Время кормить камни

01 октября 2009 года, 00:00

В переулке Амеля (Callej´on Hamel) в Гаване, разрисованном афро-кубинскими мотивами, специально для туристов проводят «показательные» церемонии сантерии . Фото: JORGE SILVA/REUTERS

Последователи афро-карибского культа сантерии, широко распространенного на Кубе, верят, что их божества — ориши — живут в камнях. А еще они верят в то, что боги капризны, прожорливы и очень любят свежую, еще теплую, кровь.

Расхлябанная «лада», глухо стукнув днищем о засохшую вздыбленную грязь на обочине, остановилась у дома в пригороде Гаваны. В одном из тех пригородов, куда лучше не соваться без необходимости. Уго — мулат скорее арабского, чем негритянского происхождения, в джинсах, «майке-алкоголичке» и рэперской бейсболке — уже ждал у калитки. Уго был красив как бог. Заподозрить его в причастности к тайным религиозным культам позволяла разве что массивная пряжка на ремне — череп с перекрещенными под ним костями. Он сел в машину, ослепительно улыбнулся, и «лада», тяжело вздыхая на ухабах, двинулась дальше.

Чтобы ориша исполнил желание, а также в благодарность за уже сотворенные милос ти, нужно проползти на животе несколько сот метров к алтарю его католического «двойника». Фото: CLAUDIA DAUT/REUTERS

Мы ехали на обряд инициации в сантерию. По правилам на нем могут присутствовать только посвященные, каковыми мы, разумеется, не были. Человек, устроивший наш визит в обход правил (за небольшие деньги), поставил только одно условие — во всем слушаться «проводника». Инструктаж, проведенный в пути Уго, был предельно прост: «Не фотографируйте людей в белом. Им нельзя отражаться в зеркалах и попадать в объектив». Мы послушно кивнули, еще не зная о том, что почти все участники церемонии будут одеты в белое с головы до ног.

Дом с виду был самым обыкновенным. Примерещившаяся куриная лапа перед входом оказалась детскими граблями. Сантерия не любит посторонних и все свои атрибуты прячет внутри. Сразу из «прихожей» мы попали в алтарную комнату — на полках, драпированных тюлем и разноцветными боа из перьев, стояли распятия, фигурки католических святых и фарфоровые сосуды, очень похожие на супницы. На циновках перед алтарем горели свечи, стояли вазы с цветами и миски с едой. «Зачем здесь эти супницы?» — шепотом спросила я Уго. Он обыденно ответил: «В супницах (так и сказал) сидят ориши».

Позже я узнала, что ориши вселяются в камни, которые лежат в этих сосудах, погруженные в специальный «питательный» отвар. Для приготовления отвара используются разнообразные травы, гвинейский перец, измельченная яичная скорлупа, кокосовое масло, масло какао, кусочки копченого мяса кубинской нутрии и, конечно же, кровь жертвенных животных.

Только для посвященных

Закинув солнечные очки поверх козырька бейсболки, Уго и еще двое уже второй час самозабвенно стучали в африканские барабаны бата, чтобы обитающий в сосудах ориша-посредник  Анья вышел сам и вызвал остальных. Нательные кресты барабанщиков весело подрагивали в такт. Хозяин дома, он же жрец-сантеро, у входа принимал в объятия прихожан — людей разного возраста, пола и цвета кожи. Прихожане совали ему мятые купюры, проходили в комнату и, упав ниц перед алтарем, целовали землю.

Ориша может пить кровь жертвенного животного устами одержимого им человека. Некоторым оришам достаточно курицы, другие требуют теленка или барашка. Фото: ABBAS/MAGNUM PHOTOS/AGENCY PHOTOGRAPHER.RU

К началу третьего часа барабанщики достучались-таки до оришей, и все переместились в зал. Уго передал свой инструмент товарищу и затянул песню на языке йоруба, славя богов. Прихожане, встав полукругом, начали двигаться в такт. Они выходили по одному вперед, падали ниц перед барабанами, целовали их и совали барабанщикам мятые купюры. Надо сказать, что передача банкнот была лейтмотивом собрания. На короткий вопрос «Зачем  деньги?» моя словоохотливая соседка Коралия пространно объяснила, что в сантерии, как и в жизни, за все приходится платить.

Ритм убыстрялся, становилось все жарче. Даже дряхлая старуха-негритянка, которая до сих пор вяло дымила толстой сигарой в кресле-качалке, пустилась в пляс, не выпуская сигару изо рта. Некоторые чувствительные прихожане стали время от времени закатывать глаза, мелко трястись и впадать в транс. Хозяин дома быстро приводил их в чувство: неподготовленный транс может навредить. Неожиданно я поймала себя на том, что, влекомая Коралией, иду, пританцовывая, в центр круга, где на пол налили нечто похожее на белое вино. Как и все, я обмакнула в лужицу пальцы и провела ими себе по лбу. На шестой час действа это казалось в порядке вещей.

