Побежденные гиганты

Побежденные гиганты

(Гималайская хроника)

Как погибла Клод Коган

В конце лета 1959 года, в краткий период затишья между летними и зимними муссонами, из столицы Непала Катманду выступила альпинистская экспедиция. Это была первая в истории альпинизма женская высотная экспедиция. Двенадцать отважных спортсменок решили покорить один из гималайских восьмитысячников — вершину Чо-Ойю (8 153 метра), или «Голову бога».

После длительного перехода экспедиция в сопровождении 170 носильщиков достигла подножия вершины. На склонах горы спортсменки разбили три промежуточных лагеря и забросили туда продукты. Предстояло организовать четвертый, штурмовой, лагерь. За это взялись руководитель экспедиции известная французская альпинистка Клод Коган и ее подруга, неоднократная чемпионка Бельгии по слалому Клодин Ван дер Штратен.

Когда спортсменки были уже близко к цели, солнце скрылось за темными тяжелыми тучами. Пошел снег. Кругом все загудело, как в гигантской аэродинамической трубе. Холод стал проникать даже сквозь броню пуховой одежды. Окоченевшие руки уже не могли уверенно держать ледоруб, цепляться за выступы скал. И все же альпинистки в сопровождении одного носильщика шерпа достигли высоты около 7 тысяч метров и разбили там штурмовой лагерь.

Началась снежная буря, отрезавшая лагерь от всего мира. Ураганный ветер валил палатки, сбивал людей с ног, срывал одежду...

Недаром говорят альпинисты, что свирепствующая на больших высотах непогода — их самый страшный враг, враг № 1. Десять суток не могли пробиться к альпинистам спасательные отряды. Только когда бурая немного утих, людям удалось добраться до места четвертого лагеря. Они увидели лишь гладкий, засыпанный снегом склон — от лагеря не осталось и следа: ни людей, ни палаток, ни вещей.

Все поиски не дали результатов. В горах наступила зима. Участницы восхождения — дочери Тенсинга, знаменитого покорителя Джомолунгмы, — сильно обморозились. Экспедиции пришлось возвращаться домой.

Французские газеты сообщили, что героическая смерть Клод Коган отмечена приказом по нации — почесть, которой удостаиваются только самые выдающиеся граждане Франции. Имена Клод Коган и Клодин Ван дер Штратен будут навечно вписаны в историю покорения гималайских гигантов.

На земном шаре известны всего лишь четырнадцать горных вершин высотой более 8 тысяч метров. Десять из них расположены в Гималаях, а четыре — в соседней с Гималаями горной системе Каракорум.

На границе Тибета и Непала, там, где от главного Гималайского хребта отходит на север отрог Лап-Чи, господствуя над всеми окружающими гигантами, высится «Мать богов земли» — Джомолунгма. Высота Джомолунгмы (Эвереста) 8 882 метра. Это высшая точка земной поверхности, высотный, или, как его часто называют, третий полюс земли. Вблизи Джомолунгмы расположены вершины: Лхоцзе (8 545 метров), Макалу (8 470 метров), Чо-Ойю (8 153 метра), а несколько севернее — Канченджанга (8 585 метров), Дхаулагири (8 172 метра), Манаслу (8 128 метров), Нанга-Парбат (8 125 метров), Аннапурна (8 078 метров) и Шиша-Пангма (8 013 метров). К северо-западу от Эвереста находятся вторая по высоте вершина мира — Чогори, или К-2 (8 611 метров), Хидден-пик (8 068 метров), Броуд-пик (8 047 метров) и Гашербрум-II (8 035 метров).

Борьба за покорение Гималаев и Каракорума началась в середине прошлого века. Но первые попытки штурма восьмитысячников относятся к самому концу века. Битвы, которые разыгрывались на бескрайных фирновых полях и острых гребнях, часто кончались трагически для восходителей. На склонах Гималайских гор нашли смерть уже более 60 человек разных национальностей, среди них немало храбрых шерпов, жертвовавших жизнью для спасения европейских альпинистов.

