Клад тамплиеров

Клад тамплиеров

Трудно сказать, сколько людей в разных странах занято поисками сокровищ. Где только не ищут клады! В горах Эквадора и на берегах Мертвого моря, на Галапагосских островах, в гробницах фараонов, на пепелищах и в развалинах средневековых замков, в пещерах и на дне озер.

Сотни людей во Франции, Англии, Соединенных Штатах, многих других странах Запада потратили жизнь на бесплодные поиски; они надеялись мгновенно разбогатеть, но вместо этого разорились и впали в нищету. А знаменитые сокровища, эти сгустки преступлений, политических интриг, обманов и предательств, как в прошлом, так и сейчас несут с собой горе и бесчестье...

Рассказ о поисках ле гендарного клада там плиеров мы начнем с любопытного письма, присланного одной француженкой в «Клуб искателей сокровищ» (есть и такое, притом довольно многолюдное, объединение).

«Мой муж вспоминал, как мальчиком, лет четырнадцати, роясь в библиотеке деда, нашел старый французский молитвенник. Внутри был листок со следующим текстом: «Под старинным замком Валь-де-Круа находятся сокровища Ордена тамплиеров. Иди и ищи. Святой и Истина укажут тебе дорогу».

Муж бережно хранил в памяти эти слова, но молитвенник и листок пропали в последующие бурные годы.

В 1948 году, после демобилизации, муж испытывал только одно желание: поселиться где-нибудь в тихом уголке Франции и провести там статок жизни. Случай привел его в Валькроз, покинутое поместье со старым, изрядно разрушенным замком в почти безлюдных горах Верхнего Вара. Мы начали восстанавливать замок.

Некоторые любопытные особенности архитектуры и истории замка заставили мужа вспомнить фразы из листка, найденного в старом молитвеннике, и мы начали подозревать, что Валькроз, где мы поселились, и есть тот самый загадочный Валь-де-Круа.

Мы выяснили, что Валькроз действительно принадлежал тамплиерам. В часовенке замка была найдена картина, изображающая святого Целестина, коленопреклоненного перед неким величием. В центре начертано «Veritas» что значит «истина». Святой! Истина! Муж попросил специалистов ознакомиться планом замка. Был обследован весь лабиринт подземелий, залов и тайников, подземная тюрьма, кладбище. Никаких сокровищ!»

Письме заканчивается сетованиями на злосчастную судьбу, не жалующую искателей кладов.

...В наш., дни путешественник, приехавший в Валькроз, чтобы ознакомиться со старым замком, увидит темные сводчатые переходы, истертые ступени, руины башен. Кругом — леса, бездорожье.

И здесь, в хижине, как гнездо прилепившейся к остаткам древней крепостной стены, ютятся старик и старуха. У них ни детей, ни близких, ни соседей. Они давно забыли, что значит вкусно и досыта поесть. Их одежда свидетельствует о крайней бедности. Они истратили свое скромное состояние на бессмысленные поиски, запустили хозяйство, которое сами же налаживали с нечеловеческим упорством, и остались к старости лицом к лицу с нищетой.

Однако они еще наде ются на сказочное обогащение, они одержимы грезами о сундуках с золотыми монетами, о тайниках, в которых их ждут усыпанные камнями браслеты, колье, драгоценные регалии.

Не одни они были ослеплены блеском легендарных сокровищ тамплиеров... В списках искателей этого клада авантюристы, ученые и даже престарелый политик, еще недавно возглавлявший правительство одной западной страны...

Весной 1306 года тысячные толпы высыпали на улицы Парижа, чтобы посмотреть на въезд Beликого Магистра ордена тамплиеров Жака де Молэ.

Несмотря на шестьдесят с лишним лет, Жак Де Молэ твердо сидел в роскошном восточном седле. На нем был белый плащ с красным крестом на плече. В таких же плащах были шестьдесят сопровождавших его рыцарей — членов Капитула ордена. За ними следовали повозки, окруженные восемьюдесятью рыцарями, еще не удостоенными высших степеней.

Рыцарей сопровождали служители в темных плащах с капюшонами, оруженосцы, лучники. Затем шли повозки с окованными железом сундуками, полными золотых монет. Серебро везли в кожаных тюках, навьюченных на мулов. Процессию завершали священники в черных балахонах и убранные во все черное лошади, запряженные в черный катафалк. На катафалке везли просмоленный гроб, шлем и щит с гербом графов де Боже. Великий Магистр Жак де Молэ, переезжая в новую резиденцию — замок Тампль, вместе с казной ордена перевозил и прах своего предшественника Великого Магистра Гийома де Боже.

