Путешествие к полюсу шестьсот лет назад

Путешествие к полюсу шестьсот лет назад

Люди начали совершать смелые путешествия в далекие страны еще задолго до эпохи великих географических открытий. Об этом говорит немало фактов. Откуда, например, древние индийцы могли знать, что Земля около полюса покрыта льдами? Откуда вообще у людей задолго до известных историкам путешествий в Арктику появились некоторые верные представления о ней?

Отважные исследователи древности, моряки и землепроходцы, совершая рискованные походы, накопили какую-то сумму географических представлений о мире. Но следы этих путешествий очень трудно отыскать.

Мы хотим рассказать об одной из загадок прошлого, которой уже более пятисот лет. Многие ученые, в том числе знаменитые полярные исследователи Нансен и Норденшельд, пытались разгадать её...

...На глобусе немецкого географа XV века Мартина Бэхайма, созданном в тот самый год, когда Колумб отправился в свое первое путешествие, арктическая часть земли была изображена так: у самого полюса тесно сгрудились четыре массива суши. А в проливах между ними разместилось несколько мелких островов, разделенных протоками.

В 1507 году появилась карта голландца Рейша. Север показан на ней почти так же. Однако легко заметить и некоторые отличия: вокруг четырех больших островов картограф расположил кольцевой хребет, разорванный множеством проливов. А на самом полюсе он поместил скалу. Подпись к карте сообщает, что эта скала, венчающая земной шар, представляет собой большой магнит. За Гренландией, соединенной с Азией и положенной автором карты набок, в Азиатский материк (Америки на карте Рейша еще нет) вклинивается глубокий залив, отдаленно напоминающий своими очертаниями Гудзонов, но расположенный в гораздо более высоких широтах.

Так же выглядит Арктика и у Меркатора — знаменитого картографа, создавшего свою карту через шестьдесят с лишним лет после Рейша. К этому времени Америка прочно утвердилась на картах, и Гренландия, ориентированная теперь уже правильно, размещена Меркатором рядом с Новым Светом. Полюс окружают четыре крупных острова и девятнадцать островов помельче.

Рисуя картину северных земель, трое ученых, видимо, исходили из какого-то общего источника. Хотя каждый воспринимал его несколько по-разному.

Какой же это источник?
Й Рейш и Меркатор ссылаются в легендах (подписях) к своим картам на францисканского монаха из Оксфорда, совершившего якобы в 1360 году путешествие к Северному полюсу. По возвращении монах изложил свои приключения в книге, названной им по тогдашним обычаям длинно и пышно: «Счастливые открытия, описание которых начинается с 54 градуса северной широты и продолжается вплоть до полюса». Автор книги из скромности или по каким-то другим причинам не сообщил свое имя. Но есть некоторые основания предполагать, что написал ее Николай Линн, известный по тому времени астроном, математик и богослов.

Книга «Счастливые открытия» не сохранилась. Сведения о ней есть только в легендах к картам Рейша и Меркатора, в одном из писем Меркатора и в двух биографиях Колумба, написанных вскоре после смерти великого путешественника. Все эти сведения очень скудны.

Достичь полюса в XIV веке было невозможно. К тому же представления о приполюсном районе, изложенные в книге «Счастливые открытия», не соответствуют действительности. Исходя из этого, многие ученые авторитеты считают, что автор в лучшем случае побывал где-нибудь у берегов северной Норвегии. А то и совсем не выезжал из Англии, а написал свое произведение по ирландским и скандинавским сагам или по не дошедшему до нас описанию деяний легендарного короля Артура.

Однако эти утверждения очень спорны. Собрав все дошедшие до нас отрывочные сообщения из книги неизвестного оксфордца и рассмотрев их, нельзя не обратить внимания на то, что сообщаемые там факты лишены какого бы то ни было сказочного или фантастического колорита. А некоторые конкретные подробности позволяют думать, что автор видел то, о чем пишет, собственными глазами. И если составить по ним связную картину, то современный географ найдет в ней черты, сходные... с северо-западной частью Атлантики.

В самом деле, в книге упоминались плавающие острова из пемзы. И они действительно часто встречаются к западу от Исландии. Это продукт извержений подводных вулканов, находящихся у исландских берегов. В сочинении францисканца рассказывалось и о бурных течениях, опасных водоворотах в многочисленных проливах и заливах, о множестве островов и островков. Но ведь это характерно для Канадского архипелага. Можно думать, что средневековый путешественник, наткнувшись на Американский материк и не имея о нем никакого представления, принял его тоже за остров. Ведь позднее подобную ошибку совершил и Колумб. И, наконец, странное поведение стрелки компаса, заставившее автора книги сделать в ней следующие записи: «Здесь судовые компасы не действуют», «Моряки одурачиваются демонами так, что не знают, куда плыть». Около полуострова Лабрадор компас отказывается действовать из-за находящихся поблизости богатых залежей железных руд, и точно так же он ведет себя в районе магнитного полюса, в радиусе до 800—1 000 километров от него.

Все эти детали, отмеченные на картах по книге «Счастливые открытия», в целом создают достаточно полную и правдивую картину.

Но как попал этот смелый человек в район Канадского архипелага?
Объяснить это можно так. В XIV веке широту определяли с помощью астролябии, по ней же можно было узнать и направление географического полюса. Как сообщает Меркатор, оксфордец имел астролябию. Был у него, конечно, и компас, который к тому времени уже довольно широко применялся английскими моряками. Корабль под командованием будущего автора «Счастливых открытий» отплыл от берегов Англии с караваном судов, идущим к Исландии. Но чем дальше на север двигались путешественники, тем очевиднее для них было, что направление, указываемое стрелкой компаса, не совпадает с показаниями астролябии. Ведь уже на полдороге от Англии к Исландии отклонение компаса к западу достигает 22,5 градуса.

