Их дом — Мировой океан

01 мая 1998 года, 00:00

Их дом — Мировой океан

Отношения между человеком и животным всегда окрашены таинственностью. Разделяющая их пропасть кажется непреодолимой...
Филипп Кусто

Несколько минут ничто не нарушало бирюзового  безмолвия. Мы были одни в этом бесконечном водном просторе: дельфин и человек. Я вытянул руку вперед, чтобы перекинуть мост через пропасть, разделяющую нас. Осторожно (именно так в сложившейся ситуации,  ибо передо  мной было настоящее чудо — дикое морское животное, взявшееся невесть откуда, из морских  глубин)   я  дотронулся  до  его скользкого серого клюва и затем, осмелев, погладил гладкий, похожий на дыню, выпуклый лоб. Его глаз прищурился, но животное оставалось спокойным,  затем открылся рот, что могло быть воспринято как знак хрупкого доверия. Я потрогал нижнюю челюсть дельфина, ощутив ладонью его острые твердые зубы. Он слегка, не причиняя боли, стиснул мою кисть — жест своеобразного рукопожатия.

Так, поглощенные взаимным созерцанием, мы парили в какой-то странной связке, держась друг за друга несколько мгновений, до тех пор, пока дельфин не вынырнул на поверхность, чтобы сделать глоток воздуха.

Сеня — так я прозвал своего нового друга. Он появился неподалеку от Херсона около года назад, один, робко приблизившись к катеру на безопасное расстояние. Однако стоило завести мотор, как он, преодолевая сопротивление воды, помчался рядом, всем своим видом демонстрируя превосходство. Особенно это ему удавалось, когда он шел впереди, буквально в полуметре от носа, как бы доказывая, кто настоящий хозяин морской стихии.

Дикое свободное морское животное, жаждущее человеческой компании, он стал нашим постоянным спутником. Никто и никогда не видел Сеню с другими дельфинами, несмотря на то, что он казался существом общительным и жизнерадостным. Целый месяц дельфин приплывал и развлекал дайверов, вызывая их восхищение, а затем исчез — так же внезапно, как и появился. Никто не знает, почему.

Они ходили по земле

Позже мне приходилось встречаться с разными людьми, имеющими отношение к этим морским животным: рыболовами, верившими в дельфинов как в надежных помощников в их нелегком промысле; врачами, которые лечили их от болезней, удивительно схожих с нашими; исследователями, глубоко убежденными даже в превосходстве их разума перед человеческим, — но никого, как я открыл для себя, эти маленькие китообразные не оставили равнодушными.

На протяжении веков судьба человека и дельфина переплелась каким-то таинственным, почти мистическим образом. Культ дельфина существовал еще в древнем мире. Его образ служил символом императорской и даже божественной власти, про него слагали легенды и его именем называли города. Самое древнее изображение животного встречается на античных монетах из города Тарента, отчеканенных в III веке до н. э., на которых Тарас — мифический основатель города, оседлавший дельфина, мчится по волнам. Хотя, конечно же, появление этого млекопитающего в природной среде произошло намного раньше.

Трудно поверить, но когда-то предки современных морских млекопитающих были вполне земными, то есть жили, охотились и размножались на суше, а передвигались на четырех конечностях.

Около 70 миллионов лет назад прародители китообразных покинули землю, оставив в наследство своим потомкам лишь многокамерный желудок и некоторые черты, типичные для наземных позвоночных.

Остатки самых древних китообразных, найденные в слоях морских отложений, свидетельствуют о том, что приблизительно 35 миллионов лет назад, в период эоцена, это были уже вполне сформировавшиеся морские млекопитающие с типично китовой формой черепа, скелета и тела, а также развитыми передними конечностями, задние же — исчезли вообще. Главным органом передвижения стал мощный хвостовой плавник. Они научились погружаться на 300-500 метров и задерживать дыхание на 20 минут. По данным палеонтологии, все основные виды китов и дельфинов сформировались приблизительно 20 миллионов лет назад.

Относятся дельфины к большой семье (точнее — подотряду) зубатых китов и живут в просторах всего Мирового океана, включая даже озера и реки Южной Америки и Азии. Существует до полусотни видов дельфинов (в морях России — 15 видов; промысел запрещен; 5 видов внесены в Красную книгу России), самым крупным из которых является косатка, а наиболее известным — афалина. Тот самый дельфин, который радует наш глаз в аквапарках и дельфинариях своими головокружительными трюками.

Помимо того, что афалина встречается практически везде, за исключением холодных морей, это еще и самый неприхотливый из дельфиновых, то есть легко уживается в неволе и легко меняет среду обитания. В Эйлатском заливе (Израиль), в дельфинарии, я наблюдал за черноморскими дельфинами, которые прекрасно себя чувствовали в «воде обетованной» Красного моря.

