Биотехнологии: с миру по гену

01 декабря 2011 года, 00:00

1. Биореактор для производства водорослей, вырабатывающих водород, который затем используется как экологически чистое топливо
2. Дрожжевые клетки. Генетически однородные линии пекарских дрожжей впервые выделил в 1867 году Луи Пастер
Фото:  SPL/EAST NEWS (х2)

Бурное развитие биотехнологии поставило перед учеными и общественностью непростые этические вопросы. Дальнейшая судьба отрасли во многом зависит от того, как они будут разрешены

Человек с древнейших времен использовал биотехнологии в виноделии, пивоварении или хлебопечении. Но процессы, лежащие в основе этих производств, долго оставались загадочными. Их природа прояснилась лишь в конце XIX — начале ХХ века, когда были разработаны методы культивирования микроорганизов, пастеризации, выделены чистые линии бактерий и ферменты. Это привело к возникновению новой отрасли — биотехнологической.

Французский химик Луи Пастер в 1867 году доказал, что брожение — это результат жизнедеятельности микроорганизмов. Немецкий биохимик Эдуард Бухнер уточнил, что оно вызывается и бесклеточным экстрактом, содержащим ферменты, катализирующие химические реакции. Использование чистых ферментов для переработки сырья послужило толчком к развитию зимологии. Например, альфа-амилаза требуется для расщепления крахмала.

В это же время сделаны важные открытия в области нарождавшейся генетики, без которой была бы немыслима биотехнология современного уровня. В 1865 году австрийский монах Грегор Мендель ознакомил Брюннское общество естествоиспытателей со своими «Опытами над растительными гибридами», в которых он описал законы передачи наследственности. В 1902 году биологи Уолтер Саттон и Теодор Бовери предположили, что передача наследственности связана с материальными носителями — хромосомами. Уже тогда было известно, что живой организм состоит из клеток. Немецкий патолог Рудольф Вирхов дополняет клеточную теорию принципом «каждая клетка — из клетки». А опыты ботаника Готлиба Хаберландта продемонстрировали, что клетка может существовать в искусственной среде и отдельно от организма. Эксперименты последнего привели к открытию роли витаминов, минеральных добавок и гормонов.

Потом было слово

Годом рождения самого термина «биотехнология» принято считать 1919-й, когда был опубликован манифест «Биотехнология переработки мяса, жиров и молока на больших сельскохозяйственных фермах». Его автор — венгерский агроэкономист, в то время министр продовольствия Карл Эреки. Манифест описывал переработку сельскохозяйственного сырья в другие пищевые продукты с помощью биологических организмов. Эреки предсказывал новую эпоху в истории человечества, сравнивая открытие этого метода с величайшими технологическими революциями прошлого: появлением производящего хозяйства в эпоху неолита и металлургии в бронзовом веке. Но до конца 1920-х годов под биотехнологией подразумевалось лишь использование микроорганизмов для ферментации. В 1930-е развивается медицинская биотехнология. Открытый в 1928 году Александером Флемингом пенициллин, производимый из грибков Penicillium notatum, уже в 1940-х годах начал выпускаться в промышленных масштабах. А в конце 1960-х — начале 1970-х годов была сделана попытка объединить пищевую промышленность с нефтеперерабатывающей. Компания British Petroleum разработала технологию бактериального синтеза кормового белка из отходов нефтепромышленности.

В госпиталях времен Второй мировой войны при лечении раненых стал широко использоваться пенициллин, первый антибиотик. Фото: Фото: SPL/EAST NEWS 

Ученые против ученых

В 1953 году было совершено открытие, которое вызвало впоследствии переворот в биотехнологии: Джеймс Уотсон и Фрэнсис Крик расшифровали структуру ДНК. И в 1970-х годах к биотехнологическим приемам добавилось манипулирование наследственным материалом. Буквально за два десятилетия были открыты все необходимые для этого инструменты: выделена обратная транскриптаза — фермент, который позволяет «переписывать» генетический код из РНК обратно в ДНК, открыты ферменты для разрезания ДНК, а также полимеразная цепная реакция для многократного воспроизводства отдельных фрагментов ДНК.

В 1973 году создан первый генетически рекомбинантный организм: в бактерию был перенесен генетический элемент от лягушки. Началась эра генетической инженерии, которая едва сразу же не закончилась: в 1975 году в городе Асиломар (США) на Международном конгрессе, посвященном изучению рекомбинантных ДНК-молекул, впервые были высказаны опасения относительно применения новых технологий.

