Полярный камуфляж

01 января 2010 года, 00:00

Родной дом песцов — тундры, холодные скалы и галечные пляжи арктических побережий, плавучие ледовые поля. Морозы и снега белоснежным красавцам не страшны. Непогода — дело для них привычное, ведь большая часть жизни этих животных проходит при отрицательных температурах.  Фото: Art Sowls/US FWS

Зоосправка

Обыкновенный песец Alopex lagopus
Тип хордовые
Класс млекопитающие
Отряд хищные
Семейство собачьи (псовые)
Род песец

Сравнительно небольшое животное. Длина тела 50–75 сантиметров, хвоста 25–30 сантиметров, высота в плечах 20–30 сантиметров. Средняя масса тела летом — 3–3,5 килограмма, зимой — около 6 килограммов, максимальная — 10–11 килограммов. Самцы несколько крупнее самок. Строением тела похож на лису, но отличается относительно грузным телом, короткими лапами и мордой, укороченными и закругленными ушами (почти не выступающими из зимнего меха), шерстью на подушечках лап. Обоняние и слух очень остры, зрение развито слабее. Голос — тявкающий лай. Распространен во всех приполярных областях Северного полушария. Питается в основном грызунами, падалью, яйцами и птенцами птиц, рыбой. Размножение сезонное. Щенки рождаются слепыми, открывают глаза на 9–18-й день. Питание молоком продолжается до 1,5–2 месяцев, но и после этого молодые некоторое время держатся вместе с родителями. Размера взрослой особи животные достигают к полугоду, к весне они уже способны к размножению, но полная зрелость наступает только на втором году жизни. Летом оседлы и территориальны: охотничий участок семьи составляет (в зависимости от продуктивности угодий) от 2 до 30 км2. Зимой живут преимущественно поодиночке, мигрируют в очень широких пределах (до тысяч километров). Традиционный объект массового пушного промысла. Некоторые систематики объединяют песца в один род с лисицей.

Размеры животных одного вида или близких видов возрастают от умеренных областей к полярным — гласит одно из закономерных положений зоогеографии. Волки, обитающие в тундре, крупнее своих лесных и степных сородичей, белый медведь — самый крупный из всех медведей (а среди его бурых родственников самые большие живут на Аляске и Камчатке). Согласно правилу Бергмана, немецкого биолога, у теплокровных животных теплопродукция зависит от объема тела, а скорость теплоотдачи — от площади поверхности. С увеличением размеров организмов объем тела растет быстрее, чем его поверхность, поэтому чем крупнее животное, тем меньше драгоценного тепла оно теряет. Но из этого правила есть и исключения: один из самых миниатюрных членов славного семейства собачьих живет только на Крайнем Севере. Английское имя этого зверя означает буквально «арктическая лиса», а по-русски он называется «обыкновенный песец».

Слово «обыкновенный» довольно обманчиво. Во-первых, никаких других песцов просто нет. Все ныне живущие песцы принадлежат к единственному виду, и, несмотря на довольно широкое распространение (песцы населяют все земли вокруг Северного Ледовитого океана), подвидов в нем удается выделить сравнительно мало. Во-вторых, многие черты и признаки песца резко отличают его даже от ближайших родичей, что никак не вяжется с понятием «обыкновенный». Ведь песец — единственный представитель своего семейства, меняющий окраску в зависимости от сезона. Летом песцы носят короткую шубку — темно-бурую на спине и боках, грязно-белую на брюхе. А на зиму они одеваются в роскошный пушистый наряд снежно-белого цвета. Впрочем, не все: некоторые песцы зимой щеголяют в светло-кофейных, изысканно-коричневых, темно-серых с голубым отливом шубах. Такие — независимо от конкретной окраски — именуются «голубыми». Голубые песцы — это не особый вид и не подвид, они встречаются практически во всех популяциях песца, но в большинстве материковых довольно редки. Казалось бы, белая зимняя окраска, скрывающая небольшого хищника от глаз как многочисленных врагов, так и возможной добычи, должна быть безопаснее. Но на некоторых островах все обстоит иначе: среди песцового населения острова Кильдин голубых и белых примерно поровну, а на Командорах и Курилах именно голубые составляют большинство. Причем эти соотношения практически не меняются в ряду поколений — вероятно, так же были распределены варианты окраски среди основателей этих популяций. На их частоту не сильно повлияло даже то, что охотники-промысловики всегда стремились добыть голубых песцов больше: их мех ценится на рынке пушнины выше. По этой же причине на зверофермах разводят в основном голубых песцов, хотя белые размножаются в неволе ничуть не хуже.

