Кока–кома. Боливийский недуг

01 августа 2010 года, 00:00

Из этой груды коки получится совсем немного сырья для производства кокаина: тонна листьев дает на выходе лишь 10 килограммов пасты. Фото: Marco Vernaschi / FocusPictures.ru 

Боливия как она есть: площади посевов коки и производство кокаина неудержимо растут, а президент разглагольствует о «священном зеленом листочке» и отказывается сотрудничать с США в борьбе с наркобизнесом.

Боливия — это там, где озеро Титикака, куда незабываемый Костик из «Покровских ворот» собирался отправиться в поисках останков погибших животных. Священное озеро инков, самое высокогорное на континенте — почти четыре тысячи метров над уровнем моря, — большая, может быть, даже самая большая достопримечательность этой страны, находящейся в центре Южной Америки. А чем же еще примечательна Боливия? Да, пожалуй, так сразу и не скажешь. Боливия — из тех латиноамериканских стран, у которых богатое прошлое и не то что бедное, но, скажем так, скромное настоящее. 

1. После просушивания листьев на солнце их вес уменьшается втрое-вчетверо
2. Эво Моралес — настоящий кумир крестьян-кокалерос: его трафаретные портреты нередко можно встретить на стенах самых бедных домов. Фото: Marco Vernaschi / FocusPictures.ru

Серебряный век наследников инков

Когда-то, в XVI–XVII веках, город Потоси, к примеру, был крупнейшим мировым промышленным центром и одним из самых населенных городов Старого и Нового Света. Такую славу и всеобщее внимание снискали ему серебряные рудники. Тогда, впрочем, еще и Боливии не было, а было Верхнее Перу — часть испанского вице-королевства Перу. И Верхнее Перу было одним из главных экономических центров испанской колониальной империи в Южной Америке. Страну золота — Эльдорадо — конкистадоры в Америке не нашли, пришлось ограничиться El Plateado — Страной серебра, залежи которого как раз здесь, в нынешней Боливии. Серебро было в ту пору в цене, испанцы вывозили его отсюда тоннами в метрополию, а в рудниках Потоси, которые продолжают работать и по сей день, трудились фактические рабы — индейцы-митайос.

А до испанского завоевания земли нынешней Боливии были частью великой империи инков, Тауантинсуйу, со столицей в Куско. Огромная империя включала в себя почти полностью территории нынешних Перу, Боливии и Эквадора, частично Чили, Аргентины и Колумбии. Но дело даже не в размерах. Это была величайшая цивилизация, владевшая секретами сельскохозяйственной селекции и уникальной каменной кладки и оставившая после себя следы колоссальных достижений: ирригационные системы, подземные водопроводы и узелковое письмо кипу, предвосхитившее современные методы обработки и передачи информации…

Далеких потомков инков и завоеванных ими народов — индейцев кечуа, аймара, гуарани — среди современного населения Боливии сохранилось больше, чем в какой-либо другой из соседних стран, но от той цивилизации не осталось ничего: конкистадоры с ней покончили. И серебряный век Боливии в прошлом: Потоси по современным меркам большая деревня, хотя его рудники по-прежнему выдают серебро на-гора.

После серебряного в экономической истории Боливии был еще оловянный век. В начале прошлого столетия в стране начались разработки богатых месторождений олова, и она стала одним из мировых лидеров по его добыче. Но и оловянный бум, а потом и нефтяной, и газовый (в Боливии достаточно полезных ископаемых) принесли боливийцам отнюдь не процветание, а лишь войны с соседями за спорные участки территории, где обнаруживались новые месторождения, и бесконечные перевороты. Страна была настолько нищей и нестабильной, что Че Гевара избрал ее в качестве того уголка общей латиноамериканской «скатерти», за который он хотел потянуть, чтобы сдернуть всю Южную Америку в революционный хаос. Ничего из этого замысла не вышло, и культовый персонаж латиноамериканской истории сложил голову в боливийской сельве в октябре 1967 года.

