Лабиринты интеллекта

01 июня 2009 года, 00:00

Фото: Corbis/RPG

В повседневной жизни мы легко выносим суждения, признавая одних людей умными, а других, мягко говоря, не очень. Однако попытки научно истолковать смысл подобных оценок сталкиваются с серьезными трудностями. До сих пор не выработано общепринятого определения интеллекта. Нет ясности и с критериями его оценки: например, считать ли таковым успех в тех или иных начинаниях? Более того, непонятно даже, является ли интеллект единой характеристикой личности, или это лишь совокупность множества различных способностей? Но, несмотря на это, психологи вот уже более века измеряют показатели интеллекта. 

Попробуйте, не пользуясь Интернетом и словарями, ответить на несколько простых вопросов. Кто такой Бархатный Джо? Что такое виандот? Козлобородник — это змея, рыба, ящерица или растение? Чем известна Роза Бонёр? В каком городе делают «оверленды»? И учтите, что в начале XX века человека, не ответившего на эти вопросы, вполне могли объявить умственно отсталым...

Приведенные вопросы взяты из теста умственных способностей, который в начале прошлого века полагалось пройти иммигрантам, прибывающим в США. Первоначально рассчитанный на американских солдат, этот тест стали бездумно применять ко всем подряд, в том числе и к приезжим, едва говорящим по-английски. Был период, когда лишь немногим из них удавалось успешно пройти тестирование, остальным же как умственно отсталым отказывали в праве на въезд в страну.

Альфред Бине (1857—1911), создатель теста IQ. Фото: SPL/EAST NEWS

Измерение ума

В 1865 году английский ученый Фрэнсис Гальтон опубликовал статью «Наследственный талант и характер», в которой обосновал положения новой науки, названной им «евгеникой». Проанализировав родословные множества британских семей, Гальтон пришел к выводу, что талант человека и вообще все психические свойства наследуются подобно телесным. Люди давно научились посредством искусственного отбора получать породы животных с нужными качествами. Аналогичным образом, полагал Гальтон, следует улучшить и человеческий род, выведя новое поколение людей, которые были бы здоровее, сильнее и, самое главное, умнее своих предков.

Но если параметры животных — скорость, вес, удой — нетрудно измерить, то как объективно оценить психические свойства человека? Задавшись этим вопросом, Гальтон основал в Лондоне первую антропометрическую лабораторию, где занялся измерением возможностей разных органов чувств человека, полагая, что интеллектуально одаренные люди должны обладать повышенной сенсорной чувствительностью.

В 1890 году работавший в лаборатории Гальтона американский психолог Джеймс Маккин Кеттелл разработал и опубликовал первые тесты для оценки интеллекта студентов колледжей. Кстати, именно в этой статье было впервые использовано слово «тест» для обозначения психометрических методик. Кеттелл измерял 50 разных параметров. Среди них были мышечная сила, скорость движений, чувствительность к боли, способность различать вес, острота зрения и слуха, точность глазомера, время реакции, способность к запоминанию и даже объем легких. Работа Кеттелла вызвала огромный резонанс. Во всем мире стали появляться многочисленные лаборатории для тестирования интеллекта.

Кеттелл, как и его учитель, придерживался идеи, что интеллект — это врожденное качество. Вернувшись в Америку, он в 1891 году открыл тестологическую лабораторию при Колумбийском университете, стал первым профессором психологии в США, издавал множество научных журналов (в том числе и известный журнал Science), а также был избран президентом Американской психологической ассоциации. Всю свою жизнь этот авторитетнейший ученый убеждал всех, что влияние среды на интеллект ничтожно, поэтому надо поощрять браки между здоровыми и интеллектуально полноценными людьми и стерилизовать «недоразвитых». Каждому из своих семерых детей он даже предложил по тысяче долларов (по тем временам огромные деньги), если они найдут себе пару среди детей преподавателей университета.