В деле смены меха песцы следуют пословице: «Готовь сани летом, а телегу зимой». Весенняя линька у них начинается, когда в тундре весной еще и не пахнет: в апреле или даже конце марта. И почти одновременно с ней у самок песцов начинается течка, а у самцов — турнирные схватки за право иметь семью. Впрочем, на благосклонность одной самки редко претендуют больше двух самцов, и многие пары сохраняются годами. Так что довольно скоро практически все взрослые самки оказываются оплодотворены и начинают подыскивать подходящее жилище для будущего потомства. А эта проблема сложнее, чем выбор спутника жизни. Идеальное место для логова — песчаный холм: в его толще можно вырыть удобную нору, которая всегда будет оставаться сухой и при этом не осыплется. Однако в тундре песчаные холмы встречаются не так уж часто, кроме того, расстояние от логова до ближайшего постоянного водоема не должно превышать полукилометра. В местах обитания песцов все подходящие пригорки используются каждый сезон на протяжении сотен лет и со временем превращаются в настоящие норные городки-лабиринты с 60–80 входами. Правда, реально используются из них 10–12: песцы не склонны к колониальному образу жизни, и у каждой семьи должен быть собственный охотничий участок, иначе она просто не прокормит щенков (хотя иногда 2–3 семьи, как правило, связанные близким родством, селятся вместе). Поэтому претендентов на хорошее жилье обычно больше, чем подходящих для его устройства мест. Те, кому повезло, держатся за свои жилища, возвращаясь в них каждую весну. А неудачники вынуждены довольствоваться норами попроще: расселиной в скалах, каменной россыпью, грудой плавника на берегу и прочими «трущобами».

Сроки размножения песцов эволюционно подобраны так, чтобы рождение и выкармливание потомства приходились на самое сытное время года. Большинство щенков появляется на свет в мае — июне, хотя некоторые успевают  родиться еще в апреле, а другие — ближе к концу лета. Их количество в помете зависит от возраста самки (у зрелых матерей их больше, чем у первородящих), ее упитанности. В среднем у каждой пары рождаются 8–9 щенков, но бывает и три, и дюжина, а в отдельных норах находили до 20 малышей — рекорд плодовитости не только для семейства псовых, но и для всего отряда хищных. Впрочем, если подсчет производился не в первый месяц жизни щенков, то без генетического анализа трудно утверждать, что все дети в таких семьях — родные: песцы нередко принимают к себе осиротевших или потерявшихся щенков. Бывает даже, что две живущие по соседству семьи объединяются.

Чаще всего песцовая семья состоит из одной размножающейся пары и оставшихся при них младших дочек — самок из предыдущего помета, хотя некоторые самцы, особенно на Командорских островах, могут иметь и по нескольку жен. Самцы песцов разделяют со своими подругами тяготы воспитания многочисленного потомства. Все взрослые члены семьи неустанно добывают корм сначала для самки (которая промышляет и сама, но по понятным причинам ограничена в своих возможностях), а затем вместе с ней — для щенков. Вкусы песца чрезвычайно широки: подсчитано, что в его рацион входят 125 видов животных и 25 — растений. Песцы охотно едят любую падаль и остатки добычи более крупных хищников, рыбу (как выброшенную морем на берег, так и добытую собственными усилиями), морских беспозвоночных. Разоряют птичьи гнезда, подбирают отбросы и плохо лежащие припасы у жилищ людей, снуют на котиковых лежбищах, подъедая плаценты и мертвых детенышей (а при случае — нападая на живых). В их меню непременно входят тундровые ягоды (черника, морошка), морские водоросли, некоторые травы. Но главный корм песца, его «хлеб» — это грызуны, прежде всего лемминги. Именно от их обилия зависит благополучие полярной лисы: численность леммингов, как и многих других грызунов, подвержена резким колебаниям, и каждый «неурожай» неизбежно влечет за собой спад численности песцов — никакие другие ресурсы не могут компенсировать нехватку леммингов.

