Гробница чисел

01 марта 1998 года, 00:00

Гробница чисел. В древнеегипетских гробницах часто встречаются рельефы, изображения Хафраанха от юности до старости. Здесь Хафраанх в начале своей карьеры.

Российские археологи — через 30 лет вынужденного перерыва — вновь работают в Египте, на плато Гизы. Им удалось воссоздать еще одну страницу древнеегипетской истории — исследовать «дом вечности» хранителя пирамиды Хефрена.

Гигантский некрополь

Достопримечательности Гизы не сводятся только к пирамидам и Большому Сфинксу, самой большой статуе в мире с ликом фараона Хефрена. Плато вокруг пирамид — гигантский некрополь. Здесь похоронены близкие родственники фараонов, а также те, чьими стараниями культ умерших фараонов поддерживался столетиями.

Естественно, вельможи стремились быть похороненными рядом со своим владыкой — вероятно, надеясь разделить его высокую посмертную судьбу и пребывать вечно среди богов. Их гробницы и погребальные капеллы тоже обслуживали специальные поминальные жрецы, а родственники, наследовавшие их должности, не забывали заботиться о могилах предков.

Так вокруг пирамид образовался гигантский некрополь, разделенный на сектора, с разными типами погребальных сооружений — им пользовались, до конца существования Древнего Египта. Позднее здесь было устроено и мусульманское кладбище.

На аэрофотоснимках хорошо видно: пирамиды окружены правильными рядами прямоугольников. Это и есть гробницы вельмож — мастабы. Название происходит от арабского слова, означающего глиняную скамью рядом с жилищем. Гробницы эти, напоминающие трапеции со скошенными стенами, строились из привезенных каменных блоков.

Но есть и скальные гробницы; трудно даже представить, сколько сил, терпения и знаний надо было приложить, чтобы высечь из громадного необработанного камня гробницу, порой не уступающую по красоте и архитектурному решению более престижной и более дорогой мастабе.

Не вдаваясь в историю археологических исследований в Гизе, замечу только, что перед первой мировой войной плато было разделено Службой древностей Египта на несколько зарубежных концессий и здесь начали работать американские, немецкие, австрийские ученые. 

С 1952 года планомерные раскопки ведет и Служба древностей, которая зарезервировала за собой практически всю оставшуюся неисследованной часть некрополя.

Одно открытие следовало за другим, но, пожалуй, самым сенсационным была находка остатков поселения и некрополя строителей пирамид. Анализ костных останков, обнаруженных в погребениях неподалеку от Сфинкса, показал, что захороненные здесь люди занимались тяжелым физическим трудом, многие из них умерли от полученных при строительстве травм.

Эти находки окончательно опровергли мнение, что пирамиды воздвигались рабами — кто бы стал сооружать некрополь для рабов? Их строили простые египтяне из окрестных деревень, нанятые для работ, так же как сейчас их далекие потомки приходят к археологам в поисках заработка. Только теперь они не строят, а расчищают от песка и наносов то, что было сооружено их великими безымянными предками.

Недалеко от погребений был найден благоустроенный поселок мастеров, остатки кострищ и хижин простых работников, следы гавани и канала, подходившего прямо к строительной площадке.

Результаты химического анализа камня показали, что строили пирамиды из местного известняка и лишь для облицовки использовали более красивый материал из каменоломен Туры, что на противоположном от Гизы берегу Нила, а погребальные камеры отделывали привезенным с юга гранитом.

Сейчас в Гизе, помимо египетских археологов, работают американцы, которые составляют первую топографическую карту Гизы и занимаются исследованием и реставрацией Большого Сфинкса. А с 1996 года здесь обосновалась археологическая экспедиция Института востоковедения Российской Академии Наук.

Хранитель пирамиды Хефрена

Каменная статуя Хафраанха, хозяина «Гробницы чисел».В полевых работах экспедиции принимали участие: Михаил Чегодаев, научный сотрудник Института востоковедения, Ольга Томашевич, старший преподаватель исторического факультета МГУ, кандидат исторических наук, и автор этих строк, руководитель экспедиции.

Пройдя долгий путь поисков, сомнений, томительного ожидания разрешения сначала от Службы древностей, а затем и Министерства безопасности Египта, мы получили право на проведение исследований в гробнице смотрителя второй по величине пирамиды Гизы — пирамиды Хефрена (Хефрен (Хафра) — египетский фараон  IV династии. Конец XXVII — начало XXVI вв. до н. э.).

Смотритель пирамиды — его звали Хафраанх — был погребен в восточной части некрополя Гизы, в одной из скальных гробниц, которая к моменту нашего появления на плато была почти полностью засыпана песком, и се очертания смутно виднелись на склоне холма, спускающегося к близлежащему поселку.