Тампль, построенный в 1222 году в Париже, считался неприступной крепостью. Внутри вдоль стен замка тянулись конюшни и казармы — для целого войска. Посреди крепостного двора был плац для воинских упражнений, колодезь и маленький садик с лекарственными растениями. Над ними высились собор и могучая главная башня высотой с двенадцатиэтажный дом и со стенами толщиной в восемь метров. Главная башня — резиденция Великого Магистра — не была связана ни с одним из зданий замка. Подъемный мост вел с крыши одной из казарм прямо к поднятым высоко над землей дверям. За ними в сводчатом зале жил Магистр.

Сам Филипп Красивый, французский король, не имел власти внутри стен Тампля. Великий Магистр давал отчет о своих действиях лишь Капитулу ордена, да и то если находил это нужным. Местом заседаний Капитула была церковь с толстыми стенами и похожими на бойницы окнами. Колонны делили церковь на сводчатые коридоры, или, как их тогда называли, «корабли», вытянутые с запада на восток. Посреди главного корабля была винтовая лестница, она вела в подземную церковь «крипту», служившую усыпальницей для многих предшественников Жака де Молэ. Их хоронили в полу, под массивными каменными плитами.

Здесь, рядом с местом, где со временем должен был закончить жизненный путь сам Жак де Молэ, и был захоронен привезенный из Палестины гроб его предшественника и друга — Великого Магистра де Боже.

Что касается казны, то она хранилась в нескольких ярусах подземелья, под башней, в которой жил Великий Магистр. О размерах этой казны знали только сам Жак де Молэ в Великий Казначей.

Богатства тамплиеров были сказочными, хотя они и называли себя «бедным рыцарством Христовым и  храма Соломонова».

Когда в первом крестовом походе 1099 года был завоеван Иерусалим и создано Иерусалимское королевство, к «гробу господнему» двинулись толпы паломников. Они несли с собой деньги, и их судьба, разумеется, была небезразлична христианскому духовенства. Разбойники и кочевники нападали на богомольцев, и, таким образом, церковная казна несла немалые урон.

Для защиты богомольцев, идущих в Иерусалим, и был в 1119 году создан орден «бедных рыцарей», которым за их службу было обещано отпущение грехов и место в раю. «Главное же их назначение состояло в том, чтобы они по мере сил охраняли пути и дороги от коварства разбойников и от нападений», — говорится в старинной хронике.

Орден получил в свое владение полуразрушенный замок вблизи руин древнего храма, построенного некогда иудейским царем Соломоном. От французского слова «тампль» — «храм» и родилось название ордена — «тамплиеры», или «храмовники». Тамплиеры, как монахи, величали друг друга «братьями» и давали монашеский обет безбрачия, бедности, нестяжательства. Принимались в члены ордена только дворяне.

Через несколько десятков лет орден начал быстро богатеть. Оказывается, «защитники» сами занялись разбоем. Они начали с нападений на караваны арабских купцов, а вскоре переключились на тех самых паломников, охранять которых были призваны. Богатство бедных «братьев» росло с каждым днем. Они уже не гнушались никакими средствами. Насилия, убийства, шантаж, подделка завещаний — все шло в ход.

Хроники того времени полны жалоб на нападения, совершенные тамплиерами на своих близких и дальних соседей, на грабежи, совершенные на проезжих дорогах, на мученья и пытки, которыми тамплиеры подвергали захваченных, чтобы получить выкуп.

Золото помогло тамплиерам добиться особых прав. Земли орденских замков перестали облагаться налогами. Лица, поступающие в орден, освобождались от ответственности за совершенные ранее проступки и преступления. Церкви ордена не платили церковные поборы. Вскоре под властью ордена оказались не только земли на Востоке, но и обширные владения в Европе.

В XIII веке орден становится крупнейшим ростовщиком Европы. Тамплиерам принадлежит сомнительная честь изобретения векселей — долговых обязательств.; заменяющих деньги. Благодаря векселям золото еще быстрее стало накапливаться в подземельях орденских замков.

Всюду пошла молва о роскоши, расточительности надменных членов ордена, разврате, пьянстве тамплиеров. Выражение «пить, как тамплиер» вошло в поговорку. Слухи передавались вполголоса, потому что у ордена были всюду уши и длинные руки.