Примерно через месяц после рождения щенки начинают выходить из норы, а в начале осени уже присоединяются к родителям в их поисках корма. В сентябре и взрослые, и молодые начинают линять на зиму — белеть. С наступлением зимы выводки разбредаются, и каждый песец решает проблему зимнего выживания самостоятельно.

Густая и длинная зимняя шерсть прекрасно защищает его даже в самые лютые холода, а небольшое тельце производит столько тепла, что в летние месяцы песцы страдают от перегрева. Зимой же песец спокойно спит прямо в снегу, не нуждаясь в каких-либо убежищах. Но все это до тех пор, пока ему есть чем питаться, а вот зимой с этим возникают большие проблемы. Птичьих гнезд нет (да и сами птицы по большей части улетели), замерзший океан не выбрасывает на берег рыбу и морскую живность. Правда, самая главная еда — грызуны — никуда не делась, но теперь ее нужно добывать из-под глубокого снега, а главное — как-то находить под ним.  

Проблему зимней бескормицы песцы решают по-разному. Некоторые набиваются в непрошеные компаньоны белым медведям, сопровождая их в странствиях по плавучим льдам и питаясь остатками медвежьей добычи. Но это путь рискованный: ледяное поле всегда может оказаться окруженным многокилометровыми полыньями. Медведь их просто переплывает, песцу же такое не под силу, хотя, вообще-то, он плавает прекрасно.

Другие находят себе такого же кормильца на суше, двигаясь по маршрутам охотников и пожирая животных (в том числе и собственных сородичей), попавших в капканы и ловушки. Есть и такие, кто следует за стадами северных оленей в надежде, что в большом стаде кто-нибудь обязательно падет, а до тех пор можно будет хотя бы с удобствами половить леммингов там, где олени взрыли снег, добираясь до ягеля. Многие же песцы в поисках более сытной жизни пускаются в путешествия по руслам рек и вдоль морских побережий. В основном они движутся на юг, заходя порой далеко вглубь лесной зоны: на тихоокеанском побережье — до низовьев Амура, а в долине Лены — до южного Прибайкалья. В европейской части ареала животные доходят до юга Финляндии, а один был добыт охотником аж под Старой Руссой. Впрочем, в широтном направлении кочевки этих зверей не менее впечатляющи: известен, например, случай, когда песец, помеченный учеными на Таймыре, был впоследствии добыт в 5000 километров к востоку от этого места — на Аляске. Возможно, такая мобильность обеспечивает довольно интенсивный обмен генами, благодаря которому все песцы на всех материках остаются одним видом. Что же касается южных краев, то в них больше не только еды, но и опасностей. В принципе на песца нападают практически все более крупные хищники, но в родной тундре из таковых имеются разве что волки (хотя щенки песцов нередко становятся добычей крупных хищных птиц — орланов и полярных сов). В лесной зоне к ним добавляются обыкновенные лисы, росомахи, домашние и одичавшие собаки… Спасаясь от них, песец старается выбежать на ровный открытый лед: в отличие от большинства хищников у него лапы снизу покрыты густой жесткой шерстью (за что он и получил у зоологов видовое латинское название lagopus, то есть «заячья лапка»), что позволяет коротколапому зверю уйти от более быстроногих преследователей.

В конце зимы те песцы-путешественники, которым повезло, начинают неспешно двигаться обратно к родным местам — навстречу весенней линьке, любви и оседлой жизни.

Рубрика: Зоосфера
Ключевые слова: песец, собачьи (семейство)
Просмотров: 7710