Все против всех

01 ноября 2009 года, 00:00

Война начинается всерьез. Эти застигнутые врасплох шанхайцы наблюдают, как горит разбомбленный японской авиацией Чжабэй — один из центральных городских районов. 22 ноября 1937 года. Фото: CORBIS/FOTO SA

У всех народов, принимавших участие во Второй мировой войне, своя дата ее начала. Жители советского пространства в первую очередь вспомнят 22 июня 1941-го, поляки — сентябрь 1939 года, французы — 1940-й. Для китайцев же подобной границы нет: фактически вся первая половина ХХ века была для Поднебесной империи сплошной чередой войн, окончившихся ровно 60 лет назад провозглашением КНР.

Война 1937—1945 годов, частью которой для Китая стала Вторая мировая, была логическим продолжением военных конфликтов второй половины ХIХ века. Япония, насильно выведенная из изоляции пушками американской эскадры коммодора Перри в 1853 году, стала быстро наверстывать свое отставание от западных держав. Китай же, казалось, переживал период окончательного распада и анархии. Императорская династия Цин, потомки маньчжурских всадников, пришедших с приамурских равнин северо-востока и взявших в 1644 году Пекин, полностью растеряла решительность и воинственность своих предков, но отнюдь не приобрела любви китайских подданных. Огромная империя, еще в конце ХVIII века обеспечивавшая чуть ли не четверть мирового производства, полвека спустя терпела поражение за поражением от войск западных держав и была вынуждена идти на все новые экономические и территориальные уступки. Несмотря на то что Синьхайская революция 1911 года и провозглашение республики во многом прошли под лозунгами восстановления независимости и былой мощи этого государства, в сущности, ничего не изменилось. Противоборствующие клики генералов поделили страну на удельные княжества, беспрестанно воюющие друг с другом, контроль над национальными окраинами был окончательно утерян, влияние иностранных держав усилилось, а президент республики имел еще меньше реальной власти, чем некогда император.

В 1925 году во главе националистической партии Гоминьдан, контролировавшей юго-запад Китая (Кантон), встает Цзян Чжунчжэн, более известный как Чан Кайши. После ряда энергичных реформ, направленных на усиление армии, он начинает так называемый Северный поход. К концу следующего года под контроль Гоминьдана переходит весь южный Китай, а весной 1927 года заняты Нанкин (куда переносится столица) и Шанхай. После этих побед Гоминьдан становится ведущей политической силой, которая, как кажется, наконец, может объединить страну.

Гоминьдановский пропагандистский плакат призывает каждого честного гражданина помочь правительству и армии, а она железным топором перерубит «объятия», в которых сжимает китайских женщин и детей агрессор — Япония. Июль 1938 года. Фото: AP/FOTOLINK

Видя, что Китай усиливается, японцы приняли решение, пока не поздно, активизировать свои действия на материке. Для этого у них имелись свои причины. Элита Страны восходящего солнца осталась очень недовольна результатами Первой мировой. Подобно итальянской, она считала себя обделенной после общей победы. Ну а, как известно, неразрешенные после войны вопросы ведут к новой войне, тем более что империя жаждала жизненного пространства (полный аналог немецкого Lebensraum) — ей требовались пахотные земли для растущего населения и сырье для экономики. Все это можно было найти в Маньчжурии, где позиции Японии были очень сильны. Осенью 1931 года на Южно-Маньчжурской железной дороге, принадлежавшей Японии, прогремел взрыв. Под предлогом защиты жизни и имущества японских граждан в Маньчжурию были введены войска. Пытаясь избежать открытого конфликта, Чан Кайши приказал не вступать в вооруженную борьбу и обратился в Лигу Наций с просьбой осудить действия Японии и восстановить законные права Китая. Началось длительное разбирательство, которое полностью устраивало агрессора — сопротивление отдельных частей гоминьдановской армии было полностью подавлено и захват Маньчжурии стал свершившимся фактом: решение Лиги Наций мало что могло изменить. 1 марта 1932 года было провозглашено основание нового государства, известного под китайским названием Маньчжоу-Го.