1. На когда-то прославивших Боливию серебряных шахтах до сих пор работают потомки индейцев-митайос — в тех же условиях, что и их предки
2. Заработок шахтеров настолько невелик, что соблазн переквалифицироваться в сборщиков коки бывает трудно преодолеть. Фото: Marco Vernaschi / FocusPictures.ru

Год смертоносных открытий

В 1859 году немецкий химик Альберт Ниман, работавший в Геттингенском университете, получил из листьев коки алкалоид, который назвал «кокаин». Ниман описал его действие так: «Раствор... при соприкосновении с языком усиливает слюноотделение и вызывает своеобразное онемение, постепенно сменяющееся ощущением холода во рту». Химически чистый кокаин Ниман получил год спустя, а уже в 20-х годах XX века в большинстве цивилизованных стран он был признан наркотиком и внесен в списки запрещенных препаратов. В том же 1860 году Альберт Ниман синтезировал иприт (горчичный газ). Оба открытия Альберта Нимана оказались смертоносными. В 1912 году США заявили, что только за этот год в стране от употребления кокаина скончались 5000 человек. А жертвами иприта за последние два года Первой мировой войны (впервые газ был применен в июле 1917 года), по разным данным, стали от 4000 до 12 000 человек.

Дело Че живет и побеждает

Но жертва, принесенная Че на алтарь мировой революции, похоже, не была напрасной. Сегодня у власти в Боливии — верный наследник его дела, адепт кубинского социализма, левый радикал Эво Моралес. Это первый в истории страны — и всей Южной Америки — этнический индеец, поднявшийся на вершину политического олимпа. Вот, пожалуй, Эво Моралес, или, как его запросто называют, Эль Эво, и есть одна из главных достопримечательностей современной Боливии. И уж точно самый известный сегодня в мире боливиец. 50-летний Эво Моралес действительно, как раньше говорили, плоть от плоти своего народа. Выходец из бедной семьи индейцев аймара, мальчишкой он пас в горах скот, пек хлеб, трудился каменщиком, играл в оркестре на трубе, служил в армии, а демобилизовавшись, связал свою жизнь с кокой. Это главная местная сельскохозяйственная культура, основной и часто единственный источник средств к существованию для сотен тысяч боливийских крестьян, несмотря на то что выращивание коки — сырья для производства кокаина — обставлено жесткими ограничениями.

Недолго потрудившись непосредственно на плантациях, Моралес пошел по профсоюзной линии — стал защищать права трудящихся-кокалерос. Оседлав этого конька, Эль Эво стал главой Координационного комитета шести федераций тропиков Кочабамбы и прошел в конгресс. А когда вскоре его лишили мандата за подстрекательство крестьян к антиправительственным выступлениям против уничтожений посевов коки, он стал беспрецедентно популярен.

В декабре 2005 года, после нескольких лет политической смуты, когда все силы власти были брошены на подавление уличных беспорядков и вновь избранные президенты сменялись чуть ли не каждый год, Эво Моралес победил на «очередных внеочередных» выборах. И в отличие от своих предшественников стал калифом далеко не на час: отработав на президентских «галерах» первый срок, в декабре прошлого года он пошел на второй, предварительно добившись изменений в конституции, которая этого не позволяла. Бывший пастух оказался цепким и умелым политиком.

Он подкупил избирателей множеством обещаний — провести структурные политические и экономические реформы, выкорчевать коррупцию, всем молодоженам дарить по новому дому, всех стариков обеспечить пенсиями… Ничего из этого он не выполнил. Страна как была, так и остается беднейшей на континенте, несмотря на все свои природные богатства: беднее Боливии во всей Латинской Америке только Гаити. Реформы Моралеса ограничились в основном тем, что он выбил себе второй срок и переименовал страну из Республики Боливия в некое странное Многонациональное Государство Боливия. Да еще изменил девиз боливийских вооруженных сил с прежнего, старинного и романтического «Подчинение и верность, да здравствует Боливия, простирающаяся до моря!», на заимствованный у Фиделя Кастро, затрепанный донельзя «Родина или смерть!». Понастоящему ответственно Моралес отнесся к реализации лишь одного из своих предвыборных обещаний. Борьба за «права коки», за ее исключение из ооновского списка наркотических веществ и снятие запретов и квот на ее выращивание — этим боливийский лидер последовательно занимается на протяжении всех пяти лет своего президентства. 