Отбор одаренных

Однако у Гальтона и Кеттелла появился противник — французский психолог Альфред Бине (1857—1911), категорически несогласный с тем, что интеллект является исключительно врожденным качеством и никак не может быть развит. Он писал: «Мы должны всячески противодействовать подобной пессимистической точке зрения… Мозг ребенка подобен полю, на котором опытный фермер посредством культивации может осуществить задуманные им изменения и в результате вместо бесплодной получить плодородную землю». Бине начал всячески критиковать тесты Гальтона и Кеттелла за излишнее внимание к сенсорике и придание слишком большого значения способностям к специальным видам деятельности. Он утверждал, что для оценки интеллекта необходимо в первую очередь тестировать память, воображение, внимание, сообразительность, внушаемость и эстетические чувства.

Вопреки слухам IQ Джорджа Буша оценивают примерно в 125, что выше среднего, как и у большинства успешных политиков. Фото: REITERS

Когда во Франции было введено всеобщее школьное образование, возникла необходимость быстро и объективно отличать детей, способных к учению, от ленивых и не желающих заниматься, от тех, которые из-за различных врожденных дефектов не могли учиться в обычной школе. Разработку методики тестирования детей Министерство образования Франции поручило как раз Альфреду Бине, который совместно с Теодором Симоном создал в 1905 году серию тестов для проверки интеллекта детей. Именно в тесте Бине — Симона был впервые использован так называемый коэффициент интеллектуальности (IQ).

Задания теста были сгруппированы по возрастам — от 3 до 13 лет. Испытание начиналось с задач, соответствующих хронологическому возрасту ребенка. Если он полностью с ними справлялся, ему давались задания для старшей возрастной группы. Напротив, если испытуемый не мог решить ни одной задачи для своего возраста, ему давали те, что предназначены для более младшей группы, пока не выявлялся возраст, все задания которого он способен решить. Так определялся «умственный» возраст ребенка. Разделив его на хронологический возраст и выразив результат в процентах, получали значение IQ, которое по определению равно 100, когда умственный возраст в точности совпадает с хронологическим. Если раньше детей можно было разделить лишь на три группы: одаренных, нормальных и умственно отсталых, то теперь появилась возможность значительно точнее классифицировать их по степени умственного развития. Позже на основе этого теста профессор Стэнфордского университета Луис Термен создал новый тест интеллекта, известный как Стэнфорд — Бине, который активно применяется до сих пор.

Эффект Флинна

Со времени создания первого теста интеллекта прошло уже более века. За это время накопилась огромная статистика по нормам IQ для разного времени и разных стран. В 1984 году Джеймс Флинн обработал данные об интеллекте американцев с 1932 по 1978 год и обнаружил, что средние результаты тестов IQ неуклонно и довольно существенно растут со временем. Каждые 10 лет средний показатель IQ увеличивается приблизительно на три пункта, из-за чего психологам приходится постоянно корректировать значение нормы в тестах. Причем рост среднего IQ особенно заметен для невербальных заданий, а в словесных выражен не так сильно.

Скорость роста среднего интеллекта непостоянна во времени. Так, например, в США интеллект очень быстро возрастал у людей, родившихся между 1890 и 1925 годами. У тех, чье детство проходило в годы Великой депрессии, «норма» тоже росла, хотя и более медленно. В послевоенные годы темпы роста резко увеличились, а потом стали немного снижаться. Похожий всплеск темпов роста интеллекта в послевоенные годы (1945—1960) обнаружен также в странах Западной Европы, Новой Зеландии и Японии. Причины эффекта Флинна до сих пор окончательно неясны. Возможно, он связан с постепенным исчезновением в развитых странах голода, улучшением медицины, уменьшением числа детей в семьях, совершенствованием образования, а также с возрастанием информационной сложности среды, окружающей человека с самого раннего детства.

Армейский тест

Тест Бине изначально предназначался лишь для оценки интеллекта детей, умственные способности которых сильно зависят от возраста. Для взрослых нужен был другой подход, и он не заставил себя долго ждать. Когда США готовились к вступлению в Первую мировую войну, потребовалось массово тестировать новобранцев, отсеивая умственно отсталых. Военные обратились за помощью к психологу Роберту Йерксу. В результате появились первые тесты интеллекта для взрослых — «Армейский тест «альфа» (для грамотных) и «Армейский тест «бета» (для неграмотных). Первый состоял исключительно из вербальных заданий на понимание смысла прочитанного, поиск синонимов, продолжение последовательности чисел и т. п. Кстати, вопросы, приведенные в начале статьи, взяты именно из этого теста. Вариант «бета» включал невербальные задания, например, сложить кубики по модели, дополнить изображение, найти путь в нарисованных лабиринтах. IQ определялся по числу успешно выполненных заданий.

