Тернистый путь Тырново

01 ноября 2009 года, 00:00

Твердыню Царевеца сторожат царственные львы. Они же служат испокон веков символом Болгарии — львы изображались на болгарском гербе и при царе Шишмане в XIV столетии, и при со циализме в веке ХХ

Город Велико-Тырново (от славянского корня «терн») получил свое нынешнее название не за величину — он совсем невелик, а за роль в болгарской истории. Он был столицей в XII—XIV веках — в эпоху, с которой современные болгары связывают представление о державном величии. Он стал хранителем славянского духа при беспросветном турецком иге, а затем центром освободительного движения в XIX столетии. Такое небольшое, но емкое вместилище живой памяти о героических эпохах. 

Небольшой (всего около 100 000 жителей) городок в центре Болгарии лежит на скалистых холмах, круто обрывающихся к реке Янтре. Это и определило знаменитый тырновский силуэт, который потрясает воображение всякого, кто подъезжает к городу. Пожалуй, лучше всего его характеризует простодушное сообщение русского солдата, писавшего отсюда в 1878 году с войны: «Дома здесь стоят друг на дружке, а ослы пасутся… на крышах». Действительно, гряды черепиц так круто поднимаются по холмам, что пасущиеся на них ослы могли показаться стоящими прямо на крышах.

Впрочем, наш соотечественник был не так уж далек от истины — городские кровли в Тырново используются не только по своему прямому назначению. Здесь считается в порядке вещей устроить «автопарковку» на крыше здания, например дровяного сарая, стоящего улицей ниже. Причем парковаться приходится так, что бампер буквально висит над прохожими. На средневековый лад нависают наружу мансардами и здания, в том числе современные. А в качестве такси в Тырново используются крохотные автомобильчики «Дэу-Матиз». Впрочем, и они часто разъезжаются с трудом, а в центре иной раз и вовсе не проедут — многие переулки представляют собой узкие каменные лесенки.

В ярко выраженном холмистом рельефе города четко прослеживаются и контуры его исторической памяти: наследие разных эпох отразилось в его топографии. Причем с древнейших времен — первое человеческое обиталище в окрестностях относится к позднему палеолиту. В этом смысле Тырново не уступает самым почтенным столицам. А его жители были и остаются не прочь помериться с грандами. Во всяком случае, на одной из вполне заурядных улочек нижнего города можно видеть столб-указатель: мол, от сего богоспасаемого места до Рима, Лондона, Парижа и Москвы примерно одинаковое расстояние — 2000—2500 километров. Только в отличие от Рима и иных городов, претендующих на вечность, историческая часть Тырново помещается не на семи, а на трех возвышенностях.

Средневековое величие гнездится на холме Царевец и отчасти на заречном холме Трапезица. Ученость, восходящая к монастырским книжным мастерским, — на Света-Горе. А город середины XIX века, эпохи борьбы за свободу, помещается на узком перешейке между двумя изгибами Янтры и именуется просто Старым.

«Свет и звук» болгарского величия

Отвесные скальные обрывы делают крепость на холме Царевец совершенно неприступной, по крайней мере, с виду. С трех сторон скалы обрываются прямо в Янтру, с четвертой — твердыня соединяется с городом узеньким перешейком. В старину тут перекидывался подъемный мост, теперь устроен стационарный переход, но людям впечатлительным лучше не смотреть в пропасть через редкие, изъеденные временем бревна настила.

Тот город-крепость, который представлял собой Тырново на момент завоевания Болгарии Османской империей, был разрушен турками в 1393 году. От большинства внушительных средневековых построек (более 500 жилых домов и 22 церкви) остались лишь фундаменты, снабженные подробными пояснительными табличками — чего именно эти развалины. Но остатки фортификаций XII— XIV столетий, возведенных при Втором Болгарском царстве, производят сильное впечатление. В том числе потому, что очень остроумно реставрированы: что уцелело — сохранено в оригинале, что было разрушено — воссоздано частично и без особой претензии на подлинность.

