Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Случай и закономерность в жизни «Рамзая»

Рихард Зорге работал и на немецкую разведку, но только для блага СССР

Кадр из фильма Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?». На этом кадре изображен момент, когда Рихард Зорге вместе со своими радистами, Максом и Анной Клаузен, просматривает пленку с фотографиями секретных документов

Легендарный советский разведчик Рихард Зорге был неизвестен в Советском Союзе до начала 60-х годов, пока на экран не вышел французский фильм «Кто вы, доктор Зорге?» Ива Чампи (Yves Ciampi, 1921–1982). Тогда Хрущев (1894–1971), посмотрев ленту у себя на даче, заинтересовался посмертной судьбой забытого героя. И когда компетентные органы доложили ему, что такой человек действительно работал на советскую разведку, собрался пожаловать его Золотой Звездой, но не успел, поскольку 14 октября 1964 года был свергнут. Тем не менее признание заслуг Зорге оказалось одной из немногих инициатив Никиты Сергеевича, которые новая власть не отнесла к его «волюнтаризму», — и дело было доведено до конца. 5 ноября 1964 года вышел указ о присвоении Рихарду Зорге звания Героя Советского Союза.

На что годятся медсестры 

Рихард Зорге не прожил и 50 лет, но имел богатую биографию, какая и полагается настоящему агенту из шпионских романов. Будущий разведчик родился 4 октября 1895 года в пригороде Баку, поселке Сабунчи, в семье инженера Густава Вильгельма Зорге (Gustav Wilhelm Richard Sorge, 1852–1907) — немца, работавшего в нефтяной компании братьев Нобель. Мать Рихарда — Нина Степановна Кобелева — была русской. Когда маленькому Рихарду исполнилось три года, семья вернулась в Германию.

В 1914 году, после начала Первой мировой, Зорге-младший ушел на фронт добровольцем. Служил в артиллерии, был трижды ранен, тяжелее всего — в марте 1916-го под Верденом. Осколки перебили ему ноги, и он, не в состоянии двинуться, три дня провисел на колючей проволоке в нейтральной полосе. Одну ногу хотели ампутировать, но опытный хирург спас положение. Правда, после операции Зорге всю жизнь прихрамывал: его левая нога стала на пару сантиметров короче. После госпиталя смелого артиллериста произвели в унтер-офицеры, наградили Железным крестом 2-го класса и комиссовали.

Еще будучи в кёнигсбергском госпитале, Рихард осознал, что больше не верит в идеалы пангерманизма, приведшие к бессмысленной бойне на полях Европы. И судьбе было угодно, чтобы медсестра, ухаживавшая за раненым, оказалась социалисткой. Благодаря ей он не только стал мужчиной, но и приобрел новых друзей, увлеченных идеями марксизма. Правда, может быть, здесь сказалась и наследственность: Рихард приходился двоюродным племянником Фридриху Зорге (Friedrich Adolf Sorge, 1828–1906) — секретарю Карла Маркса и одному из руководителей I Интернационала. Но это, скорее, тема для любителей эзотерики.

Улица Рихарда Зорге в восточной (бывшей «социалистической») части Берлина — пожалуй всё, что напоминает немцам об их знаменитом соотечественнике. Фото (Creative Commons license): Achim Raschka

В 1918 году Зорге принял участие в потерпевшей поражение Ноябрьской революции, а через год вступил в ряды немецких коммунистов. Партийная работа не мешала его научным занятиям. В 1919-м — он уже получил степень доктора государственного права, защитив диссертацию в Гамбургском университете. Между делом Рихард увел жену своего научного руководителя — Кристину Герлах (Christiane Gerlach), что совсем не помешало дальнейшей дружбе между учителем и учеником. Кроме того, Зорге активно работал во Франкфуртском институте социальных исследований (Institut für Sozialforschung), славящемся своей неомарксистской школой. Однако после разгрома октябрьского коммунистического восстания 1923 года молодой ученый вынужден был уйти в подполье, где в его функции входило обеспечивать безопасность сотрудникам Коммунистического Интернационала, приезжавшим в Германию. Но политическое положение в Веймарской республике становилось все тяжелее, поэтому Зорге сразу согласился с предложением советских товарищей по Коминтерну переехать в Москву.