Среди афалин чаще всего выделяются «знаменитости». В 1955 году на побережье Новой Зеландии, в местечке Олонни стала появляться молодая самка, получившая имя Опо Джек. Она вплотную подплывала к купальщикам, позволяя себя гладить и даже сажать себе на спину детишек. Особенно Опо Джек любила играть в мяч. Так продолжалось почти год, пока мертвое тело животного не было найдено на берегу. В память о своей любимице жители городка воздвигли памятник — каменную статую дельфина.

И все-таки, если отбросить представления, очеловечивающие этих животных, и взглянуть на их чисто биологическую природу, то и здесь можно сделать для себя немало интересных открытий.

Описанные случаи с дельфинами нельзя рассматривать как что-то выдающееся, уникальное в мире животных, хотя эти китообразные довольно сообразительны и, вероятно, занимают место где-то между собакой и обезьяной, притом ближе к последней.
А. Томилин, биолог

Они действуют коллективно

В своей среде дельфиновые — существа иерархические. Живут они большими семьями, точнее семействами, в которые входят представители нескольких поколений. Обычно во главе семьи стоит старший самец, которого сопровождают самки или более, далее следуют взрослые детеныши и замыкает семейство молодняк текущего сезона.

Однако, к примеру, у арктических белух «институт брака поддерживается в обратном порядке; взрослые самцы приходят только на  период размножения, в остальное же время во главе стада стоит старая самка и остаются дочери, внучки, правнучки и так с десяток поколений, а также молодые самцы — до момента достижения ими половой зрелости. Парадокс белух заключается и в том, что родятся они темными и лишь с возрастом меняют окраску: из абсолютно темных становятся серыми, затем голубыми и, наконец, белыми.

Размножаются дельфины ежегодно. Беременность у различных видов протекает от десяти до шестнадцати месяцев. Сами же роды происходят под водой, а первый свой дыхательный акт новорожденный совершает в момент выныривания на поверхность. К родившей мамаше в семье отношение весьма трепетное. Самки окружают ее с боков, иногда и снизу, чтобы оказать малышу помощь, если он не будет в состоянии двигаться сам, или чтобы защитить его от нападения хищников. Ведь на почтительном расстоянии за стаей дельфинов следуют их вечные спутники, хладнокровные убийцы — акулы, в расчете на отставших больных или раненых животных.

Акулы, пожалуй, имеют единственное преимущество: огромную пасть и острые зубы, которые способны не только разрывать плоть, но и рассекать кости. Скорость передвижения у животного и рыбы примерно одинаковая. Однако и у дельфинов есть свои сильные стороны. Помимо развитого мозга и умения действовать коллективно, животные обладают исключительной способностью — резко вертикально подниматься в толще воды, что дает шанс для маневра и внезапной атаки.

Хотя вопрос о смертельной вражде этих представителей морской фауны, возможно, сильно преувеличен. В океанариумах наблюдались случаи вполне мирного сосуществования дельфинов и акул. Да и среди миролюбивых дельфинов есть свой агрессор — косатка, с весьма красноречивым прозвищем «кит-убийца». Да, это действительно самый крупный из дельфиновых. Особи достигают от семи до десяти метров, а спинной плавник может превосходить рост человека.

Встреча со стремительно движущейся стаей косаток, ритмично разрезаюшей водное пространство своими гибкими, сильными телами в черно-белом камуфляже, не сулит ничего хорошего морским обитателям, будь то акула, кальмар, морской слон или даже превосходящий по размеру их собрат — кит. Причем последний умирает более мучительно, не в силах противостоять в одиночку. Косатки же нападают сообща, челюсти их пострашнее акульих, атака беспощадна и молниеносна.

Однако свирепый норов косаток не распространяется на человека, с которым животные достаточно легко идут на контакт.

Филипп Кусто рассказывал, к примеру, о косатке, содержавшейся в маринариуме Ванкувера в конце 60-х. Необычна и сама история ее появления в маринариуме. Одному канадскому скульптору поступил заказ на изготовление статуи косатки. Ему понадобилась модель, и он решил убить подходящее для этого животное. После нескольких месяцев охоты ему улыбнулась удача. Он сумел загарпунить косатку, но когда наступил момент нанести последний удар, рука его дрогнула. Доставив жертву в маринариум, скульптор вылечил ее пенициллином, дал ей имя Моби Долл, но что самое удивительное — завоевал ее привязанность. Моби Долл стала знаменитостью.

Даже британские аристократы приезжали посмотреть, как двуногий друг косатки скребет ей брюхо щеткой. После смерти Моби Долл некрологи были помещены во многих газетах.