После такого успеха японские военные решили «проверить на прочность» собственно Китай. Воспользовавшись в качестве предлога антияпонскими выступлениями в Шанхае, они сделали попытку высадить в городе десант, в то время как авиация нанесла по китайским позициям бомбовый удар. Через две недели ожесточенных уличных боев японцам удалось захватить северную часть Шанхая, но тут дали плоды дипломатические усилия Чан Кайши — в конфликт вмешались послы Англии, США и Франции, боевые действия были остановлены и начались переговоры. Через несколько месяцев Лига Наций вынесла решение — японские войска должны были быть выведены из Шанхая, Маньчжурия признавалась частью Китая. Таким образом, попытка захватить Шанхай провалилась. Но в Маньчжурии никаких изменений не произошло, и западные державы не стали настаивать на ее возвращении Китаю. Более того, в конце 1932 года под предлогом защиты своих солдат от нападений китайцев японские войска присоединили к Маньчжоу-Го провинцию Жэхэ и почти вплотную подошли к Пекину. Стало ясно, что в условиях экономического кризиса и растущей напряженности в Европе Запад не слишком настроен защищать суверенитет Китая. Это полностью устраивало Японию и открывало ей широкие перспективы для дальнейших завоеваний. Впрочем, казалось, пока аппетиты империи были временно удовлетворены — Страна восходящего солнца приступила к освоению богатств Маньчжурии.

От Пекина до Чунцина

Несмотря на военные победы и трофеи, в Японии росло недовольство. Все большего влияния добивалась та часть военных и общества, которая требовала от правительства продолжения войны и реализации «Кодо», «Пути императора», изложенного еще в 1927 году в поданном императору меморандуме премьерминистра Танака. В нем провозглашалось, что Япония может и должна добиться мирового господства, для чего сначала необходимо завоевать Маньчжурию, потом — Китай, а затем, сокрушив США и СССР, создать «Сферу сопроцветания Великой Восточной Азии». Страна просто обязана пойти по этому пути, иначе она рано или поздно будет раздавлена своими более сильными соседями, когда закончится период их упадка. Пока же японцы как носители великого и непобедимого духа могут легко сокрушить своих слабодушных противников.

Присоединение Маньчжурии проходило, в целом, в согласии с меморандумом. Но благодаря хорошей военной и дипломатической подготовке его удалось провести без вступления в войну с Китаем. На этом настаивали осторожные политики, понимающие, что одно дело воспользоваться слабостью соседа, а другое — вступать с ним в большую войну.

После первых сражений. Торжественное вступление японских войск в город в Северном Китае. 27 октября 1937 года

Но в то же время в Японии все сильнее становились воинственные радикалы из «Союза молодых офицеров». В 1932 году были убиты неугодные им министр финансов и премьер-министр, а четыре года спустя предпринята попытка путча. В конце 1936 года сторонники войны победили. Япония подписала с фашистской Германией и Италией «Антикоминтерновский пакт»: считалось, что главным ее противником в грядущей войне будет СССР. А чтобы всерьез воевать против него, требовалась крепкая сухопутная база. И японцы устраивали на новой границе с Китаем провокацию за провокацией, чтобы получить повод для расширения своей сферы влияния. Решающим стал инцидент 7 июля 1937 года у моста Люгоуцяо, расположенного к юго-западу от Пекина и известного в Европе как мост Марко Поло, поскольку он был описан венецианским путешественником. В этот день во время ночных учений японские солдаты открыли огонь по китайским позициям, от ответного огня погиб один человек. Агрессоры потребовали вывести войска Чан Кайши из всего района Пекина и попытались взять штурмом предмостные укрепления, но безуспешно. Однако уже 20 июля началось широкомасштабное наступление, в результате которого к концу месяца японцы заняли Пекин и Тяньцзинь.

И вновь внутри империи раздались голоса: надо остановиться на этом. Но теперь уже Чан Кайши, который после уроков Маньчжурии решил не делать шагу назад, пообещал не вкладывать меча в ножны, пока единство Китая не будет восстановлено. Чтобы сделать генералиссимуса сговорчивее, японцы атаковали Нанкин и Шанхай — политическую и экономическую столицы Китайской республики.