Наконец настал момент, ради которого и затевались эти своеобразные «крестины». Из глубины дома вывели яво — инициируемого в сантерии. Это было хрупчайшее существо 17—18 лет, предположительно женского пола, с прозрачной до синевы светлой кожей. На ней был балахон цветов ее ориши-покровителя Чанго (красный и белый). Алой лентой, завязанной под подбородком, на голове удерживался сложной конструкции убор — пристанище для  «ангела-хранителя», который отныне будет сопро вождать посвященную по жизни. Яво вели под руки «крестные», потому что, во-первых, глаза ее были закрыты, а во-вторых, она едва держалась на ногах и явно пребывала в каком-то потустороннем мире. Коралия сообщила, что это от волнения. Я бы не стала недооценивать роль спецподготовки яво: семь суток, предшествующих церемонии, они сидят в «священной» комнате в доме у сантеро, откуда не могут выходить, пьют «святую» воду (тот самый раствор, в котором лежат камни) и едят особую ритуальную пищу (состав установить не удалось).

Под грохот барабанов яво, поддерживаемая «крестными», проделывала сложные манипуляции с кокосовыми орехами, тарелками, свечами, сопровождаемые падением на землю и целованием барабанов. Никто больше не танцевал. Все напряженно ждали. Минут через пять, не открывая глаз и выкрикивая нечто нечленораздельное, существо затряслось в танцетрансе. «Чанго оседлал лошадь», — констатировала Коралия. На сантерийском жаргоне это означало, что ориша Чанго вошел в тело посвящаемой. Цель была достигнута.

Теперь ориши признали яво, она будет одеваться в белое и сможет иметь собственные  «супницы» с камнями, лелеять и кормить оришей. Пока же следовало отблагодарить богов в доме сантеро. Для этого была заготовлена целая клетка с курами и белыми голубками, которым перерезали шеи. Стекающую кровь собирали в выдолбленные тыквы — для оришей. Мясо предназначалось людям.

Двуликие

После посещения Иле-Оча (дома, где проводят церемонии сантерии) многие факты кубинской жизни предстали в ином свете. Например, обилие на улицах людей в белом. Или то, что некоторые люди в белом едят только ложкой и только своей — даже в общепите. После инициации яво в течение года и 16 дней исполняют послушание, во время которого им нужно придерживаться строгих правил: не пользоваться колющими и режущими предметами, ежедневно мазать голову маслом какао и не позволять дотрагиваться до нее никому, кроме «крестных» и врачей в случае необходимости. Еще им нельзя стричься, пользоваться ароматным мылом, общаться с убийцами и хранить вблизи сосудов с оришами запрещенные предметы вроде наркотиков и оружия. Человек, инициированный в сантерии, больше никогда в жизни не должен спать голым и наступать на канализационные люки.

После революции было запрещено устраивать официальные шествия с выносом изображений святых из церкви. Зато никто не мешает последователям сантерии носить по улицам изображения, купленные в специальных магазинах. Фото: HERIBERTO RODRIGUEZ/REUTERS

«Очень суеверный народ», — без осуждения сказал молодой священник Мануэль. Мы встретили его недалеко от Сантьяго-де-Кубы в главном приделе главного храма страны — Кафедрального собора Девы Марии Всемилостивой из Кобре, святой покровительницы Кубы. Все пространство перед образом святой было заполнено желтыми цветами. Такими цветами торговали на протяжении километра перед въездом в храм. Желтый — это цвет Очун, самой любимой среди населения ориши. «Они молятся Богородице, а про себя называют ее Очун и украшают в ее честь алтари подсолнухами», — сообщил падре, поправляя сползшие на бок букеты.

Куба — католическая страна, но, по утверждениям антропологов, не менее 70% кубинцев верят в сантерию. Впрочем, в ее лоно принимаются только крещеные католики. Это не парадокс. Слово «сантерия» (от испанского santo — «святой») можно перевести как «чрезмерное почитание святых». Так рабовладельцы пренебрежительно называли поведение своих чернокожих рабов, которые на удивление охотно били челом перед католическими образами. В действительности насильно крещенные  невольники втихаря продолжали молиться своим африканским богам. Тем более что параллелизм образов был налицо. Скажем, святая Варвара, часто изображаемая с мечом и в красно-белом облачении, очень походила на оришу Чанго — повелителя грома, молнии, огня и войны, атрибут которого — обоюдоострый топор. А деревянная фигура Богородицы из Реглы с потемневшим от влажности лицом могла сойти за оришу морей Йемайю.