Косатки превосходят своих сородичей не только размерами и силой, но и умом. Они также хорошо уживаются в неволе и легко обучаются. Теперь в различных маринариумах косатки выступают перед публикой: выпрыгивают во весь рост, подают голос, берут рыбу изо рта дрессировщика. Директор акванариума Сиэтла — Эдвард Гриффин — был первый, кто имел возможность убедиться в безопасности косатки для человека. Однажды во время кормежки животное вместе с рыбой втянуло в свою пасть ногу тренера, но тут же вытолкнуло ее обратно.

Их ум чрезвычайно гибок в обучении. Я думаю, мы могли бы обучать дельфинов делать какие-то вещи на ментальном уровне шимпанзе.
Луис Герман, физиолог

Они разговаривают. И видят... ушами

Пожалуй, одна из наиболее интересных сторон природы дельфинов — это их способ общения. Между собой млекопитающие «переговариваются» при помощи сигналов высокой частоты, причем дельфины производят множество различных звуков, похожих на свист, лай, мяуканье, вой, щебет птиц, взрыв и других, соответствующих сигнализации страха, беспокойства или бедствия.

Помимо своего прямого назначения, звуковые сигналы еще используются и для рекогносцировки окружающей среды, то есть в некотором смысле являются «акустическими глазами».

Известно, что некоторые виды китообразных видят одинаково хорошо и под водой, и на поверхности. Однако не решенным в течение долгого времени оставался вопрос, как животные ориентируются в условиях плохой видимости, к примеру, в мутной воде тропических рек или ночью. Более того — известно, что речные дельфины Южной Америки вообще практически слепы.

В ходе экспериментов ученые пришли к поразительному выводу — у китообразных имеется своеобразный природный гидролокатор, в котором тесно связаны передающий и приемный механизмы. На практике это выглядит так: ультразвук, отраженный от вогнутой поверхности черепа, дельфины посылают на расположенную впереди жировую подушку. Та, в свою очередь, сфокусировав сигналы в виде звукового пучка, проецирует их на объект.

Генерируемые в голове дельфинов ультразвуки хорошо отражаются от любых предметов. К примеру, в проделанных опытах дельфины отличали разные виды рыб, шары различного диаметра и фактуры, а также другие предметы. Воспринимается же отраженный звук — с высокой точностью в виде эха — органами слуха, сообщая, где — друг, где — опасность или пища (кстати, принцип эхолокации дельфинов был заимствован при создании миниатюрного ультразвукового аппарата для ориентации аквалангистов).

Причем здесь ученых ожидал новый сюрприз. Известно, что у китообразных наружное ухо отсутствует. И акустический сигнал может поступить через единственное место — нижнюю челюсть, которая вплотную подходит к ушной области и в задней части имеет очень тонкие наружные стенки. Этот участок Кеннет Норрис (США), сделавший открытие в 1964 году, назвал «акустическим окном» для прохождения звука.

 Существует мнение, что благодаря эхолокатору дельфины могут даже как бы смотреть друг в друга и определять эмоциональное состояние. Природный же феномен заключается в том, что эти морские животные видят ушами, слышат челюстями, а разговаривают ноздрей и макушкой.

По всей видимости, именно эхолокация, являясь главным способом ориентации и получения информации об окружающем в океане, сыграла огромную роль в развитии мозга дельфиновых — для переработки поступающих сигналов понадобился высокоразвитый мозг. По форме, размеру и количеству извилин он напоминает мозг человека, а вес и число клеток в коре больших полушарий, к примеру афалины, даже больше, чем у людей.

Именно эта особенность сбила с толку ученых всего мира, породила огромное количество гипотез о почти человеческом разуме животного.

Кто они — друзья человека или бездумные попутчики?

Физиолог Джон Лилли (США) после ряда опытов выдвинул предположение, что именно дельфин будет первым живым существом на планете, которое  вступит с человеком в контакт.

Хотя идея прозвучала слишком заманчиво, но тем не менее она не была лишена оснований. Ведь дельфины всегда проявляли особый интерес к человеку.

Существует масса примеров, когда животные помогали пловцам в чрезвычайных ситуациях добраться до берега или защищали от акул. С давних пор они снискали себе любовь человека, оказывая ему помощь при рыбной ловле. Еще во II веке римский писатель Элиан Клавдий поведал об этом миру в своем произведении «О природе животных».

А выглядело это примерно так: в темноте рыбаки зажигали огни, на которые шла рыба, а за ней — дельфины. Заблокированная таким образом между лодками и дельфинами рыба становилась легкой добычей. Ее поражали острогой и, по закону охоты, часть улова отдавали помощникам — дельфинам.

Если случай с ловлей рыбы понятен — животное инстинктивно преследует добычу, идущую на свет, то как все-таки объяснить помощь людям в экстремальной ситуации? Эксперты склонны рассматривать этот «поступок» как обычный безусловный рефлекс выныривания, необходимого для дыхания. Так поступают самки с новорожденными или действуют китообразные в случае помощи ослабевшему сородичу, оказавшемуся в бедственном положении.

