Генуэзские пираты на ... Каспии

01 апреля 1998 года, 00:00

Генуэзские пираты на ... Каспии

Во время археологических раскопок Сарайджука на сгоревшей камышовой крыше одного из домов я нашел глиняный толстостенный шар. Долгое время подобные находки были загадкой для науки, но теперь их роль стала понятна и вместе с тем яснее обозначилась драма, которую пережили в далеком прошлом народы северовосточного Прикаспия.

Едва забрезжил рассвет, гребцы отвалили от берега, где пережидали беззвездную ночь, и налегли на весла. Еще один поворот реки — и галеры вышли на широкий плес, с которого хорошо был виден Сарайджук (Сарайджук (тюрк.) — Маленький Дворец Сарайчик. Здесь и далее прим. автора). Город еще спал. Только над отдельными крытыми тростником плоскими крышами поднимался дымок.

На широком речном плесе было шумно. Перед восходом солнца огромная стая бакланов широким фронтом перегородила реку. Тысячи птиц, хлопая по воде крыльями, глушили рыбу и гнали ее вверх по течению.

Эта птичья армада довольно быстро приближалась к спящему городу. За бакланами, стараясь не спугнуть птиц, на некотором расстоянии от них, поднимались вверх три галеры. Шум птичьей охоты скрыл от полусонных стражников приближение беды...

Но прежде чем пираты (а это были скорее всего генуэзские пираты, об этом пойдет речь дальше) нападут на город, не лишне рассказать, почему они решились на столь дерзкую вылазку и почему нападают с воды, а не с суши.

Для Золотой Орды это время — середина XIV века — было временем «Великой Замятии», как называют его русские летописи. На ханском престоле за 20 лет до воцарения Тохтамыша (1380 г.) сменилось 15 ханов, некоторые из них царствовали не более месяца. Сталь, яд, петля обрывали жизнь очередного обладателя трона.

Пока в Новом Сарае, волжской столице, шла кровавая чехарда на царском троне, правители улусов (областей) объявляли себя самостоятельными. Один из кочевых аристократов — Ай-бек, или Иль-бан, сделал центром своих владений город Сарайджук. В Хаджи-Тархане (Астрахани) обосновался Ходжи Черкес, Мамай закрепился в Приазовье. И все они вели между собой ожесточенную борьбу.

А когда-то Золотая Орда представляла собой сильное централизованное государство. Ее городам не угрожали никакие враги, и они — в отличие от европейских городов того времени — не имели оборонительных стен. Их не было ни у столицы, ни у Сарая-Бату (Семитренное городище), ни у Сарайджука. Но теперь пришло время набегов, разорения, крови, и Сарайджук обвели земляным валом. Он не был укреплен только со стороны Яйка (Урала). Однако его строения находились на правом высоком берегу реки, и атаковать город с воды было трудно. Но тем не менее три пиратские галеры подошли к городу вплотную...

Молчание, царившее на палубах, было взорвано громкими криками. На каждой из трех галер люди встали у катапульт. Короткие отрывистые команды — и на город полетели глиняные шары, рассыпающие во все стороны огонь...

Бомбардировка была настолько внезапной, что вскоре горела вся прибрежная часть города. Бомбы летели на 200-250 метров от берега и, падая на плоские камышовые крыши, быстро воспламеняли их. В едва проснувшемся городе началась паника.

Такой представляется мне картина трагедии, обрушившейся на город. И это не плод фантазии: во время археологических раскопок Сарайджука на сгоревшей крыше одного из домов я нашел глиняный толстостенный шар. Зажигательная бомба XIV века... Ее вполне хватило, чтобы обездолить обитателей этого жилища.

В береговом обрыве современного городища Сарайчик, размываемого водами реки Урал, четко прослеживаются черный слой сгоревших тростниковых крыш и сырцовые стены рухнувших строений. Этот слой тянется вдоль берега не менее чем на 220 метров. Пожар, судя по монетам, найденным здесь, случился в период «Великой Замятии». Затем на месте сгоревших и рухнувших строений были возведены новые дома. Известный исследователь Золотой Орды Г. А. Федоров-Давыдов отметил в своей книге «Золотоордынские города Поволжья», изданной в 1994 году, что в городах: «...изготовлялись также полые шары, неясного назначения, с отверстием».

Эту загадку — а возраст ее около века — разрешила керамическая шаровидная зажигательная бомба, «счастливо» (для археологов, разумеется) упавшая на тростниковую крышу дома жителя Сарайджука.

Вполне вероятно, что пираты, которые метали с галер эти шары-бомбы, получали их из гончарных мастерских Азака (современный Азов) или, возможно, где-то еще. Во время раскопок гончарной мастерской XIV века в этом городе мне встретился подобный шар, но назначение его тогда не удалось определить. Исследователи памятников Золотой Орды высказывали несколько предположений: одни считали, что в шаровидных толстостенных сосудах хранили медицинские препараты, изготовленные из ртути, другие полагали, что они служат культовым целям, и ссылались при этом на буддийские обряды. (Подобные шары находили и в других городах Золотой Орды. Например, в Булгарах (устье реки Камы). Они были обнаружены среди материалов керамической мастерской.)

