Как спасти китайскую душу

01 сентября 2011 года, 00:00

Н.Н. Антонова © Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, 2011

В течение многих веков на китайскую картину мира влияли три религии: конфуцианство, буддизм и даосизм. Причем у каждой была своя «территория». вопросами загробной жизни занимался даосизм

Представления китайцев о природе души непривычны для европейцев: жители Поднебесной полагают, что души у человека две и обе смертны. Одна из них — хунь («разумная душа», все высокое в человеке), вторая — по («животная душа», все низменное в нем). При жизни человека их объединяет только материальное тело, а после физической смерти они разлетаются. Хунь превращается в духа (шэнь) и уходит на небо, где существует определенное время (до нескольких столетий), а потом растворяется в небесной пневме. По становится демоном (гуй) и спускается под землю. Там она живет столько, сколько о ней помнят родственники, совершая жертвоприношения, которыми гуй питается. Однако, несмотря на жертвоприношения родни, старые гуй со временем растворяются в болотном мареве подземного мира. Неудивительно, что ищут способы достижения бессмертия души через бессмертие тела (ведь именно тело помогает душам не уходить из этого мира). Главными специалистами в этом вопросе всегда считались мистики-даосы, то есть те, кто почитал Дао — мирообразующую безличную силу, схожую с буддийской нирваной. Главным занятием даосов было общение с потусторонним миром — миром духов и богов. Там они узнали о трех возможных путях, ведущих к вечной жизни. Первый — стащить и съесть чудесный персик бессмертия из волшебных садов владычицы запада Си-ван-му. Второй — отведать особого снадобья, добытого даосами алхимическим путем. И третий, самый надежный и самый сложный, — постоянно духовно совершенствоваться в добродетелях и в постижении законов вселенной. Те, кто в этом преуспел, становились сянями — бессмертными святыми. Сяни жили на небе или на далеких восточных островах, но время от времени приходили в земной мир, чтобы творить чудеса, утешать обиженных, наказывать недостойных и помогать тем, кто захотел пойти путем Дао.

Даосский пантеон насчитывает не один десяток бессмертных, но самыми популярными его персонажами стали так называемые ба сянь («восемь бессмертных»), о которых сложено вели кое множество рассказов и легенд. Считалось, что ба сянь (в отличие от других сяней) почти всегда пребывают в мире людей, знают их радости и печали и стараются им помочь или научить их уму-разуму. Изображения ба сянь помещают едва ли  не на любых предметах, окружающих человека в повседневной жизни, особенно часто на посуде. Мы взяли в качестве примера эмалированное блюдо XVIII века из собрания Эрмитажа. В 1972 году китайские археологи совершили уникальную находку в окрестностях города Чанша (провинция Хунань, Центральный Китай). Там было открыто погребение княгини Дай, жившей во II веке до н. э. Ее деревянная усыпальница, уходящая на глубину 20 м, была обложена толстым слоем древесного угля и белой глины, которые сделали ее абсолютно герметичной. Вероятно, поэтому тело умершей мумифицировалось особым образом: сохранилась эластичность тканей всех внутренних органов. Историки полагают, что создатели погребения надеялись впоследствии через магические ритуалы воскресить усопшую, вернув в ее тело ушедшие души.

Ли Те-гуай (покровитель аптекарей) считается одним из самых популярных героев китайского фольклора. По преданию, он тоже жил в VIII веке и 40 лет постигал Дао в горах Чжуннаньшань (Центральный Китай). Его успехи в изучении мистических книг были столь велики, что он даже обрел способность выходить из собственного тела, дабы путешествовать в астральных мирах. К несчастью, во время очередного такого полета, когда душа Ли витала среди небесных сфер, его неподвижное тело разорвал тигр. Так что по возвращении домой даосу необходимо было срочно куда-нибудь вселиться. На пути ему попалось только тело недавно умершего хромого нищего. Выбора не было. С тех пор Ли хром и ходит с железным костылем, ставшим одним из его атрибутов (железо — символ магической силы). Другой его атрибут — тыква-горлянка, из которой выходит струйка дыма — символ освободившегося духа. В ней Ли носит чудодейственные снадобья.

Люй Дун-бинь (покровитель экзорцистов) жил в VIII веке и служил в управе провинции Цзянси на востоке Китая. Как-то раз на постоялом дворе он встретил даосского монаха, с которым заговорил о природе желаний. Речи даоса о тщете всего сущего вызвали у Люя только снисходительную улыбку. Но ночью он увидел сон о своей дальнейшей судьбе, полной разочарований и несчастий. Проснувшись в холодном поту, Люй Дунбинь понял правоту слов своего вечернего собеседника и решил удалиться от мира. Он подался в горы, где жил отшельником. Постигнув даосские духовные практики, он получил силу заклинать демонов. Его изображают с мечом, которым он разрубает нечисть. Второй его атрибут — мухобойка, которой он может воскрешать души.