Проверка иммигрантов в США на Эллис-Айленде. Фото: ROGER-VIOLLET/EAST NEWS

За короткое время были протестированы почти 2 миллиона новобранцев. Именно тогда общественность США была шокирована, узнав от психологов, что умственный возраст среднего призывника составляет 13 лет. Начали появляться многочисленные публицистические статьи, авторы которых говорили об интеллектуальной деградации нации. На волне истерии было введено тестирование интеллекта для иммигрантов, чтобы не допускать в страну умственно отсталых, разрешена стерилизация преступников и психически больных. Похожие процессы развернулись также в Канаде, Австралии, Японии и Западной Европе. Особенно усердствовали в избавлении от «неполноценных» страны Северной Европы,

Великобритания (кстати, среди приверженцев евгеники были Уинстон Черчилль, Бернард Шоу и Герберт Уэллс), ну и, конечно, наиболее активно евгенические идеи начали применять в нацистской Германии. Хорошо известные последствия привели к тому, что после Второй мировой войны евгеника превратилась в маргинальное научное направление, а идея о том, что интеллект является исключительно врожденным качеством, стала восприниматься как фашистская.

Впрочем, в Европе и США после войны исследования интеллекта продолжились. К тому времени накопились данные о том, что на интеллект влияет не только наследственность, но и среда. Так, например, было статистически доказано, что IQ положительно связан с образовательным уровнем родителей и социально-экономическим статусом семьи: у детей, чьи родители необразованны и бедны, IQ, как правило, ниже. Также оказалось, что интеллект связан с числом детей в семье и порядком их рождения. Чем меньше в семье детей, тем больше каждым из них занимаются родители и тем выше у них интеллект, причем у старших братьев и сестер IQ в среднем выше, чем у младших. Выше он и у жителей крупных промышленных городов в сравнении с обитателями сельской местности. И все же оставалось неясно, в каких именно пропорциях наследственность и среда определяют уровень интеллекта.

От педологии до ЕГЭ

В СССР в конце 1920-х — начале 1930-х годов тестирование интеллекта стало очень популярным. Наибольший размах оно получило в рамках так называемой педологии — науки, объединяющей педагогику, психодиагностику и детскую психологию. Была создана сеть педологических учреждений, издавалось много литературы, проводились конференции и съезды. Были протестированы сотни тысяч детей, опубликовано огромное количество научных статей. Однако, после того как обнаружились некоторые закономерности, противоречившие советской идеологии (например, что дети из семей рабочих и крестьян имеют меньший интеллект, чем из семей интеллигенции), педологию начали активно критиковать. В итоге 4 июля 1936 года ЦК ВКП(б) принял постановление «О педологических извращениях в системе наркомпросов», после которого понятия педология и тестирование были не просто запрещены, но и получили одиозный смысл. Не менее чем на полвека остановилось развитие отечественных работ в области психологических измерений интеллекта, а уже созданные разработки и достижения забылись. В итоге Россия значительно отстает от мировой культуры использования тестов, иллюстрацией чего служит практика внедрения ЕГЭ, который вместо специалистов по тестологии и психодиагностике разрабатывали министерские чиновники — с понятным результатом.

Афера Сирила Бёрта

В середине XX века наиболее авторитетным исследователем в мире по вопросу влияния на интеллект среды и наследственности был английский психолог Сирил Бёрт (1883—1971). Он прославился в психологии сравнительными исследованиями близнецов, в которых убедительно доказал, что интеллект на 80% определяется наследственностью и только на 20% средой. Всецело придерживаясь евгенических идей Гальтона, Бёрт на протяжении нескольких десятков лет активно претворял их в жизнь. Будучи членом Муниципального совета Лондона, он создал в Англии систему элитарного образования. Детей в возрасте 11 лет по результатам тестирования разделяли на три категории. Те, кого признавали наиболее способным, проходили обучение на более высоком уровне и получали доступ к высшему образованию. За свои заслуги перед обществом Бёрт был даже удостоен дворянского титула, а в психологии интеллекта он считался одним из величайших научных авторитетов. На его исследованиях основывались многие популярные в 1960—1970-х годах теории интеллекта (например, Артура Дженсена и Ханса Юргена Айзенка).