Никаких особенных успехов де-юре он не добился, однако де-факто — весьма значительных. Производители коки чувствуют себя за спиной Моралеса если и не уверенно, то спокойно, а крестьяне-кокалерос боготворят его. Отсюда и рейтинги: Моралес исключительно популярен среди боливийской бедноты, которая сидит на этой коке и впрямь как на наркотической «игле», хотя отнюдь не употребляет кокаин — кому это по карману? — а листья коки жует, скорее, по привычке. На самом деле, вопреки расхожему представлению, никакого чувства голода эта зеленая жвачка не подавляет, и «тонизирующий эффект», который она дает, тоже миф. Зато зубы от этой привычки чернеют и портятся.

Но у Эво Моралеса, конечно, белые, здоровые зубы, хотя он — ходячая реклама коки. Он демонстративно жует коку во время официальных визитов, переговоров, на трибуне ООН, заявляя: «Этот листочек сформировал меня как личность, как политика, а теперь вот и как президента. Поэтому я не могу предать его, согласившись на требования американцев об уничтожении посевов, не могу предать миллионы наших крестьян, для которых лист коки священен и не имеет ничего общего с наркотиками».

Кока в законе

22 июля 1988 года боливийский сенат ратифицировал Закон № 1008, установивший предельный максимум легальных посевов коки. Принятие этого акта напрямую увязывалось США с оказанием экономической помощи Боливии. Согласно статье 29 Закона, боливийское сельское хозяйство не может отводить под легальные плантации коки более 12 000 гектаров. Специальным правительственным декретом каждой крестьянской семье разрешено возделывать коку на участке земли, не превышающем 1,6 гектара. Все остальные посадки, как гласит статья 11, являются нелегальными и подлежат уничтожению без выплаты компенсации хозяевам плантации. При этом 18-я статья документа жестко регламентирует способы ликвидации незаконных посадок коки: использовать химикаты, гербициды, биологические агенты и дефолианты запрещено, а можно только вырубать или сжигать кусты. 1 В 2006 году Эво Моралес заявлял, что добьется принятия нового закона, увеличивающего квоту плантаций коки до 20 000 гектаров. Однако обещанная президентом Боливии норма до сих пор не узаконена.

1. Залитые керосином листья коки давят ногами так же, как во Франции или Испании виноград для вина 
2. В процесс получения кокаина боливийцы включаются целыми семьями и поколениями. Фото: Marco Vernaschi / FocusPictures.ru

С чистого листа

То, что этому «листочку» он лично обязан всей своей головокружительной карьерой, — чистая правда. Все остальное — чистая демагогия. Да, сам лист коки не наркотик, его жуют в этих краях с незапамятных инкских времен с младенчества, чтобы подавить  эффект сароче — горной болезни, заваривают с листом коки чай, и никто не становится от этого наркоманом. Но только этим применение листа коки в первозданном виде и ограничивается, каши из него не сваришь ни в буквальном, ни в переносном смысле. Зато из него «сваришь» кокаин — и только благодаря этому кока и превратилась в главную сельскохозяйственную культуру и источник средств к существованию для боливийских крестьян. Живут люди возделыванием сырья для страшной отравы — их вины в этом, конечно, нет, жизнь заставила. Но их личная невиновность никак не оправдывает преступный бизнес. К тому же хотя коку здесь и возделывают испокон веков, но сегодня, под фактическим патронатом государства и лично президента, промысел развивается как никогда бурно и эффективно. Боливия занимает третье место в мире по посевам коки — 30 600 гектаров плантаций (при разрешенных законом 12 000 гектаров), — которая служит главным сырьем для получения кокаина и его производных. Первое место у Колумбии, где кустами коки занято 81 000 гектаров, второе — у Перу (56 100 гектаров).

