У самого Белого моря

У самого Белого моря



...Шесть месяцев в году белым-бело ото льда Белое море. Шесть месяцев метет пурга, трещит на морозе лед. Но за гранитным, плечом мыса Картеш, в домиках Беломорской биологической станции Зоологического института АН СССР работа не прекращается даже в эту трудную пору. Ихтиологи и гидрологи, аэрологи и гидроботаники ведут каждодневные наблюдения над одним из удивительных водоемов мира.

А удивителен он тем, что в нем уживаются арктические — холоднолюбивые и бореальные — теплолюбивые животные. С давних пор ловят здесь поморы семгу и нельму, сельдь, треску, навагу, которая мечет икру при минусовой температуре, но нет-нет да и попадет в сети теплолюбивая скумбрия или сарган.

Долю бились сотрудники биостанции над загадкой неожиданного исчезновения и столь же неожиданного появления беломорской сельди.

В глубинах Белого моря. Сельдяной «инкубатор» — искусственное нерестилище. Беломорская селедка получает паспорт». «Уголок натуралиста» на дне.

Изучая нерест, ученые выяснили, что сельдь откладывает икру на подводную растительность, покрывающую мелководные прибрежные районы. Икру находили в основном на морской траве — зостере, а порой и на водорослях — фукусах, ламинариях и багрянках. В 1960—1961 годах по всему Белому морю зостера погибла, оголились подводные отмели, заилились нерестилища. Сельдь заметалась в поисках зостеры. Не найдя ее, она выбрасывала икру на прибрежные заросли. Те обсыхали в отлив, и икра гибла от солнца и ветра. Ученые установили, что зостера в Белом море периодически погибает, а через несколько лет вновь восстанавливает свой зеленый покров. С этим, собственно, и связано появление и исчезновение сельди... Сотрудники биостанции все силы бросили на борьбу за сохранение сельдяного потомства. В этом году ихтиологи создали искусственное нерестилище.

Ставить искусственные нерестилища в море до сих пор еще не пробовал никто. Прежде всего надо было найти искусственный субстрат — материал, который бы заменил морскую траву и водоросли. Провели ряд опытов и выяснили, что икра отлично прикреплялась к полотнам сетей, поставленных на нерестилищах вдоль хода сельдяного косяка. Откладывала рыба икру и на еловые ветки, затопленные на якорях. Теперь ихтиологи ищут места, наиболее удобные для установки искусственных нерестилищ.

Осенью I960 года у берегов Англии поймали невиданную доселе рыбину. Горбатый лосось отливал синевой и упруго бился в сетях. Специалисты узнали в этой рыбе дальневосточную горбушу. Горбуша, кета, чавыча — это все разновидности благородного семейства лососевых. Одновременно в норвежской печати появилось сообщение о том, что русский лосось стал заходить на нерест в горные реки страны. Как же попала горбуша в северные волы? Дело в том, что на беломорском побережье проводился опыт по акклиматизации дальневосточной кеты и горбуши.

Но появление горбатого лосося в реках Белого и Баренцева морей еще не было подтверждением того, что рыба прижилась на новом месте. Если бы лосось дал потомство, тогда дело другое. Последовавшие за нерестом суровые даже для Беломорья зимы затруднили проведение опыта — кладки икры в реках, промерзших насквозь, погибли. Но ученые, продолжая опыт, вновь и вновь ведут наблюдения за молодью в море, уточняют методику обнаружения гнезд горбуши в реках Карелии. Очень трудно выследить в порожистой бурной реке гнезда с икрой и маленьких серебристых мальков, узнать, сколько месяцев они живут в пресной воде, чем питаются и когда скатятся в море. Работать ихтиологам приходится круглые сутки, забыв о земных невзгодах — дожде, комарах и мошке.

Много лет сотрудники биостанции вели наблюдения за навагой. И вот составлены точные рекомендации по отлову этой рыбы. Уточнены размеры ячей сетей, определены время лова и количество возможных уловов.

В скором времени у мыса Картеш вырастет современная аквариальная лаборатория. В огромных стеклянных бассейнах будут воссозданы естественные условия жизни для растений и животных. В резервуарах зажурчит проточная пресная вода и задышит приливом и отливом морская. засинеет охлажденная, сжатая давлением (так создается глубина в несколько сот метров!) беломорская вода.

Ученые увидят через иллюминаторы картину морского дна — ползающих по грунту звезд и крабов, лежащих на дне камбал и пинагоров; сумеют исследовать сложный процесс жизни рыбьего рода.

Мы, подводники, аквалангисты, не первый год помогаем ихтиологам: в прошлые сезоны обследовали нерестилища, искали икру в подводных зарослях, фотографировали... Теперь на станции — свои подводники, но работа нашлась для нас и в этом году. Пустили компрессорную установку для накачки аквалангов, усовершенствовали конструкцию гидрокостюмов, испытали новые приборы для подводной съемки.

Это была наша «доля» в сложном коллективном труде людей, помогающих природе созидать.

Фото автора
А. Рогов, наш спец. корр.


 
# Вопрос-Ответ