Куда же плыть? Чему отдать предпочтение — астролябии или компасу? Судя по всему, капитан корабля решил довериться «новейшей технике» того времени — компасу.

Моряк столкнулся с любопытной проблемой и решил отделиться от каравана, чтобы выяснить, в чем тут дело.
То, что компас не всегда указывает точно на полюс, замечали мореплаватели и до описываемых событий, но они объясняли странное поведение стрелки ее неправильным намагничиванием. Считалось, что стрелку притягивает Полярная звезда. Однако всякий, кто попадал в высокие широты на западе Атлантического океана, убеждался, что такое объяснение неверно.

Фактически английский моряк установил существование магнитного полюса. Но уровень знаний XIV века был слишком ограничен, чтобы путешественник мог осознать и объяснить свое открытие...

Компас вел к Гренландии, однако прямой путь в те времена, как и сейчас, преграждался плавучими льдами.

У берегов Гренландии ледяной поток тянется далеко к югу, а если его обогнуть... Спустившись вдоль кромки льда, путешественники с удивлением обнаружили, что «ошибки» компаса резко возросли. Стрелка отклонялась более чем на 50°! Словом, взяв в руки карту, можно легко убедиться, что корабль,, двигавшийся по такому маршруту, должен был неизбежно попасть к берегам Америки.

Но путешественники не могли знать, что они прибыли к берегам неизвестного континента. Во-первых, они считали, что плывут к полюсу, а во-вторых, не подозревали о существовании неизвестного европейцам материка. Предания о короле Артуре, якобы исследовавшем и заселившем северные земли, ирландские саги о Брандане-мореплавателе, рассказы гренландских колонистов о лежащих за их страной таинственных полулегендарных землях Маркланде и Винландии никем не принимались всерьез. Кто мог знать, что в этих сказаниях отразились действительные походы норманских мореходов — путешествия не менее отважные, чем плавания испанцев в XV—XVI веках? Эти походы могли бы сыграть в мировой истории огромную роль, если бы в те времена существовали более тесные связи между странами. Но, к сожалению, плавания норманнов оказались забытыми, как и многие другие великие достижения, опередившие свою эпоху.

Почему автор написал в заглавии книги, что открытия начинаются с 54 градуса? Вероятнее всего, именно на этой широте мореплаватели увидели новую, незнакомую землю. Конечно, 54-я параллель проходит и через Англию, но вряд ли путешественник стал бы считать «счастливыми» плавания в знакомых водах, лежащих вокруг его родины. Скорее всего, первой открытой землей был современный Лабрадор. Сами моряки не представляли, конечно, как далеко они оказались на западе, ведь долготу тогда не умели определять.


Следуя дальше за магнитной стрелкой — на северо-запад, они должны были достигнуть Гудзонова пролива. Пройдя его с большими трудностями, так как проливы в этих местах изобилуют сильными течениями, рифами и водоворотами, англичане оказались в Гудзоновом заливе. Оксфордец назвал его «Приточным морем» и даже измерил ширину (вероятно, в каком-либо одном месте).
Северное лето коротко. Едва ли моряки успели продвинуться дальше по Северо-Западному проходу и достигнуть района магнитного полюса. Нужно было возвращаться обратно.

Стрелка компаса уже в Гудзоновом заливе и смежных проливах из-за близости магнитного полюса отказывается действовать, прочно упираясь концом в картушку компаса. Наблюдая за стрелкой, оксфордский ученый правильно догадался, что находится где-то рядом с местом, к которому она притягивается.

Он убедился, что компас подчиняется не Полярной звезде. Оставалось только одно объяснение. Путешественник знал, что на земле стрелку притягивают лишь куски магнитной руды. Значит, где-то в этих местах есть магнитная гора, надо думать, огромных размеров, если она притягивает стрелку компаса даже на расстоянии. Такую гору путешественник и описал в своей книге. Это явно ошибочное сообщение, но его можно простить средневековому первооткрывателю — ведь тот факт, что магнитом является вся наша планета, установил Гилберт лишь в начале XVII века, то есть два с половиной столетия спустя.

...Земли, помещенные картографами XV—XVI веков вокруг полюса на основании книги францисканца, исчезли с последующих карт, когда люди лучше познакомились с Северным Ледовитым океаном и окружающими материками. Но еще очень долго, вплоть до того дня, когда человек побывал на самой северной точке земного шара, ходили легенды о том, что на полюсе есть земля: гора, скала или острова. И полярные путешественники XIX века были убеждены, что найдут там землю.

Еще более интересна история открытия Гудзонова залива. После Рейша его изображали почти все картографы. На карте француза Оронсе Фине, сое явленной в 1521 году, он уже был обрисован с некоторыми подробностями. На глобусе 1537 года, принадлежащем учителю Меркатора — фламандскому ученому Гемме Фризиусу, этот залив обрел еще более верные черты. А на карте, составленной в 1570 году фламандским картографом Ортелием, он целиком напоминает современные очертания. А ведь открыт Гудзонов залив был лишь в 1610 году! За этим кроется много неразгаданных тайн. Но можно думать, что Гудзонов зализ появился на картах до плавания Гудзона и благодаря автору «Счастливых открытий»

Неизвестный путешественник XIV века еще не занял своего места в истории географических открытий, но он оставил достаточно вех, говорящих в пользу достоверности его плавания. Поэтому поспешное отрицание счастливых открытий смелого исследователя едва ли справедливо.

Для полной разгадки этой проблемы нужны еще долгие поиски.

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи