Венгерское озеро Балатон

01 февраля 2011 года, 00:00

 

Самое большое озеро центральной европы — живой свидетель многих событий национальной истории.

«Волшебное зрелище Балатона было для меня открытием», — писал об этом великом венгерском озере индийский поэт Рабиндранат Тагор, в 1926 году лечившийся здесь в кардиологическом санатории. Сегодня для туриста, приезжающего в Венгрию, поездка на Балатон — такой же непременный пункт программы, как, например, осмотр Колизея в Риме. Это самое большое озеро Центральной Европы. Его площадь 595 км2 — больше, чем Женевского и Боденского озер. Но в отличие от них Балатон очень мелководен: средняя глубина его около трех метров, а максимальная — всего 11. Римляне, в 8 году включившие земли вокруг Балатона в состав провинции Паннония, называли его Мелким озером — Pelso Lacus. А селиться предпочитали на северном, защищенном горами и лесами берегу, где условия больше походят на средиземноморские. В наследство от них пришедшим на эти земли в IX веке венграм-кочевникам достались традиция виноделия и дороги, которыми пользовались еще 1000 лет после ухода римских легионов.

Нынешнее название озера происходит от старославянского «блато» — болото. Венгры усвоили славянское название, придумав ему легендарное объяснение. Самая популярная легенда возводит его к имени венгерского богатыря. По преданию, издревле живший в этих краях дракон каждый день получал на съедение молодых девушек. Но когда очередь дошла до невесты силача по имени Балатон, тот отказался отдавать чудищу свою любимую. Устав ждать новую жертву, дракон вылез из пещеры и начал в нетерпении скрести когтями землю. На дне образовавшейся ямы забил источник, и очень скоро возникло целое озеро. Храбрый Балатон переплыл его на лодке и вступил в бой с чудищем. Победив дракона, обессиленный витязь упал в воды озера и утонул, а его невеста, убитая горем, бросилась следом за ним. Люди оплакивали смерть героя и назвали озеро в его честь.

Озеро Балатон — живой свидетель многих важных событий венгерской истории. Жалованная грамота 1055 года бенедиктинскому монастырю на земли полуострова Тихань — первый письменный документ, в котором присутствуют венгерские слова. А в главном соборе расположенного неподалеку города Секешфехервар пять столетий — XI–XVI века — короновались и обретали последнее пристанище венгерские короли. Во время турецкого нашествия в XVI–XVII веках Балатон и его крепости стали форпостом, сдерживавшим продвижение турок на запад: здесь проходила граница между владениями Османской империи и землями австрийских Габсбургов.

После изгнания османов началась курортная история Балатона. Первый курорт появился близ города Балатонфюред, когда стали широко известны целебные свойства местных минеральных вод, химический анализ которых был произведен в 1772 году по указу австрийской императрицы Марии Терезии. Приезжавшие «на воды» австрийские и венгерские аристократы быстро завели моду купаться в озере. Город превратился в центр общественной и культурной жизни на Балатоне: многие венгерские писатели, поэты и художники приезжали сюда и черпали вдохновение в красивых пейзажах, знаменитых рыбных блюдах (например, жареном судаке) и белых винах.

Один из первых венгерских поэтов-романтиков Шандор Кишфалуди сравнивал этот край с французским Провансом, а с подачи реформатора венгерской литературы и языка Ференца Казинци в обиход вошло название Балатона как Венгерского моря.

В 1861 году вдоль южного берега построили железную дорогу, давшую новый поворот развитию курортной индустрии. Ее главным центром стал город Шиофок: здесь отдыхающие сходили с поезда, а затем на пароходе переправлялись на другой берег — в Фюред. Из сонного захолустья Шиофок постепенно превратился не только в центр судоходства на Балатоне, но и в главный «венгерский морской пляж».

В начале XX века в среде венгерских промышленников и банкиров, а вскоре и у состоятельной интеллигенции стало модным проводить выходные на Балатоне. Оценив открывающиеся возможности, местные землевладельцы разделили большие прибрежные участки на маленькие и начали строительство дач, но купить их могли лишь очень обеспеченные люди. Мечта многих венгерских семей ездить в отпуск на Балатон начала сбываться лишь в 1930-х, когда во времена правления Миклоша Хорти в Венгрии стал появляться средний класс. Для Венгрии, лишившейся после Первой мировой войны выхода к Адриатическому морю, в этот период Балатон действительно стал «венгерским морем»: перед началом Второй мировой здесь каждый год отдыхали до 200 000 человек. А в послевоенные годы коммунистическое правительство ВНР превратило озеро во «всевенгерскую здравницу», возведя на побережье профсоюзные дома отдыха и санатории. Кстати, особой популярностью курорты Балатона пользовались у жителей ГДР: до падения железного занавеса поездка сюда позволяла многим семьям из Восточной Германии увидеться с родственниками из ФРГ, граждане которой могли свободно посещать Венгрию.

Жители Западной Германии и сегодня с удовольствием приезжают сюда, но уже совсем не затем, чтобы повидаться с родными. Немецких пенсионеров привлекают недорогая недвижимость на берегах Балатона и сравнительно дешевая жизнь. Да и для самих венгров озеро остается главным курортным местом — и тоже по экономическим, а не политическим, как некогда, причинам: многим до сих пор не по карману даже поездка в близкую Хорватию. А вот у молодежи, ищущей развлечений, Балатон давно уже ассоциируется с большой тусовкой: с недавних пор Шиофок, где летом громкая музыка не стихает ни на минуту, а все пляжи превращаются в один большой танцпол, даже называют «городом вечеринок».

Базальтовые «оргáны»

Гора Бадачонь на озере Балатон — творение доисторических вулканов. Извергавшаяся базальтовая лава застыла в виде огромных каменных столбов, напоминающих трубы органа. С одним из них, который называется Камень Розы, связано поверье: считается, что если влюбленные сядут на этот камень спиной друг к другу, то они поженятся до конца года.

Романтическое тиханьское эхо

Образ Балатона часто использовался в венгерской литературе и изобразительном искусстве. Первые восторженные описания озера принадлежат поэту Адаму Палоци-Хорвату (1760–1820), который популяризировал данное озеру Ференцем Казинци название Венгерское море.

А чуть позже, в эпоху романтизма, венгерских поэтов особенно привлекали удивительное эхо на Тиханьском полуострове и связанные с ним легенды. Этому природному явлению свои стихи посвятили такие классики венгерской поэзии, как Михай Чоконаи-Витез, Михай Вёрёшмарти, Янош Гараи.

Одна из легенд гласит, что тиханьское эхо — отклик гордой принцессы, некогда жившей на берегу Балатона и прогневившей своей несговорчивостью короля озера, за что тот навсегда обрек ее отвечать любому встречному. Другое поверье гласит: надо прокричать имя любимого, и эхо обязательно вернет его, если любовь взаимна. Эхо на Тихани можно услышать и сегодня, если встать в строго определенной точке на склоне холма Эха.
Правда, полтора столетия назад северная стена бенедиктинского монастыря отражала до 15 слогов, а сегодня — не больше двух-трех: за 150 лет между холмом и стеной выросли новые дома и деревья.

Ключевые слова: Балатон
Просмотров: 11250