Чудеса и чудовища озера Лабынкыр

Чудеса и чудовища озера Лабынкыр

Фото: АЛЕКСАНДР ГУБИН/РГО

Участники экспедиции Русского географического общества выясняли пределы человеческих возможностей во время подледных погружений на полюсе холода

Обитатели ближайших к озеру Лабынкыр поселков наверняка не задавались вопросом, зачем в начале февраля группе дайверов Русского географического общества погружаться в озеро на полюсе холода. Они-то знали ответ: за чертом. Лабынкырским чертом. Некоторые жители поселка Томтор сочли, что посмотреть на это стоит того, чтобы в 50-градусный мороз отправиться за сто с лишним километров.

Озеро Лабынкыр и его таинственного обитателя прославил в 1960 году журнал «Вокруг света»: в числе прочих родственников шотландской Несси биолог Игорь Акимушкин назвал тогда лабынкырского черта — гигантское чудовище, которое, по поверьям местных якутов, обитает в озере. А годом позже журнал опубликовал фрагменты дневников геолога Виктора Твердохлебова, который уверял, что собственными глазами видел его, правда, не в Лабынкыре, а на соседнем озере Ворота.


Нажмите для увеличения

 

От нашествия любителей непознанного озеро спасает лишь его удаленность от цивилизации. Добраться сюда само по себе уже экстремальное приключение. Находящийся в 105 километрах Томтор — ближайший к Лабынкыру населенный пункт. Часть пути от Якутска до Лабынкыра участникам экспедиции в буквальном смысле слова приходилось прокладывать дорогу — пробивать в снегу с помощью армейского ЗИЛ-131, за которым уже могли с грехом пополам пройти внедорожники. Присоединившийся к экспедиции шаман оказался весьма кстати. Он провел на берегу специальный обряд не то для жителей Томтора, с которых вполне бы сталось никого никуда не пустить без позволения духов, не то для успокоения самих дайверов (представители любой профессии, связанной с риском, люди суеверные).

Дайверы во главе с руководителем подводного исследовательского отряда РГО Дмитрием Шиллером ехали в якутские дали не только для того, чтобы схватить «черта» за рога. Лабынкыр — крупнейшее озеро (14 км в длину, 4 км в ширину, средняя глубина — 52,6 м) в районе полюса холода Северного полушария. Участники экспедиции хотели продемонстрировать, что гигантский перепад температур воздуха и воды не является препятствием для работы аквалангистов. Просто этого никто и никогда не делал. Опытный полярник Александр Губин рассказывал, что  в Антарктиде дайверы с большими перепадами температур не сталкиваются: погружения происходят летом, когда морозов сильнее –10 °C почти не бывает, а температура воды держится около ноля. Кроме того, на судне они обеспечены всем необходимым — медицинской помощью, горячим душем и так далее.

Бытовые условия в лабынкырской экспедиции были куда скромнее. Да и снаряжение дайверы использовали самое обычное, которое можно купить в любом специализированном магазине, не применяли никаких обогревающих систем, в том числе и для защиты регуляторов подачи воздуха.

Во всем этом предприятии самую большую сложность представляли моменты входа в воду и выхода из нее. Резкие перепады температур (от –46 на воздухе до +2 в воде) могут не лучшим образом сказаться на работе сердца... «В момент входа в воду ощущаешь не холод, а на оборот: тебя будто в кипяток окунули», — рассказывал Дмитрий Шиллер. К тому же неподготовленный человек, вынырнув, рефлекторно делает глубокий вдох, а на сильном морозе это может серьезно поразить легкие.Участники экспедиции готовились к этому испытанию по специальной методике, в частности обучались особой системе дыхания, заимствованной из йоги.

Из 10 человек команды, помимо Шиллера, в воды Лабынкыра погружались еще двое: выпускник знаменитой Севастопольской водолазной школы Виктор Озаренко  и подводный фотограф Александр Губин. Но и остававшимся на берегу участникам команды не приходилось прохлаждаться: надо было периодически расчищать стремительно замерзающую майну — полынью.

Фото: MAXIM SHEMETOV/REUTERS/VOSTOCK PHOTO (X3)
 

Погружений было два, с получасовым перерывом. Во время первого нужно было понять, как организм и техника ведут себя в экстремальных условиях. «Особые опасения вызывал момент выхода из воды — мы боялись примерзнуть ко льду», — рассказывает Дмитрий Шиллер. Действительно, мокрые костюмы почти моментально заледенели, превратившись в подобие рыцарских лат. Оборудование разморозили в теплой палатке, продули, проверили — и снова в полынью, на этот раз уже осматривать окрестности, брать пробы воды и грунта. В общей сложности дайверы пробыли под водой около часа, а максимальная глубина погружения составила около 20 метров. «Нам удалось сломать стереотип: мы смогли доказать, что можно работать в условиях резкого перепада температур без специального оборудования и снаряжения», — заявляет Шиллер.

Участников погружения, кажется, ни капли не огорчило, что лабынкырского черта они так и не встретили. А вот жители Томтора и других окрестных селений наверняка слегка расстроились, ведь надежда на существование чудовища постепенно тает — со времен геолога Твердохлебова его никто, кажется, не видел.

Край, ждущий исследователей

Над водой чуть-чуть возвышалась темно-серая овальная туша. <...> На темно-сером фоне отчетливо выделялись два симметричных светлых пятна, похожих на глаза животного, а из тела его торчало что-то вроде палки... Может быть, плавник? Или гарпун неудачливого охотника? Мы видели лишь небольшую часть животного, но под водой угадывалось огромное, массивное тело. <…> Перед нами был хищник, без сомнения, один из сильнейших хищников мира: такая неукротимая, беспощадная, какая-то осмысленная свирепость чувствовалась в каждом его движении, во всем его облике. В ста метрах от берега животное остановилось. Оно вдруг сильно забилось на воде, поднялись волны, и никак нельзя было понять, что происходит. Прошла, может быть, минута — и животное исчезло, нырнуло. Только тогда я вспомнил о фотоаппарате. <...> Сомнения не было: мы видели «черта», легендарное чудовище здешних мест.

Из дневников В. Твердохлебова  (Вокруг света, № 2, 1961)

 
# Вопрос-Ответ