Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Кровавое озеро близ Гастингса

Этнически родственным народам в битве при Гастингсе предстояло решить, у кого больше прав на власть

В октябре 2006 года в Гастингсе торжественно отметили 940-летие битвы между нормандцами и англосаксами. Здесь прошел фестиваль, посвященный раннему средневековью  
В октябре 2006 года в Гастингсе торжественно отметили 940-летие битвы между нормандцами и англосаксами. Здесь прошел фестиваль, посвященный раннему средневековью. Фото (Creative Commons license): Snake3yes

Мне довелось побывать в Гастингсе — очаровательном курортном городке, расположенном в ста километрах от Лондона на побережье Ла-Манша. Осенью 1066 года здесь высадилось огромное нормандское войско и 14 октября разгромило войско англосаксов, предводитель которых король Гарольд II погиб в сражении. Так закончилось многолетнее противостояние двух родственных по своим этническим корням народов — нормандцев и англосаксов, внешним поводом к которому являлась борьба за обладание английской короной.

Повод для вторжения

Гарольд II не принадлежал к британскому королевскому дому, правившему Англией в XI веке. Он был сыном влиятельного англосаксонского графа Годвина Вульфнотсона (Godwin Wulfnotson), который способствовал возведению на престол Эдуарда Исповедника (Edward the Confessor, 1003–1066) — последнего короля англосаксонской династии. Годвин был первым советником при дворе короля, а после его смерти место у королевского трона занял его сын Гарольд. С 1053 года, в течение тринадцати лет, Гарольд был не только главным советником Эдуарда Исповедника, но и фактическим правителем Англии: король был привержен религиозным обрядам, вел монашеский образ жизни, выказывая полное пренебрежение к своим светским обязанностям.

  Недалеко от поля битвы находится озеро Кровавое (Senlac, или Sanguelac)
Недалеко от поля битвы находится озеро Кровавое (Senlac, или Sanguelac). Фото: Леонид Казанков
При английском дворе было весьма значительным влияние нормандцев, так как мать Эдуарда Исповедника была нормандкой, сам он воспитывался в Нормандии и даже плохо говорил на англосаксонском наречии. Действиями нормандцев при дворе короля руководил родственник Эдуарда герцог Вильгельм, сын дюка Роберта I Дьявола (Robert The Devil). Вильгельм (будущий Вильгельм Завоеватель; William The Conqueror, 1028–1087) называл Эдуарда кузеном и вследствие родства предъявлял серьезные претензии на английскую корону. Борьбу англосаксов против иноземного засилья в Англии возглавлял Гарольд Годвинсон (Harold Godwinson, будущий Гарольд II; Harold II, 1022–1066), который пользовался любовью народа, ненавидевшего надменных нормандцев.

Вильгельм прекрасно знал, что нормандцы в Англии не популярны и что при дворе Эдуарда все большую силу набирала англосаксонская партия. Поэтому он пытался нейтрализовать своих противников: взял в «заложники мира» младшего брата и племянника Гарольда, а позже, когда сам Гарольд по воле случая оказался на нормандском побережье, пленил его и принудил дать клятву не претендовать на английскую корону. В конце 1065 года Эдуард Исповедник внезапно скончался, и Всенародное собрание страны — предтеча Палаты представителей английского парламента, — не найдя в королевской фамилии ни одной подходящей кандидатуры, предложило Гарольду королевскую корону. Он не смог отказаться от этого предложения, и 5 января 1066 года состоялась коронация нового англосаксонского короля из дома Годвина. Однако это событие ознаменовало трагический поворот в судьбе Гарольда и привело его к преждевременной гибели. Герцог Вильгельм Нормандский прислал послов к Гарольду и потребовал объяснений по поводу нарушения клятвы, но тот ответил, что клятву вырвали у него обманом. «Я обещал то, что не было моим — власть королевская не моя собственность, и я не могу сложить ее с себя без воли моей земли, ее вождей».

И герцог Вильгельм начал готовиться к вторжению на Британские острова. Наказание клятвопреступника — вот что было написано на его знамёнах, и под эти знамёна к нему стекались рыцари со всей Европы. 29 сентября 1066 года нормандский флот переплыл Ла-Манш, войска герцога Вильгельма, пешие и конные, высадились на побережье южной Англии в местечке Певенси и направились вглубь страны. Навстречу им устремились англосаксонские войска, и 14 октября 1066 года недалеко от города Гастингса состоялось кровопролитное сражение, в ходе которого саксонцы были напрочь разгромлены, а их предводитель — король Гарольд погиб. Нормандцы одержали победу, и это ознаменовало новый этап британской истории. Постепенно Вильгельм подчинил земли англосаксов, раздал их владения и замки своим вельможам и норманнским рыцарям; повсюду вводились норманнские обычаи и язык. И хотя новые его подданные еще долго ненавидели завоевателей, слияние языков, обычаев и культур продолжалось и, в конце концов, привело к появлению народа, который мы называем английским.