Землепашцы и пастухи, кузнецы, бондари и виноделы Европы день и ночь гнули спину, чтобы их господа могли выплатить «бедному рыцарству Христову» проценты М проценты на проценты. Как писал один историк: «Орден хотел выжать из Европы все соки, чтобы ее обескровить». Главным должником ордена был французский король Филипп Красивый. Его долг ордену составлял астрономическую по тем временам сумму. Орден с большой выгодой использовал свое положение кредитора короля и держал себя как особое государство в королевстве французском.

Еще в середине XIII века тамплиеры перенесли свою резиденцию из Палестины в замок Лимасол на острове Кипр. Но усиление мусульманских государств в Малой Азии сделало пребывание ордена на Кипре небезопасным. Нужно было искать место для орденской казны, и в 1306 году Жак де Молэ решил переселиться в Париж в замок Тампль. В том же году и состоялся торжественный въезд Великого Магистра. Филипп Красивый оказал Магистру почести, каких удостаивались только короли. Великолепие встречи рассеяло некоторые опасения Жака де Молэ, знавшего, что Филипп — опасный и коварный властитель, что он не прочь поживиться за счет золота тамплиеров.

Уверенный в силе ордена и поддержке католической церкви, Великий Магистр не знал, что король уже вступил в тайный сговор с папой.

Филипп Красивый вел бесконечные войны, стремясь расширить свои владения. А войны требовали денег. Налогов и податей королю казалось недостаточно, и он пускался на всякие жульничества. На монетном дворе в Париже полновесные монеты, которые привозили сборщики налогов, стали опиливать. Из опилок чеканили новые монеты: из ста монет получали 110— 115. Но и этого королю было мало.

...У Филиппа Красивого был большой опыт «оплаты» долгов. В начале своего царствования он задолжал ломбардским ростовщикам. Когда они потребовали возврата денег, французский король сгноил кредиторов в тюрьме.

Позже он занял большие деньги у еврейских банкиров. Когда пришел срок платежа, король издал закон об изгнании евреев из Франции и конфискации их имущества. Жертвами конфискации стали все, кому был должен король. Король захотел проделать эту же операцию и с тамплиерами. Но с ними справиться было труднее.

Филипп долго готовился к . решающему удару.

В 1305 году на конклаве французский король «купил» всех кардиналов, избиравших нового папу, и главой католической церкви стал Климент V, ставленник Филиппа.

За «услугу» папа обещал распустить орден тамплиеров.
Прошло немногим более года со дня торжественного въезда Жака де Молэ в Париж...

В ночь на 13 октября 1307 года французский король отдал приказ изловить всех тамплиеров во Франции и заточить в темницы.

Великого Магистра де Молэ и трех высших сановников ордена арестовал легист короля Гийом де Ногарэ, ворвавшийся в Тампль во главе отряда солдат.

В своем манифесте Филипп писал:
«Мы, которые поставлены богом на страже справедливости и свободы, зрело обсудив все с прелатами и баронами и другими советниками, приказали арестовать всех членов ордена в нашем королевстве; всех, без исключения, предать суду Церкви, а их движимое и недвижимое имущество конфисковать и передать в наши руки».

В последний раз прошел по Парижу Магистр ордена тамплиеров — босой, в колпаке из желтой льняной ткани, на которой были нарисованы черти и языки пламени. Когда-то Великого Магистра сопровождали слуги и оруженосцы. Теперь перед ним шли сто угольщиков — поставщиков «материала» для костра — и двенадцать священников в белых облачениях. Замыкали шествие доминиканцы в черных сутанах и капюшонах, закрывавших лица. Жак де Молэ и члены Капитула ордена были сожжены на одном из островов Сены в присутствии короля и его семьи.

Казна тамплиеров была конфискована задолго до того, как языки пламени коснулись Жака де Молэ. Филипп лично проследил за тем, чтобы ни одна монета не прилипла к рукам его вельмож или инквизиторов. Короне передавалось все.

Но у тамплиеров оказалось меньше денег, чем можно было предположить. Очевидно, часть своих сокровищ они успели поместить в тайники. Во всяком случае, завеса тайны над сокровищами тамплиеров была плотно закрыта.