Чан Кайши понимал, что Китай получит поддержку мирового сообщества, только если докажет свою способность бороться. Он лично возглавил атаку на японский десант, который высадился в Шанхае в августе 1937 года. В бой были брошены все лучшие дивизии. С противной стороны в шанхайском побоище участвовали 300 000 человек, 130 кораблей, 300 танков и 500 самолетов. Республика выставила 600 000 солдат (75 дивизий + 9 бригад) и 200 самолетов. Три месяца боев принесли неисчислимые жертвы. Китайцы потеряли почти половину личного состава, но и победители-японцы недосчитались 70 000. 13 декабря пал Нанкин, и в нем была устроена чудовищная резня.

А весной 1938 года японские войска, наконец, потерпели первую неудачу — под Тайэрчжуаном они потеряли около 20 000 человек, правда, город взять так и не смогли, в итоге отступили. Новой целью стал город Ухань, куда отступило правительство Чан Кайши. Считалось, что в случае его захвата гоминьдановцы, наконец, капитулируют. Но после взятия Ухани 27 октября 1938 года столица была перенесена в Чунцин, а упрямый генералиссимус по-прежнему отказывался о чем-либо разговаривать с японцами, пока те не отойдут на позиции за мостом Марко Поло. Чтобы сломить волю к сопротивлению, японцы начали массированные бомбардировки гражданских объектов сначала в Чунцине, а потом и во всех крупных городах, еще ими не занятых. Миллионы людей погибли, были ранены, многие остались без крова.

С 1939 года в Азии, как и в Европе, стало чувствоваться, что скоро разразится большая война. Осознавая это, Чан Кайши провозгласил стратегию — «освобождая территории, выигрывать время», его целью было продержаться до того момента, когда Япония нападет на США, что казалось более чем вероятным. Будущее показало, что эта была очень верная стратегия, но пока ситуация выглядела патовой. Несколько крупных наступлений Гоминьдана в Чанша и Гуанси окончились без крупных успехов. Фактически речь шла о том, что произойдет быстрее — Япония ввяжется в большую войну на Тихом океане или Чан Кайши потеряет контроль над своей истекающей кровью частью Китая. Обе стороны были не против выйти из войны, но на данном этапе, после всего, что произошло, это было крайне затруднительно.

Священная война

Когда в 1937-м началась полномасштабная военная кампания против Китая, целью ее провозглашалось «нанести смертельный удар по коррумпированному режиму Чан Кайши, создав в массах китайского населения добрые чувства в пользу Японии и стремление к миру». Сами события получили в Японии название «китайского инцидента» (оккупацию Маньчжурии в 1931 году называли «северокитайским инцидентом»).

В 1940 году вторжение в Китай превратилось на языке японской пропаганды в «священную войну» — сэйсэн, первый этап на пути к идеальному состоянию «Хакко итиу» («Восемь углов мира под одной крышей»), которого должна была достичь «божественная раса». Восемь в этом выражении — четыре страны и четыре «полустраны» света, то есть весь мир, который следовало объединить под властью японской нации и ее императора. Задачей стало создание «Великой Восточно-Азиатской сферы сопроцветания», — жители Японского архипелага планировали освободить Восточную Азию от европейских колонизаторов, добиться повсюду процветания и спокойствия.

Поэтому, вместо того чтобы подчинять захваченные территории напрямую, японцы создавали марионеточные государства. 5—6 марта 1943 года под эгидой Японии прошла Конференция стран Великой Восточной Азии. В ней участвовали представители Японии, Маньчжоу-Го, Китая (коллаборационистское правительство Ван Цзинвэя), Таиланда, Бирмы, Филиппин и даже Индии. Казалось, японская гегемония в Восточной Азии утвердилась навеки. Но часы господства великой островной державы уже были сочтены.