Гробницы соседей нашего смотрителя уже давно скрыты под большим слоем песка, однако в XIX веке их еще видел К.-Р. Лепсиус и отметил на топографическом плане. (Карл  Рихард Лепсиус  —  первый  ученый, планомерно   исследовавший   плато   Гизы. Возглавленная   им   прусская   экспедиции (1842 — 1843 гг.) не только водрузила флаг над пирамидой Хеопса в память об исследовании знаменитых пирамид, но и зарисовала и впоследствии опубликовала большое  количество  рельефов  и  надписей  из гробниц вельмож гизехского некрополя.),

В начале целью нашей работы было исследование рельефов и надписей гробницы Хафраанха. Вход в гробницу был завален песком и камнем. Только для того, чтобы войти внутрь, понадобилось несколько недель работы. В правом верхнем углу выступающего из песчаного холма остова гробницы зияло отверстие: увы, это след грабежа.

Как правило, грабители проделывали небольшие отверстия, в которые мог проскользнуть худенький человек, он-то и вытаскивал из гробницы все интересующее торговцев древностями. Внутри нас ожидали новые сюрпризы. Через оставшийся после налета лаз в потолке песок попал внутрь и засыпал помещение от пола до потолка.

Что же рассказала нам гробница Хафраанха? После расчистки гробницы от песка перед нами предстали замечательные творения египетского мастера, запечатлевшего в камне жизнь Хафраанха.

В обязанности Хафраанха, хранителя пирамиды Хсфрена, входило регулярное снабжение умершего фараона заупокойными жертвами (это осуществлялось через организацию поминальных служб), произнесение соответствующих изречении и исполнение ритуалов, которые были ведомы лишь специально образованным и посвященным людям.

Заняв эту весьма почетную должность — ее наш Хафраанх мог унаследовать от своего отца или близкого родственника, — он приступил к строительству будущего погребения для своей семьи.

Хафраанх заказал достаточно большую усыпальницу — в семь метров длиной с прямоугольной часовней, вытянутой с юга на север. У входа в гробницу на двух пролетах, ведущих к некогда существовавшей двери в погребальную капеллу, изображены две фигуры.

И обе — хозяина гробницы, о чем сообщают надписи: слева — это молодой стройный человек, справа — тучный, пожилой мужчина, достигший апогея своей карьеры. Имя хозяина гробницы, Хафраанх («Да живет Хафра»), происходит от Хафра — египетского имени фараона Хефрена. Первая часть его имени, совпадающая с именем владыки, заключена в картуш, такое же имя носил и один из его сыновей.

Известно, что хранители пирамид были весьма высокопоставленными людьми, возможно даже царской крови. Может быть, и наш смотритель был связан кровными узами с Хсфрс-ном? Во всяком случае право на ношение имени великого фараона передавалось в этом роду по наследству.

Изображения человека в разные периоды его жизни, как в нашей гробнице, не исключение. Так, в частности, в одной из гробниц недавно открытого некрополя строителей пирамид были найдены четыре статуи одного и того же человека, изображающие его от юности до старости. Умерший как бы повторяет в вечности свой земной путь...

Как и сейчас, в древности в разные времена существовала своя мода на прически, одежду, декор мебели. Как и сейчас, когда каждое десятилетие реформируется грамматика языка и появляются новые неизвестные ранее слова и стилистические обороты речи, в Древнем Египте изменялся формуляр и способ передачи тех или иных титулов и религиозных формул, претерпевали изменения и начертания самих иероглифов. Не было только одного — датировки по годам.

Последнее характерно лишь для анналов и указов фараонов. Только тщательный анализ всего изобразительного    и    письменного материала   в   сравнении   с уже известным и опубликованным,  а также  исследованным на месте, в других погребениях   Гизы,   позволит   ответить   на   вопрос, когда жил Хафраанх и члены его семьи,  а стало быть — до каких пор функционировал   погребальный   припирамидный  храм  великого фараона Хефрена.

Этот храм находится рядом с   Большим   Сфинксом.   Квадратные гранитные столпы храма когда-то были до блеска отполированы, а между ними стояли статуи Хефрена. Солнечный свет, проникавший сквозь узкие окошки,   играл   разноцветьем   благородных каменных пород...

Итак, следовало прежде всего изучить сохранившиеся рельефы. Оказавшись внутри, в погребальной капелле, мы как бы окунаемся в то далекое время, когда родственники проводили в потусторонний мир Хафраанха, не забыв снабдить его всем необходимым и приготовив место для всех членов его семьи, которые в свой день и час также займут место в погребении. А если нет, отсутствующего заменит его изображение на рельефе.

