Анатомия «пиратов»

01 мая 2011 года, 00:00
Корабль Черной Бороды «Месть королевы Анны» в новом фильме изображает тот же галеон «Закат», который в предыдущих сериях изображал «Черную жемчужину».  Фото: WDSSPR

Четвертый фильм про «джентльменов удачи» Карибского моря — это новый режиссер и новые герои. Но Джек Воробей и морская романтика, приправленная юмором, остались. Да еще и приобрели объем.

Мир «Пиратов Карибского моря» меняется. «На странных берегах» открывает новую трилогию. Смена вех повлекла и кадровые перестановки: место режиссера покинул изобретательный Гор Вербински, на смену ему пришел Роб Маршалл. Конечно, дух приключений, морские чудовища за бортом и команда, укомплектованная звездами первой величины, — все это останется и в новой трилогии. Однако вовсе не этот тривиальный набор элементов позволил продюсеру Джерри Брукхаймеру оживить жанр, уже полвека лежавший на дне морском.

В 20–50-х годах прошлого века в Америке было снято несколько весьма удачных картин про пиратов. Но в целом эта разновидность приключенческого жанра так и не смогла составить в Голливуде серьезную конкуренцию вестернам — мифология Дикого Запада американцу оказалась ближе морской романтики. Фильмы о пиратах снимались и в дальнейшем, например, за историю кино одних только экранизаций «Острова сокровищ» было сделано свыше полусотни. Но с середины прошлого века появление на экране пиратов чаще всего было лишь одним из сюжетных ходов фильма, и схватки с ними, как правило, происходили не на море, а на суше (отчасти это и является причиной столь частого обращения киношников к Стивенсону).

Дело в том, что до наступления эры компьютерной графики снимать морские сражения было очень дорого. А считавшаяся подростковой пиратская тематика в 1950–1960-е не могла претендовать на бюджеты киноколоссов типа «Бен-Гура» или «Лоуренса Аравийского»: тинейджеры еще не стали в те времена основной аудиторией Голливуда. В результате американский кинематограф надолго отказался от съемок блокбастеров на пиратскую тему. Попытку реанимировать жанр в 1995 году предпринял режиссер Ренни Харлин, но его «Остров головорезов» с треском провалился в прокате, подтверждая недоверие студийных боссов к морским разбойникам.

Поэтому желание продюсера Джерри Брукхаймера в начале 2000-х запустить фильм про пиратов у многих вызвало недоумение. Но создатели картины (бессменные сценаристы сериала Тед Эллиотт и Терри Россио и режиссер первых трех фильмов Гор Вербински) хорошо усвоили уроки прошлого. Они принципиально изменили стилистику подачи пиратской истории. «Пираты Карибского моря» — это постмодернистский проект. Он не просто с миру по нитке собрал лучшие наработки предшественников в своем жанре, но и соединил в себе разные жанры. Главное же в том, что штампы пиратского кино и литературы подаются здесь в юмористическом ключе, все подвергается осмеянию. Поэтому предтечами «Пиратов» можно считать не только «Остров сокровищ» или «Капитана Блада», но и британских комиков «Монти Пайтон» с их знаменитым сюжетом «Кровавые страховщики». И даже мультфильм с непереводимым названием Captain Hareblower из серии «Мерри Мелодиз», в котором заделавшийся моряком кролик Багз Банни взят на абордаж бородатым разбойником Йосемитом Сэмом. Тем более что Джонни Депп некоторое время всерьез намеревался именно Багза Банни сделать моделью для образа Джека Воробья.