Но, несмотря на частые неудачи, каждый год весной, когда в горах затихают страшные северо-западные ветры и еще не начинают свою разрушительную работу муссоны, дующие с Индийского океана, альпинисты снова и снова выходят на штурм гималайских гигантов.

Враг № 2

При восхождении альпинистам приходится вступать в бой с коварным противником — высотой. Высота для спортсменов — это враг № 2, враг, который несет горную болезнь.

Уже на высоте 3—4 тысяч метров самочувствие человека заметно ухудшается, иногда даже наступает обморочное состояние. На высоте 5 500 метров работоспособность людей снижается почти на 40 процентов. Но опаснее в его наступающая апатия, безразличие к опасностям.

Если враг № 1 почти непобедим, то от второго врага у альпинистов есть защита: хорошая физическая подготовка, сила воли и, главное, акклиматизация.

Человек может привыкнуть К жизни на больших высотах, приспособиться к кислородному голоданию. В Восточном Памире, например, десятки селений расположены на высоте от 3 до 4 тысяч метров. На самом большом в мире леднике Федченко (северо-западный Памир) уже более 25 лет постоянно работает самая высокогорная в нашей стране (4 200 метров над уровнем моря) метеостанция. Многие рудники расположены в 3-4 тысячах метрах над уровнем моря. На еще больших высотах живет в Восточных Гималаях племя шерпов.

Без помощи шерпов, пожалуй, не обходилась ни одна гималайская экспедиция. И если раньше шерпы лишь выполняли роль носильщиков, то в последние годы они участвуют в штурмовых группах, поднимаются на вершины восьмитысячников.

Вот только один из примеров феноменальной выносливости шерпов. В 1954 году на склонах Чо-Ойю оказались две экспедиции: австрийская во главе с Гербертом Тихим и швейцарская под руководством Раймона Ламбера. На высоте 7 тысяч метров при первой попытке штурма Герберта Тихого и шерпов Пазанг Дава Ламу, Аджиба и Анг Ньима застигла снежная буря. Термометр показывал 35° мороза. Ветер был ураганный — 34 метра в секунду. Стойки палаток были сломаны, оттяжки сорваны, одну палатку опрокинуло, и люди еле выбрались из нее. У Тихого ветром сорвало рукавицы, и он не заметил, как отморозил руки. Пришлось немедленно отступать.

У австрийской экспедиции кончались продукты. Для того чтобы предпринять еще одну попытку штурма, шерпы во главе с Пазанг Дава Ламой отправились в ближайшее селение Намече-базар за продовольствием. Поход был рассчитан на 10 дней. В это время к штурму уже были готовы швейцарцы. Они согласились ждать не более 10 дней, после чего австрийцы теряли право подниматься первыми. Узнав об этом, Пазанг Дава Лама с двумя своими товарищами совершил небывалый в истории альпинизма переход. С тяжелым грузом шерпы за один день добрались до базового лагеря, расположенного на высоте 5 550 метров, пройдя 28 километров и преодолев перевал Нангпала высотой 5 800 метров. На другой день Пазанг достиг лагеря на высоте 6 600 метров и после получасового отдыха вышел вместе с австрийскими альпинистами и шерпами в штурмовой лагерь. Вскоре Пазанг Дава Лама первым достиг вершины Чо-Ойю. По его следам туда поднялись Г. Тихий и И. Йохлер.

По признанию руководителей многочисленных экспедиций, успех восхождений во многом зависел от выносливых, смелых, самоотверженных шерпов.

Годы непрерывной тяжелой борьбы с суровой природой Гималаев не проходили бесследно для альпинистов. Каждая успешная и неудачная экспедиция обогащала опытом отважных восходителей. Были разведаны пути ко многим вершинам. Росло мастерство спортсменов. Удалось усовершенствовать высотное альпинистское снаряжение и кислородное оборудование.

Долгожданные победы над восьмитысячниками стали приходить одна за другой.

