Живой капкан

01 ноября 2011 года, 00:00

Сидящий богомол может часами сохранять неподвижность. Его большие глаза непрерывно сканируют пространство, а вертикально поднятая передняя половина тела моментально поворачивается навстречу всему, что может оказаться добычей или быть угрозой. В последнем случае богомол раскрывает крылья, стараясь выглядеть как можно крупнее, чтобы напугать врага

У богомола весьма кроткий вид. Он подолгу сидит в смиренной позе, сложив на груди лапки. На самом деле под личиной «праведника» скрывается настоящий хищник, способный отобедать даже сородичем

Зоосправка

Богомол обыкновенный Mantis religiosa

Тип — членистоногие
Класс — насекомые
Отряд — богомоловые (иногда включаются в отряд тараканообразных)
Семейство — настоящие богомолы
Род — богомол

Крупное хищное насекомое: длина тела самца 42–52 мм, самки — 48–75 мм. Передняя пара ног — ловчие, две задние пары — ходильные. Крылья хорошо развиты. Брюшко массивное, яйцевидное. Взрослое насекомое живет 55–60 дней. Самцы обычно погибают раньше самок. Богомолы, особенно их личинки, — полезные насекомые, так как уничтожают вредителей, особенно на фруктовых деревьях и ягодных кустах. Обитает в Европе (южнее 54-й параллели), в степях и пустынях Азии до Дальнего Востока, в Африке — вплоть до южной оконечности. Завезен в Австралию и Северную Америку, где успешно и прижился. В последние годы в Восточной Европе распространяется на север.

Благодаря благочестивому облику насекомое получило на русском языке имя «богомол», а название на научном латинском — Mantis religiosa (буквально — «пророк религиозный»). Повадку принимать молитвенную позу его предки приобрели еще в конце мезозоя, и продиктована она была отнюдь не духовными устремлениями, а способом добычи пропитания, который они себе выбрали. Это исходная стойка для атаки на добычу. Французский ученый Жан Анри Фарб в книге «Нравы насекомых» так отозвался о богомоле: «В его наружности нет ничего, что внушало бы опасения. Но какой жестокий нрав скрывает такая ханжеская наружность. Это тигр травяных джунглей, гроза мирных шестиножек. Заломив цепкие лапки в притворной мольбе, он поджидает очередную жертву».

Часами, а то и сутками богомол сидит на своем боевом посту (обычно на веточке кустарника или стебле травянистого растения), сохраняя поразительную неподвижность. Заметить его почти невозможно — настолько хорошо он сливается с фоном. Окраска у обыкновенных богомолов бывает разной — зеленой, желтой или бурой. Это не признак подвида, а чисто индивидуальная особенность вроде цвета кожи у человека. Но при этом богомолы учитывают свою окраску, предпочитая сидеть там, где она соответствует фону и не бросается в глаза: зеленые — на растениях, желтые и бурые — на ветоши. Если какое-нибудь неосторожное животное приблизится к затаившемуся богомолу, следует резкий выпад — сложенные передние конечности мгновенно распрямляются и жертва оказывается в самом настоящем капкане, образованном лапкой и голенью с острыми шипами. Смертоносные «руки» снова складываются, поднося ошеломленную и надежно зафиксированную жертву ко рту. И в дело вступают мощные челюсти.

Понятно, что при таком способе охоты хищнику нужно очень точно определять расстояния и углы, ведь у него есть только одна попытка. Эта способность обеспечивается строением головы богомола, на которой выделяются прежде всего глаза — большие, выпуклые, широко расставленные (чем дальше они друг от друга, тем легче оценивать дистанцию до цели). Между ними, как и у стрекоз, расположены три простых глазка.