По представлениям древних египтян, слово и изображение обладали магической силой. Будучи запечатленными на камне, рельефы и надписи оживали с помощью магии произнесенного слова...

Прочитанный писцом Хафра-усеркау, сыном хозяина гробницы, список заупокойных жертв попадал в потусторонний мир — хозяину. Пойманная рыба, сжатое и обмолоченное зерно, домашняя птица в клетках, изображенные на шести длинных регистрах восточной стены, становились реальностью для Хафраанха, находящегося в стране мертвых.

Такие сцены можно встретить и в других гробницах египтян, но изображение несметного количества скота в гробнице Хафраанха — уникально. Так, на двух нижних регистрах восточной стены погонщики гонят к Хафраанху 835 быков и 220 коров, 760 ослов, 2235 коз и 974 барана.

Количество скота было аккуратно подсчитано и выведено египетскими цифрами тут же около изображений самих животных. Эти фрагменты рельефов видели путешественники, посетившие гробницу Хафраанха в XIX веке и давшие ей название «Гробница чисел».

Верхний регистр восточной стены заполнен изображениями лодок, на которых умершего доставляют к месту вечного упокоения. А на южной стене Хафраанх изображен в кругу своей семьи, с женой, которая также была похоронена в этой гробнице, и дочерью.

Из надписи над их головами мы узнаем, что жену Хафраанха звали Херенка и что при жизни она была жрицей двух богинь: Хатхор — владычицы сикаморы, госпожи священного города Дендеры, находившегося на юге Египта, и богини Нэйт — открывательницы путей.

На рельефе Херенка нежно обнимает мужа за плечо. У кресла, поджав ноги, сидит их дочь Уретка. Все необходимое пропитание, которое так трудолюбиво добывали и готовили их слуги, изображенные в соответствующих сиенах на восточной стене, сложено на жертвенный стол перед хозяином гробницы.

Апогей погребальных служб и всего погребального культа древнеегипетской капеллы — это западная стена, имитирующая двери наглухо закрытых дворцов. Здесь проходит зримая граница между миром живых и миром умерших, земные врата в потусторонний мир.

За этой стеной и обитал ушедший из жизни человек, с душой которого можно было общаться и которая выходила через нее в капеллу, дабы получить приготовленные подношения. Здесь, как правило, находилась статуя умершего, зримый образ хозяина гробницы, вместилище его души.

Статуя Хафраанха была вырезана из цельного куска скалы в нише южной стены. Древний скульптор сумел в полном смысле слова оживить бесформенный камень, тонко и точно передав все изгибы и красоту человеческого тела.

Изящество скульптуры, очевидно, смущало грабителей, которые пытались украсть статую, проделав коловоротом отверстия на уровне туловища, однако так и не смогли отделить статую от скалы, из которой она была высечена.

Возле западной стены расположены три колодца, ведущие в погребальные камеры. Первый — глубиной в десять метров принадлежал самому Хафраанху. Два других — трехметровые — жене покойного и некой паре — Хермеру и его жене Ишепет, которые скорее всего приходились родственниками Хафраанху и для которых при строительстве гробницы было предусмотрено место.

На протяжении веков грабители не раз проникали в гробницу. Проверяя, нет ли за ложной дверью скрытого помещения или другой гробницы, они частично разрушили ее. Иллюзий у нас не оставалось. В поисках ценностей грабители, конечно же, пробрались и в погребальные камеры и, наверняка, уже давно вытащили и мумию, и ценности, находившиеся на ней. Однако так или иначе, но нам следовало проделать и этот подземный путь, посмотрев, что осталось внутри на нашу долю.

Кто потревожил покои жреца?

В гробнице Хафраанха: рельефы сыновей - наследников хранителя пирамиды. Их звали Хафра-дсеркау и Хафраанх младший.Результат превзошел ожидания. Мы раскопали подземные помещения, получив отличный материал для исследования конструкций погребальных камер; нашли множество глиняной посуды, которая наверняка поможет определить время захоронения; обнаружили фрагменты жертвенного стола, остатки деревянного саркофага, наконец, значительные фрагменты черепа, позволяющие надеяться на возможность реконструкции лица, а также многое, многое другое.

Некогда гробница была поистине великолепна: рельефы, статуя и ложные двери были раскрашены, и прекрасная жизнь вечно плыла перед каменными глазами Хафраанха, смотрящего из своей ниши. Но вот настал день, когда покой Хафраанха и его жены Херенка нарушили люди, искавшие место для погребения своего родственника.