Так, например, часть стены царского дворца с воротами и выстеленный керамическими плитками пол тронного зала дошли до нас в первозданном виде. А патриарший собор Вознесения на самой вершине холма полностью восстановлен по средневековой гравюре, но старинная кладка имитирована без особых потуг. В колокольне даже помещается лифт, поднимающий любопытствующих к самому основанию шпиля. Сведений о том, как выглядела церковь внутри, до нас не дошло, поэтому было принято решение превратить здание в музей: стены храма в 80-х годах ХХ века расписал художник Теофан Сокеров — не стилизованными изображениями, а фресками в современной манере на сюжеты болгарской истории.

Патриарший собор Вознесения — единственный на Царевце — был заново отстроен после землетрясения 1913 года

Крепостные стены тоже оставлены как были — в руинах, за исключением трех башен, воссозданных «условно». На одной из них красными кирпичами, как на советских колхозных коровниках, выложен даже год реставрации — 1970. И никого не смущает, что популярная у посетителей угловая Балдуинова башня, где, по преданию, томился император константинопольской Латинской империи Балдуин Фландрский, плененный царем Калояном, не оригинальная, а построена в ХХ веке. Напротив, на первый взгляд грубоватый и простодушный, этот «реставраторский» прием дает очень сильный и неожиданный эффект. Город на Царевеце совершенно не производит впечатления диснейлендовского новодела (как, например, французский Каркассонн) ввиду явной отрывочности встроенных фрагментов, а между тем эти новодельные элементы облегчают работу воображения, позволяя мысленно восстановить всю грандиозную крепость (толщина ее стен — до 3,5 метра!).

А в иных местах и воображения не надо. Упорный путешественник непременно дойдет до противоположного от входа конца Царевеца, где в старину стояло несколько монастырей, и окажется на «лобной скале», нависающей над Янтрой. В Средневековье здесь казнили преступников, просто сталкивая их в пропасть. И доныне — могу утверждать — постоять на «лобном месте» решится не каждый.

Тот же вид, что и Царевецу, по завершении археологических раскопок планируется придать и Трапезице на другом берегу реки. Разница в том, что если по эту сторону Янтры жили царь и патриарх, то по ту — бояре и зажиточные купцы. Поэтому особенно грандиозных построек там не бывало.

Днем общее впечатление от развалин несколько омрачают только повсеместные прожекторы и механические колокольни, предназначенные для шоу «Звук и свет». Его всякий желающий может заказать по телефону, и потому вечерами оно повторяется довольно часто. Беглая смена красочной подсветки на крепостных стенах и мелодий колокольных звонов изображает символически всю болгарскую историю. И хотя длится шоу около 20 минут, зрелище это в высшей степени впечатляющее.

Герои тырновского пантеона

Преподобный Феодосий — православный мистик первой половины XIV столетия, уроженец Тырново, подвизавшийся в Синаитовой обители в Парории и на Афоне. Вернувшись на родину примерно в 1349 году, он испросил у царя места для основания монастыря и получил разрешение поселиться в брошенной римской крепости на Килифаревской горе, в 20 километрах от Тырново, где вскоре основал монастырь Пресвятой Богородицы — один из главных центров болгарской духовной культуры.

Евфимий (ок. 1325 — ок. 1402) — последний патриарх Тырновский. Провел языковую реформу, доведя до совершенства искусство церковного риторического письма — «искусство плетения словес». Литературная норма, выработанная под руководством Евфимия, получила распространение и в других славянских странах. В 1393 году выступил руководителем и вдохновителем обороны города от войск султана Мурада, а в первые годы турецкого владычества, когда «живые завидовали мертвым», — «утешителем страждущих».

Калоян (?—1207) — болгарский царь. Отвоевал у Византии всю Северную Болгарию, Поморавье и большую часть Македонии. В 1204 году в обмен на признание церковного верховенства римской курии был коронован папой Иннокентием III с титулом «царя болгар и влахов». Однако вскоре после этого крестоносцы вероломно разграбили Константинополь, что сразу настроило против них всю восточную часть христианского мира. 14 апреля 1205 года во главе болгарского войска Калоян одержал победу над крестоносцами в битве при Адрианополе.