1. Поведение богомолов при встрече напоминает церемонное приветствие или сложный танец. На самом деле это может оказаться увертюрой к смертельной схватке
2. Ловчие ноги с мощными шипами на голени — универсальное оружие богомола, которое он применяет как на охоте, так и в сражении
1. Поединки между богомолами часто заканчиваются гибелью одного из бойцов. Обычно победа достается более крупному насекомому, но, как видно на снимке, бывает и наоборот
2. Без всякого смущения победитель съедает поверженного соперника

Но если просто сидеть и ждать, пока зверь прибежит на ловца, можно и голодным остаться. Поэтому так богомол охотится в основном на мелкую добычу. Если же в поле его зрения попадает более крупное существо, хищник начинает подкрадываться к нему. Он движется не спеша и даже не особо скрывается, хотя, если обстановка позволяет, старается зайти со спины. Если добыча взлетела или прыгнула — ее счастье, богомол замирает до появления следующего съедобного объекта. Но если ему удается приблизиться на расстояние «вытянутой руки», следует молниеносный бросок и в тело жертвы вонзаются шипы.

Впрочем, точный бросок «рук» порой не заканчивает, а начинает схватку. Богомол, как правило, нападает не только на любых насекомых (в том числе и тех, кто крупнее его самого или же хорошо защищен, например на пчел), но и на мелких позвоночных — рептилий, птиц и даже мышей. Убить такую добычу или хотя бы подавить ее сопротивление одним ударом нереально. Поединки могут продолжаться по много минут, и чересчур азартный охотник рискует сам превратиться в добычу. Но богомолов это не смущает.

1. Откладывая яйца, самка богомола заключает их в особый контейнер — оотеку, защищающую от высыхания и инфекции
2. Напрягая все силы, новорожденная личинка пробирается наружу по тесному эластичному каналу
1. Богомолы родятся в «рубашках» — личиночных шкурках, которые сдергивают с них специальные тяжи сразу по вылуплении
2. Личинка похожа на взрослое насекомое и строением, и повадками. После появления на свет она сразу приступает к охоте

Правда, на столь крупную дичь богомол охотится, только если он сильно проголодался. Сытое насекомое не обращает на нее внимания, а если та сама идет на сближение, то богомол принимает оборонительную позу: приподнимается на четырех ходильных ногах, раскрывает крылья (обычно сложенные на спине) и, раскачиваясь, выбрасывает в сторону потенциального противника ловчие конечности, но не захватывающим, а отталкивающим движением, стараясь выставить навстречу врагу шипы. Угрожающая поза и колючие «руки» — единственная защита богомола, если ему не удалось остаться незамеченным. Этого часто хватает, чтобы отпугнуть сравнимого по размеру или неопытного хищника (прежде всего слетков мелких птиц — главных истребителей насекомых во второй половине лета), но если богомолом заинтересовался кто-то крупнее, ему конец. Несмотря на прекрасно развитые ноги и крылья, бегает богомол довольно медленно, а летает и вовсе плохо. Грузное, медленно летящее, неманевренное, видное издалека насекомое — идеальная добыча для птиц. Поэтому без крайней надобности они не летают в светлое время суток, а самки предпочитают вообще лишний раз не подниматься на крыло.

К пешим прогулкам богомолы тоже не очень склонны. Но ближе к концу лета самцы меняют свои привычки: они начинают скитаться по округе. Сталкиваясь друг с другом, они вступают в драку, причем проигравший на этом рыцарском поединке имеет все шансы не только погибнуть, но и стать пищей для победителя.

Но, разумеется, в этих странствиях самцы-богомолы ищут не турнирной славы, а любви прекрасных дам. С ними, впрочем, завести романтические отношения непросто: самка, будучи в среднем намного крупнее и сильнее самца, запросто может сожрать потенциального жениха, особенно если она еще не готова к спариванию или давно не ела досыта. Поэтому самец, заприметив возможную супругу, начинает подкрадываться к ней гораздо осторожнее, чем к самой чуткой и опасной добыче. Его движение незаметно глазу, как ход часовой стрелки, он словно бы и не шевелится вовсе, но постепенно оказывается все ближе к самке, норовя при этом зайти сзади. Если самка поворачивается в его сторону, он надолго замирает на месте, лишь немного покачиваясь (возможно, эти движения — сигнал, переключающий поведение самки с «охотничьей» программы на «любовную»). Своеобразное ухаживание может продолжаться 5–6 часов — на богомольем свидании кавалеру лучше опоздать на часок, чем поторопиться на минуту. Но даже успешное спаривание не гарантирует самцу безопасности: шестиногая Клеопатра может прикончить своего любовника сразу по завершении акта. Тем не менее примерно в половине случаев самцы — то ли более обходительные, то ли просто более удачливые, чем их собратья, — уходят живыми и могут через некоторое время снова сыграть в смертельную игру уже с другой самкой. Беречь себя им нет никакого смысла: через несколько дней в их телах начнет работать программа самоуничтожения.