Но попробуем представить, как развивались события в горевшем Сарайджуке. Мужчины пытались потушить пожары, но поднявшийся с восходом солнца ветер начал крепчать и раздувать пламя.

Однако замешательство продолжалось недолго. Воины Сарайджука прискакали на крутой берег Яика и обрушили на галеры град стрел.

Небольшой десант, высаженный в первые минуты нападения, успел захватить не более трех десятков девушек, женщин и подростков. О захвате большей добычи нечего было и думать: с каждой минутой отпор с берега становился согласованней и дружней.

Метко пущенная стрела попала в матроса, который уже поджег очередную бомбу и собирался пустить ее из метательного орудия. Моряк был убит, снаряд упал на палубу корабля, и огонь уже готов был поглотить галеру. Однако хорошо обученная команда сумела справиться с огнем. Очевидно, такие ситуации были привычны для команды трех хищных галер. Но иногда набеги заканчивались для пиратов трагически. Применение зажигательных снарядов было широко известно на Востоке. Великий Алишер Навои описал подобный случай в своей бессмертной поэме «Фархад и Ширин»:

И нефтяной пылающий снаряд
Уже держал один дикарь-пират.
Фархад немедля с жилы тетивой
Пустил стрелу в сосуд тот нефтяной
И не ошибся даже на вершок.
Сосуд разбился, и огонь зажег
Метальщика, подручного при нем,
И самый челн охвачен был огнем.

Эти строки были написаны спустя почти столетие после событий в Сарайджуке. Тот тонкостенный сосуд, о котором говорит Навои, мог быть разбит стрелой. Зажигательные бомбы, которыми подпалили Сарайджук, разбить стрелой было невозможно. Они представляли собой обожженные глиняные шары диаметром около 20 см. Внутри шар был полый. Толщина его стенок составляла около 2,5 см. В теле имелось два отверстия диаметром 0,5 см каждое. Видимо, через эти отверстия вытекала горючая смесь, заполнявшая шар.

Итак, галеры получили, хоть и запоздалый, отпор. Дружно взмахнув веслами, пираты понеслись вниз по течению Яика. В дельте, в одном из рукавов реки, у самого выхода в море, они также внезапно напали на ремесленный городок, который был известен на итальянских картах XIV века как город Лаэти. (Сейчас это городище Актобе, или Тындыкское, в Гурьевской области.) Наспех пограбив и захватив «живой» товар, галеры ушли в море.

При раскопках этого городка мы обнаружили фрагменты таких же толстостенных глиняных шаров среди сгоревших тростниковых крыш.

В отличие от Сарайджука Лаэти не был восстановлен после пожара. Вскоре началось очередное повышение уровня Каспия, и воды моря надолго скрыли этот городок, словно сохранив его для науки.

В наше время — в результате понижения уровня моря — город вышел из-под воды и был доступен для археологов. Но, похоже, скоро городище Актобе снова уйдет в море, и тогда без подводных исследований не обойтись.

Кочевники Золотой Орды были неважными мореходами. И те галеры, которые бомбили зажигательными снарядами города на Яике, вероятно, были генуэзскими, хотя и руководили ими, возможно, кипчаки. Согласно источникам, еще Матвей Поло (отец Марко Поло) видел на Каспии генуэзцев, которые строили на южном побережье моря галеры. И другие путешественники XIV века, побывавшие в Золотой Орде, отмечали, что у генуэзцев, проникших на Каспий, имеются легкие галеры, вооруженные баллистами для метания зажигательных снарядов. Кстати, в Дербенте генуэзцы организовали рынок рабов, который соперничал с рынком рабов в венецианской Тане (Азак — Азов).

Вообще в середине XIV века множество генуэзских, венецианских, французских миссионеров хлынуло в золотоордынские города. В Хаджи-Тархане, Сарае-Бату и в кочевых ставках они строили свои храмы. Вот что писал в 1336 году монах-францисканец: «...в Орде насаждена истинная церковь, и здесь братья минориты учредили свои убежища в десяти местах: пять из них в городах, пять в боевых станах и в пастушеских таборах татарских... И среди татар, которые пасут свои стада, эти пять убежищ помещаются в войлочных юртах и передвигаются с места на место, по мере того как перекочевывают татары со стоянки на стоянку».

В Хаджи-Тархане, например, в XIV веке была выпущена к новому году монета с изображением Рождественской символики: осел и бык над яслями и над ними Вифлеемская звезда...

Вслед за церковью на золотоордынские земли двинулись искатели наживы и барыша — всевозможные купцы и авантюристы из итальянских торговых республик Венеции и Генуи. В одной из записей того времени сообщается, что некий Лучано Тарриго, промотавшийся дворянин, собрал ватагу таких же любителей приключений и на легкой галере поднялся вверх по Дону из Азака до переволока на Волгу (близ современного села Дубовка, где в ХIII-ХIV веках стоял золо-тоордынский город Бельджемен) и для поправки своих стесненных материальных обстоятельств занялся грабежом купеческих судов на Итиле (Волге).

Эти письменные свидетельства и находки зажигательных снарядов позволяют со значительной долей вероятности воссоздать трагические обстоятельства жизни приморских городов северо-восточного Прикаспия более шести веков назад.

Лев Галкин

Просмотров: 8328