Размузеивание политеха

01 декабря 2010 года, 00:00

Эскиз внутренних двориков музея, которые по плану компании Event Communications предполагается перекрыть и сделать местом свободного общения посетителей и ученых. Здесь также можно будет разворачивать временные экспозиции

К 2016 году московский Политехнический преобразится в суперсовременную площадку обмена идеями. По замыслу реформаторов он должен стать «модным местом».

2010 год. Политехнический музей переживает непростые времена. По пустынным залам ходят одинокие посетители. «Что же будет с музеем?» — спрашиваю я у одной из грустных смотрительниц. Она растерянно разводит руками.

«2020 год. Политехнический музей переживает ренессанс. Он занимает место в первой десятке научных музеев мира... Общественные пространства музейных зданий входят в число самых модных мест в городе...» — такими словами начинается рамочная концепция развития Политехнического музея британской компании Event Communications. Эта компания выиграла конкурс на разработку детальной концепции развития музея, которая должна появиться к февралю 2011-го.

Перманентная революция

Разговоры о том, что в России нужно создать крупный музей науки и техники, ведутся уже больше полувека. В 1950-х годах Политехнический музей находился под эгидой общества «Знание» и занимался по большей части пропагандой технических успехов СССР в политических целях, поэтому Академия наук СССР задумывалась о создании отдельного, собственного музея истории науки и техники. В 1970-х проблемная группа при Институте истории естествознания и техники начала работу над его концепцией. В 1980 году она предложила строить такой музей на базе коллекций Политехнического музея. Однако эту инициативу никто не поддержал.

В самом Политехническом музее между тем происходили изменения. В 1986 году его возглавил Гурген Григорян — «перестроечный директор», который был призван переделать Политех из орудия государственной пропаганды в современный музей. Но сделать можно было не много: на протяжении 1990-х речь шла только о борьбе за выживание. Министерство культуры относилось к музею, как мачеха к постылой падчерице: техника интересовала чиновников от культуры гораздо меньше музыки или живописи. Чтобы помочь привлечь средства для обновления Политеха, в 2000 году был создан попечительский совет. В январе 2009 года в состав совета вошел Анатолий Чубайс, и можно сказать, что с этого момента открылась новая страница истории Политехнического музея.

Чубайс чрезвычайно энергично взялся за дело. Вместе с тогдашним председателем совета Андреем Кокошиным они обратились к президенту, и тот дал поручение разработать вопрос об обновлении главного научно-технического музея страны. В середине 2009 года на деньги «Роснано» Чубайс создал Фонд развития Политехнического музея. Было принято решение перестраивать музей, и фонд начал привлекать к этому российских и иностранных экспертов. Но тут начались проблемы.

По словам Гургена Григоряна, фонд стал претендовать на самостоятельное руководство музеем, в обход него давать поручения его подчиненным и т. д. По словам директора фонда Юлии Шахновской, Григорян рассматривал фонд как «денежный мешок», не признавая за теми, кто дает деньги, права распоряжаться тем, как эти деньги используются. Конфликт постепенно нарастал и разрешился только в июле 2010 года — министр культуры Александр Авдеев уволил Григоряна с должности директора. Теперь он работает в музее как научный сотрудник, и процесс обновления происходит без его участия. Новым директором назначен Борис Салтыков, бывший в 1990-е годы министром науки.

Мозги и мускулы

Юлия Шахновская, яркая рыжеволосая девушка, встречает меня в маленьком уютном переговорном кабинете. Она с энтузиазмом говорит о будущем музея. Фонд еще летом собрал жюри, в которое вошли Чубайс, Авдеев, помощник президента Аркадий Дворкович, российские и иностранные эксперты. Из 14 компаний, которые претендовали на то, чтобы разработать рамочную концепцию развития музея, жюри на первом заседании в июле этого года отобрало четыре: CosmoCaixa (Испания), Event Communications (Великобритания), Lord Cultural Resources (Канада — Франция) и Ralph Appelbaum Associates (США). Российских команд во втором туре не оказалось: по словам Шахновской, в России пока нет компаний, по опыту и возможностям сопоставимых с западными.