Разведка как стиль жизни

В 1924 году Рихард получил советское гражданство, а в 1925-м вступил в ВКП (б). Теперь он работал в Отделе международных связей Коммунистического Интернационала, в задачу которого входило определение степени готовности зарубежного пролетариата к мировой революции, иными словами — разведка. В Коминтерне Зорге сблизился с Николаем Бухариным (1888–1938) и считался его человеком. Так что, когда в конце 1928 года того сняли со всех руководящих постов, Зорге тоже был фактически отстранен от работы. Но Рихарду повезло: его аналитические способности, знание языков и обширные связи вызвали интерес у военной разведки, и в 1929 году его взяли в аппарат Разведупра РККА. Тогда же он женился на Екатерине Максимовой — девушке, которая преподавала ему русский язык (отношения Зорге с Кристиной Герлах были давно в прошлом).

Первым крупным заданием Зорге была поездка в Шанхай в 1930 году. Советское руководство сильно интересовал ход гражданской войны в Китае: военный и экономический потенциал правительства Чан Кайши (蔣介石, 1887–1975) и силы китайских коммунистов. На Дальнем Востоке Зорге работал под именем доктора Джонса, ученого и журналиста из Германии, якобы изучающего сельское хозяйство. И надо сказать, что его заметки в немецких СМИ пользовались большой популярностью. Во время поездок по стране он познакомился с известной американской журналисткой, придерживавшейся левых взглядов, — Агнесой Смедли (Agnes Smedley, 1892–1950). Подозревают, что у них был даже роман. Да это и неудивительно: обаятельный, остроумный, мужественный — Зорге всегда любил женщин, и большинство из них отвечали ему взаимностью. Завербовал ли Рихард Агнес или нет, точно сказать нельзя, но, бесспорно, она стала его ценнейшем информатором. Дело в том, что Смедли была в дружбе со вдовой Сунь Ятсена (孫逸仙, 1866–1925), которая, в свою очередь, зналась с супругой Чан Кайши. Так что Зорге был в курсе некоторых секретов гоминьдановского Китая. Но Агнес оказала Зорге и еще одну неоценимую услугу, познакомив его с японским журналистом Хоцуми Одзаки (尾崎 秀実, 1901–1944). Именно марксист Одзаки будет главным информатором Зорге во время токийской миссии, ставшей одновременно и «звездным часом» Рихарда, и трагическим завершением его шпионской карьеры.

Немецкий загранпаспорт времен Третьего Рейха. Зорге удалось его получить просто чудом

В 1933-м Зорге чуть было не провалился, пытаясь освободить из рук полиции двух раскрытых работников Коминтерна, и Кремль его отозвал из Китая. Теперь Рихарду предстояло ехать в Токио: в 1931-м японцы захватили Маньчжурию и угрожали советскому Приморью, так что свой резидент в Стране восходящего солнца военной разведке РККА был жизненно необходим.

Свой среди чужих

Из Москвы Зорге прямиком отправился в Германию. В Берлине он задействовал связи в пишущем мире (а его публикации, как мы уже сказали, были там широко известны) и получил аккредитацию во влиятельной газете «Франкфуртер цайтунг» («Frankfurter Zeitung»), которая была готова отправить его в Японию в качестве собственного корреспондента. Более того, Зорге удалось легально получить новый немецкий загранпаспорт (он ведь оставался гражданином Германии) и ехать на Восток под своим настоящим именем! И это при том, что в архивах немецкой полиции хранилось дело на Зорге-коммуниста. Так скрупулезные немцы проморгали советского агента.

Используя свои широкие познания в делах Азиатско-Тихоокеанского региона, аналитические способности и умение сближаться с людьми, Зорге вскоре стал своим среди немецких дипломатов в Токио. Особенно сблизился он с военным атташе полковником Ойгеном Оттом (Eugen Ott,1889–1977). Несомненно, этому способствовало письмо, данное Зорге доктором Целлером — журналистом и фронтовым другом Отта. В послании Целлер рекомендовал Рихарда как человека, заслуживающего полного доверия. Есть также версия, согласно которой определенную роль здесь сыграла и супруга Отта — Хельма (Helma Ott), якобы ставшая любовницей русского разведчика. Интрига состояла и в том, что Рихард и Хельма были знакомы еще с 1920-х и госпожа Отт знала о том, что Зорге состоял в компартии. Но она осталась немой: то ли из-за того, что действительно любила Рихарда, то ли у Зорге был на нее компромат. Но как бы там ни было, Зорге стал, по сути, советником Отта и даже писал за него аналитические отчеты в Берлин, и ему открылся доступ к большинству посольских тайн.