Вначале японцев в самом деле встречали как братьев, пришедших освободить колонии от ига белых людей. Но это отношение быстро менялось на противоположное. Дело в том, что японская пропаганда, подобно немецкой, долго убеждала своих граждан в их превосходстве над всеми другими народами, в их божественном происхождении и особой миссии. На инородцев фактически следовало смотреть, как на людей второго сорта, как на скот. Это высокомерное отношение, которое японцы не считали нужным скрывать, а также реквизиции и тяжелая трудовая повинность довольно быстро восстановили жителей европейских колоний против «освободителей».

«Убивай всех, грабь все, жги все»

Японцы с трудом контролировали оккупированную территорию — на нее попросту не хватало гарнизонов. Фактически держать под контролем удавалось лишь города и важнейшие коммуникации, а в сельской местности хозяйничали партизаны. В декабре 1940 года войска КПК провели свое знаменитое Наступление 100 полков на железные дороги и японские гарнизоны в провинциях Хэбэй и Шаньси.

Захватчики ответили «зачистками территории» в окрестных аграрных районах. Летом 1940-го их Северо-Китайскую армию возглавил генерал Ясудзи Окамура, принесший с собой страшную политику «Санко сакусен» — «Три все»: «Убивай всех, грабь все, жги все». Пять провинций — Хэбэй, Шаньдун, Шэньси, Шаньси и Чахар были разделены на участки: «замиренные», «полузамиренные» и «незамиренные». Окамура распорядился жечь деревни, конфисковывать зерно и мобилизовывать крестьян на общественные работы — рытье окопов, строительство многокилометровых стен, башен, дорог. Общей целью ставилось уничтожение «врагов, прикидывающихся местными», и «всех мужчин от 15 до 60 лет, в ком можно заподозрить врага». Даже японские историки оценивают число китайцев, порабощенных таким образом японской армией, в 10 миллионов человек. В 1996 году исследователь Мицуоси Химета заявил, что политика «Трех все» привела к смерти 2,7 миллиона человек. Впрочем, тактику выжженной земли с успехом применяли и войска Гоминьдана, и части Красной армии. На этой войне мирное население рассматривалось всеми лишь как резерв новобранцев.

Вдобавок националисты и коммунисты, невзирая на внешнюю угрозу, воевали в основном не с агрессорами, а друг с другом. Правда, в декабре 1936 года они подписали перемирие и основали единый антияпонский фронт (согласно ему, коммунисты вливались в состав Национальной революционной армии Чан Кайши), но отношения оставались более чем натянутыми, а совместные операции, достигнув пика в 1938-м, быстро сошли на нет. В январе 1941 года Новая четвертая армия КПК, обвиненная в мародерстве, была окружена превосходящими силами гоминьдановцев и почти полностью уничтожена.

Почему перед лицом страшной внешней опасности две главные силы в китайском обществе не могли договориться друг с другом? Видимо, чувствовали, что даже соединенными силами китайцам все равно не одолеть мощную военную машину врага. Единственное, на что они могли рассчитывать, — это продержаться, пока Японию не разгромит кто-нибудь другой. Было очевидно, если захватчики уйдут, сразу встанет вопрос: кому обустраивать Китай — Гоминьдану или КПК? И победит в этом споре тот, у кого останется больше сил. А значит, не нужно особенно их растрачивать на борьбу с японцами. Не зря Чан обвинял коммунистов в том, что они стремятся только к расширению занятой территории. Сам Мао считал, что борьбе с оккупантами надо уделять лишь «10 процентов энергии». Но воевать с ними все же приходилось — каждая победа повышала престиж партии и приближала час поражения императорской армии.