Постепенно католицизм и африканские верования так переплелись, что отделить одно от другого стало невозможно — получилась синкретическая религия. Укреплению позиций сантерии поспособствовала, как ни странно, кубинская революция. Гонений на католическую церковь революционеры не учиняли, но ходить к мессе коммунисту считалось зазорно. Были запрещены религиозные процессии. Церковь сдавала позиции. Напротив, на волне реабилитации народной культуры вышла из-под запрета сантерия.

После революции во францисканском монастыре города Тринидада разместился музей борьбы с бандитизмом, а за углом вполне официально открылся сантерийский дом, посвященный Йемайе. Найти его не составило труда.   Через распахнутые прямо на улицу двери была видна большая пустая комната. Только посередине стоял плетеный стул. На нем сидела маленькая черная кукла, одетая в длинное белое платье. Беленые стены были расписаны символическими волнами и рыбами, над ними — синее солнце и синяя луна. Синий и белый — это цвета Йемайи.

В смежной комнате в кресле-качалке сидел толстый сантеро. «Я действую на законных основаниях, — пояснил он. — Двадцать пять лет назад меня вызвали в комитет и сказали: будешь представлять афро-кубинскую культуру». В сантерии нет храмов, все церемонии проводятся дома. Израэлю дали отличный дом в центре города с условием, что он будет пускать в него туристов. Туристов тогда было немного, и Израэль согласился. Сантерия впервые вышла из подполья и вскоре расцвела пышным цветом.

Светлое будущее

По мнению Коралии, я не могла уехать с Кубы, не получив предсказания оракула. Она повела меня к известному бабалао (следующий чин после сантеро) из Реглы, который за небольшие деньги готов был не только служить устами оракула, но и научить, как избежать несчастья,  наслать проклятие на дом врага, приворожить или отвадить человека.

Стены домов в переулке Амеля в Гаване были разрисованы в 1990 го ду Сальвадором Гонсалесом — не только художником, но и жрецом сантерии. Фото: MIREILLE VAUTIER/ALAMY/PHOTAS

Бабалао, в миру таксист, предлагал следующие способы общения с оракулом: ожерелье из раковин-каури, нанизанные на нить восемь кусочков панциря морской черепахи или семена колы заостренной (той самой, из которой делают одноименные напитки). Я выбрала ракушки.

Бабалао многократно подкидывал их вверх и в зависимости от того, как они упали — «ртом» кверху или книзу, отмечал соответственно крестиком или ноликом в таблице. В результате продолжительных расчетов он сообщил, что мне следует остерегаться высоты и избегать мест, где можно сломать ноги. «На каком этаже ты живешь?» — спросил он, заранее торжествуя. Как назло я живу на первом. Бабалао секунду поразмыслил и скорректировал предсказание: «Тебе следует остерегаться твоих мертвецов. Чтобы они тебя не преследовали, нужно взять бониат и совершить эббо (ритуальный обряд) на месте их захоронения». В России не растет бониат, поэтому, возможно, мертвецы преследуют меня по сей день.

Коралии повезло больше. Бабалао диагностировал ей сглаз и велел купить курицу.  На следующий день она пришла к нему с курицей в руках. Бабалао взял пучок каких-то трав и начал ходить вокруг обеих и огревать их этим пучком. В результате курица умерла на руках у Коралии, как объяснил бабалао, от черной энергии, которая из нее вышла. Курицу завязали в пакет и выкинули на помойку. Отныне подруге ничто не угрожало.

Впрочем, кубинские сантеро и бабалао работают не только за деньги. В частности, они утверждают, что именно благодаря их неустанным молитвам и обильным жертвоприношениям второй ураган после разрушительного «Айка» в 2008 году обошел Кубу стороной. Ежегодно самые главные бабалао страны объявляют так называемый знак года: будет ли год — для Кубы и всего мира — Ире (хорошим) или Осогбо (плохим), какой ориша ему покровительствует и какие жертвы следует приносить. Правда, оракул открывает тайны будущего разным союзам бабалао по-разному. Так, по версии Культурной ассоциации йоруба Кубы, 2009-й — год мира и прогресса, а по мнению Ассоциации «Знак года» — год войны и хаоса. Разноречивое прочтение воли богов никого не смущает. Последователи сантерии верят, что с оришами можно договориться. Главное — вовремя покормить камни.