Многие обладатели высокого IQ тратят свои интеллектуальные способности на решение головоломок. Фото: ИТАР-ТАСС

Однако уже после смерти Бёрта, в середине 1970-х годов, в научном мире разразился скандал. Выяснилось, что результаты большинства его исследований являются сфабрикованными. Мало того, оказалось, что на протяжении более 30 лет он публиковал многочисленные статьи от имени несуществующих мисс Хоурд и мисс Конуэй, в которых всячески расхваливал свои теории, подкрепляя их сфабрикованными данными. В итоге доверие к теории врожденных способностей в научном мире было полностью утрачено, так как даже самый ревностный ее приверженец, как выяснилось, был не в силах убедительно ее обосновать. Созданная Бёртом система разделения учащихся на потоки в зависимости от их способностей была окончательно отменена, а ученые в своих работах стали удалять ссылки на его исследования.

Впрочем, противники Бёрта торжествовали недолго. Вскоре были проведены многочисленные исследования нескольких тысяч пар монозиготных и дизиготных близнецов, часть из которых жила в одной семье, а часть с рождения проживала раздельно друг от друга. Также был исследован интеллект родных и приемных детей, которые с рождения воспитывались в одной семье. Эти исследования убедительно доказали, что наследственность все-таки влияет на интеллект, хотя, конечно, и не так сильно, как утверждали Гальтон, Кеттелл и Бёрт.

В настоящее время установлено, что влияние врожденных факторов на коэффициент интеллекта составляет лишь около 40—50%. Оставшиеся 50—60%, которые приходятся на среду, — это совсем немало, особенно если учесть, что эти цифры получены при сравнении людей, живущих и воспитывающихся в относительно близких условиях. Если же сравнивать близнецов, живущих раздельно в радикально различающейся среде (например, крупный город экономически развитого государства и маленькая замкнутая сельская община), то влияние среды на интеллект окажется еще больше. С другой стороны, если бы мы могли поместить всех людей в максимально благоприятные для развития интеллекта условия, то тут главную роль стали бы играть именно генетические факторы, поскольку каждый смог бы развиваться до своего «потолка», чего в жизни, как правило, не происходит.

Многогранный g-фактор

Еще в 1923 году американский психолог Эдвин Боринг дал шуточное определение: «Интеллект — это то, что измеряют тесты интеллекта». Однако что же на самом деле эти тесты измеряют?

Поразительно, но психологи до сих пор не определились с тем, что понимается под термином «интеллект». Например, в гештальтпсихологии (Вольфганг Кёлер, Макс Вертхаймер) он рассматривается как способность к формированию обобщенных зрительных образов. В школе швейцарского биолога и философа Жана Пиаже это наиболее совершенная форма адаптации организма к среде. Американский психометрист Луис Леон Тёрстоун рассматривал интеллект как способность к саморегуляции психической активности. Список определений можно продолжать до бесконечности.

Еще один вопрос, имеющий вековую историю: является ли интеллект единым качеством или же представляет собой комбинацию разнообразных самостоятельных способностей? В начале XX века английский психолог Чарлз Спирмен разработал новый метод статистической обработки, названный «факторным анализом». Применив его к результатам разных заданий в тестах интеллекта, он обнаружил, что все они коррелируют друг с другом. Из этого Спирмен сделал вывод, что существует некий общий фактор интеллекта, который он назвал «фактором G» (от английского general — «общий»), проявляющийся сразу во всех типах заданий. А для объяснения некоторых различий между результатами тестов у людей с одинаковым общим интеллектом Спирмен ввел второй фактор, названный им S (от английского specific), служащий показателем множества специфических способностей.