К середине 1940 года стало окончательно ясно, что война в Китае, которая по-прежнему оставалась необъявленной, продлится еще долго. Между тем Гитлер подчинял одну европейскую страну за другой, и Японию тянуло присоединиться к войне за передел мира. Вот только какое направление выбрать — северное или южное? В 1938—1939 годах в боях у озера Хасан и реки Халхин-Гол японцы проверили на прочность советские войска и поняли, что легкой победы над СССР не будет. Поэтому 13 апреля 1941года был подписан советско-японский пакт о нейтралитете. И даже после 22 июня, невзирая на настойчивые требования немецкой стороны, его условия не были нарушены. Вместо этого японская армия решила атаковать США и освободить азиатские колонии европейских держав, подчинив их своему влиянию. Одной из причин стало «окружение ABCD» (от первых букв английских названий Америки, Великобритании, Китая и Голландской Ост-Индии) — фактический запрет США и его союзников на продажу японцам стали и топлива, что ставило страну, не имеющую собственных природных ресурсов, на грань выживания.

Уже осенью японцы вторглись во Французский Индокитай (фашистское правительство Виши неохотно на него согласилось, поняв, что защитить свою лучшую колонию не сможет). Тем самым поставка в Китай оружия, топлива и боеприпасов была заблокирована. Вскоре новыми целями стали Филиппины, Бирма, Малайя, Голландская Ост-Индия, Новая Гвинея. 7—8 декабря 1941 года японская авиация атаковала Пёрл-Харбор, базу американского ВМФ на острове Оаху Гавайского архипелага. Тихоокеанский флот США был практически уничтожен. На следующий день японцы уже бомбили британский Гонконг. 9 декабря Чан Кайши, подтверждая, что в войне он будет союзником США, объявил войну Германии и Италии, и только на следующий день — Японии. После четырех лет сопротивления у китайцев, наконец, забрезжила надежда на победу.

Кровавый след

Многие историки заявляют, что японцы убили даже больше мирных жителей, чем немцы. Человек, попавший в нацистский плен (исключая, правда, советских граждан), погибал с вероятностью 4%, в японском плену такая вероятность составляла 30%. У китайских военнопленных и вовсе не было реального шанса выжить — в 1937 году император Хирохито своим приказом отменил действие международного права в их отношении. После капитуляции Японии на свободу вышли только 56 китайских военнопленных. Говорят даже, что в ряде случаев японские солдаты, которых плохо снабжали провиантом, ели военнопленных. В Нанкинской резне 1937—1938 годов, устроенной японскими военными, погибло, по некоторым данным, 300 000 человек. А в 1944—1945 годы из-за реквизиций в од ном лишь Вьетнаме умерли от голода около 2 миллионов человек — 10% населения страны. Не стеснялись японцы и в применении химического и биологического оружия. Иногда на города сбрасывали блох — но сителей бубонной чумы, что вызвало несколько вспышек эпидемии. Специальные подразделения японской армии (из которых самым известным являлось Подразделение 731) занимались тем, что ставили на мирных жителях и военнопленных ведущие к смерти эксперименты. На людях проверяли последствия обморожений, подвергали последовательной ампутации конечностей, испытывали возбудителей чумы и оспы. Только действия Подразделения 731 привели к смерти более 3000 человек. В мае 1945 года 12 американских летчиков, попавших в плен после падения их бомбардировщика В-29, были переданы на кафедру анатомии Университета Кюсю в Фукуоке, где они были подвергнуты вивисекции и погибли. Жестокость японцев не везде была одинаковой. В прифронтовой полосе или в ходе операций в рамках доктрины «Три все» солдаты часто были склонны уничтожать все живое на своем пути. В то же время, например, в космополитическом Шанхае иностранцы жили относительно свободно. После 1941 года были организованы лагеря для британских, американских и голландских подданных, но условия жизни там были относительно терпимыми. Во время войны в Шанхае проживали около 18 000 евреев-беженцев из Германии и Восточной Европы. Под крайне настойчивым давлением Гитлера японские власти согласились в 1943 году поместить их в гетто, но на практике это так и не было реализовано. Все требования немецких союзников по уничтожению шанхайских евреев (Гитлер несколько раз «любезно» посылал в Шанхай признанных специалистов этого ремесла, таких как «варшавский мясник» Йозеф Мейзингер, с готовыми детальными планами) были решительно отвергнуты японским командованием. По решению Международного военного трибунала по Дальнему Востоку, заседавшему в Токио после капитуляции Японии, 920 человек были казнены (в том числе военный министр Итагаки Сэйсиро и министр иностранных дел Хирота Коки), 475 приговорены к пожизненному заключению, около 3000 осуждены на разные тюремные сроки. Император Хирохито, лично подписывавший многие преступные приказы, был исключен из числа обвиняемых по настоянию командующего оккупационными силами генерала Макартура. Многие военные преступники, особенно из числа высших офицеров, перед трибуналом не предстали — они погибли в ходе боев или совершили самоубийство после приказа императора сложить оружие.