Новый соперник Джека Воробья, капитан Черная Борода, наделен всеми внешними признаками кровожадного пирата. Он носит черный костюм и плавает на судне под кроваво-красными парусами, где даже светильники сделаны из человеческих костей. Фото: WDSSPR 

Джек Воробей

Не имеющий исторического прототипа, Джек Воробей тем не менее возник не на пустом месте. Его имя — аналог русского Иван-дурак. Воробей, Sparrow — обычное прозвище среди карибских креолов. История даже знает звезду этно-поп-музыки в стиле тринидадского калипсо по кличке Джек Воробей. Образ был собран Джонни Деппом из нескольких источников: во-первых, это имидж комика Граучо Маркса, во-вторых, образ гитариста «Роллинг Стоунз» Кита Ричардса (в четвертой серии он играет эпизодическую роль капитана Тига, отца Джека Воробья). Однажды на Деппа снизошло озарение: он понял, что в массовом сознании XVIII века пираты выполняли функцию нынешних рок-звезд (тезис весьма сомнителен, однако в рамках постмодернистской эстетики вполне имеет право на существование). Кроме того, в несколько андрогинном Джеке узнается персонаж самого Деппа — из фильма «Эдвард Руки-ножницы».

К фонтану вечной молодости

Главным источником вдохновения для первых фильмов киносериала служил одноименный аттракцион Диснейленда (1967), изначально созданный по мотивам экранизации «Острова сокровищ» Стивенсона (1950). Это самый первый полностью игровой, без анимационных вставок, фильм студии Disney — и один из самых успешных в своем жанре. Игравший Сильвера Роберт Ньютон, звезда британской театральной сцены, был неизлечимым пьяницей. Сочетание актерского таланта со свойственной алкоголикам печальной самоиронией произвело впечатление на публику — Ньютон стал эталоном кинопирата. Гротескное пьянство Джека Воробья — явная отсылка к этому образу.

При создании четвертого фильма пиратской саги компания Disney приняла неожиданное решение: снять фильм по мотивам литературного произведения. Отправной точкой был выбран роман Тима Пауэрса «На странных волнах» (изданный в США в 1987-м, а спустя 10 лет переведенный на русский язык). Действие его закручено вокруг легендарного «фонтана вечной молодости», якобы открытого испанским конкистадором Хуаном Понсе де Леоном (1460– 1521). Реальный исторический персонаж, вальядолидский дворянин Понсе де Леон, прибыл в Новый Свет со второй экспедицией Колумба. Он подчинил испанской короне Пуэрто-Рико и стал его губернатором. В 1513 году, отправившись в экспедицию к острову Бимини, открыл Флориду и течение Гольфстрим. После смерти де Леона возникла легенда, что во Флориду он плавал в поисках чудесного «источника вечной молодости». Действие романа Пауэрса происходит в районе Гаити, Ямайки, Пуэрто-Рико и Флориды (в то время как съемки четвертой серии «Пиратов» проходили в Лондоне, на двух островах Гавайского архипелага и Пуэрто-Рико). В романе фигурируют зомби, пират Черная Борода и протагонист по имени Джек, который в фильме, конечно же, обернулся Джеком Воробьем. Разумеется, экранизация не пощадила оригинальный сюжет Пауэрса, но зомби, Черная Борода и «источник вечной молодости» там сохранились.

1. Новой любовью — или, скорее, объектом романтического интереса — Джека Воробья в четвертом фильме стала Анжелика, дочь Черной Бороды. Фото: WDSSPR
2. Барбосса теперь служит британской короне в качестве капера, что заставляет вспомнить о знаменитых «пиратах ее величества» — Генри Моргане и Фрэнсисе Дрейке. Впрочем, оба жили за сотню лет до «золотой эры пиратства» и за полтора с лишним столетия до времени действия фильма «На странных берегах» (1750 год). Фото: WDSSPR 