Аннапурна-1

Первой пала Аннапурна-1. Это замечательное событие, вошедшее в историю мирового альпинизма, произошло 3 июня 1950 года. Честь покорения первого восьмитысячника была завоевана французскими альпинистами — начальником экспедиции Морисом Эрцогом и Луи Лашенелем.

Несмотря на хорошую подготовку спортсменов, победа была достигнута дорогой ценой. Прежде чем добраться до исходного пункта штурма — селения Тукуча, экспедиция проделала сложный двухсоткилометровый путь. Много времени альпинисты затратили, чтобы отыскать ход к вершине, и поэтому очень торопились при восхождении: нужно было провести штурм до начала муссонов.

В решающие дни штурма спортсмены проводили в пути по 17-18 часов. Они применяли вредные для организма возбуждающие средства — доппинги. В последний день штурма сверхчеловеческая физическая нагрузка и высота дали себя знать...

Восходители нередко теряли ясность мысли. Эрцог не заметил, как уронил варежку и отморозил руку. При спуске победители и их спутники, которые встретили Эрцога неподалеку от вершины, провалились в трещину, они попадали в лавины, провели ночь на высоте 7 тысяч метров без палаток и спальных мешков в ледяной расщелине. Потеряв защитные очки, двое заболели снежной слепотой. Чудом героическая четверка добралась до лагеря, расположенного на высоте 5 900 метров, где врач-альпинист Удо при свете карманного электрического фонарика произвел первую ампутацию пальцев ног и рук Эрцога и Лашенеля. На пути в долину Кали ампутацию пришлось повторять несколько раз. Своим спасением Эрцог и Лашенель обязаны не только Удо, но и в первую очередь шерпам. Это они в течение пятнадцати дней несли на своих плечах почти умирающих альпинистов через ледопады и бурные горные реки, по острым гребням и неустойчивым осыпям.

Лучше всего о силе дружбы, спаянности небольшого альпинистского коллектива сказал, пожалуй, сам Морис Эрцог: «К моей радости примешивается чувство гордости за друзей. Сегодня на Аннапурну взошла не только связка, взошла вся команда. Моя мысль возвращается к товарищам, разбросанным по лагерям, прилепившимся на склонах под нами, и я знаю, что лишь благодаря их жертвам мы сегодня победили».

«Самая длинная миля на земле»

Начиная с 1921 года восемь английских экспедиций стремились «взять» вершину всех вершин — Джомолунгму. Но все попытки подняться на нее с севера, через Тибет, оканчивались неудачей.

В 1924 году ближе всех к заветной цели, на высоте около 8 600 метров, были Е. Нортон, а затем Г. Мэллори и Э. Эрвайн. Мэллори и Эрвайну не суждено было вернуться. Их товарищ по экспедиции Оделль в последний раз видел альпинистов в подзорную трубу недалеко от вершины... Только бескрайные гималайские снега знают о причине их гибели.

Наиболее трудный участок — последние 300 метров, вторая ступень северо-восточного гребня Джомолунгмы — был назван восходителями «самой длинной милей на земле». Чтобы пройти эти метры, нужно преодолеть отвесный взлет в 40 метров или крутой склон из гладких плит, покрытых сыпучим снегом. И все это на высоте, где кислорода в два с лишним раза меньше, чем на уровне моря! Без кислородного аппарата здесь дышать почти невозможно, а оборудование это весит немало.

В 1933 году у английского альпиниста Ф. Смита, поднимавшегося на Джомолунгму, на высоте примерно в 8 500 метров из-за кислородного голодания начались галлюцинации. Он шел один (его товарищ, альпинист Е. Шиптон, вернулся), но ему все время казалось, что у него есть спутник и в случае срыва он удержит его с помощью якобы связывающей их веревки. Сев завтракать, Смит отломил для своего мнимого спутника кусок кекса, затем ему почудились на гребне Эвереста два аэростата...

Наконец, потеряв надежду покорить высочайшую вершину с севера, англичане, а затем и швейцарцы начали штурмовать вершину с юга, через Непал.