Стефан Стамболов (1854—1895) — сын содержателя мелкого хана (трактира) в Тырново. Учился в Одессе в духовной семинарии, откуда был исключен за связь с русскими революционерами. Странствовал по Болгарии в качестве «революционного апостола», пропагандируя восстание песнями собственного сочинения. Возглавлял тырновский революционный комитет при подготовке апрельского восстания 1876 года. В 1877—1878 годах участвовал в Русско-турецкой войне в качестве добровольца. После освобождения Болгарии сделался в Тырново преуспевающим адвокатом. После отречения в августе 1886 года от престола немецкого принца Александра Баттенберга возглавлял регентский совет. В 1887—1894 годах — глава правительства. Установил в стране режим диктатуры и, ориентируясь на союз с Германией и Австро-Венгрией, привел к разрыву Болгарии с Россией.

В истории как дома

После разрушения Царевеца и Трапезицы обычная городская жизнь на этих холмах так и не возобновилась. Исходив их вдоль и поперек, можно наткнуться разве что на одинокого иконописца, создающего и тут же сбывающего свои изделия заезжим иностранцам. Или фотографа, предлагающего запечатлеться на фоне крепости в шутовском средневековом одеянии (дети особенно охотно залезают на плюшевого рыцарского коня и «царский трон», отделанный цветной фольгой).

Болгарские ювелиры считают себя наследниками знаменитых фракийских мастеров. Сегодня, как и несколько веков назад, их излюбленная техника — крапление и филигрань

Представить себе средневековый город в его целости и сохранности можно в долине между двумя укрепленными холмами — в Асеневской махале (квартале), где сохранились почти в первозданном виде главные тырновские памятники, окруженные жилой застройкой. Сейчас, как и раньше, здесь живет средний класс — торговцы и предприниматели. В этом квартале особенно хорошо видно, как исторические воспоминания естественным путем входят в повседневную норму жизни. Новомоднейший евротехнологический дом зажиточного горожанина вполне может быть украшен фресками на исторические сюжеты. Недурной образец такого художества — коронование Калояна — можно, например, видеть на стене модернового особняка у Димитровского собора.

Сам же собор, или иначе церковь Святого Димитрия Солунского, — главный свидетель Второго Болгарского царства. Именно в ней в памятном 1185 году бояре Петр и Асень получили благословение архиепископа Василия на восстание против константинопольского владычества. По преданию, Василий решился на этот шаг после того, как в алтаре неведомо откуда появилась чудотворная икона святого, до той поры считавшегося покровителем византийцев. Скромный однонефный храм имеет вид величественный и праздничный благодаря средневековой тырновской кладке, сочетающей особым образом ряды тонкого красного кирпича и природного камня.

И здесь же рядом — скромный храм Святого Георгия из совсем другой эпохи, эпохи бедности и упадка. Крошечное каменное здание напоминает издали крестьянский овин. Только небольшой крест, венчающий конек крыши, сообщает о том, что это храм. Таких лишенных куполов церквей в Болгарии много. Османы не поощряли строение немусульманских культовых сооружений. Существовал даже закон, согласно которому христианские храмы и синагоги не должны были превышать по размеру всадника на коне. Из-за этого строителям приходилось нередко скрывать часть церкви в земле, буквально закапывая здание. Или по крайней мере делать его менее заметным внешне, как в случае тырновского храма Святого Георгия. Зато внутри он расписан дивными фресками XVII века — лишенные возможности украшать церкви снаружи, болгары уделяли особое внимание внутреннему убранству.

Кроме фресок внимательный посетитель заметит над главным входом надпись по-гречески. Болгарская православная церковь при османах подчинялась Константинопольской патриархии, что сопровождалось усилением греческого влияния. На кафедры назначались архиереи-греки, богослужения велись на греческом языке, непонятном большей части паствы. С этим приходилось мириться, иначе церковь могли просто закрыть, как это произошло с другим знаменитым тырновским храмом Сорока Великомучеников, расположенным по соседству.

Эта внушительная церковь — свидетельство высшего расцвета Второго Болгарского царства. Ее заложили по случаю громкой победы царя Ивана Асеня II над деспотом Эпира Феодором Комнином 9 марта 1230 года. После этой победы Болгарское государство сделалось могущественнейшим в Юго-Восточной Европе. В церкви Великомучеников традиционно покоились многие болгарские цари — во всяком случае, доподлинно установлено место захоронения Калояна (в могиле нашли его перстень с именной печатью). Но через некоторое время после прихода турок церковь разделила судьбу многих болгарских храмов: ее переделали в мечеть — фрески закрасили известкой, иконостас сожгли. Поэтому очень символично, что именно в церкви Сорока Великомучеников в 1908 году была заново провозглашена независимость Болгарии.