Об этом нам поведали раскопки той части гробницы, которая была засыпана песком, проникшим через лаз, проделанный ворами. После расчистки всего этого участка обнажился пандус, ведущий в погребальную камеру, а в дальнем северном углу гробницы оказался погребальный колодец, некогда служивший последним жилищем для человека, имя которого теперь уже вряд ли удастся установить. Значит, на самом деле здесь две гробницы, а не одна, как предполагалось до сих пор.

Как могло такое произойти? Кто и почему решился потревожить покой начальника заупокойных жрецов великой пирамиды Хефрена и его родственников, мирно покоившихся в своих погребальных камерах? Неужели это были те, кто когда-то служил поминальные службы в гробнице Хафраанха, хорошо знал ее, имел доступ в гробницу и искал место для своего погребения в заполненном до отказа некрополе Гизы?

Хорошо известно, что первыми грабителями этих мест были сами египтяне. Еще в XXII веке до н. э. или несколькими веками позже знатный египетский вельможа Ипусер с горечью произносил: «То, что скрывала пирамида, стоит теперь пустым... Владельцы гробниц выкинуты на вершины холмов». «Лица жестоки, сердца свирепы... Смех забыт, он нигде не слышен... в стране стенания». Эти тексты относятся к смутным временам в истории Древнего Египта, когда страна была охвачена волнениями. Поистине революции во все времена сопровождаются разрушениями и святотатством по отношению к предкам.

Вряд ли мы узнаем, кто совершил это. Ясно одно, пришедшие в гробницу Хафраанха люди уже не испытывали почтения перед хранителем пирамиды, умершим, возможно, несколько сотен, а то и тысяч лет назад. Не побоявшись угрозы богов и мести мумий, они уничтожили северную стену гробницы, где был изображен Хафраанх, плывущий в ладье среди зарослей папируса.

Эти так называемые сцены болот, или путешествия умершего в Дельту, хорошо известны в других гробницах периода Древнего царства. Живописные и прекрасно исполненные, они представляют великолепный материал для исследования и реконструкции окружавшей египтян природной среды.

В гробнице Хафраанха на остатках северной стены сохранились лишь изображения папирусов, болотной кошки и редких птиц. Новые хозяева прорубили погребальную камеру, заменили давно истлевшую дверь, изуродовав остатки рельефов северной стены Хафраанха и похоронили своих близких.

По каким-то причинам они оставили погребальную капеллу не декорированной, хотя само погребение, судя по остаткам красного гранита от саркофага да и по размеру погребальной камеры и ведущего к ней спуска, не относилось к числу бедных. Впрочем, многое можно будет сказать после анализа керамики, костных останков и фрагментов каменных блоков с надписями, которые удалось извлечь в ходе работ.

Прошедшие века сделали свое черное дело: рельефы, в особенности со стороны потолка, повреждены подземными водами, которые, проникая сюда из года в год, оставляли соляные отложения; мягкий песчаник, на котором выгравированы рельефы, местами стерся, превратив некогда прекрасные профили лиц слуг Хафраанха в сплошной контур. При этом, однако, остается только еще и еще раз восхититься умением и навыками древнего резчика, творение которого живет и сегодня, спустя почти четыре тысячелетия после своего создания. Как не вспомнить здесь строки древнеегипетского сочинения, ожившего под пером Анны Ахматовой:

Они ушли,
Имена их исчезли вместе с ними,
Но писания заставляют
вспомнить их.

Надо, однако, сохранить для науки то, что мы сумели увидеть сегодня, ибо природа беспощадна, естественные разрушения неизбежны, а время от времени в Египте случаются и землетрясения, которые вообще могут уничтожить памятники. Итак, за работу.

Дух Хафраанха

Вертикальные шахты ведут к погребальным камерам, в которых покоились мумии хозяев гробницы. После погребения колодцы засыпали песком и щебнем и наглухо закрывали каменными крышками.Стараясь не терять времени, мы снимаем копии рельефов на кальку, в то время как нанятые египетские рабочие расчищают засыпанную часть гробницы и погребальные камеры. Для того, чтобы передать впечатление от внутреннего облика гробницы — такой, как она предстала перед нашими глазами, — нужны качественные фотографии.

И вот мы отпускаем рабочих на один день, чтобы смонтировать искусственное освещение и сделать первые фотопробы. С нами остается только инспектор Службы древности Санаа Фуад Заки, с которой мы уже успели подружиться.

Да, непросто даже с хорошей техникой получить нужный снимок восточной и западной стен. Их длина около четырех метров, а хорошей фокусировке донельзя мешает воздвигнутый посередине гробницы столб, который поддерживает поврежденный временем потолок.