Еще пять лет ушло на разведку и бесплодные попытки штурма. И вот 29 мая 1953 года на вершину Джомолунгмы поднялись два участника английской экспедиции: шерп Норгей Тенсинг и новозеландский пчеловод Эдмунд Хиллари.

Начальник этой экспедиции, известный английский альпинист Джон Хант, участвовал в организации лагерей на высотах более 8 тысяч метров. Вот что он рассказывает о своих переживаниях на этой высоте: «Время, казалось, тянулось бесконечно. За один прием предполагалось пройти четыре или даже шесть шагов... а делали часто только три-четыре шага. Для того чтобы поставить маленькую палатку, мы больше часу отчаянно боролись, напрягая все силы, играя в дьявольскую игру «кто кого перетянет». В других условиях это заняло бы минуту или две. Шатаясь, задыхаясь, мы упорно пытались тем или иным путем добиться цели. Но силы в этой отчаянной борьбе с ветром были слишком неравны».

Только тот, кто испытал на себе действия горной болезни, жгучего, как огонь, мороза, сбивающего с ног ураганного ветра, рыхлого, засасывающего снега, может понять, какую ни с чем не сравнимую выдержку, силу воли и мужество надо было проявить, чтобы преодолеть последние метры к вершине Джомолунгмы.

Отчаянный поединок с горой кончился победой человека. Но наиболее трудный путь с севера по-прежнему не был никем пройден. «Самая длинная миля на земле» ждала своих покорителей. Мнение большинства альпинистов сошлось на том, что покорение Джомолунгмы с севера практически невозможно. Но спортсмены молодого Китая весной 1960 года доказали, что это не так. Они сумели пройти «самую длинную милю» .

Вслед за Джомолунгмой, в 1953 году, одиночкой-альпинистом из Австрии Германом Булем была взята «гора ужасов» — Нанга-Парбат, при попытках штурма которой за последние годы погибло 28 человек. В 1954 году итальянские альпинисты покорили вторую по высоте вершину мира — Чогори (К-2); в том же году сдалась Чо-Ойю, в 1955 году — Канченджанга и Макалу; в 1956 — Лхоцзе, Манаслу и Гашербрум-II. В 1956 году швейцарцы вторично поднялись на Джомолунгму, а пять альпинистов Индии — на Чо-Ойю. В 1957 году сдался Броуд-пик, и, наконец, через год два американских альпиниста покорили двенадцатый восьмитысячник — Хидден-пик.

Дхаулагири — белая гора

К нынешней весне на альпинистском стадионе мира — Гималаях оставалось только два непокоренных восьмитысячника: Дхаулагири, или Белая гора, и Шиша-Пангма (тибетское название), или Госаинтан (индийское).

Дхаулагири на протяжении по-следних десяти лет подвергалась постоянным атакам. Первыми к ее подножию в 1950 году проникли французские альпинисты. Северная и южная стены вершины показались им неприступными, и они отступили, достигнув высоты 5 500 метров. Через три года швейцарские альпинисты сделали неудачную попытку добраться к вершине с северо-запада.

Ближе всех к цели были в 1954 году аргентинские спортсмены, поднимавшиеся вместе с австрийцами по пути швейцарцев. Чтобы организовать высотный лагерь, аргентинцы впервые в истории альпинизма применили аммонал. 28 раз они взрывали скалу и, наконец, подготовили место для двух палаток. Затем у подножия стены, от которой отступили швейцарцы, на высоте 7 600 метров вырос лагерь № 7.

На вершину двинулись четверо — Ватцель и Маньяни, опытные альпинисты шерпы Гйзанг Дава Лама и Анг Ньима. Добравшись до высоты 8 тысяч метров, альпинисты были вынуждены заночевать без спальных мешков в снежной пещере. Чудом оставшиеся в живых после этой страшной ночи альпинисты, вместо того чтобы подняться на вершину, до которой, по их расчетам, оставалось три часа ходу, стали пробиваться по свежему снегу обратно в лагерь. В лагере их ждал начальник экспедиции Франчесйо Ибаньес. К тому времени Ибаньес; уже не мог двигаться: у него были сильно обморожены ноги. Аргентинцы и шерпы на руках спустили своего начальника с гор. Но старания врачей не спасли Франчёско Ибаньеса. Он умер вдали от родины, в Катманду.