За последнее десятилетие площади выращивания коки в Боливии резко расширились. Кстати, это привело и к нежеланному для кокалерос эффекту. Цена на листья коки упала почти вдвое: в декабре 2008 года 25килограммовый пакет стоил порядка 160 долларов, в декабре 2009-го — 90.  И это при том, что в 1990-х годах площади посевов в Боливии удалось радикально, более чем вдвое, сократить — с 48 000 гектаров в 1994-м до 22 000 в 1999-м. А объем сбора листьев коки сократился за этот период почти вчетверо — с 90 000 до 23 000 тонн.

Выращивать коку несложно, собирать и обрабатывать — дело трудоемкое. Боливийские плантации расположены на восточных склонах Анд. Кока представляет собой покрытый цветами кустарник от метра до трех в высоту. Трудятся на плантациях в основном женщины и дети. Проработав с рассвета до заката, семья собирает в среднем 25 килограммов сырого листа, а после просушки на солнце его вес уменьшается втрое-вчетверо.

Дальше идет чистая химия. Сушеные листья обрабатывают водным раствором извести или поташа, в результате чего из листа выделяются полтора десятка алкалоидов. Один из них — кокаин. Затем листья вымачивают в чанах с керосином. Когда  алкалоиды растворяются в керосине, листья вынимают, а в чаны добавляют раствор серной кислоты. Кислота, соединившись с алкалоидами, образует несколько солей, одна из которых — сульфат кокаина. Керосин откачивают и снова добавляют щелочной раствор, чтобы нейтрализовать кислоту. И в итоге на дне чана оседает вязкое сероватое вещество — паста коки.

Тысяча килограммов свежего листа дает десять килограммов пасты. Пасту перерабатывают в кокаиновое основание — вонючий зелено-желтый порошок. Из килограмма кокаинового основания после обработки соляной кислотой получается такое же количество гидрохлорида кокаина. Этот белый кристаллический порошок со степенью очистки около 95% — самая распространенная форма кокаина. Его-то и вдыхают (нюхают) либо вкалывают его водный раствор в вену.

Экономика кокаина

Общее число лиц, которые в 2007 году хотя бы раз употребили кокаин, оценивается приблизительно в 16–21 миллион человек. Положение крупнейшего рынка сбыта сохраняет за собой Северная Америка, за которой следуют Западная и Центральная Европа и Южная Америка. Значительные сокращения в потреблении коки зарегистрированы в Северной Америке, в частности в Соединенных Штатах, которые в абсолютном выражении по-прежнему являются крупнейшим мировым рынком сбыта кокаина. Число жителей Соединенных Штатов, которые в 2007 году хотя бы раз употребили кокаин, составляет примерно 5,7 миллиона человек. После череды заметных повышений в уровне потребления в последние годы ряд обследований в странах Западной Европы в настоящее время показывает первые признаки стабилизации, в то время как в Южной Америке потребление кокаина по-прежнему обнаруживает тенденцию к повышению. В некоторых африканских странах, в частности в странах Западной Африки и на юге континента, несмотря на неполноту данных по этим странам, появляются признаки роста потребления кокаина. «Всемирный доклад о наркотиках. 2009 год» Управления ООН по наркотикам и преступности

1. Готовый порошок кокаина переправляют крупным оптовикам проверенным способом: в пакетах, примотанных скотчем к телу курьера 
2. Расфасовка кокаина — дело ответственное, но нудное. Фото: Marco Vernaschi / FocusPictures.ru