В новый Политех будет включен интерактивный «центр науки»

Эти организации очень разные. Например, Lord Cultural Resources — гигант, создавший 1700 музеев по всему миру, а CosmoCaixa — маленькая молодая креативная группа, которая всего несколько лет назад открыла свой первый, но уже знаменитый музей науки в Барселоне. 30 сентября жюри собралось в Политехническом во второй раз, чтобы послушать презентации конкурсантов, и почти единодушно выбрало концепцию Event Communications.

Гурген Григорян участвовал в работе жюри и тоже голосовал за Event Communications. «Одни компании показывали свои мускулы, а другие рассказывали, какие у них мозги, — говорит он. — Испанцы предъявили блестящие мозги, американцы показали мускулы, остальные пытались совместить то и другое. Удачнее всего это получилось у англичан».

Наблюдатели по-разному оценивают сложившуюся в музее ситуацию. Кто-то решительно не приемлет изменения, а кто-то несказанно рад, что реформы наконец начались. Кто-то беспокоится за экспонаты и уникальную библиотеку музея: что будет с ними во  время реконструкции? Предполагается, что часть экспонатов и книг переедет в новое здание, которое планируют построить в Москве или ближнем Подмосковье к 2013 или 2014 году. Многие опасаются, что в процессе модернизации «реформаторы» перестанут прислушиваться к старым сотрудникам музея. А этот диалог необходим: сотрудники музея лучше всех знают свои коллекции, и было бы упущением не учесть их мнение. Впрочем, Фонд развития музея обещает сделать диалог даже публичным: в середине декабря планируется провести открытые слушания по вопросам реконструкции.

Вандалоустойчивый музей

Президент компании Event Communications Джеймс Александер и его деловой партнер, известный шотландский музейщик Марк О’Нил (интервью с ними читайте на странице 138), кажется, очень хотят наладить диалог с сотрудниками музея. Это заметно по тому, какие вопросы они задают, пока вместе с другими участниками конкурса ждут объявления решения жюри. Александер и О’Нил явно не в курсе всех здешних перипетий, но понимают, что, если они выиграют, им предстоит огромная работа по изучению коллекций музея и российских особенностей ведения дел. В помощь им, возможно, привлекут российского партнера. Чаще всего в этой связи упоминают Лабораторию музейного проектирования Российского института культурологии — компанию, которая существует уже 23 года и завершила много проектов в России и за рубежом.

Открытые пространства легко трансформируются в конференц-зал

Правда, с Лабораторией по этому поводу пока никто не связывался, и, судя по всему, ее руководство считает, что могло бы справиться с задачей и без англичан. А вот англичанам самостоятельно не справиться никак. Во-первых, российское законодательство, касающееся музеев, не просто сильно отличается от западного, но часто вызывает у западных специалистов нервный смех — им неизвестна старая российская традиция использовать законодательство как основное орудие личного обогащения чиновников, поэтому контроль за финансами всецело берет на себя фонд. Во-вторых, на Западе музеи опираются на университеты, а у нас на протяжении десятилетий советской власти старательно истреблялись всякие мостики между университетской средой и академической. А кроме того, остаются не решенными до конца «политические» вопросы — в каком соотношении модернизированный музей должен сочетать свои разнообразные функции: поиск, приобретение и сохранение значимых для культуры объектов, их исследование и пропаганду научно-технических достижений. Решение этих вопросов лежит за пределами компетенции музейных интеграторов.  