Причем в неволе наблюдались случаи, когда дельфины «спасали» уже мертвого соплеменника в течение нескольких дней. И тем не менее, напрашивается вопрос: почему же дельфины, спасая человека, выталкивают его именно к берегу? Ответ не найден. Хотя скептики комментируют это так: «Пока никто и никогда не видел и даже не слышал, чтобы дельфин толкал кого-то обратно в океан».

Здесь, наверное, будет кстати широко известный пример: во время второй мировой войны сбитым американским летчикам буквально пришлось удирать от дельфина, который проявлял невиданный энтузиазм, толкая их плот в сторону берега, оккупированного японскими войсками.

Кстати сказать, бог войны также не обошел вниманием этих разумных животных. Говорят, именно Наполеон был первым, кто хотел переправить своих солдат при помощи дельфинов через Ла-Манш. В наше время ходят слухи о дельфинах-«камикадзе», уничтожавших вражеские подводные лодки, которые доставляли смертоносный груз в Южный Вьетнам, но... соответствующие ведомства предпочитают не говорить на эту тему или отрицают реальность таковых случаев.

И все-таки каковы же пределы умственных возможностей у китообразных? Американские биологи Д. Браун и К. Норрис, наблюдая за поведением дельфинов в калифорнийском океанариуме, были свидетелями следующей сцены. Две афалины тщетно пытались вытащить мурену, спрятавшуюся в расщелине каменистого дна резервуара. Вскоре один из дельфинов, отплыв в сторону, убил скорпену, обладающую ядовитыми колючками, вернулся с этой рыбой и сунул ее в убежище. После чего уколотая мурена покинула расщелину и была поймана афалиной.

Согласитесь, трудно устоять перед соблазном — объяснить это действие как осмысленное. Но как тогда объяснить бездумные действия дельфинов, когда их ловят? К примеру, попав в кошельковый невод, дельфины мечутся в нем в поисках выхода и не догадываются перепрыгнуть через край сетки, чтобы оказаться на воле. У нас на Черном море в вольерах из капроновой сети дельфины жили месяцами, и не было случая, чтобы они уходили при помощи прыжка, разумеется, если они этому не были обучены специально.

Тем не менее многие опыты с дельфинами впечатляют. Доктор Луис Герман, профессор Гавайского университета, подводя итог работы с двумя подопечными (занятия в основном были связаны со слухом, зрением, обучением и интеллектом), решительно добился успеха. Наиболее волнующей частью эксперимента явилось сравнительно быстрое усваивание двенадцатисловного звукового языка. Дельфины явно понимали простые предложения «Принеси мяч» или, к примеру, «Потрогай кольцо». Ученый собирался увеличить словарный запас дельфинов до пятидесяти и перейти к более сложному общению. А это, в свою очередь, могло бы дать ключ к отгадке: как развивается мозг самого человека. По горькой иронии, этому шагу не суждено было случиться: два служителя лаборатории выпустили животных в открытый океан.

Подобные опыты проводились и в других местах. Результаты позволили сделать вывод, что чередующиеся сигналы китообразных напоминают обмен информацией с помощью речи. В условиях эксперимента дельфины обменивались звуками поочередно, то есть когда один свистел или крякал, другой слушал и наоборот. Более того, оказалось, что дельфины одного и того же вида, живущие в разных частях Мирового океана, могут понимать друг друга. И еще — дельфинам с легкостью удавалось запоминать и копировать слова человека.

Все это и натолкнуло ученых на мысль о существовании у дельфинов настоящего языка как системы обмена абстрактной информацией. Однако язык заключает в себе возможность выражать мысли, используя символы — слова в надлежащем синтаксисе, — барьер, который так и не удалось преодолеть.

Правда, было высказано предположение, что основной трудностью на пути межвидового общения человека и дельфина является психологический барьер, а не сложность расшифровки языка, но эту дверь в лабиринте мироздания человеку еще предстоит найти.

Кто же они все-таки — друзья или бездумные попутчики? Сознательны их действия или трафаретны? А может быть, мы, люди, именно хотим верить в то, что дельфины обладают разумом, таким же или большим, чем наш. Ведь такие милые и обаятельные существа, по нашей логике, просто не могут быть неразумными. И невозможно поверить в то, что Сеня, мой морской друг, «пожав» мне руку там, на глубине, сделал это рефлекторно. Я склонен думать, что осознанно.  

Несмотря на все попытки доктора Липли и других исследователей расшифровать язык косаток и дельфинов он остается для нас загадкой. А что такой язык существует, теперь точно известно, и хотелось бы выяснить смысл звучаний, издаваемых китообразными.
Жак-Ив Кусто, исследователь морей

Михаил Выскубов / фото Андрея Каменева

Просмотров: 10060