Основная пища богомола — насекомые, но в отсутствие другой дичи он готов напасть и на мелкое позвоночное, например, на ящерицу. Его не смущают ни размеры добычи, ни покрывающая ее чешуйчатая броня, ни то, что она сама — активный хищник и запросто может съесть чересчур самоуверенного охотника

Оплодотворенная самка вскоре выбирает подходящий стебелек или камень, садится поудобнее и приступает к откладке яиц. Вместе с яйцами из ее брюшка выделяется клейкий секрет, тут же затвердевающий на воздухе. В итоге на месте кладки остается уплощенная капля, похожая на потек строительной пены, размером 2–2,5 см — оотека. Внутри нее находится 100–300 яиц.

После кладки самка словно бы теряет интерес к жизни, становится вялой. Ее покровы тускнеют, на них появляются темные пятна. Еще до конца октября все взрослые богомолы — и самки, и уцелевшие самцы — умирают. Полностью механизм этой запрограммированной смерти не выяснен, но известно, что в организме насекомого прекращается синтез ряда аминокислот. В неволе, добавив в поилку эти аминокислоты, а также ряд витаминов, можно продлить насекомому жизнь месяца на два, то есть вдвое. Так или иначе, к зиме от богомолов остаются только оотеки, в которых... ничего не происходит. Для запуска развития зародыша яйцо должно перенести длительное охлаждение, не меньше месяца пробыть при температуре от +3 °С до –18 °С (яйца богомолов из африканских популяций того же вида не нуждаются в охлаждении).

Обыкновенный богомол — дитя степей и пустынь. Однако глобальное потепление позволило ему распространиться на юге средней полосы, с влажным климатом и прохладными росистыми ночами. Главное условие — чтобы в течение лета было достаточно теплых дней, поскольку скорость развития богомолов определяется температурой окружающей среды

Видимо, северную границу «страны богомолов» определяют не зимние, а летние температуры. Сегодня вслед за глобальным изменением климата богомолы продвигаются на север. В последние годы богомол стал обычным в Брянской области (где и сделаны фотографии к этой статье). А о единичных находках богомолов несколько лет назад сообщали из Рязанской и Московской областей. Собственно, сигналом к началу развития служит не холод, а возвращение тепла. Отогревшись на весеннем солнышке, зародыши быстро развиваются, и в конце апреля — мае из оотеки одна за другой выползают личинки. Все их тело покрыто направленными назад шипиками, а сзади за каждой тянутся длинные нити. Внутри тесной «скорлупки» личинка не может пустить в ход ноги и просто извивается всем телом, а шипики превращают это движение в поступательное, вперед. Когда же личинка отползает от выходного отверстия, нити, словно вытяжной тросик парашюта, буквально сдергивают с нее младенческую шкурку. Теперь личинка выглядит, как ожившая схема строения богомола: конечности и отделы тела расположены так же, но еще нет крыльев.

Личинка похожа на взрослое насекомое не только строением, но и образом жизни: она точно так же охотится, хватая добычу ловчими ногами, но при этом гораздо подвижнее взрослых. Размер излюбленной дичи растет вместе с охотником: от трипсов — крошечных обитателей цветов — к тлям, плодовым мушкам, а затем и мухам.

Недели идут за неделями, с каждой линькой личинка становится все крупнее, ее брюшко — все массивнее. После пятой линьки она обретает крылья и органы размножения . И перед нами появляется взрослый богомол.

Фото: Николай Шпиленок

Рубрика: Зоосфера
Ключевые слова: насекомые, богомол
Просмотров: 13315