Заговоренная дверь сокровищницы Шишмана

Мастерская, где чеканились монеты Великого Болгарского царства во времена царя Шишмана, располагалась на холме Трапезица. Рядом, в пещере, закрытой стальной дверью, была и сокровищница. Когда турки взяли город, несколько мародеров нашли потайную дверь и легко проникли внутрь, но волшебная дверь не выпустила их с добычей. И только когда последний грабитель, стянув с себя всю одежду, вытряхнул последний золотой из сапога, заговоренная дверь приоткрылась и выпустила незадачливых грабителей. Пещеру эту и теперь местные жители охотно покажут любопытствующему на склоне Трапезицы — только чудесная дверь, разумеется, не сохранилась.

Дома Старого города лепятся уступами по крутым склонам Янтры так, что кажется будто они стоят друг у друга на крышах

Возрождение по-болгарски

Самый живописный район Велико-Тырново — жилая часть Старого города на узком перешейке между петлями Янтры. На самом деле Старый город гораздо моложе других исторических районов. Он отстраивался в XVIII—XIX веках, когда нация вновь потянулась к самостоятельному культурному, а потом и политическому бытию, поэтому в местной терминологии его еще называют «возрожденческим градом». Приезжему не вдруг удается привыкнуть, что возрождением (национално възраждане) в Болгарии именуют не то, что все остальные народы, а освободительное движение 1850—1870-х.

Пять столетий, с 1396 по 1878 год, в народном сознании запечатлелись как иго, впустую потерянное для истории время. Даже богатая экспозиция местного исторического музея обрывается на исходе XIV столетия. Далее национальная жизнь как бы вовсе прекращает свое течение и возобновляется уже в другом учреждении культуры — в Музее возрождения и учредительного собрания. Такова конструкция коллективной памяти. Ученые, разумеется, укажут, что столь продолжительный период, совершенно лишенный исторического творчества, невозможен, и во времена турецкого владычества тырновская промышленность и торговля значительно развились благодаря, кстати, включению в имперское пространство — Pax Osmana. Еще они заметят, что собственно этнических трений долгое время не было, и никто никому не угрожал геноцидом. В городе обосновалась немногочисленная каста турецких администраторов и купцов, а большинство жителей-крестьян эта колонизация почти не затронула. Только при упадке султаната, когда центральное правительство перестало контролировать местных феодалов-администраторов, начались первые неудовольствия, а там и локальные бунты. И лишь после утверждения в Европе в начале XIX столетия концепции гражданской нации, спаянной единством языка и культуры, турецкая власть стала восприниматься как совершенно невыносимая. Тут и начался процесс сотворения национальной культуры и языка, а следом уже и политическое движение, сначала за независимую церковь, а затем и за общую независимость. Кстати, «будители» болгар сперва обрушились с гораздо большей силой на засилье греков в храмах (поставленное во главе местной церкви греческое духовенство болгар по большей части не жаловало) и только потом на турецкие власти. Материально «возрождение» подготавливалось хозяйственным ростом. В городах формировались влиятельные гильдии купцов и ремесленников — еснафи, которые учреждали школы и «народные читалища», где помимо чтения ставили пьесы, пели хором и танцевали рученицу. Таких общедоступных клубов-библиотек и сейчас в Тырново множество — около 180.

Кроме того, на дистанции в километр — столько составляют в длину три главные улицы Старого города — обнаруживается несчетное множество мемориальных досок и памятников, связанных с освободительным движением. Одним концом они упираются в «Майку Българи» — памятник всем погибшим за страну в 1876—1878, 1885, 1914—1918 и 1941— 1945 годах, другим — в изящное здание турецкой администрации, ныне Музей новой истории, где заседало в 1879-м учредительное собрание.