Железнодорожная станция Battle  
Железнодорожная станция Battle. Фото: Леонид Казанков

Глазами современника

В Гастингсе многое напоминает о событиях давно минувших дней — и название улиц: Норманн Роуд, Певенси Роуд, — и возвышающийся над городом Восточный холм, где до сих пор можно увидеть развалины, замка, храма и оборонительных сооружений, построенных Вильгельмом и его приемниками в XII–XIV веках. Однако само поле боя расположено в семи милях (примерно 11 км) от Гастингса на местности, которая сейчас называется Battle, что в переводе с английского и обозначает «Битва». От Гастингса до станции «Бэттл» всего пять минут езды. Центром городка с тем же названием является аббатство Бэттл (Battle Abbey), основанное Вильгельмом на том самом месте, где пал король Гарольд.

Аббатство строили и украшали наследники Вильгельма завоевателя в XI–XVI веках. Как и другие монастыри, оно расширялось и богатело до 1532 года, пока король Генрих VIII (Henry VIII, 1509–1547) в процессе реформации не разогнал это заведение, завладев всеми его богатствами. Чарльз Диккенс (Charles Dickens, 1812–1870) пишет в своей «Истории Англии для детей», что аббатство это «сохраняло свое величие во время многих смут, хотя теперь от него остались одни серые руины, увитые плющом…»

Впрочем и сейчас Battle Abbey выглядит внушительно: его окружает высокая зубчатая стена, у входа возвышаются две величественные башни. Развалины храмов, трапезных и других монастырских сооружений производят большое впечатление своими размерами и архитектурой.

  Тысячи туристов приезжают посмотреть на поле судьбоносного сражения и развалины Battle Abbey
Тысячи туристов приезжают посмотреть на поле судьбоносного сражения и развалины Battle Abbey, основанного Вильгельмом Завоевателем в 1070 году в память об этом грандиозном событии. Фото (Creative Commons license): Phillip Capper
Само поле знаменитой битвы — Бэттлфилд — напоминает собой чашу со слегка приподнятыми краями. Кое-где видны полосы леса, что должно быть удобно для прикрытия атакующих войск и для расположения скрытых резервов. На одном краю чаши расположено аббатство, на противоположном — обращает на себя внимание небольшая возвышенность — Холм Кровавого озера. По преданию, когда Вильгельм услышал это название, он воскликнул: «Это звучит зловеще! Мы прольем здесь не озеро, а целые реки крови…» Примечательно, что Кровавое озеро (Sanguelac) существует и поныне, но сейчас это небольшой заиленный водоём, которому местная флора придаёт розоватый оттенок.

По краю поля проложена тропа, вдоль которой установлены информационные панели — доски размером 0,8 х 1,0 м, на которых красочно изображены батальные сцены и последовательно даётся описание всех этапов сражения.

Диспозиция сражения

…С вечера 13 октября войска противников расположились друг против друга по краям огромного поля. Англосаксы стояли там, где сейчас находится аббатство. Ратников у них было намного меньше, чем у нормандцев, так как всего за две недели до описываемых событий король Гарольд одержал победу близ города Йорка над норвежцами — союзниками Вильгельма — и потерял при этом большую часть своего войска. Но саксонцы защищали родину, а Гарольд воевал «не числом, а умением». Он разделил свое войско на две рати: одна стояла перед вырытыми за ночь окопами, а другая — за ними. Во главе первой группы находился король Гарольд под хоругвью с изображением белого коня. Отряд был построен «англодатским клином», изобретенным именно Гарольдом. Воины, образующие первые ряды сторон «клина» — равностороннего треугольника, были одеты в тяжелые панцири и вооружены огромными секирами. В середине клина стояли стрелки, прикрываемые внешними тяжеловооруженными рядами. При наступлении «клин» обращался к неприятелю острием, при обороне — одной из сторон. Конница англосаксов была искусно замаскирована среди лесистых участков поля. Вторая рать саксонцев находилась в укреплении, образованном рвами и высокими плетнями из ивовых прутьев, в которых было только три прохода, оставленных для вылазок.

Поле битвы при Гастингсе  
Поле битвы при Гастингсе. Фото: Леонид Казанков

Нормандцы расположились на холме вблизи Кровавого озера. По имеющимся сведениям, войско Вильгельма составляло 7500 воинов, в том числе 4000 хорошо вооруженных пехотинцев, 1500 стрелков из лука и 2000 всадников, одетых в кольчуги, которые по обычаю того времени нашивались на холст. Конники были вооружены дротиками и продолговатыми щитами. Вильгельм разделил свою рать на три части, причем особенно большое значение отводилось третьему, резервному отряду, укомплектованному представителями знаменитейших родов Нормандии. Во главе этой части войска стоял сам герцог Вильгельм.

