Зоология: лесная поликлиника

Зоология: лесная поликлиника

Заниматься самолечением врачи крайне не рекомендуют. Однако для животных обычно это единственный выход.

Minden_00525652.jpg

В дикой природе нет ни медиков, ни эпидемиологов, которые разобрались бы в проблеме, поэтому действовать надо самостоятельно. И животные действуют: находя нужные «препараты», шимпанзе проводят очистку кишечника от нематод, орангутаны успокаивают разболевшиеся суставы, слоны стимулируют роды, и даже гусеницы спасаются от паразитов. Такое поведение называется зоофармакогнозией. Не все свидетельства о нем надежны, многие наблюдения можно трактовать иначе. И все же в отдельных случаях способность зверей к самолечению можно считать вполне доказанной.

МЕТОДИКА
Вам лечиться или так?

Доказать «лечебную» природу поведения трудно: полевые наблюдения не позволяют проводить точный анализ, а намеренно заражать животных в лаборатории неэтично. Между тем еще в середине 1990-х приматолог Майкл Хаффман выдвинул ряд критериев «истинной» зоофармакогнозии. В частности, потребляемое животным растение не должно входить в его обычный рацион и представлять для него питательную ценность. При этом другие, потенциально здоровые члены группы не должны испытывать тягу к тому же растению одновременно с возможным больным.

Слоны: стимуляция родов

В малонаселенных и неосвоенных регионах к «природной аптеке» прибегают и люди. Их знания помогают ученым исследовать зоофармакогнозию. Так произошло и с орангутанами на Борнео, и со слонами в Кении, когда биологи заметили, что одна глубоко беременная самка старательно объедает кору с тропического растения Burkea africana. Вообще слоны его не едят, однако будущая мать не поленилась преодолеть немалое расстояние, чтобы добраться до зарослей.

01547099.jpg

Загадку разрешили местные жители, которые объяснили, что их женщины используют отвар из листьев этого растения для стимуляции схваток и облегчения родов. И действительно, через несколько дней слониха благополучно принесла потомство. Этот случай, хотя и упоминается довольно часто, остается уникальным, и дополнительных подтверждений подобной зоофармакогнозии у слонов пока нет.

С другой стороны, это не единственный пример того, как животные используют растения в репродуктивных целях. Бразильские паукообразные обезьяны в период спаривания склонны к поеданию определенных листьев и плодов, богатых изофлавоноидами. Эти соединения близки к эстрогенам животных, поэтому предполагается, что дополнительная доза таких «гормональных препаратов» повышает шансы на успешное заведение потомства.

Лангусты: социальное дистанцирование

Животным знакома не только фармакология, но и другие инструменты современной человеческой медицины. Так, карибские лангусты Panulirus argus легко определяют зараженных вирусом сородичей по «запаху» их мочи и всячески избегают контактов с такими особями. Если обычно лангусты устраиваются спать тесными группами, вместе укрываясь в хорошо защищенных расщелинах, то при появлении больного остальные разбегаются и скорее проведут ночь в открытом море, чем бок о бок с распространителем инфекции.

01378936.jpg

Орангутаны: обезболивание

Приматы занимаются самолечением и за пределами Африки: в начале 2000-х такое поведение было описано у орангутанов на Борнео. Ученых крайне удивило, что некоторые особи тщательно разжевывали листья Dracaena cantleyi, потом выплевывали получившуюся кашицу на ладонь и втирали, массируя, в свою густую шерсть. Ни разу не было замечено, чтобы орангутаны глотали листья драцены или использовали аналогичным образом другие растения.

01581253.jpg

Поэтому такое поведение связывают с тем, что в драцене содержится много биологически активных сапонинов, способных ослаблять хроническое воспаление. На такой эффект растения наткнулись и местные племена, которые живут бок о бок с орангутанами: схожие драценовые «примочки» они накладывают на разболевшиеся мышцы и суставы. Предположительно, животным растение также помогает успокоить мускулы после длительного висения на дереве. Косвенно гипотезу подтверждает то, что чаще всего к подобной процедуре прибегали старые самки, утомленные долгим ношением цепляющихся за шерсть детей.

К сожалению, пока подобное поведение замечено лишь у десятка особей, и эти выводы нуждаются в дополнительной проверке, тем более что случай действительно необычен. Животные крайне редко прибегают к «лечебным средствам наружного применения». Исключение составляют лишь птицы с распространенной у них практикой муравления, обнаруженной у сотен разных видов. При этом они прихватывают муравьев клювом и натирают ими перья, или просто оставляют ползать, чтобы насекомые выделяли муравьиную кислоту, помогая удалению паразитов.

Насекомые: избавление от паразитов

Многие насекомые страдают от паразитических мух и ос, которые откладывают личинки прямо в их теле, обрекая на мучительную смерть. Но вот мохнатые гусеницы бабочек-медведиц Grammia incorrupta научились существенно снижать риск подобного исхода. При поражении паразитом вкусы этих насекомых резко меняются, и они с аппетитом набрасываются на растения, богатые пирролизидиновыми алкалоидами, от которых обычно воротят нос.

GettyImages-1129934526.jpg

Такая диета токсична для гусеницы и заметно замедляет набор массы, но лучше быть маленькой, чем мертвой. Для личинок-паразитов такие концентрации алкалоидов куда опаснее, а вот зараженному насекомому она позволяет «переболеть», освободиться от вредных личинок и стать бабочкой. Опыты показывают, что шанс на выживание гусеницы возрастает на приличные 17% — в отличие от более сложных животных, эксперименты с насекомыми легко поставить в лаборатории.

Сходные работы были проведены и с дрозофилами, которые в присутствии паразитических ос Leptopilina охотно откладывают яйца в забродившие фрукты. В норме мухи этого избегают, поскольку спирт опасен для развития любых зародышей. Однако у дрозофил, в отличие от многих других насекомых, вырабатывается алкогольдегидрогеназа — фермент, который позволяет легче переносить присутствие спирта. У паразитоидов его нет, поэтому «спиртовые ванночки» служат сравнительно безопасным местом для развития новых мух.

Шимпанзе: выведение гельминтов

С 2007 по 2010 год немецкие приматологи следили за группой карликовых шимпанзе (бонобо), живущих в бассейне Конго. Ученые заметили, что время от времени обезьяны жуют лианы Manniophyton, которые ценятся местными племенами за исключительную жесткость и используются для изготовления силков. Трудно поверить, что «диких» бонобо привлекает настолько грубая пища. И действительно, они мнут лианы во рту, смазывают слюной и проглатывают получившийся ком целиком. Ученые зафиксировали более полусотни таких случаев.

ALMD66XWJ.jpg

Приматологи убедились, что тяга к несъедобному растению появляется у шимпанзе лишь в сезон дождей, когда особенно велик риск подхватить паразитов-нематод. По их мнению, поедание лианы соответствовало всем критериям зоофармакогнозии, хотя обнаружить противоглистные компоненты в составе растения не удалось. Возможно, жесткий ком при движении по желудочно-кишечному тракту механически соскребает личинки червей, после чего они выносятся наружу.

Фото: FIONA ROGERS / MINDEN PICTURES / FOTODOM, NATURE PL / LEGION-MEDIA (X3), GETTY IMAGES, ALAMY / LEGION-MEDIA

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 8, октябрь 2020

Подписка на журнал
 
 
# Вопрос-Ответ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