взятку от египетского султана, желавшего отвести опасность от своей страны.

Более всего споров вызывает вопрос о роли папы Иннокентия III. Историки католического направления утверждают, что папа был категорически против изменений в направлении похода. Они ссылаются на его осуждение разорения Задара и требование идти на Святую Земли. Другие исследователи — протестанты, православные и атеисты — склонны видеть во всем происки папского престола. Они считают, что угрозы отлучения были лишь видимостью, что папа с самого начала мечтал захватить империю Востока, дабы подчинить себе православную Церковь. Папа, как они полагают, сговаривался с царевичем Алексеем о воссоединении Церквей после восстановления Исаака на троне силами крестоносцев. А когда уже император Алексей IV завил, что это невозможно, папа чуть ли не прямо благословил захват Царьграда, особенно после прихода к власти Мурзуфла. Полностью отрицать такое развитие событий невозможно. Но все же гипотеза эта основана на толковании нескольких достаточно туманных отрывков из папских посланий (прямые свидетельства отсутствуют) и сильно похожа на разнообразные пресловутые «теории заговора».

Легкость завоевания Константинополя была обеспечена, в том числе, лучшей боевой подготовкой и настроем нападавших. Многие из крестоносцев были убеждены, что свершают благое дело. Не зная особенностей престолонаследия в Византии, франки считали Исаака II законным правителем и жертвой беззакония, царевича Алексея — законным наследником, а Алексея III — узурпатором. Да и желания наказать православных схизматиков тоже хватало.

И все же одной из главных причин падения Византийской державы была ее внутренняя слабость. С одной стороны, предельная централизация, усиленная представлениями о сакральности императора. Вся власть принадлежит священному владыке и ни с кем он ее не делит: ни с баронами, ни с горожанами. Отсюда отчуждение людей от власти. С другой стороны, чехарда василевсов. Какая уж тут может быть верность правителю со стороны народа и даже войска!

  
Михаил VIII Палеолог

Последствия падения Византии

Первыми последствиями были обычные, увы, ужасы штурма. Насилий было меньше, чем при взятии исламских городов, но разрушений и, особенно, грабежей – много больше. Ведь Константинополь был существенно богаче любого сирийского или палестинского города. Был ли Царьград подожжен, загорелся ли при нападении на него сам — неясно.

Грабили ратники Божьи немало. Участник и хронист похода, знатный французский барон Жоффруа де Виллардуэн (Geoffroi de Villehardouin, ок. 1150–1213), сообщает: «Такой обильной добычи не брали ни в одном городе со времен сотворения мира». Весьма желанной добычей стали реликвии. Честной Крест, терновый венец Христа (он, правда, некоторое время оставался в Константинополе у новых владельцев) и многие иные священные предметы оказались у крестоносцев. Одно только описание похищенных из Царьграда священных предметов и останков, составленное в 1870-х годах, с трудом уместилось в два объемистых тома. Кроме того, в Европе появилось огромное количество фальшивых реликвий.

Немало ценнейших произведений античного искусства, свезенных в Новый Рим еще Константином, погибло в пожарах, было переплавлено на слитки драгоценных металлов или похищено.

Латинская империя

Главным последствием захвата Константинополя стала организация власти в только что захваченном государстве. Победители принялись делить еще не до конца завоеванное государство, названное историками XVIII века Латинской империей (сами латиняне именовали его Романией). Более всего получили венецианцы, овладевшие прибрежными территориями и Критом.

Латинская империя, подобно Иерусалимскому королевству, была организована по образцу феодальных государств. Создавались подвассальные императорской короне Фессалоникийское королевство (его все же получил главнокомандующий Бонифаций) и другие владения. Среди них крупнейшими были княжество Ахайя (древнее название приморской области на севере Пелопоннеса) и герцогство Афинское.

Новосозданное государство оказалось недолговечным. Обломки прежней державы провозгласили себя ее преемниками. Сами себя они всегда именовали Ромейскими державами. Одна из них, Никейская империя, занимавшая большую часть Малой Азии, оказалась восстановительницей Византийского государства. Опираясь на местное население, ненавидевшее франков, пользуясь помощью Генуи и Пизы, враждовавших с Венецией и, главное, турок, никейские императоры захватывали территорию за территорией. А в 1261 году Михаил VIII Палеолог (ок. 1224–1282, император с 1261 года) вступил в освобожденный Константинополь.

Захват Византии не принес добра ни той, ни другой стороне, кроме, может быть, венецианцев. Романия просуществовала недолго. Православная Византия уже не восстановилась в прежней силе и даже размерах. Она оказалась в зависимости от турок, что, в конечном счете, и привело ее к падению в 1453 году. И наконец, следствием Четвертого крестового похода стало то, что неприязнь православных к католикам, существовавшая и ранее, превратилась в ненависть. Плоды ее ощутимы и поныне.

Дмитрий Харитонович, 14.04.2008

 

Новости партнёров