В 1938 году Отт получил генеральское звание и стал послом, а Зорге превратился в его негласного политического советника. Правда, теперь он в меньшей мере имел доступ к документам военного атташе, из-за чего стало сложнее судить о военных планах Германии. Зорге также вступил в НСДАП, благо биография была подходящей — инвалид войны и кавалер Железного креста. В посольстве он слыл убежденным нацистом и горячим поклонником фюрера. Одновременно Зорге стал осведомителем Абвера, поставляя германской разведке вполне доброкачественную информацию о Японии. Но все это делалось только ради того, чтобы завоевать большее доверие у нацистов и добыть как можно больше информации о японских и германских военно-политических планах для передачи в Советский Союз.

Чужой среди своих

Надо сказать, что в Токио Зорге жил на широкую ногу. У него была постоянная любовница — Ханако Исии (石井花子, 1911–2000), работавшая официанткой в ресторане для иностранцев «Золото Рейна». Они познакомились 4 октября 1935 года, когда Зорге отмечал свой день рождения. Шестилетний роман с Исии, однако, не исключал новых донжуанских похождений советского агента. По данным японской разведки, за годы, проведенные Зорге в этой стране, у него было более 30 любовниц. Кроме того, Рихард злоупотреблял спиртным, нередко ввязывался в драки или бешено носился по ночному Токио на мотоцикле.

Ханако Исии даже подумать не могла, что ее любовник на самом деле советский агент

Однако из этого не следует, что Зорге был прожигателем жизни, не поставлявшим в Центр ничего ценного. Это не так. Зорге располагал ценнейшими источниками конфиденциальной информации: одним из них был Отт, вторым — уже упомянутый Хоцуми Одзаки, который к тому времени стал советником японского премьера — принца Фумимаро Коноэ (近衞 文麿, 1891–1945). Всю информацию, полученную от них, «Рамзай» (агентурный псевдоним Зорге) регулярно передавал в Москву.

Но времена изменились. В ходе репрессий второй половины 1930 годов погибли многие товарищи Зорге по Коминтерну. В 1937–1938 годах были расстреляны почти все руководители Разведупра РККА. Многих резидентов, работавших за рубежом, возвращали в СССР и подвергали репрессиям. Сам Зорге в 1938–1940 годах неоднократно отказывался приехать в «страну советов» якобы для инструктажа. Он подозревал (и не без оснований), что вернуться в Токио ему уже не дадут. В ответ НКВД арестовал его жену. Екатерину Максимову сослали в Красноярский край, где ей было суждено умереть в 1943-м. Но ее судьба осталась Зорге не известной, так же как судьба бывшего начальника Разведупра Яна Берзина (1889–1938), не выдержавшего допросов и давшего показания против Зорге как немецкого агента. И хотя от информации, присылаемой Зорге, в Москве полностью не отказывались, доверие к ней было небольшим.

А Зорге сообщал вещи немаловажные. В частности, о подготовке нападения Германии на СССР. Однако данные, приводимые им, в большинстве случаев были лишь косвенными (дату 22 июня он никогда не называл). Так, 30 мая 1941 года Зорге сообщал:

Берлин информировал Отта, что немецкое выступление против СССР начнется во второй половине июня. Отт на 95% уверен, что война начнется. Косвенные доказательства для начала войны таковы: технический департамент германских воздушных сил в Токио получил указание вернуться в Германию. Отт потребовал от военного атташе, чтобы он не посылал никаких важных сообщений через СССР. Транспорт каучука через СССР сокращен до минимума.

К голосу «Рамзая» в Кремле стали прислушиваться только после начала боевых действий. И он оправдал это доверие. Благодаря Хоцуми Одзаки Зорге собрал и проанализировал информацию, свидетельствующую от том, что Япония пока не собирается нападать на СССР. Стране восходящего солнца было важнее искать победы в зоне Южных морей, поскольку только там Япония могла бы получить нефть, жизненно необходимую для продолжения экспансии на запад и север. 14 сентября 1941 года Зорге сообщил:

По данным источника Инвеста (агентурный псевдоним Одзаки. — Б.С.), японское правительство решило в текущем году не выступать против СССР, однако вооруженные силы будут оставлены в Маньчжоу-го на случай выступления весной будущего года в случае поражения СССР к тому времени.