Обатала — отец всех ориш, владыка и творец мира. Символизирует гармонию и чистоту. Люди, которым он покровительствует, одеваются в белое

Орунмила — ориша предсказаний, покровительствует прорицателям. Он единственный был свидетелем создания мира, поэтому знает все о судьбах людей

Ойя — единственная ориша, которая имеет власть над мертвыми. Она живет на кладбищах, и лик ее столь ужасен, что увидевший его слепнет. Поэтому Ойя всегда изображается с закрытым лицом

Чанго — повелитель грома и молнии, олицетворяет мужскую силу, отвагу, выносливость. Одновременно этот ориша обладает типично мужскими недостатками: склонен к выпивке, ленив и непостоянен

Элеггуа — повелитель дверей, дорог и перекрестков. Он может так же легко закрыть дорожку к удаче, как и открыть ее. Большой шутник, своими проделками он иногда причиняет человеку много вреда

Бабалу-Айе — ориша болезней и эпидемий. Отождествляется со святым Лазарем. Когда он вселяется в человека, его транс напоминает судороги

Oгун — ориша-кузнец, бог железа, войны и оружия. Согласно мифу, когда боги впервые пришли на землю, Огун с помощью мачете расчистил им дорогу в густом кустарнике

Йемайя повелевает морями и океанами и считается матерью всех людей. Ее часто призывают в ритуалах, связанных с плодородием и деторождением

Очун — ориша любви. Она соблазнительна и кокетлива. Помогает в любовных и денежных делах. Из металлов любит золото, а из еды — мед

Общее место

Синкретические афроамериканские религии сложились во многих обществах, где белые хозяева запрещали черным рабам практиковать их родные культы и те вынуждены были адаптировать их к католицизму. Для них характерны культ предков, анимизм и магия. Везде верховное божество управляет большим пантеоном духов, которые общаются с верующими посредством транса и ритуальной одержимости.

Сантерия
Зона распространения: Куба и места компактного проживания кубинских эмигрантов (США, Мексика, Венесуэла и прочие)

Варианты названия — регла де оча (на языке йоруба «поклонение святым») и лукуми (так называли в испаноязычной Америке йоруба — племена, живущие вдоль реки Нигер на территории современных Нигерии, Бенина и Того). Для сантерии характерно активное «присутствие» ориш в повседневной жизни верующих (а не только во время проведения церемоний): божества постоянно нуждаются в молитвах, подарках и еде.

Вуду
Зона распространения: Гаити и в среде гаитянских эмигрантов в США

Считается, название вуду происходит от слова «воду», что на языке африканского народа фон (Дагомея, нынешние Бенин и Нигерия) означает «дух», «божество». Младшие божества, соответствующие сантерийским оришам, называются лоа. Ими верховодит Великий Змей Дамбалла. Особенность вуду — понятие зомби, существ, которые посредством колдовства лишаются воли, становясь марионеткой в руках мага. Вообще, в отличие от сантерии, в вуду контакт с миром мертвых более непосредственный и тесный.

Пало майомбе
Зона распространения: Куба и южные штаты США

Другие названия: палерия, пало монте. Этот культ конголезского происхождения делится на две ветви: «добрая» («христианская») и «злая» (или «некрещеная»). «Христиане» майомберо общаются с «добрыми» духами мертвых и в сущности мало чем отличаются от адептов сантерии. «Некрещеные» — с силами дьявола и духами самоубийц, преступников и ведьм (ндоки). Во всех церемониях пало майомбе используются магические сосуды нганга, заполняемые человеческими черепами, костями, мелкими палочками (палос), острыми пряностями или священной землей.

Макумба
Зона распространения: Бразилия

Под этим словом чаще всего собирательно подразумевают бразильские аналоги сантерии и вуду — кандомбле, умбанду и кимбанду (впрочем, в узком значении макумба используется в качестве синонима колдовской кимбанды).
Хотя различные формы макумбы, как и сантерии, имеют йорубанские корни, в бразильских религиях заметнее влияние народов Конго и культов местных, бразильских, индейцев.

Кандомбле

Культ этот ближе всего к сантерии — он также основан на религии йоруба и сохраняет йорубанские названия божеств (ориша). Отличие в том, что важные жреческие функции здесь исполняют женщины. В остальном церемонии очень похожи: те же призывания богов, молитвы, жертвоприношения и одержимость верующих.

Умбанда

Эта синкретическая религия возникла в начале XX века из слияния католических, африканских, индуистских и буддийских элементов. Кроме того, важную роль в ней играет спиритизм: умбандисты боятся непосредственного контакта с оришами и предпочитают общаться с духаминаставниками. Самые популярные — Прету Велью (Старый Негр) и Прета Велья (Старая Heгритянка), которые когда-то были мудрыми африканскими рабамизнахарями.

Кимбанда

Для нее характерно большое использование колдовских элементов и обращение к темной стороне низших духов — эшу. Особой силой обладает эшу Транка Руас (Закрывающий Пути), при обращении к которому человека можно лишить удачи, семьи и даже жизни.

Рубрика: Традиции
Ключевые слова: синкретизм, сантерия
Просмотров: 12586