К концу рабочего дня нам, кажется, удается решить все задачи, остается только сделать снимки погребальных колодцев сверху, среди которых и труднодоступный колодец хозяина гробницы. Наконец кадр выстроен, освещение налажено, остается только нажать кнопку фотоаппарата — и вдруг, о, ужас! Одна из двух осветительных ламп, смонтированная на штативе и имеющая внутри компьютерную регулировку параметров освещения, проделав в воздухе малый пируэт, летит вниз с десятиметровой высоты.

Легкий хруст прикрывающих фонарь крылышек, которые при полете задели каменные стены колодца, и затем тишина. Наше освещение или точнее его половина, без которой второй фонарь уже никогда не даст нужного эффекта, принесена в жертву Хафраанху. Воистину его душа, привыкшая в прошлом получать ежедневные подношения, потребовала мзду и от нас, вторгшихся в ее владения...

Под угрозой оказались работы, на которые уже имелось разрешение и без выполнения которых сезон был бы неэффективен. Восполнить же потерю можно было только в Москве, в Каире такого освещения купить нельзя.

Санаа очень близко к сердцу приняла случившееся и старалась убедить нас, что лампу удастся извлечь. Однако для того, чтобы проникнуть внутрь, нужна специальная раздвижная лестница, ибо обычную туда нельзя опустить без риска разрушить до основания потолок и близлежащие рельефы. Но зачем нам осколки фонаря? Остаток дня прошел мрачно, и мы решили забыть о случившемся, понимая, что египетские боги и духи умерших не простили нам нарушения их покоя.

Утром бригада рабочих, как всегда, ожидала нас у входа в гробницу. Санаа что-то быстро объясняет им, и даже наших слабых знаний арабского достаточно, чтобы понять их диалог. Египтяне решают помочь нам. В ответ на наши энергичные возражения на английском, что, мол, операция рискованна и что человеческая жизнь дороже всего, мы получаем сдержанные просьбы не волноваться. И прежде чем успеваем вмешаться в происходящее, трое уже держат на веревке смельчака — он спускается в колодец, опираясь пальцами босых ног на едва заметные выступы на его отвесных стенах, которые были сделаны еще для рабочих, опускавших когда-то мумию Хаафранха.

Повторив путь своих далеких предков, рабочий прикрепил к веревке потерянную лампу, а вскоре, благодаря усилиям своих товарищей, тянувших его изо всех сил, благополучно выбрался из погребения. Извлеченная со дна колодца лампа при подсоединении к электрической розетке издала характерный звук включившегося компьютера (это основная и самая хрупкая ее часть), а потом загорелась и сама. Сломалась лишь пластмассовая ручка, с помощью которой лампа крепилась к штативу.

Возблагодарив богов за свершенное чудо, мы прежде всего взялись за расчистку колодца. Случай с лампой показал, что там, на глубине, перед входом в погребальную камеру, лежит мощный слой песка, иначе нашей лампе никогда бы не уцелеть, а значит, за ним есть еще что-то. И действительно, целая корзина погребальной утвари была поднята наверх, а затем были полностью очищены погребальные покои самого хозяина, спланированные и ориентированные иначе, чем все остальные колодцы в исследованных нами помещениях.

Теперь слово за специалистами: топографами, керамологами, антропологами, эпиграфистами... А сколько еще надо провести кабинетных и полевых исследований, чтобы датировать гробницу, материал которой дает на этот счет весьма противоречивую информацию.

Однако мы сделали уже много для того, чтобы Хафраанх пережил свое новое рождение, а значит, верно, что похороненному по египетскому обряду суждена жизнь вечная...

Мы пришли на восточное плато Гизы несколько лет назад, через 30 лет после того, как российские археологи под руководством академика Б. Б. Пиотровского вынуждены были из-за нехватки средств уступить концессию другой стране.

Проведение Российской археологической экспедиции в Гизе, которая продолжится и в этом году, стало возможным благодаря усилиям многих людей. Мы глубоко благодарны заместителю председателя Московской городской думы А. Н. Крутову; Генеральному директору Московской межбанковской валютной биржи А. В. Захарову, управляющему делами ММВБ Н. Н. Сурикову; президенту Российской Академии художеств 3. К. Церетели.

Мы надеемся на будущие открытия, а также на то, что отечественная школа египтологии будет жить и успешно развиваться.

Элеонора Кормышева,
доктор исторических наук,
фото участников экспедиции.
Гиза

Рубрика: Земля людей
Просмотров: 8118