Классика жанра

Одним из первооткрывателей пиратской темы в литературе можно считать Даниеля Дефо, которому приписывают авторство беллетризированной «Всеобщей истории пиратов». Впрочем, под этим названием ее издают в наши дни, когда пират не воспринимается однозначно отрицательным персонажем. Во времена Дефо все было иначе, и полное название вышедшей в 1724 году книги выглядит так: «Всеобщая история грабежей и убийств, учиненных наиболее известными пиратами». Безусловно, важнейшим произведением пиратской литературы является «Остров сокровищ» Роберта Льюиса Стивенсона, главного представителя английского неоромантизма. Опубликованный в 1883 году роман создал каноны жанра. Именно с тех пор «Веселый Роджер», черное полотнище с черепом и перекрещенными костями, стал считаться флагом всех пиратов. С легкой руки Стивенсона же в литературе, а затем и в кино утвердились представления о пиратском братстве и его законах, а едва ли не главной сюжетной линией в жанре в целом стал поиск припрятанных на необитаемом острове сокровищ. Слегка «подкорректировал» пиратскую мифологию Рафаэль Сабатини тремя вышедшими в 1920-х годах книгами про капитана Блада. С тех пор главным или одним из главных героев пиратской книги (а затем и кино) непременно должен был быть «благородный разбойник» — человек чести, ставший корсаром поневоле. Именно таков герой, сыгранный Эрролом Флинном в двух лучших пиратских картинах в истории кино — «Капитан Блад» (1935) и «Морской ястреб» (1940) режиссера Майкла Кертиса. С его героев лепился образ Уилла Тернера, персонаж Орландо Блума из первых трех «Пиратов Карибского моря».

Капитан Черная Борода

Новый герой саги о пиратах Карибского моря, ставший вторым, после Барбоссы, антагонистом Джека Воробья. В реальной жизни его звали Эдвард Тич, и погиб он в 1718 году — за тридцать лет до того, как пьяный Джек Воробей предстал перед Его Величеством королем Георгом II. Черная Борода действительно носил свалявшуюся в настоящие дредлокс бороду. По легенде, во время боя для устрашения врагов он втыкал в свою треуголку зажженные фитили (разумеется, сценаристы вставили эту колоритную деталь в фильм). Тич не был самым успешным пиратом, да и карьера его продолжалась недолго, всего пару лет, однако благодаря своей кровожадности он вошел в легенды. С ним же связана история о спрятанных на необитаемом острове сокровищах, так что его вполне можно считать прототипом стивенсонского капитана Флинта.

Эффект шкатулки

«На странных берегах» — первый фильм киносериала, сделанный в 3D: его, как и «Аватар» Джеймса Кэмерона, сразу же снимали на стерео камеры. Роб Маршалл использовал 3D-камеры даже для съемок под водой, рискуя загубить это нежное оборудование. Смена технологии съемки повлекла за собой серьезную перестройку декораций. Для 3D не годятся рисованные задники — камера с убийственной честностью показывает их просто как плоские изображения. Соответственно, все фоны в фильме заменили на «блюскрин», а затем его пустоту заполнили многослойными компьютерными имитациями экстерьеров. А вот все спецэффекты, в целях экономии, были сделаны в 2D и уж потом переведены в стереоизображение. Кроме того, 3D-камеры были цифровыми, что означает высокую четкость изображения.  «Проблема работы с «цифрой», — рассказывает главный художник фильма Джон Майр, — это проблема деталей. «Цифра» разоблачает любой обман: если каменная стена в фильме на самом деле сделана из резины, то на «цифре» она и будет выглядеть резиновой. Поэтому нам пришлось сделать очень правдоподобные имитации. Кроме того, у нас возникла проблема со съемками в маленьких замкнутых пространствах. Обычно в таких случаях оператор снимает «с руки», хотя и с помощью специального оборудования, предохраняющего от тремора. Но стереокамера слишком тяжелая, ее приходится ставить на рельсы. Чтобы оператор мог легко перемещаться по декорации, все помещения должны были иметь раздвижные стены, а все предметы интерьера могли быстро складываться или задвигаться в пол или в стены. В общем, пришлось сконструировать что-то типа гигантской шкатулки».

Главный бомбардир корабля «Месть королевы Анны» наделен экзотической внешностью и орудует тесаком, рукоять которого сделана из человеческой кости. Фото: WDSSPR

