Как поймать крокодила

Как поймать крокодила

Кое-что из крокодилологии

«Парижская мода этого года — пальто, сумки и туфли из крокодиловой кожи». «Крокодиловые гарнитуры пользуются большим спросом». «Крокодил — это модно, элегантно, экзотично!» Реклама кричит, зазывает, убеждает...

Итак, чтобы не отстать от моды, нужно немногое. Нужен крокодил. И не просто крокодил, а тот, который согласен расстаться со своей шкурой. Еще вчера для удовлетворения тщеславия богатых модниц достаточно было пальто из шкуры зебры или антилопы-гну. Сегодня это устарело. Сегодня нужны крокодилы.

И свирепая мода начинает диктовать свои условия охотникам: «Побольше убивайте крокодилов, но... так, чтобы шкура осталась цела».

Мне довелось побывать на таком опасном промысле у охотников реки Убанги, крупного притока Конго.

Как известно из школьного курса естествознания, крокодилы обитают в тропической зоне земного шара. Живут они и в Африке; эта часть света является самым крупным в мире поставщиком крокодиловых кож. До 1958 года первое место занимали Мадагаскар и Чад. Но потребление растет, и местные охотники перебили всех крокодилов, шкуры которых — отнюдь не в ущерб себе — скупили европейские и американские фирмы. А в Судане — только в позапрошлом году — одна иностранная фирма скупила 40 тысяч кож.

К тому же цена шкуры падает в прямой зависимости от количества дыр от пуль, крюков или гарпунов. На взгляд скупщиков, лучше всего ловить крокодила живьем, тогда его кожа пройдет по первому сорту. Самой ценной считается кожа с брюха и боков, спина вообще у торговцев не котируется. Крокодил длиной в два метра приносит охотнику 20 долларов дохода. Сколько заработает перекупщик? И это высчитано: отделанная и выкрашенная кожа в Париже и Нью-Йорке стоит раз в шесть или семь дороже, чем сырая в Африке.

Чем больше шкура, тем она дороже, и потому каждый охотник стремится добыть крокодила, который перерос двухметровую длину. А самой привлекательной добычей считается «крокодилус нилотикус» — он достигает к старости десяти метров. Говорят, он легко справляется с гиппопотамом и даже со слоном, если ухватит его за хобот. Защищает крокодила толстый панцирь и молниеносная реакция, а уязвимое место у него одно: глаза.

Сейчас крокодил повсеместно признан опасным хищником, и на него разрешена охота всеми способами и в любое время года.

И вот призрачной тропической ночью мы двинулись в путь.

«На глаза...»

Куда ни глянь, бескрайняя водная гладь, будто бы покрытая тонким слоем ваты — от реки поднимается туман. Светит луна, и прибрежные джунгли вырисовываются черным силуэтом на голубом фоне.

Посредине реки три человеческие фигуры перескакивают с моторной лодки на пирогу. На носу усаживается вооруженный охотник, на корме — рулевой африканец. Между ними на деревянном ящике занимаю место я — единственный пассажир.

Пирога отходит от моторной лодки, колышется на воде. Тихо, безветренно. И вот, как взрыв, раздается грохот мотора. С носа пироги ударил свет прожектора, в два раза ярче автомобильной фары. Начинается охота на крокодилов.

Охотник Станислав Хемпель (говорят, на его счету три тысячи крокодилов), зоркий и сосредоточенный, сидит боком на самом носу у прожектора. Рядом охотничье ружье и штуцер «манлихер». Голову он обвязал лентой с укрепленной надо лбом шахтерской лампой. Правой рукой; он направляет свет прожектора — сильный луч медленно, очень медленно перемещается по зарослям от берега к берегу.

Луч света ищет глаза крокодила.

Моторчик стучит теперь тихо, размеренно — словно тикают часы. Лодка идет посредине реки, луч прожектора мечется слева направо, потом справа налево, натыкается на островки, погруженные в воду деревья, продирается сквозь сплетения водорослей. На мгновение он задерживается и опять передвигается дальше.

Внимание — луч вонзился в черное пятно зарослей. Там светятся две красные точки.

Охотник встает во весь рост, широко расставив ноги. Пирога замедляет ход. Красные глаза крокодила горят совсем близко.