Это было одно из последних донесений «Рамзая», которое в немалой степени помогло Сталину решиться перебросить дивизии из Сибири и Дальнего Востока на помощь Москве.

Стоит ли разведчик маршала?

«Рамзай» и его группа не совершили никаких «проколов», и тем не менее в октябре 1941 года они были арестованы японской полицией. Властям помогла случайность. Через третьих лиц они вышли на художника Ётоку Мияги (宮城興徳, 1903–1943), который работал с Зорге (кто-то из японских коммунистов, и не подозревавших о существовании группы Зорге, на допросе вспомнил, что Мияги жил в США и состоял в компартии). Когда же арестовали самого Мияги (как коммуниста, а не как разведчика), он сначала попытался сделать харакири, а когда это ему не удалось, выбросился из окна, но снова остался жив. Пытки над ним были настолько невыносимы, что он сдал всю группу.

Кадр из фильма Масахиро Шинода (篠田 正浩,) «Шпион Зорге» (2003). Здесь показан эпизод ареста «Рамзая». Его взяли последним, т.к. всю ночь у его дома стоял автомобиль с номерами германского посольства. Полиции же пока не хотелось предавать дело огласке. Кто приехал в том автомобиле? Неизвестно, но скорее всего, Хельма Отт

Зорге взяли последним. Протесты немецкого посла не помогли. В Германии было проведено расследование, выявившее коммунистическое прошлое Рихарда. Через год после ареста Зорге Ойген Отт был отозван в Германию, но, как и Зорге в свое время, счел за благо не возвращаться на родину и до конца войны осел в Китае.

После ареста Рихард долго запираться не стал, поскольку все члены группы уже были арестованы и дали показания. В тюрьме, где ему пришлось провести три года, он написал мемуары, которые позднее попали в руки американцев и были изданы под названием «Тюремные записки». Там он подтвердил свою верность коммунистическим убеждениям. 29 сентября 1944 года Зорге и Одзаки были приговорены к смертной казни через повешение, остальные члены группы получили различные сроки тюремного заключения, вплоть до пожизненного. Смертный приговор привели в исполнение 7 ноября 1944 года в тюрьме Сугамо. К сожалению, основные материалы следствия и суда над Зорге сгорели во время американских бомбардировок Токио.

Первое сообщение об аресте группы Зорге японские газеты опубликовали только 17 мая 1942 года. В них утверждалось, что арестованные шпионили по заданию Коминтерна. Советский Союз не упоминался, во избежание обострения отношений. Вопреки существующим легендам, в архивах не сохранилось никаких следов попыток японцев добиться обмена Зорге на фельдмаршала Паулюса (Friedrich Wilhelm Ernst Paulus, 1890–1957). Такой вопрос, скорее всего, даже не возникал. Выменивать Паулюса в тот момент просто не имело никакого смысла: это могло расцениваться как недружественный шаг по отношению к СССР. Ведь к тому времени, когда Паулюс оказался в плену, стало ясно, что Германия Японии уже ничем помочь не сможет. Японцы же, терпя поражения на Тихом океане, не были заинтересованы в ухудшении отношений с Москвой. Поэтому Рихард был обречен.

При Сталине Зорге даже не вошел в пантеон советских разведчиков. На это было три причины. Во-первых, Зорге несколько раз отказывался вернуться в СССР, что считалось почти предательством. Во-вторых, он работал и на германскую разведку (как стало потом известно), не ставя об этом в известность Москву. В-третьих, после ареста быстро признался, что работает на СССР. Все это не вписывалось в советский героический канон.

Могила Рихарда Зорге совсем непритязательна: только надписи с именем на трех языках и небольшая Звезда Героя. Ханако Исии до самой смерти приходила к ней, чтобы поплакать о любимом. Фото (Creative Commons license): Michael Penkov

Лишь через двадцать лет после смерти, в более либеральные времена «оттепели», вторая родина, за которую он погиб, воздала должное Рихарду Зорге. А Ханако Исии, только после войны узнавшая, что ее любовник был великим шпионом, отыскала его тюремную могилу и перезахоронила любимого на токийском кладбище Тама в Токио.

Борис Соколов, 04.10.2010

 

Новости партнёров