Прошли века. И вот в 1745 году немецкий архивариус Шитман опубликовал найденный им документ. В нем утверждалось, что Жак де Молэ перед смертью передал юному графу Гишару де Боже следующее:
«В могиле твоего дяди, Великого Магистра де Боже нет его останков; там тайные архивы ордена и реликвии — корона иерусалимских царей и четыре золотые фигуры евангелистов. Остальные драгоценности хранятся внутри двух колонн, против входа в крипту. Капители этих колонн вращаются вокруг своей оси и открывают отверстие тайника».

Молодой граф де Боже испросил у Филиппа Красивого разрешение увезти из Тампля прах своего родственника. Он якобы вынул из колонн золото, драгоценные камни и вместе с гробом перенес архив и ценности в новый тайник.

Сообщение архивариуса Шитмана взволновало в свое время всю Европу. Его версия получила косвенное подтверждение: одна из колонн в церкви тамплиеров оказалась полой. Куда же в таком случае переправил сокровища Гишар де Боже? Одни полагали, что золото вернулось на Кипр, другие уверяли, что гроб с мнимыми останками де Боже должен храниться в фамильном склепе.

Последнее предположение считалось тогда настолько вероятным, что во время Великой французской революции замок де Боже был разобран и перекопан. Но ни в склепе, ни в подвалах сокровищ не оказалось...

В 70-х годах XIX века при реконструкции Парижа была снесена церковь тамплиеров. Оказалось, что одна из могил в подземелье пуста. Не исключено, что это и была мнимая могила Магистра де Боже, в которой Жак де Молэ хранил архив и сокровища. Поиски начались сызнова. В конце XIX века было установлено, что, кроме родового поместья Боже, этой семье принадлежало и поместье Аржиньи.

В департаменте Рона до сегодняшнего дня отлично сохранился средневековый замок с башнями, сводчатыми входами и глубокими рвами, все еще заполненными водой. В начале XIV века он лежал за пределами владений Филиппа Красивого и не пострадал во время облавы 1307 года. К тому же замок Аржиньи весь испещрен странными знаками. Ключ ли это к сокровищам или магические заклинания против козней волшебников, в которых верили тамплиеры, — неизвестно. Владеет замком Жак де Розмон.

Еще отец нынешнего Розмона искал предполагаемый тайник. Сын не придавал значения легендам до тех пор, пока в 1950 году его не посетил некий английский полковник и не предложил купить замок за неимоверную цену — сто миллионов франков.

Возникло предположение, что в английских архивах найдены какие-то сведения о сокровищах гамплиеров. Розмон отказался продать замок и решил сам начать розыски клада. «Эмпирики  умеют только разрушать, но никогда ничего не находят. Только научный метод может привести к ценным открытиям», — заявил он корреспондентам.

Но даже оснащенные «научными методами» искатели сокровищ очень недалёко ушли от своих средневековых предков.

Однажды в Аржиньи прибыл «магистр оккультных наук» Арман Барбо. Он-то и должен был использовать в поисках «строго научный мегод».

Очевидец оставил нам удивительный рассказ о том, как всего лишь десять лет назад под руководством Барбо шли поиски клада в Аржиньи:
«Перешли к ночным «вызовам» способом постукивания, в результате чего... явились духи одиннадцати тамплиеров. Они соглашались ответить на вопросы, однако отвечали довольно бессвязно, а сказать, где спрятано сокровище, отказывались наотрез».

Совершив утомительный вояж с того света, тамплиеры не пожелали открыть тайну. Однако неудача Барбо не обескуражила некоего Брейера, утверждающего, что он более искушен в тайнах загробной жизни. И снова «вызовы». Брейер назвал Гийома де Боже «мой славный кузен» и попросил открыть тайну сокровища. Брейер предложил умершему 800 лет назад тамплиеру любопытную сделку: в обмен на сокровища он... обещал познакомить его с молоденькой красоткой!

Несмотря на заманчивые предложения Брейера, Великий Магистр остался недвижим в своей могиле. Он был не более уступчивым, чем прочие духи, и ничего не открыл новоявленному «кузену»...

Может показаться, что древняя трагедия людской жадности и низости обернулась всего лишь фарсом с участием чудаковатых скопидомов. Но так кажется, если забыть, что каста кладопоклонников обосновалась иа земле Вольтера, Франса, Золя — великих борцов с мракобесием, глупостью и алчностью.

Борис Бродский
Рис. К. Эдельштейна

Ключевые слова: тамплиеры
 
# Вопрос-Ответ