Гаснет прожектор. Зажигается лампа на лбу охотника.

Отчетливо видно, как в тонкий сноп света входит бугроватый лоб крокодила. Выстрел. Рулевой лихорадочно хватает багор. Шесты с крючьями бороздят воду за бортом, стараясь зацепить исчезающее животное. И вот крокодил длиною около трех метров у борта. Хемпель хватает его за передние лапы, тащит через борт и, как бревно, «перекатывает» внутрь пироги. Крокодил щелкает пастью и затихает.

Пирога отплывает от берега, вновь работает мотор, зажигается прожектор. Три пары глаз внимательно следят за шныряющим по воде снопом света.

Ночь, луна, вдалеке сверкают зарницы.
Тишина и опасность.
Пирога плывет по реке.

Врукопашную

Мы снова поплыли на красные глаза. Но они вдруг погасли: крокодил бесшумно соскользнул в воду. Вот большой живой «пень» появился около самой пироги. Он продвигался вперед, как призрак, совершенно не волнуя воду, только поблескивали, как стеклянные, глаза. Охотник погасил прожектор, готовясь к выстрелу. Но голова опять исчезла под водой.

Пять раз чудовище погружалось и выныривало. Лодка кружила в маленьком заливчике, ее борта задевали за кусты, она влезала в самую гущу зарослей.

Грянул выстрел, за ним другой. Рулевой бросился к подстреленной добыче. Увы, она скрылась в воде!

Мгновение — и Хемпель прыгает в воду. Несколько секунд в брызгах воды мелькает мощное чешуйчатое тело зверя, борющегося с человеком. Потом остался человек, тяжело раненное животное пошло ко дну.

— Черт, тридцать долларов утонуло на глазах!
— Может, выплывет?
— Выплывет через тридцать шесть часов!

Не в первый раз Станислав врукопашную борется со своей добычей. Недавно во время такой схватки крокодил сломал ему палец. Вес крокодила часто достигает 500 килограммов, и бороться с ним в воде может только человек, хорошо владеющий различными приемами и знающий повадки крокодила. Как и саперу, охотнику на крокодилов ошибаться нельзя.

«Хватай, как умеешь»

Ослепленные прожектором бакланы налетают на лодку — береги лицо и глаза! Рулевой хватает одного баклана, сворачивает ему шею — пригодится к завтраку

И снова загорается «красная лампочка», снова плывем к ней, гипнотизируя крокодила прожектором. Небольшой маневр вправо, резкий поворот влево: к крокодилу всегда подплывают против течения.

Станислав встает. Лицо охотника — я вижу его в отблеске лампы — сосредоточенно и напряженно.

Борта пироги скребут густые камыши. Внезапно возникает берег — узкая полоска голой земли, за ней высокая шуршащая трава.

Станислав выскакивает из лодки, молниеносным кошачьим движением хватает что-то в мелкой воде. Позади я слышу нервный смех рулевого.

Охотник возвращается, он несет, сжимая за челюсти, почти полутораметрового крокодила.

Так Станислав Хемпель продемонстрировал свой способ ловли крокодила — живьем. Стрельбе научили его охотники с Замбези, ловлю живьем он разработал сам. Мало кто занимается этим ремеслом, оно требует отваги, силы, быстроты и безошибочной реакции.

Станислав просит меня встать, открывает люк ящика и бросает туда крокодила. Первый раз в жизни я сижу на живом крокодиле. Этой ночью операция «хватай, как умеешь» повторяется еще раз. И вот подо мной два крокодила!

Рулевой вынимает из-под моего «кресла» одно чудовище, железной хваткой держит его за морду, а другой рукой давит на брюхо. Животное начинает пищать все более резко и жалостно. Спустя мгновение из зарослей ему отвечают другие. И вот еще один убитый, но, к сожалению, не выловленный крокодил...

Три часа утра. Мы плывем серединой реки к нашей стоянке.

Снова слышны голоса цикад на берегу, пронзительные крики птиц. Снова луна и фантастически рассыпавшийся Млечный Путь. Спадает напряжение прошедших четырех часов, и если бы не пирога, полная крокодилов, можно было бы и вздремнуть...

Ольгерд Будревич

Рисунки Г. Филипповского

Перевод с польского В. Кузнецова

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи