Нет предела могуществу человека

01 марта 1962 года, 00:00

Эта моя беседа — заключительная. В предыдущих беседах шла речь о всемирно-исторических последствиях начала космической эры. Открыли ее подвиги советской науки. Судьбы земного шара, судьбы людей — вот что интересовало нас в этих беседах. Мы совершили вместе с нашими читателями захватывающее восхождение. С достигнутой уже вершины просматривается горизонт, уходящий дальше самых далеких краев, до которых проникал взор человека.

Новый горизонт!
Возьмем вопрос о пределах власти человека над природой. Считалось до недавних пор, что преобразующая сила человеческого разума ограничена в лучшем случае поверхностью планеты. Самые дерзкие мечтания не уносились дальше, ну, скажем, переделки климата, управления погодой, искусственного дождя, отепления полярных стран... Но вот, например, процессы в земной коре, землетрясения, вулканы — воздействовать на эти явления казалось немыслимым. И я уже не говорю о вмешательстве человека в движение небесных тел, в космические процессы.

И вот, если смотреть далеко вперед, эти ограничения снимаются отныне наукой (я говорю «снимаются» в плане, конечно, чисто теоретическом, философском). То, о чем я рассказывал в моих предыдущих беседах, позволяет высказать убеждение: могуществу человека в космосе предела нет! Все, что не противоречит законам природы (а человек является ее частью), все, решительно все находится во власти человека.

Он сможет рано или поздно изменять движение планет, зажигать и гасить звезды, переделывать целые миры и миры миров. Неважно в данном случае, сколько тысяч или миллионов лет пройдет, прежде чем осуществятся эти свершения. Важно то, что принципиальная их возможность установлена. И это полно необозримыми последствиями в идейном, мировоззренческом плане.

Научный атеизм получает новый разбег мысли. Как ничтожно, в самом деле, выглядит в сравнении с этими масштабами человеческой мощи то, что приписывалось богу в мифах и сказках религии! Размах божественных подвигов часто не простирался дальше трехдневного пребывания в желудке кита, или путешествия пешком по воде, или «остановки Солнца» посредством магических заклинаний.

А между тем жрецы религии и сегодня все еще уныло твердят о ничтожности человека перед лицом всесильного господа. На этом мотиве принижения и унижения человека держится, по существу, вся проповедь религии, вся ее «философия», вся ее пропаганда. «Смирись, гордый человек!» — восклицают хором румяные и упитанные господа в рясах и сутанах. Но человек, сбросивший с себя цепи духовного рабства, не хочет смиряться. Он готовится стать хозяином не только Земли, но и неба. И это неизбежно и неумолимо влечет за собой естественную смерть религии.

В бесконечности мироздания раскинется не мифическое царство божье, а вольное и бескрайное царство свободного человеческого труда. Я говорю о творениях разума и науки, о подвигах звездоплавателей, получивших доступ к неисчерпаемым ресурсам материи и энергии в космосе.

Неисчерпаемые ресурсы! Да, именно бесконечность этих ресурсов явится материальной основой, на которой развернется эра космоса. Это будет новый и объективно-закономерный этап человеческой истории. Ведь родина людей — Земля — сама является небесным телом, и космические просторы вокруг нее — естественное продолжение территории и акватории земного шара. Заселив Землю и оплодотворив ее своим трудом, человечество переплеснется через ставшие узкими для него пределы. Человечество уже выходит за эти пределы. Оно перепахивает материю вглубь и вширь. Оно проникает в мир малых величин — в мир атома, в микрокосмос. И оно продвигается постепенно в мир небесных тел, в ширь звездных полей, в мегамир, как его называют физики и астрономы.


Источники энергии и вещества планет и звезд — вот то новое поприще, которое дождется трудолюбивых человеческих рук.

Это произойдет в эпоху высшего расцвета коммунистического общества. И это потребует, бесспорно, совершенно новых, своеобразных форм общения людей, расселившихся в космосе, форм, о которых у нас нет сейчас никакого представления. Это вызовет новую организацию общества и новую психологию, новые формы культуры, науки, искусства. Мы не знаем сейчас, повторяю, во что вылепятся все эти формы. Но одно, в чем мы можем быть уверены, это в том, что в центре жизненных устремлений людей далекого будущего (для которых Марс и Юпитер, Сириус и Альтаир будут тем же, чем для нас сегодня являются Европа и Азия), что в центре их помыслов будет счастье человека. И в этом коренном и в самом главном они, люди далекого завтра, будут похожи на лучших из наших людей сегодня — они будут прямыми потомками Юрия Гагарина и Германа Титова, братьями по духу наших парней и девчат из бригад коммунистического труда. Вечное дерзанье и стремленье вперед, вечное горенье души и сознание, что нет другого счастья, кроме счастья в труде и борьбе на благо человека!

Да, в борьбе.
Апологеты старого мира, эти духовные скопцы, сочиняющие — за доллары и франки — свои пухлые пасквили «против коммунизма», пытаются иногда изображать коммунистическое общество как некое стоячее болото — царство ожиревших от сытости и духовно обленившихся людей. Обществу коммунизма, возглашают эти адвокаты на службе у биржевых акул, будет недоставать, видите ли, «духовной подвижности». Ему не с чем будет бороться. Оно будет «обречено на застой».

Жалкий лепет жалких и нищих духом людей!
Сегодня, при свете разгорающейся зари, мы видим все отчетливее, все яснее контуры нового века. Мы видим, что коммунизм в действительности среди многих других жизненно важных задач пойдет навстречу одной из самых героических и самых вдохновенных битв — битве, которая потребует величайшего напряжения сил, величайшей смелости, и подвигов, и воли к борьбе и победе.

Я говорю об эпохе освоения космоса.
Да, там, в просторах занебесья, первых поселенцев и исследователей, пионеров и освоителей небесной нови будут ждать всё большие, исполинские трудности (связанные с проникновением в новую и чуждую материальную среду). Там будут яростные схватки с дикой и враждебной природой. Там будет боренье воль и смелые дела, доблесть, слава и былинные подвиги. Будет где развернуться силушке богатырской!

И в этом обществе счастливых и свободных людей, которое пойдет на штурм космоса, будет действовать, стало быть, все та же туго сжатая пружина прогресса: борьба! Борьба, но не людей с людьми, а людей с непокорной природой. Борьба — залог перемен и вечного движения. И счастья. Потому что счастье человеческое всегда было, есть и будет в беспокойстве ума, в преодолении препятствий, в движении вперед.

Пределов движению не будет!
Пределов не будет ни в пространстве, ни во времени, потому что у вселенной нет границ, и поток времени струится вечно, и, подхваченное этим потоком, человечество не остановится нигде и никогда.

И тут мы приходим ко второму важному и поистине революционному философскому выводу, означающему, по существу, сдвиг в мировоззрении, сравнимый с тем, который произошел в дни Колумба и Коперника.

Человечество вечно. Роду людскому не будет конца.

Это положение изменяет сложившиеся ранее представления. Наука XIX и начала XX веков не располагала данными для того, чтобы подойти к этому выводу. В кругозоре науки XIX века судьба человечества связывалась неизбежно с судьбой одной планеты — Земли. А судьба Земли казалась роковым образом зависящей от будущей истории Солнца. Солнце, расходуя постепенно запасы своей энергии, спустя многие сотни миллионов лет будет излучать все меньше тепла и света. Наступит и такой момент — астрономы определяют этот срок в сорок пять — пятьдесят миллиардов лет, — когда дневное светило вовсе прекратит свое существование. Отсюда мысль о неизбежной гибели всего живого.

Брюсов с большой трагической силой нарисовал этот предполагаемый последний акт истории земного шара.
...Земля, покорная судьбе,
Промчит лишь трупы да гробницы.

Покорная судьбе Земля? Вот этот основной и решающий тезис как раз и подвергается сейчас пересмотру в свете научных идей космической эры.

В рамках фактов, доступных науке XIX века, я повторяю, и впрямь не рисовалось иной перспективы, кроме той, которую поэтически нарисовал Брюсов. Но нужно сказать, что нигде и никогда в трудах классиков научного материализма этот вывод о судьбе человечества не связывался с какими-либо коренными и непреходящими положениями материалистической диалектики. Вовсе нет! Этот вывод всегда рассматривался как вывод, извлеченный из одной лишь частной а конкретной ситуации, сложившейся в определенный период развития науки. И только. Некоторые популяризаторы естествознания пытались, правда, подводить под этот вывод «философскую» базу. Они ссылались на то, что все, мол, что «имеет начало», неизбежно должно «иметь и конец». А посему и человечество, которое возникло путем развития животного мира в определенную эпоху, «обязательно» рано или поздно вынуждено будет сойти со сцены.

Но этот довод вовсе не имеет принудительной силы. Предполагаемая гибель человечества вследствие охлаждения Солнца никак не была бы связана с внутренними закономерностями истории людского рода. Это обстоятельство чисто внешнее, которое вторглось бы в ход событий со стороны.

Теперь мы можем твердо сказать: естественные процессы, происходящие внутри Солнца, не остановят развития человечества.

Безграничность ресурсов технической мощи людей прежде всего снимает в принципе зависимость человечества от лучистой энергии Солнца. Я касался уже этих удивительных возможностей в наших предыдущих беседах. По мере ослабевания потока солнечной теплоты люди смогут пустить в ход, например, источники «эйнштейновской» энергии ( я говорю о знаменитой формуле Эйнштейна Е = МС2, связывающей массу с гигантскими запасами скрытой в веществе энергии). Бросив, например, в «переплавку» массу, равную горе Монблан, можно будет когда-нибудь зажечь неподалеку от Земли искусственное солнце. Человек сможет, далее, использовать этот же источник энергии, чтобы превратить самое Землю в реактивный корабль. Тогда возникнет возможность передвинуть земной шар (по мере надобности) ближе и ближе к угасающему Солнцу. Можно думать, наконец, — и это рисуется как логически закономерная ступень эры космоса — отчалить совсем от Солнца, перебазировавшись к другим звездам.

Но, вероятно, еще задолго до того, как возникнет подобная необходимость, человеческий океан уже свободно разольется по звездным мирам вселенной. Лишь часть человечества останется жить на Земле. Миллиарды и триллионы ее сынов и дочерей растекутся по звездной чаще Галактики. Мысль о родной матери Земле останется, конечно, безмерно дорогим воспоминанием для людей. Духовная связь с нею не прервется никогда. Но подобно тому как пуповина, связывающая ребенка с организмом матери, отпадает в назначенный природой час, примерно то же самое случится и с человечеством. Циолковский гениально выразил эту мысль в следующих словах: «Земля — колыбель человечества, но нельзя же вечно жить в колыбели!» Циолковскому принадлежит и идея бессмертия человечества.

«Человечеству открывается будущее, независимое от солнечной энергии, — писал Константин Эдуардович в 1912 году. — Человечество вечно, как сама вселенная...» «Нет конца жизни, нет конца разуму и совершенствованию человечества. Прогресс его вечен. Смело же идите вперед, великие и малые труженики земного рода, и знайте, что ни одна черта из ваших трудов не исчезнет бесследно, но принесет вам в бесконечности великий плод!»

Мы утверждаем: бесконечная материя вечна. И вместе с нею и те части материи, которые поднялись в своем саморазвитии, превратившись в трепетную, бесценную ткань мозга, эти крупицы материи, которые претворились в мыслящие, разумные существа, они — на определенной ступени развития — также завоевывают для себя вечность и бесконечность, присущие материи в целом! Подобно дрожжам, брошенным в чан с костной массой, эти сгустки мозгового вещества, снова и снова возникая, пополняясь беспрестанно из праха неорганической материи, переносятся со звезды на звезду, с планеты на планету, бесконечно распространяя свое влияние на бесконечную вселенную.

Человеческий род бессмертен.
Какой источник оптимизма (и какая катастрофа для религии), какое горделивое сознание силы разума, порожденного материей и ставшего ее преобразователем, ее властелином!

Владимир Львов

Просмотров: 4182