Все мемориальные объекты, за исключением «Матери Болгарии», классического образца  «советского ампира», совершенно камерные и вполне соответствуют в этом смысле масштабам города. А стоит памятнику в Тырново оказаться чуть больше привычного размера, присущего улицам и проулкам, возникают комические эффекты. Так, довольно крупный мемориал местному уроженцу, премьер-министру (1888—1894) Стефану Стамболову, на улице его же имени оказывается под одним зонтиком с кафе на вышележащей улице. В результате дневные посетители невольно потягивают пиво под мышкой у героя…

Ограда стадиона послевоенной постройки несет на себе характерный отпечаток большого сталинского стиля в болгарском исполнении

Взлеты и падения Тырново

1185 год — первое упоминание в исторических летописях. В этом году братья бояре Петр и Асень, заручившись благословением тырновского архиепис копа Василия, восстали против византийского владычества и образовали независимое Второе Болгарское царство со столицей в Тырново (первое, основанное в 681 году ханом Аспарухом, со столицей в Преславе, а затем в Плиске, было разгромлено византийским императором Василием II Болгаробойцей в 1018-м)
1235 год — тырновский архиепископ получает титул патриарха, болгарская церковь обретает независимость от Константинополя 1359 год — турки-османы начинают наступление на византийские владения на Балканах
1364 год — османы разбивают крестоносное воинство, посланное папой Урбаном II для освобождения от турок Адрианополя. Но до того крестоносцы были так жестоки по отношению к православным, что турецкая власть казалась поначалу более желанной, чем союз с католиками
1371 год — царь Иван Шишман стал вас салом турецкого султана. Важнейшим мотивом послужили бесчинства крестоносцев-латинян
1393 год, 17 июля — после трехмесячной осады город Тырново был взят и сожжен войском турецкого султана Мурада
1396 год — османские завоеватели ликвидировали последние очаги сопротивления в Бдине. Второе Болгарское царство прекратило свое существование, и территория стала частью Османской империи
1869 год — Василий Левский создал в Тырново революционный комитет, один из четырех «окружных комитетов», охватывавших всю территорию страны
1876 год, 20 апреля — начало общенационального антитурецкого восстания
1877 год, 25 июня — Тырново окончательно освобождено от турецких войск русской кавалерией передового отряда генерала Иосифа Гурко, после чего до окончания войны город служил базой для всех операций русских войск в Средней Болгарии
1878 год, 3 марта — Русско-турецкая война завершилась подписанием Сан-Стефанского мирного договора, предусматривавшего создание болгарского княжества, пользующегося широкой автономией в рамках турецкой империи
1879 год, 16 апреля — учредительным собранием утверждена Тырновская конституция, одна из самых демократических в тогдашней Европе. За ее образец болгарские либералы взяли конституцию Бельгии. Устанавливалось гражданское равенство, ликвидировались сословия, гражданам обеспечивались политические права и свободы. Главой государства признавался наследственный князь (с 1908 года — царь), но в случае прекращения династии выборы новой должны были производиться учредительным собранием. Тырновская конституция с некоторыми изменениями дожила до советизации Болгарии и была отменена лишь 4 декабря 1947 года
1885 год, 8 сентября — князь Александр Баттенберг объявил в Тырново о воссоединении Болгарии и Восточной Румелии (области, искусственно выделенной из состава болгарских земель по решению Берлинского конгресса в 1878 году и остававшейся под турецкой властью)
1908 год — в тырновском храме Сорока Великомучеников торжественно была провозглашена полная независимость Болгарии

Торжище людское

А вечером смаковать незамысловатые, но вкусные блюда местной кухни лучше всего на центральной улице Стамболова. Крестьянская телега с цветами — типичное украшение входа в кабачок: Болгария все-таки страна крестьянской культуры, простой и здоровой, без особых изысков.

Здесь же размещается главный тырновский туристический аттракцион — торговая улочка Самоводская Чаршия. Официально она сейчас носит имя революционера Раковского, но никто ее этим именем не называет, прежнее и сегодня уместнее. Болгарское слово «чаршия» ближе всего по смыслу к русскому «торжище». Раньше в базарные дни сюда приходили крестьянки из села Самоводена, чтобы сбыть свою нехитрую продукцию — овощи, молоко, масло и брынзу. Вскоре вокруг появились всевозможные лавки и мастерские, где крестьяне могли потратить вырученные деньги. И сегодня все первые этажи домов на Самоводской чаршии заняты магазинчиками, хотя базар уже давно не устраивают. В лавках же торгуют традиционными продуктами балканских ремесел — керамикой, серебром, медной посудой, тисненой кожей, деревянными резными шкатулками, расписными погремушками из тыквы… Мастера трудятся на виду прямо в своих крошечных лавках: можно сговориться и заказать кольцо по вкусу, нож точно по руке или джезву (кофейную турку) по аппетиту… Почти все они говорят по-русски.