Ход сражения

…Сражение началось утром 14 октября. Около девяти часов над рядами нормандцев загремел клич: «С нами Бог!» Саксонцы ответили своим кличем: «Крест Господень! Святой крест!» И тут же Вильгельм во главе первого отряда ринулся на англичан, — началась первая атака нормандцев. Гарольд немедленно возглавил передовой отряд, построенный клином. Весь первый ряд «клина» опустился на колени, воины держали перед собой щиты и поражали коней дротиками. В то же время второй ряд бойцов наклонился вперед и бился с нормандскими конниками боевыми палицами. Стрелки, находившиеся в середине клина, осыпали врага тучами стрел. Попытки нападающих зайти в тыл англосаксов были тщетны: всюду их встречала стена щитов, разящие секиры и дротики.

Вильгельм оказался в гуще боя, его окружили англичане, коня смертельно ранили. В какой-то момент герцог оказался в тисках неприятеля, из которых вырвался с трудом и на коне одного из приближенных поскакал к своему войску, за ним неслась его конница, среди нормандцев даже распространился слух, что Вильгельм убит… Итак, первая атака неприятеля была успешно отбита, и передовой отряд Гарольда устремился вперед, но тут наступил перелом в ходе боя. Вильгельм снял шлем, обнажив лицо, и проскакал вдоль строя, ободряя своих воинов и призывая их продолжить атаку. Нормандская конница повернула назад и отрезала преследовавших ее англосаксов от остального войска. Погиб большой отряд ратников короля Гарольда, однако перелома в ходе сражения не произошло: военные действия развивались с переменным успехом. Тогда конница Вильгельма напала на саксонский передовой полк и, получив отпор, обратилась в притворное бегство. Разгоряченные англосаксы бросились преследовать противника. Тут-то отборный отряд нормандцев отрезал саксонцев от основного войска и принялся их методично уничтожать. В ловушку попали и братья Гарольда — Гирт (Gyrth) и Леовфин (Leofwin). Гарольд немедленно собрал 500 воинов, спустился с холма и ударил в тыл нормандского отряда. Эта была отчаянная вылазка, но она спасла значительную часть отряда англосаксов.

Участники инсценировок стараются быть точными во всех деталях вооружения и доспехов  
Участники инсценировок стараются быть точными во всех деталях вооружения и доспехов. Фото (Creative Commons license): Snake3yes
К полудню наступило затишье. Лишь во второй половине дня норманны предприняли несколько атак, заняли передовые окопы саксонцев, которые были вырыты в три ряда. Но по-прежнему гордо развевалась хоругвь саксонцев за высоким плетнем из ивовых прутьев. Нормандские стрелы градом сыпались на саксонцев, но герцог Вильгельм заметил, что они большей частью втыкаются в плетень, не причиняя вреда людям. Вильгельм вызвал трех стрелецких начальников и сказал им: «Стреляйте вверх, и пусть стрелы падают на саксонцев сверху, как месть духов — прямо с неба!» — И он сам, натянув лук, пустил стрелу вверх, и она опустилась в самую середину запасного полка саксонцев вблизи их знамени. Начался навесной обстрел саксонских воинов. Железный дождь посыпался на их головы, пробивая кожаные шапки и железные шлемы, а когда они поднанимали головы вверх, стрелы поражали их лица.

Одной из первых жертв обстрела стал король Гарольд: стрела пронзила его глаз и тем самым нанесла ему смертельную рану. Гибель предводителя англосаксов предопределила исход сражения. Напор нормандской конницы сломил сопротивление остатков саксонского войска, лишь братья Гарольда до последнего дыхания защищали знамя англосаксов…

Сгустились сумерки. Вильгельм начал праздновать свою победу, а на поле боя пришли женщины, искавшие среди убитых и раненых своих мужей, сыновей, братьев. С ними была возлюбленная Гарольда — красавица Эдит по прозванию Лебединая Шея. Медленно шла она по полю, где «тела бойцов кровавую землю устлали», и, наконец «нашла того, кого искала. Склонясь, без слов и без слез она к лицу его припала…» Горе Эдит было безмерно, но сопровождавшие ее монахи «носилки сплели из ветвей, тихонько шепча молитвы, и прочь понесли своего короля с ужасного поля битвы». Так пишет Гейне (Heinrich Heine, 1797–1865) об этих событиях в балладе «Поле битвы при Гастингсе».

Вильгельм не разрешил похоронить Гарольда в храме, ведь павший король был клятвопреступником. Завоеватель распорядился предать его тело земле на берегу моря: «Пусть после смерти Гарольд охраняет берег, который при жизни он защищал так отчаянно. Пусть волны морские вечно поют ему похоронную песнь и омывают его могилу, между тем, как дух его будет витать над землей, перешедшей теперь к нормандцам…»

Так закончилась эта, судьбоносная для истории Англии битва, однако здесь следует отметить, что последствия битвы при Гастингсе имеют самое непосредственное отношение к истории России: младшая дочь короля Гарольда по имени Гита (Гида в скандинавской транскрипции), лишившись родителей, волею судеб оказалась на Руси и вышла замуж за русского князя. В «Истории государства Российского» Николай Михайлович Карамзин (1766–1826) пишет: «Нет сомнения, что первою [супругой Мономаха] была Гида, дочь английского короля Гарольда». Но это уже особая, самостоятельная история.

Надежда Менькова, 31.01.2007

 

Новости партнёров