«У нас мало кто понимает разницу между музеем науки и техники и центром популяризации науки, — говорит Елена Чернышкова, которая была президентом Фонда развития Политехнического музея до Юлии Шахновской, а теперь — директор по стратегическим проектам московской школы управления «Сколково». — То, что на Западе называется science center или science museum, это обычно такой интерактивный центр для школьников, в котором на современных «вандало устойчивых» экспонатах в увлекательной форме демонстрируется, как действуют законы природы. Но существует и традиционный формат: это музей, у которого есть фонды в виде коллекций уникальных экспонатов, образцы техники и т. д. В случае Политеха сложность задачи именно в этом: новая концепция должна сочетать разные модели и «обыгрывать» уникальную коллекцию». На взгляд реформаторов, противоречия здесь нет. «Интерактивность — это метод, — говорит Юлия Шахновская. — Он вполне совместим со старой экспозицией. Например, у нас огромная коллекция велосипедов. Если хорошо их отреставрировать, их можно поставить, чтобы на них садились и крутили педали. Они сами могут стать интерактивными».

Кроме всего этого, есть идея объединить в Политехническом музее науку и искусство. «Как Ирландии, так и России сегодня нужны люди инноваций — необычные, нестандартно мыслящие, те, кто сочетает науку и дизайн, технологии и искусство, люди типа Леонардо да Винчи, — говорит член жюри Майкл Джон Горман, директор Галереи науки (Science Gallery) в Дублине. — Музей — это больше не «поставщик контента». Старая модель «мы даем вам знания» уходит в прошлое. Современный музей я вижу как площадку для творчества, общественный центр, где встречаются мода, наука, искусство, бизнес и рождаются новые идеи». Похоже, на новом витке спирали прогресса музеи полностью меняют свое назначение.

Научная демократия

Первый музей создавался во многом для того, чтобы улучшить политический климат. Разным культурам нужно было научиться сосуществовать. В частности, для этого Птолемей I учредил в III веке до н. э. александрийский Мусейон.

Политическое значение музеев не ослабевало и на протяжении последующих тысячелетий. Научно-технические музеи XX века — живые памятники пропаганды. В уставе Немецкого музея в Мюнхене, учрежденного в 1903 году, было прописано, что его экспонаты должны демонстрировать, чем человечество обязано германскому духу. И всего лишь два десятилетия назад премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер отозвалась с похвалой о Музее науки в Лондоне: этот музей показывает, откуда и как пошла по миру промышленная революция, подразумевая решающую роль Британии в этом великом свершении.

Задачей музеев науки и техники всегда было крепить в сознании человека идею мощи и технического превосходства собственной страны над другими. Задача современных музеев науки прямо противоположная. Сегодняшний музей, очевидно, должен помочь человеку научиться думать. В этом смысле он полный антипод музеев прошлого и не большой помощник авторитарной государственности. «Музей должен быть местом, куда приходят, чтобы обсудить проблемы биоэтики, клонирования, нанотехнологий. Для демократии очень важно повышать уровень научной грамотности людей, чтобы они могли принимать участие в этих дискуссиях и задавать ученым неудобные вопросы», — энергично втолковывает мне Майкл Джон Горман. Я не могу удержаться и спрашиваю: «По мнению многих в нашей стране, российские власти не хотят, чтобы люди были образованнее — невежественными рабами легче управлять. А у вас какое ощущение?» — «По брифу для участников мне показалось, они действительно хотят, чтобы музей стимулировал культуру инноваций», — неуверенно отвечает он.

Каким будет музей, пока что не знает не только грустная смотрительница, но даже и Юлия Шахновская. С чем его надо будет объединить, что придется построить заново, а от чего необходимо решительно отказаться? Пока на большую часть этих вопросов ответы не даны. Но каковы бы они ни были, ясно одно: безболезненной реконструкция не получится!

