Серый гигант бьет хвостом

01 апреля 1997 года, 00:00

Серые киты — животные довольно медлительные и поэтому легкодоступны для своих врагов — косаток и акул. Разумеется, встреч с ними они стараются избегать, но если случайно бывают застигнуты врасплох, выход один: применить коронный удар хвостом. «Эти удары исключительно точны. Я знаю это не понаслышке, один из них чуть не отправил меня  на тот свет», — вспоминает кинооператор-подводник Говард Холл.

Поскольку к началу 90-х годов серых китов специально еще никто не снимал, одна из кинокомпаний США обратилась к Холлу с предложением сделать небольшой фильм об этих экзотических животных. Подумав, Холл согласился и вместе со своим другом Марти Снайдерманом выехал в один из районов Нижней Калифорнии, а точнее в лагуну Сан-Игнасио. Здесь, в теплых и мелких водах, в январе-феврале самки серых китов производят на свет детенышей, не опасаясь косаток, которые никогда сюда не заплывают.

Однако, прибыв на место, друзья засомневались: а смогут ли они снимать? Дело в том, что приблизиться под водой к огромным животным (длина самки серого кита достигает 15 метров) оказалось довольно трудно, а главное — видимость в водах лагуны почти никогда не превышает 3,7 метра. А это означает, что оператор должен подплыть к объекту съемки не менее, чем на 3,3 метра. В противном случае изображение на пленке может получиться недостаточно четким. Ну и разумеется, ему еще должна сопутствовать удача. Как же без нее?..

День за днем плавали друзья в маленькой надувной лодке, ожидая появления китов. Несколько лет назад серые киты в лагуне Сан-Игнасио безбоязненно подплывали к небольшим судам настолько близко, что пассажиры при желании могли до них дотронуться. Никто не мог объяснить их непонятного дружелюбия. Скорее всего животным нравился шум мотора судна. Но на близкий контакт с китом решится далеко не каждый. Трудно предсказать, как поведет себя живая махина весом в 35 тонн!

Время шло, пора было приступать к съемкам: подгоняли сроки. И однажды теплым утром Говарду и Марти удалось обнаружить трех самок с детенышами. Надев акваланг, Говард нырнул (пока без кинокамеры), подплыл к лодке и, держась за борт, стал наблюдать за китами, которые, будто в медленном танце, плавно переворачивались в воде. Временами один из великанов подплывал совсем близко и смотрел на Говарда сначала одним глазом, затем переворачивался и, как бы изучая человека, глядел другим. При каждом таком перевороте грудной плавник гиганта проходил всего в нескольких сантиметрах от их лодки.

Детеныши резвились неподалеку: крутились, точно белки в колесе, делая в воде не менее 60 оборотов в минуту, и часто их головы показывались из воды у самого борта. Что может быть лучше такого момента для съемки?

Памятуя, что бывают дни, когда животные к лодке не подплывают вовсе, Говард и Марти решили подойти к ним как можно ближе. Киты двигались медленно, иногда делая мощные взмахи хвостом. Казалось, они должны были обнаружить присутствие людей и удалиться. Но этого не произошло. Все вроде бы складывалось удачно. Подплыв к лодке метров на 30, один из китов появился на поверхности, сделал глубокий вздох и снова нырнул. Нырнул с камерой и Говард. На глубине примерно 10 метров он завис, ожидая подходящего для съемки момента. Темнота мутной зеленой воды действовала угнетающе. Пришлось метров на 6 подняться ближе к поверхности. Но и здесь было темновато. Взгляд Говарда проникал не более, чем на 2 метра, кроме того, он ничего не слышал.

И вдруг около Говарда закружились огромные зловещие тени. И он понял: морские гиганты находятся рядом. Но пока у теней не было определенных форм. Тщетно вглядываясь в темноту, не имея представления, куда плыть и что делать, он все же включил кинокамеру и направил ее прямо перед собой. В следующий момент одна из теней сгустилась и превратилась в огромную серую тушу. Всего в полутора метрах появилась морда кита. На какое-то мгновение их взгляды встретились, и Говард почувствовал пробежавший по спине холодок. Но и в глазах кита он увидел страх. Во всяком случае, ему так показалось. Массивное тело животного сотрясала мелкая дрожь. Кит быстро развернулся и — удалился. Холл снова оказался в одиночестве. Съежившись в комок, он крепко прижимал к груди кинокамеру. И в этот момент последовал удар. Впереди слева он вдруг увидел светящуюся белую дугу (позднее Говард понял, что это был вихрь, образованный взмахом хвоста животного) и очертание колеблющегося хвостового плавника, которым кит стремился его ударить. Одновременно раздался звук, напоминающий выстрел пушки. Затем разом все стихло.

В полубессознательном состоянии Говарду все-таки удалось всплыть на поверхность, где Марти помог ему забраться в лодку. Холл потерял маску и перчатку. Как выяснилось позднее, у него оказались сломанными два ребра и левая рука. К счастью, удалось сохранить камеру, и то только благодаря тому, что она была прикреплена ремнем к запястью.

Говард считает, что удар не был случайным. Много раз он наблюдал подобные действия китов на поверхности воды, когда, казалось бы, дружески настроенные киты «играли» с их надувной лодкой. Сначала кит приближался к лодке под углом, затем разворачивался и быстро ударял хвостом около нее, причем каждый раз промахивался всего лишь на несколько сантиметров, демонстрируя удивительную точность.

Видимо, распространенное мнение о китах как о добродушных животных несколько преувеличено. Правда, именно благодаря ему, кинооператор и решился на подводную съемку морских исполинов с близкого расстояния. Говарду пришлось убедиться на собственном опыте: киты потенциально опасны, особенно попав в жесткие для себя условия.

Когда проявили пленку и смонтировали материал, отснятый Говардом Холлом, оказалось, что его лента — одна из самых удачных из фильмов о китах, хотя наиболее интересные кадры и были отсняты им в полубессознательном состоянии после удара, нанесенного хвостом морской кинозвезды.

По материалам журнала «National Wildlife» подготовил Евгений Солдаткин

Просмотров: 5866