Именно так были устроены на британской студии Pinewood внутренние интерьеры «Мести королевы Анны», зловещего галеона капитана Черной Бороды (реальный корабль затонул в 1718 году у берегов Северной Каролины). На той же студии сконструировали и ветхий корабль Понсе де Леона, в каюте которого происходит комический поединок Джека Воробья с Гектором Барбоссой. В новом фильме эта выброшенная на прибрежные камни развалина находится в неустойчивом равновесии, так что соперникам приходится разыгрывать сложный акробатический этюд, чтобы не свалиться в море вместе со всей постройкой. На самом же деле  судно просто водрузили на гигантский управляемый шарнир. Разумеется, в фильме снимались и настоящие корабли. Например, «Месть королевы Анны» — это тот же галеон «Закат», что в прошлых фильмах изображал «Черную жемчужину». Но едва ли зритель узнает ее. И дело даже не в том, что Черная Борода отправляется в плавание под кроваво-красными парусами, а на корме подвешена огромная железная клетка-фонарь, в которой капитан сжигает своих пленников. Словно китобойное судно из «Моби Дика», «Месть…» наполовину собрана из костей — правда, не китовых, а человеческих. Подсвечники, люстры и даже витражи тут — и те со скелетами, художников явно вдохновляла знаменитая чешская Костница. По словам Джона Майра, реконструкция корабля была самой сложной частью его работы. «Понимаете, это ведь никакой не муляж, а самый настоящий корабль, на нем действительно можно плавать. Но когда вы спускаете на воду судно, в дело включается морская инспекция, а у этих ребят совсем не кинематографический подход. Все эти витражи и скелеты, которые мы там установили, их только раздражают — им важно, чтобы ничего не шаталось и не обваливалось даже при девятибалльном шторме».

Придется ли Джону Майру и дальше бороться с морской инспекцией? Определенно да. Disney уже предупредил актеров «Странных берегов», чтобы они освободили себе ближайший год — пятый и шестой фильмы пиратской саги будут снимать друг за другом. Режиссер, вероятно, все тот же Роб Маршалл. А что же будет новенького? Вот это уже серьезный вопрос.

Ясного ответа на него пока нет. Можно лишь строить предположения. С одной стороны, «Пираты», как тралом, прошлись по основным статьям флибустьерского словаря: черная метка, клады, «Летучий голландец», кракен и сирены уже попали в их безумную карусель. С другой — там осталось много неочевидных, но ничуть не менее интересных персонажей: от японских морских разбойников вокоу до последнего пирата Жана Лафитта . Что касается потенциального выбора морских монстров, то тут для фантазии сценариста вообще раздолье — от Сциллы и Харибды до Протея и Левиафана! А новые технологии? Вряд ли в «Пиратах» появится что-то прогрессивнее 3D — и слава богу. Ведь прелесть этих фильмов как раз в их старомодной человечности. Да и вообще главный спецэффект здесь — головокружительное жонглирование штампами и издевательство над канонами.

Анжелика, дочь пирата

Образ лихой морской разбойницы, появляющейся в четвертой серии «Пиратов», восходит сразу к двум реально существовавшим женщинам — Энн Бонни и Мэри Рид, плававшим в команде Калико Джека (именно за их счет и прославился этот не самый удачливый и не самый жестокий пират). Но если Энн Бонни просто последовала за своим любовником-пиратом, то Мэри Рид была действительно бой-бабой. Переодевшись в мужское платье, она успела поучаствовать в сражениях в Европе, прежде чем судьба занесла ее в Карибское море. Разбойничья карьера Энн продолжалась не более полутора лет, Мэри Рид — и того меньше: в октябре 1720 года корабль Калико Джека захватили британцы. Обеих женщин не казнили вместе с товарищами по оружию только потому, что они были беременны. Мэри умерла в тюрьме, а вот судьба Энн Бонни неизвестна. Про их похождения снято несколько фильмов, ни один из которых не добился сколько-нибудь заметного успеха.

Капитан Барбосса

Постоянный соперник Джека Воробья капитан Гектор Барбосса не имеет конкретного прототипа — это собирательный образ всех английских флибустьеров. В то же время развевавшийся в предыдущих частях саги над «Черной жемчужиной» флаг с изображением черепа и двух перекрещенных сабель отсылает к конкретному историческому персонажу — капитану Джеку Рэкхему (1682–1720) по кличке Калико Джек. Именно эта разновидность «Веселого Роджера» (единого пиратского флага в реальности никогда не существовало) украшала мачту его корабля.

Просмотров: 15157