Крайнее ожесточение: японцы арестовали группу китайских партизан и конвоируют их в полевой лагерь для пленных. Скорее всего, их расстреляют через некоторое время, так как вероятность выжить в японском плену для китайцев была крайне низка. Фото: CORBIS/FOTO SA

Нежданная победа

В свою очередь, Советский Союз, подписав пакт о нейтралитете с Японией, прекратил всякую помощь Китаю и отозвал оттуда своих летчиков и военспецов, которые четыре года тренировали местную армию и помогали в борьбе с агрессорами. Их место заняли американские добровольцы из группы «Летающие тигры». Сразу же встал вопрос и об обеспечении Китая из-за океана всем необходимым для дальнейших эффективных боев.

Теперь европейским союзникам китайцы были очень нужны. Им надлежало сковать максимальное число японских войск, а также помогать на соседних фронтах. Например, Гоминьдан отправил две дивизии на помощь англичанам в Бирме. Президент Франклин Делано Рузвельт прямо провозгласил, что после войны в мире должны быть «четыре полисмена» — США, Великобритания, СССР и Китай. И хотя на практике американцы по-прежнему частенько демонстрировали пренебрежение к восточному союзнику, а их генералы пытались распоряжаться в штабе Чан Кайши, тот факт, что после 100 лет национального унижения Китай признали одним из четырех главных государств планеты, был очень важен.

Для США китайский театр военных действий стал, конечно, самым отдаленным и неудобным. Чтобы перебрасывать боеприпасы и оборудование на Дальний Восток, их приходилось доставлять окольным путем — сначала морем до Индии, а затем уже по воздуху в Китай. Транспорты, поставлявшие военные грузы, должны были перелетать через Гималаи, преодолев так называемый «Бугор», где предательские воздушные течения и самые высокие на Земле горы погубили не один американский летный экипаж. Усилия прилагались поистине титанические, но все равно лишь малая часть поставок достигла пункта назначения. И все же китайцы свою задачу выполнили. Летом 1943-го они сумели защитить Чунцин и даже перейти в контрнаступление.

Ну а окончательную победу Китаю, конечно, принесли союзники. 6 и 9 августа 1945-го американцы сбросили ядерные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. А 8 августа СССР, уже в апреле денонсировавший пакт о нейтралитете с Японией, вторгся в Маньчжурию. Ядерные бомбардировки и рекордная скорость продвижения советских войск убедили императора Хирохито, что дальнейшее сопротивление бесполезно, и 15 августа он выступил по радио, заявив о капитуляции. Надо сказать, что никто не ожидал такого стремительного развития событий. Американцы предполагали, что война продлится до 1947 года, а многие японцы не поняли, о чем идет речь, и продолжали сражаться — слишком абсурдной казалась им идея сдаться в плен.

Однако основные части японской армии, конечно, выполнили приказ своего императора и сложили оружие. Войска Гоминьдана начали неторопливо занимать юг Китая, принимая их капитуляцию. То же самое на северо-востоке делали коммунисты. 25 августа войска Чан Кайши вошли в Шанхай и Нанкин. А 2 сентября на борт американского линкора «Миссури» в Токийском заливе поднялись представители Японии и союзных держав. Они подписали акт о безоговорочной капитуляции японских вооруженных сил, и Вторая мировая война закончилась.