Хроника Политеха

1872
Май
Императорское общество любителей естествознания, антропологии и этнографии (ИОЛЕАиЭ) проводит в Москве Политехниче скую выставку в честь 200-летия со дня рождения Петра I. Ее экспонаты и составили основу экспозиции Музея прикладных знаний — будущего Политехнического.
1872
Декабрь
Музей прикладных знаний принимает первых посетителей в арендованном здании — доме Степанова на Пречистенке. ИОЛЕАиЭ задалось целью сделать музей крупнейшим научным и просветительным центром России: «Знания из кабинета ученого должны поступать в массы народа и стать его умственным достоянием».
1875
Начинается строительство собственного здания музея на Новой площади по проекту архитектора Ипполита Монигетти.
1876
Музею назначена государственная субсидия, которая выплачивалась ежегодно до 1917 года. При этом большинство сотрудников музея работали бесплатно. До начала XX века он управлялся общественным советом. 
1877
Завершено возведение центральной части музейного комплекса, куда переезжают коллекции. Строительство продолжается еще 30 лет (в 1896 году сдано правое крыло, а в 1907-м — левое, в котором находится Большая аудитория).
1880–1910
Музей становится центром научной, культурной и общественной жизни Москвы. Его отделы возглавляют лучшие ученые города. Они устраивают демонстрации новых технических устройств, читают публичные лекции. В музее выступают такие светила, как биолог Климент Тимирязев и химик-органик Владимир Марковников.
1913–1916
Большая аудитория становится любимой площадкой российских деятелей искусства. Здесь проходят концерты, устраиваются дискуссии, выступают Владимир Маяковский, Иван Бунин, Давид Бурлюк, Александр Серафимович и многие другие. 
1918
Ликвидировано самоуправление Музея прикладных знаний . Его передают в ведение Народного комиссариата просвещения и переименовывают в Центральный институт политехнических знаний. 
1918–1921
Музей (институт) продолжает в эти годы оставаться открытой и весьма популярной площадкой. Здесь проходят дискуссии между символистами, имажинистами и футуристами, выступают Андрей Белый, Велимир Хлебников, Сергей Есенин, Анатолий Мариенгоф, Валерий Брюсов, Александр Блок и другие. Использует Большую аудиторию и новая власть. Владимир Ленин выступает в ней с речами, а нарком просвещения Анатолий Луначарский для «атеистического воспитания трудящихся» проводит открытые дебаты с митрополитом Александром Введенским.
1922
Институт переименован в Российский государственный политехнический музей и переведен в ведение Главнауки. Новое руководство стремится приблизить музей к задачам индустриализации. Но сохраняет он значение и как общекультурный центр — в 1930-е годы в нем выступают Александр Твардовский, Николай Заболоцкий, Михаил Светлов, Николай Тихонов и др.
1934
Январь
В Политехническом проходит всесоюзная выставка «Наши достижения», демонстрирующая успехи социалистической индустрии в годы первой пятилетки. Эта выставка стала основой новой экспозиции музея.
1934 Май Великий датский ученый Нильс Бор выступает с лекцией о строении атомного ядра.
1941–1942
Музей закрыт для посетителей. В первые месяцы войны он не раз подвергался бомбардировке. Здание было повреждено, пострадали многие экспонаты. 
1943
Сентябрь Завершены восстановительные работы, двери музея снова открываются для посетителей.
1947
Политехнический включен в структуру Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний (будущее Всесоюзное общество «Знание»). На передний план в работе музея выходит пропагандистская составляющая.
1950–1960
В период «оттепели» Политехнический снова становится центром культурной жизни. Поэты Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Андрей Вознесенский, Роберт Рождественский, Белла Ахмадулина выступают здесь с чтением стихов, часто весьма предосудительных с точки зрения власти. 
1970–1979
Как культурная площадка музей теряет свое значение и по сути превращается в витрину достижений народного хозяйства СССР, действительных и мнимых. 
1988
Совет министров СССР придает Политехническому статус головного в стране музея истории науки и техники. 
1991
Указом президента РФ музей объявлен «особо ценным объектом национального наследия России».
2001
Создан попечительский совет музея под председательством министра промышленности, науки и технологий Ильи Клебанова.
2009
Январь
В состав совета попечителей введен глава корпорации «Роснано» Анатолий Чубайс. 2009 Сентябрь Создан Фонд развития Политехнического музея.
2010
Июль
Директором музея назначен Борис Салтыков, бывший министр науки и технической политики РФ. Перед ним поставлена задача превратить Политехнический в отвечающий самым современным стандартам Музей науки и техники.
2010
Сентябрь
Определен победитель конкурса на разработку новой концепции Политехнического. Им стала британская компания Event Communications.

Ключевые слова: музей
Просмотров: 8603