В следующем году участники объединенной швейцаро-германской экспедиции достигли лишь высоты 7 300 метров, а через три года швейцарцы добрались до высоты. 7 600 метров, но... неудача за неудачей!

Австрийская экспедиция 1959 года также не принесла успеха. Двигаясь новым путем по северо-восточному гребню горы, К. Прейн и шерп Пасанг достигли высоты 7 700 метров, но снежный ураган заставил их вернуться. Два участ-ника экспедиции погибли.

Минувшей весной на покорение Дхаулагири выступила восьмая по счету экспедиция, организованная Швейцарией. В числе тринадцати участников, кроме швейцарцев, были двое поляков и австриец. Снаряжение и запасы продовольствия для экспедиции весили около 5 тонн. Альпинистов сопровождали семь носильщиков шерпов во главе с опытным сирдаром Анг Дава. Экспедиция впервые в истории гималайских восхождений использовала самолет (I Советские альпинисты несколько раз успешно применяли авиацию во время восхождений. Впервые это было на Памире в 1937 году, когда при штурме семитысячных пиков самолеты типа «Р-5», пользуясь восходящими потоками воздуха, поднимались почти на 7 тысяч метров и сбрасывали на бреющем полете продукты и снаряжение альпинистам. Самолеты помогли недавно советским альпинистам на Тянь-Шане во время траверса семитысячного пика Победы (Прим. автора).). Специально сконструированный шестиместный моноплан «Пилатус Портер», оборудованный колесами и лыжами, альпинисты прозвали «Йетти» — «снежный человек».

Совершая два-три вылета в день, «Пилатус Портер» перебросил четыре тонны груза к подножию Дхаулагири, где участники экспедиции проходили акклиматизацию. Пилоты Эрнст Захир и Эмиль Вик сумели «приснежить» самолет на высоте почти 5 700 метров и установили тем самым мировой рекорд высотной посадки.

«Аэродром», подготовленный для самолета, был немногим более двухсот ярдов длины, но посадка и взлет прошли благополучно. Даже на аэродроме пилоты не снимали кислородных масок: так высоко была расположена площадка. «Пилатус Портер» серьезно помог альпинистам, но он доставил им и немало неприятных минут.

Незадолго до штурма агентство Рейтер сообщило из Катманду, что самолет под названием «Йетти», вылетев в очередной рейс из Покхара в базовый лагерь с начальником экспедиции Максом Эйзеленом на борту, пропал. Три дня пилоты Индии и Непала искали швейцарский экипаж вблизи лагеря. Наконец они обнаружили маленькую палатку и вблизи нее самолет. Начальник экспедиции и оба пилота были спасены.

13 мая 1960 года напряженная, полная героизма борьба за овладение Дхаулагири окончилась: на вершину поднялись четыре швейцарских альпиниста и два шерпа. Итак, пал еще один, предпоследний, восьмитысячник.

Непокоренной осталась лишь Шиша-Пангма.

Эта вершина находится на территории Китайской Народной Республики, в тибетской провинции Тзанг, близ непальской границы. Шиша-Пангма — единственный из восьмитысячников, на который альпинисты до сих пор даже и не пытались совершить восхождение. Архив мирового альпинизма насчитывает лишь одну фотографию этой непокоренной вершины.

Штурм продолжается

Альпинистский сезон 1960 года в Гималаях был богат событиями.