Промысел этот пока большого дохода не приносит, но Болгария страна небогатая, а в Тырново заработок найти и вовсе непросто. Радиоэлектронная промышленность, кормившая город в социалистические времена, свернулась с распадом Варшавского блока и появлением японских телевизоров. Новых индустриальных гигантов не предвидится. В последние годы появилось разве что несколько фабрик средней руки. Большинство жителей рассчитывают только на приезжих. В городе уже сейчас много маленьких уютных гостиниц.

Правда, развлекательная программа для туристов пока развита слабо. Кроме казино, которых в Тырново великое множество (самое грандиозное называется почему-то «Полтава»), музеев и ресторанов практически некуда податься. Городская администрация, однако, упорно работает над культурной повесткой, и некоторые результаты уже есть. На фестиваль мотоциклистов-рокеров в начале лета съезжается вся Европа. На фольклорный в августе приезжают исполнители даже из Южной Америки. Набирает обороты и недавно учрежденный сентябрьский «слет» военных оркестров. Но не хватает капитала. В Тырново множество пустующих и продаваемых за гроши потенциально роскошных домов, ветшающих и разрушающихся. Но пока, по единодушному свидетельству нескольких риелторов, только англичане потихоньку принялись скупать эти особняки, да и то в пригороде. Из России деньги не идут, что чрезвычайно странно ввиду особенно благоприятных для наших людей «человеческих факторов» Болгарии.

Балдуинова башня

Удачлив был молодой болгарский царь Иваница, за ровный характер и великодушие прозванный греками Калояном (буквально Иоанном Добрым). В одном из походов на Константинополь ему удалось пленить императора Латинской империи Балдуина Фландрского. Почетного пленника поместили в угловой башне крепости над крутым обрывом. Царица пленилась его красотой и, переодевшись служанкой, пришла в башню, добиваясь любви знатного пленника. Но тот остался холоден. Тогда, боясь разоблачения, царица оклеветала Балдуина перед великодушным Калояном, и тот велел тайно умертвить пленника. 

С холма Царевец лучше всего видно, что весь Старый город помещается на узком перешейке между двумя петлями Янтры

Русские в городе

По крайней мере с 1774 года, когда наша империя приобрела по Кючук-Кайнарджийскому договору право покровительствовать христианам Турции, болгарское освобождение стало тесно связано с Россией. Память об этом живет в народе, хранится в именах тырновских улиц (Гурко, Цар Освободител), закреплена монументально (памятник тому же генералу Гурко, чей отряд вступил в город 25 июня 1877 года). В Тырново русскую речь встречают радостной улыбкой и охотно по-русски отвечают. А на вершине гигантской лестницы, поднимающейся от картинной галереи на холм Света-Гора, стоит стела с невероятно трогательной надписью в память воинов 8-го драгунского Астраханского полка, погибших при освобождении Тырново.

Впрочем, главная достопримечательность — Света-Гора — расположена на противоположном склоне, обращенном на Царевец. В древности здесь селились монахи-отшельники, а затем выросло несколько монастырей, оставивших заметный след в болгарской культуре. Из них более всех славился монастырь Богородицы Одигитрии, главный тырновский скрипторий, крупнейший мировой центр средневекового книжного дела, из мастерских которого вышли такие известные памятники, как «Хроника Манасия» и Евангелие Ивана Александра.

Ныне на месте монастыря помещаются гуманитарные факультеты и студенческие общежития Великотырновского университета Св. Кирилла и Мефодия. Общежития, надо признать, больше похожи на европейские отели средней руки, по крайней мере снаружи. Университет этот — один из самых престижных в Болгарии. Перед входом в здание высится далеко видимый отовсюду памятник патриарху Евфимию — создателю тырновской книжной школы, заступнику и духовному вождю болгар в начальный период турецкого ига. Гигантская статуя воздевшего руки святителя, видная со всех концов города, кажется, призывает не отчаиваться и, на Бога надеясь, самим не плошать в ожидании нового возрождения. Для Тырново это дело привычное.

Фото Андраша Факете

Ключевые слова: Тырново
Просмотров: 7764