Тело как оскорбление

Тело как оскорбление

В «Завтраке на траве» Мане не просто изобразил нагое женское тело, он показал, что его присутствие среди мужчин — обычное дело. Женщина здесь — часть трапезы


Фото: AKG/EAST NEWS

Когда в 1863 году Эдуард Мане завершил знаменитый «Завтрак на траве», картина произвела скандал. На ежегодном парижском «Салоне» она превратилась в предмет всеобщего осуждения. «Какая-то голая уличная девка, — писал критик Луи Этьенн, — бесстыдно расположилась между двумя франтами в галстуках и городских костюмах. У них вид школьников на каникулах, подражающих кутежам взрослых, и я тщетно пытаюсь понять, в чем же смысл этой непристойной загадки». На «Салоне» было выставлено немало картин, отвергнутых жюри, и император Наполеон III, сам любитель живописи, поддержал идею организовать «Салон отверженных», где могли бы выставить свои работы художники, чьи картины не были оценены по достоинству. Там выставлялся и «Завтрак». Но увидев полотно Мане, Наполеон III брезгливо отвернулся. «Бредовое произведение, — передавал толки вокруг картины Эмиль Золя, друг Мане, — нелепое и неприличное. «Завтрак» рождает не только смех, он вызывает ярость». Вероятно, эпатажнику Мане этого и надо было.


Ярко освещенное нагое тело — тоже насмешка над общественной моралью, олицетворенной для Эдуарда фигурой отца: Огюст Мане был судьей и рассматривал дела о нарушении правил общественной нравственности. Позировала Мане продавщица галантерейного магазина Викторина Мёран. Они познакомились в 1862 году. Вскоре знакомство переросло в страстный роман. Мёран сама неплохо рисовала.

Выражение лица Викторины критики называли сомнамбулическим. И это в какой-то степени справедливо . Голову модели Мане писал уже после того, как их роман закончился. У Мане умер отец. Вероятно, этим был снят некий запрет, и Эдуард женится на своей учительнице музыки Сюзанне Ленхов. Оказалось, что у них была давняя связь и есть даже ребенок — сын-подросток, изображенный Мане на картине «Флейтист». Викторина очень болезненно переживала окончание романа с художником, и это не могло не отразиться на ее лице.

На рентгенографии «Завтрака» видно, как сильно менялось его выражение во время работы с Мане. Натурщиками Эдуарду послужили его брат Гюстав...

...и брат невесты Мане — Фердинанд Ленхов. Все они, как и Викторина, были изображены портретно и легко узнавались посетителями выставки.

Здесь тоже не обошлось  без скандала: брат невесты Эдуарда позировал на одной картине с любовницей Мане!

Сам Мане утверждал, что картина написана на пленэре, но на холсте видно несколько нестыковок, выдающих ее постановочность. Так, неестественно смотрится фрак, в котором изображен Гюстав Мане. В таком никому и в голову бы не пришло выезжать на природу. Создается впечатление, что Мане просто издевался над публикой. Об этом свидетельствуют и размеры картины. Они подходят для эпических сюжетов, а не для пасторалей с любовницей.


Лес на заднем фоне также небрежен и напоминает театральную декорацию .

Девушка на заднем плане непропорционально велика. Тем самым Мане создает эффект неправильной  перспективы : непонятно, где начало, центр и фон картины. Картина вызывающе композиционно нелепа.

Лягушку внизу картины искусствоведы обычно воспринимают как намек на нравственность Викторины Мёран: лягушками называли проституток.

Так же могут трактоваться и вишни , выпавшие из корзины (символ сладострастия)

Возможно, это еще одна нелепость, как и снегирь в ветвях деревьев (летом снегирей во Франции нет)
 
# Вопрос-Ответ