В мае в северо-западный Непал на взятие вершины Химал-Чули (7 864 метра), на которую еще не ступала нога человека, вышли японские альпинисты. За несколько прошедших лет эта вершина отразила пять атак со стороны английских, южноафриканских и японских восходителей. В 1955 году на склонах Химал-Чули погиб начальник южноафриканской экспедиции.
Японцы дважды терпели неудачу, штурмуя Химал-Чули: в 1958 и в 1959 годах. Тогда из-за непогоды они не смогли преодолеть последние 450 метров. Нынешняя экспедиция была организована альпинистским клубом старейшего в Японии университета Кейо в честь столетия со дня основания этого университета. В состав экспедиции входили 8 японских альпинистов во главе со служащим токийской торговой фирмы 37-летним Джиро Ямадо, участником восхождения 1956 года на Манаслу. И эта экспедиция не обошлась без жертв. Во время обвала погиб один из шерпов, второй был ранен. Но все же 24 мая вершина Химал-Чули была покорена.

Кроме экспедиции на Химал-Чули, в Гималаях работали еще две японские экспедиции. Одна из них закончилась успешным восхождением на семитысячник Апи, другая отступила от вершины Джугил-химал.

Добилась успеха объединенная англо-непальско-индийская экспедиция, штурмовавшая Аннапурну-II (7 937 метров). В составе экспедиции были пять опытных шерпов во главе с «тигром снегов» Дава Тенсингом, участником двадцати экспедиций.

В этом году Джомолунгму со стороны Непала впервые штурмовали альпинисты Индии.

Перед восхождением начальник экспедиции сообщил корреспонденту агентства Рейтер, что они предпримут штурм вершины в конце мая, до начала муссонов, и будут двигаться по пути английских и швейцарских экспедиций, организовав 9 лагерей. Достигнув высоты 8 630 метров, из-за резкого ухудшения погоды индийские альпинисты вынуждены были отступить от столь близкой цели. Вторая попытка штурма, намеченная на 27 мая, также не увенчалась успехом из-за сильного ветра и пурги.

Но неудачи не останавливают отважных альпинистов. Они готовятся к новым штурмам гималайских гигантов.

Альпинистам всего мира принадлежит честь покорения восьмитысячников. Любопытна статистика первовосхождений.

Четыре восьмитысячника были побеждены австрийскими альпинистами, по две победы — у английских, французских, швейцарских альпинистов, по одной у альпинистов Италии, Японии и США. Во многих первовосхождениях вместе с европейскими альпинистами участвовали и шерпы.

За десять лет на восьмитысячных вершинах побывало только 56 альпинистов. Трижды была взята Джомолунгма и дважды — Чо-Ойю.

Покорение горных гигантов Гималаев — отличное доказательство того, какие поразительные рeзультаты приносят совместные усилия ученых и спортсменов разных стран.

А. Поляков, мастер спорта СССР

Покоренная с севера

Серебристый пик Джомолунгмы по временам окутывала стена белого тумана. Лед на леднике Ронгбук набух и покрылся трещинами. Веселые ручейки звонко запрыгали с камня на камень. Оттаивала промерзшая за зиму земля. Среди засохших стеблей горных трав пробивались зеленые ростки. В небе над Гималаями парили горные орлы.

В Середине мая погода стала теплее. Вскоре к Гималаям должен был прийти с Индийского океана теплый муссон, знаменовавший начало дождливого сезона.

Семь тысяч метров над уровнем моря.У метеорологов базового лагеря настали горячие дни. То и дело от подножия Джомолунгмы поднимались в небо красные шары-зонды.

Все ждали последнего периода хорошей погоды перед наступлением дождей; ждали, чтобы начать с севера решительный штурм высочайшей в мире горной вершины.

Еще с конца марта началась подготовка штурма.

Скалистые обрывы, многовековые толщи льда и снега, изрезанные трещинами и бороздами от пронесшихся лавин и обвалов, разреженный воздух, перебои с питанием не останавливали альпинистов.

Несколько недель группы восходителей доставляли продукты и оборудование к промежуточным базам; намечали трассу восхождения.

И вот 24 мая 1960 года штурмовая группа выступила из последнего лагеря на высоте 8 500 метров на покорение вершины...

Из записок участников восхождения Ван Фу-Чжоу и Цзюй Инь-Хуа.