Ударники кокаинового труда

Прежде боливийская часть «цикла» завершалась производством пасты, которую переправляли в мировую кокаиновую Мекку — Колумбию. В последнее время, однако, Боливия все чаще практикует «полный цикл». Похоже, кокаиновые бароны сегодня чувствуют себя в Боливии почти так же вольготно, как лет двадцать назад в Колумбии, в эпоху приснопамятного Пабло Эскобара. А в Колумбии, наоборот, для них наступили черные времена: правительство при поддержке США ведет с ними полномасштабную вой ну. Ежегодные трофеи «джунглас» — частей колумбийской полиции, по сути дела, армейских подразделений, тренируемых американскими военными, — исчисляются сотнями тонн изъятого и уничтоженного  порошка и десятками разгромленных подпольных лабораторий. Но все равно производство кокаина в Латинской Америке в два-три раза превышает потребности мирового рынка.

Нигде в Латинской Америке производство кокаина не растет сегодня так быстро, как в Боливии. Когда-то она была самым маленьким и сугубо вспомогательным «углом» печально знаменитого «серебряного треугольника» Колумбия — Перу — Боливия, зоны производства наркотиков, на долю которой приходится почти 100% всего мирового кокаина. Сегодня она становится если еще и не главным «углом», то самодостаточным. Если за 2008 год производство колумбийского кокаина упало на 28%, то боливийского выросло на 9%. В начале июля 2009 года на востоке страны, на границе с Бразилией, была обнаружена фабрика, которая производила до 35 тонн кокаина в год — в среднем более 100 килограммов в день. Фабрика была оборудована всем необходимым, вплоть до собственной взлетно-посадочной полосы. Как тут не вспомнить снова покойного Эскобара: его лавры явно не дают покоя боливийским наркобаронам. Для полноты сходства не хватает только подводных лодок для транспортировки кокаина. Впрочем, боливийским наследникам Эскобара они без надобности: у страны нет выхода к морю. Эксперты прогнозируют, что в недалеком будущем центр мирового производства кокаина переместится из Колумбии в Боливию. «Наркодилерам стало проще не переправлять кокаин для очистки в Колумбию, а заниматься всем процессом на боливийской территории», — сообщил недавно в одном из интервью представитель боливийской Национальной службы по борьбе с наркотиками.

При этом страна отказалась сотрудничать с Соединенными Штатами в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В ноябре 2008 года Эво Моралес объявил, что на территории его страны прекращаются операции американского Управления по борьбе с наркотиками (DEA). За аргументами Моралес в карман не полез: «DEA не борется с распространением наркотиков, а поощряет его». А вот что прячется за такой убийственной «аргументацией», каковы истинные мотивы «президента-кокопоклонника», фактически саботирующего международную борьбу с наркобизнесом, можно только гадать.

1. Операции боливийской армии против производителей кокаина дают громкие, но недолговечные результаты 
2. С тех пор как президент Боливии отказался от взаимодействия с американским антинаркотическим ведомством DEA, торговцев наркотиками задерживают нечасто. Фото: Marco Vernaschi / FocusPictures.ru

Мировой рынок наркотиков

Самые распространенные наркотики в мире — так называемые опиаты (производные от опия), в первую очередь героин. Второе место прочно удерживает кокаин, третье — марихуана. Однако спрос на тот или иной наркотик и, соответственно, его популярность зависят от региона потребления. В Европе 64% рынка приходится на опиаты, а в Азии доля героина в структуре спроса превышает 70%. При этом в Южной Америке 58% рынка контролируют торговцы кокаином, который поступает в основном в США. Там на его долю приходится 40% рынка, 28% — на героин и 23% — на марихуану.