Но в Китае было пока не до мира. И Гоминьдан, и КПК внесли свой вклад в войну, поэтому обе силы могли претендовать на моральную победу. При этом националисты потратили больше сил на борьбу с японцами, и перевес сил изменился в пользу их соперника. К тому же захваченные СССР в ходе боевых действий в Маньчжурии трофеи достались КПК. В 1945—1949 годах коммунисты, накопив силы, стали наносить Чан Кайши поражение за поражением. И чем больше побед одерживали войска Мао, тем щедрее текла помощь Москвы. Наконец, 1 октября 1949 года была провозглашена Китайская Народная Республика, а гоминьдановцы во главе со своим генералиссимусом эвакуировались на Тайвань, где пребывают и поныне. Война, длившаяся много десятилетий, подошла к концу. И для континентального Китая, и для Тайваня («Китайской республики», до сих пор официально претендующей на все земли материкового Китая) этот момент стал началом отсчета новой истории.

«Новый порядок» по-японски: сателлиты

Государство Маньчжоу-Го 1932—1945
Захватив после Мукденского инцидента Маньчжурию, японцы, недолго колебавшись, решили образовать на ее территории марионеточную республику, а с 1934 года — монархию (во главе государства поставлен Пу И, последний император Китая из маньчжурской династии). Общее население на 1945 год — чуть более 44 миллионов человек. Действовала программа по передаче маньчжурских земель японским добровольцам-поселенцам (примерно 100 000 японцев успели сюда переселиться) Столица — Синьцзин (Чанчунь). Маньчжоу-Го было ликвидировано Красной армией в августе 1945 года

Прояпонское правительство Китая 1940—1945
30 марта 1940 года в Нанкине было создано «Центральное национальное правительство Китайской республики», во главе которого встал Ван Цзинвэй, один из бывших вождей Гоминьдана, отстраненный от власти Чан Кайши. Девизом республики провозгласили «Мир, антикоммунизм, национальное строительство». Но, набрав почти миллион солдат, правительство Ван Цзинвэя так и не сумело завоевать среди китайцев особого авторитета. Оно было официально низложено 10 августа 1945 года

Вьетнамская империя 11 марта — 23 августа 1945
Еще после разгрома Гитлером Франции ее новая администрация разрешила Японии оккупировать свои владения в Индокитае. Японцы не только сделали это, но и приступили к широкой пропаганде среди местного населения идеологии Великой Восточной Азии. Впрочем, договоренность с немцами до самого последнего периода войны удерживала Японскую империю от создания здесь марионеточных государств. Лишь в 1945-м они решились объявить колониальное правление низложенным на вечные времена и уступить власть императору Баодаю (раньше он правил под французским протекторатом). 25 августа он отрекся от престола, став советником Хо Ши Мина

Государство Бирма 1 августа 1943 — 27 марта 1945
Было образовано через год после того, как японцы вытеснили англичан из Бирмы. Новое правительство возглавил известный борец против европейской власти доктор Ба Мо. Столицей стал Рангун. Покончило с прояпонской Бирмой только прямое контрнаступление союзников с территории Индии. В марте 1945-го вооруженные силы государства — Национальная армия Бирмы провела в Рангуне последний парад и отправилась якобы сопротивляться вторгшимся в страну войскам лорда Маунтбэттена. Вместо этого бирманцы лорду сдались

Хронология

Осень 1931
Вторжение японских войск в Маньчжурию. Здесь будет создано марионеточное государство Маньчжоу-Го — опора японской экспансии на континенте
Июль 1937
Инцидент на мосту Марко Поло и захват японцами Пекина и Тяньцзиня. Японцы пытаются «понудить к миру» Чан Кайши, в результате чего начинается полномасштабная война
Декабрь 1941
Нападение японцев на американскую базу в Пёрл-Харборе. Генералиссимус Чан Кайши объявляет войну Германии и Японии, выступая на стороне союзников
15 августа 1945
Под впечатлением ядерных бомбардировок и успехов советских войск император Хирохито в своем выступлении по радио объявляет о капитуляции
1 октября 1949
Провозглашение Китайской Народной Республики. Окончательная победа коммунистов в материковом Китае. Гоминьдановцы эвакуируются на Тайвань

Рубрика: Вехи истории
Ключевые слова: Вторая мировая война
Просмотров: 10533