8 600. Вскоре наша четверка была уже у подножия знаменитой «второй ступени». Где-то здесь в 1924 году пропали английские восходители Мэллори и Эрвайн. «Ступень» представляет собой скалистый обрыв высотой метров в тридцать. Крутизна обрыва 60—70 градусов. У самого его основания путь преградила отвесная скала метра в три высотой. Преодолеть ее взялся Лю Лянь-мань. Связав два ледоруба, он снова и снова пытался подтянуться кверху. Лю Лянь-мань сделал четыре попытки, и каждая из них отнимала почти по четверти часа. Наконец он совсем обессилел. Тогда его место занял Цзюй Инь-хуа. Скинув высокогорные ботинки и свитер, он подскочил к скале, уцепился за край трещины, стал подтягиваться вверх. Но и Цзюй Инь-хуа сорвался. Снова попытка, и снова неудача. Между тем пошел снег. Что делать? Повторить путь отступивших англичан? Нет!

Вершина близка. Глоток кислорода, и снова вперед.Лю Лянь-мань присел на корточки, Цзюй Инь-хуа встал ему на плечи. Напрягая силы, Лю Лянь-мань выпрямился, и Цзюй взобрался, наконец, на ступеньку. Скоро все четверо были наверху.

8 700. Едва мы прошли сотню метров, как Лю Лянь-мань упал. Он поднялся, сделал несколько шагов, снова пошатнулся, упал. Стиснув зубы, Лю Лянь-мань пытался преодолеть слабость.

У него кончился запас кислорода. Было семь часов вечера, от пика по вертикали нас отделяло всего 180 метров. А кислорода в баллонах у всех оставалось мало...

Лю Лянь-мань по-прежнему был полон веры в нашу победу. Он проговорил: «Не задерживайтесь, вы должны одолеть вершину. Я буду ждать вас здесь, я обязательно продержусь».

Выбрав нишу, укрытую от ветра, мы усадили в нее Лю Лянь-маня. Расставание было тяжелым, на глазах у всех стояли слезы.

Трое — Ван Фу-чжоу, Цзюй Инь-xya, Гоньпо — двинулись вперед.

8 750. Глубокий сыпучий снег заставлял останавливаться через каждые несколько шагов. Потом попалась метровая наледь. Все мы по нескольку раз скатились с нее, прежде чем одолели и это препятствие. Когда заснеженный участок склона остался позади, близилась полночь. По мере того как сгущалась тьма, силы наши слабели. А впереди встал еще один крутой обрыв. Когда мы, наконец, добрались до его подножия, кислородные баллоны опустели.

8 830. Отступать нельзя! Не в силах идти, мы поползли на четвереньках, Гоньпо — впереди, мы вдвоем — за ним. Вперед, только вперед! Вдруг силуэт Гоньпо исчез. Сердце оборвалось. Но вот его фигура мелькнула на самой вершине. Молодец, Гоньпо!

То, что мы приняли за главный пик, оказалось последним уступом перед вершиной. Значит, снова вперед. Последние шаги давались особенно тяжело, дышать было нечем. Несколько метров, отделявших нас от высочайшей вершины, мы ползли более сорока минут. Вот и вершина. В небе над Джомолунгмой сверкали мириады звезд. К югу от вершины белели снега, к северу виднелись сероватые скалистые склоны. Мы были на вершине Джомолунгмы — небольшой, округлой площадке, кое-где прикрытой снегом. Затем, по международному альпинистскому обычаю, оставили под камнем памятную записку. Никто не проронил ни слова, но сердца трепетали от радости.

Теперь вниз. Забыта усталость. Каждый думает о нашем Лю Лянь-мане. Когда снеговой участок был пройден, небо посветлело. Еще издали увидели Лю Лянь-маня. Оказывается, после нашего ухода Лю Лянь-мань обнаружил в баллонах немного кислорода, но не сделал ни одного глотка. Он думал о нас, штурмовавших главный пик.

Между тем красный шар солнца медленно поднимался из-за гор — казалось, само солнце поздравляло нас с победой!

Ключевые слова: альпинизм, Гималаи
 
# Вопрос-Ответ