«Тревогу забили не политики, не религиозные группы и не журналисты, как можно было бы ожидать. Это были сами ученые, — вспоминал Пол Берг, один из организаторов конференции и пионер создания рекомбинантных молекул ДНК. — Многие ученые опасались, что общественные дебаты приведут к неоправданным ограничениям на молекулярную биологию, но они поощряли ответственную дискуссию, приведшую к консенсусу». Участники конгресса выступили за мораторий на ряд потенциально опасных исследований.

Тем временем от биотехнологии и генетической инженерии отпочковалась синтетическая биология, которая занимается дизайном новых биологических компонентов и систем и редизайном уже существующих. Первой ласточкой синтетической биологии стал искусственный синтез транспортной РНК в 1970 году, а сегодня возможен уже синтез целых геномов из элементарных структур.

1. Лаборатория на кремниевом чипе позволяет эффективно растить клетки в гелевой среде. Такие устройства удешевляют диагностику заболеваний и культивирование живых тканей
2. Биологи перенесли в геном малярийного комара ген зеленого флуоресцентного белка медузы Aequorea victoria. В результате его личинки стали светиться при ультрафиолетовом излучении. Ученые намерены создать комара, неспособного переносить возбудителей малярии.
Фото: SPL/EAST NEWS (х2)

Хелло, Долли!

В 1978 году фирма Genentech сконструировала в лаборатории бактерию Е.coli, синтезирующую человеческий инсулин. С этого момента генетическая рекомбинация окончательно входит в арсенал биотехнологии и считается едва ли не ее синонимом. Одновременно был осуществлен первый перенос новых генов в геномы животной и растительной клетки. Нобелевский лауреат 1980 года Уолтер Гилберт заявил: «Мы можем получить для медицинских целей или для коммерческого применения фактически любой человеческий белок, способный влиять на важные функции человеческого тела».

В 1985 году проходят первые полевые испытания трансгенных растений, устойчивых к гербицидам, насекомым, вирусам и бактериям. Появляются патенты на растения. Начинается расцвет молекулярной генетики, бурно развиваются аналитические методы, такие как секвенирование, то есть определение первичной последовательности белков и нуклеиновых кислот.

В 1995 году на рынок было выпущено первое трансгенное растение (томат Flavr Savr), а уже к 2010 году трансгенные сельскохозяйственные культуры выращивали в 29 странах на 148 миллионах гектаров (10% от общей площади возделываемых земель). В 1996 году на свет появляется первое клонированное животное — овца Долли. К 2010 году было клонировано больше 20 видов животных: коты, собаки, волки, лошади, свиньи, муфлоны.

Первым клонированным теплокровным животным стала овца по кличке Долли. Она родила шестерых ягнят и была усыплена в 6-летнем возрасте, так как страдала заболеванием легких. Фото: SHUTTERSTOCK

Однако на пути создания новых организмов возникают вопросы не только технического, но и этического свойства. Допустимо ли, скажем, клонировать человека? С одной стороны, это стало бы прорывом в поиске новых методов лечения опасных заболеваний, развитие терапевтического клонирования позволило бы получать ценнейшие для «починки» организма стволовые клетки. С другой — противники клонирования считают его посягательством на достоинство человека, на его право иметь двух родителей, причем биологических родителей. Ведь отец или мать клона являются его биологическими братом или сестрой. Не приведет ли проверка на генетические заболевания и предрасположенность к ним к дискриминации отдельных групп людей? В странах со страховой медициной рассекречивание такой информации может повлечь по меньшей мере повышение страховых ставок. А если сведения о «болезненных» склонностях человека попадут в руки его работодателю, это может стать и поводом для увольнения.

Как распространение биотехнологий повлияет на окружающую среду? Вклад промышленной биотехнологии в выбросы СО2 уже сейчас довольно ощутим. Кроме того, при широком распространении генетически измененных организмов не исключено их случайное скрещивание с продуктами традиционной селекции, что способно вызвать к жизни новые биологические виды с непредсказуемыми свойствами. Словом, вопросов возникает немало, и общество вместе с учеными должно достичь по ним консенсуса. Будущее биотехнологии зависит от того, где в итоге пройдет граница дозволенного.

Рубрика: Эволюция
Просмотров: 11081