Чжан Го-лао (покровитель рожениц) жил при императоре Сюань-цзуне (VIII век). Летописи сообщают, что он был одним из самых известных даосов-магов. Ездил Чжан на белом ослике, способном пробегать за день 10 000 ли (5000 км). Когда приходило время спать, он складывал своего ослика, словно картонную коробочку, и убирал к себе за пазуху. С утра ему было достаточно побрызгать на картонку водой, и ослик оживал. Чжан Го-лао приписывалась способность предугадывать будущее. Также у него просили прибавления в семействе. Атрибут Чжан Го-лао — жезл Жу-и — ветка священного дерева Линчжи, приносящая в дом благополучие и обильное потомство.

Лань Цай-хэ (покровитель садовников) в земной жизни был юродивым, прославившимся в Х веке. Обычно его видели на базарах поющим песни, в рваном синем халате и полубосым (одна нога была в сапоге). За собой он волочил шнур с нанизанными на него деньгами — милостыней, которую ему подавали. Обычно он их или пропивал, или раздавал таким же нищим, как и он, или просто терял. Однажды, когда Лань Цай-хэ пил и танцевал в кабачке у озера Хаолян, за ним прилетел журавль. Атрибутом Лань Цай-хэ считается корзина (имя Лань в китайском языке является омонимом слова «корзина») с хризантемами и ветками бамбука — символами духовной чистоты — или с персиками бессмертия.

Хань Сян-цзы приходился племянником знаменитому ученому-конфуцианцу Хань Юю, жившему в IX веке. Юй и Сян-цзы были полными противоположностями. Первый — рационалист, не верующий ни в даосские, ни в буддийские чудеса, второй — страстный мистик, изучавший даосскую философию. Вся его земная жизнь прошла в спорах с дядей и его знакомыми. Хань Сян-цзы умел творить чудеса: вызывал дождь или превращал воду в вино. Вознесясь на небо, он реже остальных бессмертных посещает земной мир. Его атрибутом считается раковина, на которой он путешествует по восточным морям, где живет много бессмертных, и свитки — символ учености.

Хэ Сянь-гу (покровительница домохозяек) — единственный женский персонаж среди восьмерки. Хэ жила 14 веков назад в доме мачехи, которая морила ее голодом и заставляла работать на кухне с утра до ночи. Об этом узнал Люй Дун-бинь и принес Хэ чудесную «слюдяную муку», обладатель которой всегда бывает сыт. Когда Хэ подросла, Люй стал ее духовным наставником. По его особому ходатайству перед Небесным императором Хэ забрали в мир бессмертных, сделав богиней. Она должна была сметать лепестки цветов волшебного персикового дерева перед входом в Небесные врата. Атрибут Хэ Сянь-гу — пион, символ радости, а также тыква-горлянка. В ней Хэ хранит свои слезы, пролитые в доме мачехи, — они обладают свойством утолять печали.

Цао Го-цзю был сыном первого министра при дворе императора Жэньцзуна (XI век). Философ по природе, занятый мыслями о Дао, юноша в 29 лет оставил двор и отправился бродить по свету. Император на прощание подарил ему золотую пластину с надписью: «Го-цзю всюду может проезжать, как сам государь». На первом же пароме, увидев этот пропуск, крестьяне пали перед ним ниц. Только даос, находившийся рядом, сказал: «Коль ушел в монахи, чего являешь свое могущество и пугаешь людей»? Цао устыдился и выбросил пластину в воду. Присутствующие изумились, а даос взял молодого человека с собой. Золотая пластина Цао Го-цзю походила по форме на буддийские кастаньеты (медная пластинка с ударной палочкой), которыми пользовались для изгнания нечистых духов. Они и стали атрибутом Цао. Второй его атрибут — персик бессмертия.

Чжунли Цюань (покровитель алхимиков) — военачальник, живший в середине III века. Хроники рассказывают, будто однажды Цюаня послали на западную границу воевать с тибетцами. В генеральном сражении перевес явно был на стороне китайцев, но тут с неба спустился Ли Те-гуай (фольклор не видит здесь противоречия) и, желая направить Цюаня на путь истины, подсказал тибетцам, как разбить противника. Потерпев сокрушительное поражение, Чжунли Цюань бежал в горы, где встретился с отшельником, научившим его даосской мудрости и алхимическим секретам. Постигнув, как превращать металлы в серебро и золото, Цюань отправился бродить по стране, укрепляясь в милосердии. Он помогал всем оказавшимся в беде. И его дух достиг таких высот, что однажды за даосом с неба спустился журавль (священная птица в китайском фольклоре) и отнес его в чертоги бессмертных. Атрибут Чжунли — мешок с алхимическими принадлежностями.

   

Просмотров: 10933