Кокаиновое вдохновение

Слава богемного наркотика закрепилась за кокаином еще в XIX веке, а к концу столетия он был уже очень популярен в творческой и научной среде. Известно, что в той или иной степени пристрастием к производной листьев коки отличались писатели Роберт Льюис Стивенсон и Артур Конан Дойл, Эмиль Золя и Эдгар Алан По. А Зигмунд Фрейд ставил на самом себе опыты по изучению психостимулирующих свойств кокаина и в дальнейшем с трудом смог избавиться от этой привычки. О кокаине почти не вспоминали в промежутке между двумя мировыми войнами, но во второй половине XX века мода на него в творческой среде возродилась. На этом этапе роль «проповедников» взяли на себя уже не литераторы (хотя в употреблении наркотика признавались, например, Уильям Берроуз и Стивен Кинг), а музыканты. Проблемы разной степени тяжести с кокаином испытывали Эрик Клэптон, Элтон Джон, Кортни Лав, Оззи Осборн, Уитни Хьюстон и многие другие. Не миновало кокаиновое поветрие и актеров кино: от пристрастия к белому порошку лечились, в частности, Жан-Клод Ван Дамм, Робин Уильямс и Памела Андерсон. В России привычка нюхать кокаин получила наибольшую популярность в среде творческой интеллигенции в начале XX века, накануне Первой мировой войны. Как раз тогда, например, познакомился с кокаином Александр Вертинский.

Меню с кокаином

Понятное дело, что кокаиновый трафик из Боливии, где, в отличие от Колумбии и Перу, ему сегодня не ставится никаких преград, больше всех волнует Соединенные Штаты: кокаин течет в основном именно туда. В августе прошлого года агентство Reuters выдало на свою ленту депешу о результатах исследования, проведенного  в Массачусетском университете: 90% банкнот, циркулирующих в США, имеют на себе следы кокаина (как известно, этот наркотик надолго оставляет устойчивые следы на всем, с чем соприкасается). Чаще всего деньги со следами кокаина попадаются в Вашингтоне: там таких банкнот даже больше, чем в среднем по стране — около 95%. Примерно такие же показатели зарегистрированы и в других крупных городах, например в Балтиморе, Бостоне и Детройте. Содержание кокаина на одной американской банкноте варьируется от 0,006 до 1,240 микрограмма. По словам ученых, кокаин попадает на бумажные деньги в ходе сделок по продаже наркотиков. Кроме того, распространена практика употребления наркотика через трубочку, свернутую из банкноты. Кокаин также может попадать на купюры при соприкосновении с поверхностью, на которой есть следы кокаина, либо просто с другими дензнаками, покрытыми мелкими крупицами наркотика.

В исследовании участвовали банкноты из 30 американских городов, а также Бразилии, Канады, Китая и Японии. Как оказалось, меньше всего банкнот со следами кокаина — 12% — из Японии, из Китая — чуть больше, 20%, а показатели Канады и Бразилии гораздо тревожнее — 85% и 80% соответственно.

На доступный боливийский кокаин, как мотыльки на огонь, слетаются «ценители» со всего мира. В августе прошлого года британская Guardian опубликовала репортаж из кокаинового бара Route 36, находящегося в центре главного боливийского города Ла-Пас и превратившего его в столицу мирового наркотуризма. Как пишет издание, на первый взгляд Route 36 ничем не отличается от обычных баров. Единственное отличие — многие посетители могут жить здесь по нескольку дней, а официанты помимо спиртных напитков и закуски подносят к столикам небольшие чемоданчики с пакетиками кокаина. К заказу обязательно прилагается бутылка воды за счет заведения. Любой желающий может заказать два вида кокаина на выбор — разбавленный по 14 долларов или чистый по 21 доллару за грамм. В первый в мире кокаиновый бар Route 36 едут туристы со всего мира. В мире с каждым годом возрастает популярность так называемого кокаинового туризма, и Боливия с ее растущим оборотом наркотиков — идеальное место для туристов, ищущих подобных развлечений. Официант разносит «дорожки» и соломинки с таким выражением лица, словно это сандвичи и картошка фри.

Вот, пожалуй, мы и докопались до главной достопримечательности современной Боливии — кокаина.

Рубрика: Аномалия
Ключевые слова: наркотики, кокаин
Просмотров: 17963