На двухфакторной теории интеллекта Спирмена базируется несколько вторичных концепций, подчеркивающих различные аспекты фактора G. Так, Раймон Кеттелл выделил два компонента, которые назвал кристаллизованным и текучим интеллектом. Первый отражает знания о мире и прошлый опыт, а второй — объем оперативной памяти, скорость протекания психических процессов и другие характеристики, больше зависящие от наследственности. Ученик Спирмена Джон Равен также разделял фактор G на два компонента, но другим способом, выделяя продуктивный интеллект (умение выявлять связи и отношения, приходить к выводам, явно не представленным в заданной ситуации) и репродуктивный (способность использовать прошлый опыт и усвоенную информацию). Дональд Векслер предложил делить общий интеллект на вербальный и невербальный.

Множественный интеллект

Другие исследователи полагали, что интеллект на самом деле является множеством разных способностей. Наиболее ясно это сформулировал в 1938 году Луис Тёрстоун в своей многофакторной теории интеллекта, согласно которой общего интеллекта не существует, а имеется семь независимых первичных способностей: умение оперировать в уме пространственными отношениями, детализировать зрительные образы, выполнять основные арифметические действия, понимать значение слов, быстро подбирать слово по заданному критерию, запоминать и выявлять логические закономерности.

Подход Тёрстоуна был развит другими исследователями. Так, Говард Гарднер в 1983 году выделил восемь независимых типов интеллекта человека: музыкальный, зрительно-пространственный, натуралистический (умение наблюдать природные явления), вербально-лингвистический, логико-математический, телесно-кинестетический, межличностный и внутриличностный (богатство духовной жизни). В работах Джона Кэрролла (1976) выделялось 24 фактора интеллекта, а в исследовании Эдвина Флейшмана (1984) — 52. Но еще раньше, в 1967 году, рекордное количество независимых интеллектуальных способностей (целых 120 разновидностей!) постулировал Джой Гилфорд в своей структурной модели интеллекта. Становилось непонятно, что же отражает все это многообразие: реальную природу интеллекта или особенности методик, применяемых для его исследования?

Ответом на этот кризис стало появление в конце 1980-х — начале 1990-х годов нового поколения теорий, рассматривающих интеллект не как комбинацию разных способностей, а как иерархию различных когнитивных процессов. Из современных иерархических теорий интеллекта, пожалуй, наибольший интерес представляет модель Grand Design, предложенная членом-корреспондентом РАН, профессором Борисом Митрофановичем Величковским. Согласно его концепции механизмы человеческого интеллекта работают на шести уровнях, образуя глобальную архитектуру, опирающуюся на нейрофизиологические механизмы. На нижних уровнях протекают гораздо более древние в эволюционном плане процессы, нежели те, которые измеряются IQ-тестами. Они отвечают за рефлексы, координацию движений, учет окружающей обстановки — и только на верхних уровнях появляются речевые структуры и самосознание. Ценность теории Величковского в том, что она перекидывает мостик между физиологией и сознанием человека, а интеллект в ней перестает быть «черным ящиком». Но пока неясно, как применять эту теорию в прикладных задачах, и потому на практике для измерения интеллекта по-прежнему используют традиционные тесты, основанные на феноменологических теориях интеллекта полувековой давности, что порой приводит к довольно неожиданным результатам.

Фрэнсис Гальтон — потомок Ярослава Мудрого

Обычно имя Фрэнсиса Гальтона (1822—1911) связывают лишь с евгеникой, однако его вклад в науку гораздо масштабнее. Он изобрел печатающий телеграф (телетайп), гелиоскоп (походный перископ), «волновую машину» (электростанцию, использующую энергию морских волн). С него начинается история научной метеорологии: он открыл антициклоны и разработал первые метеорологические карты. Гальтон также является основоположником ряда отраслей психологии — психодиагностики, психогенетики и дифференциальной психологии. Он первым обосновал и разработал метод дактилоскопии, широко применяемый в криминалистике. Также он оказал большое влияние на развитие математической статистики, разработав вместе со своим учеником К. Пирсоном корреляционный и регрессионный анализ. Так как Гальтон утверждал, что умственные способности врожденны, биографы не поленились проследить его собственную родословную чуть ли не до пятидесятого колена. Дедом Гальтона (и Чарлза Дарвина) был известный философ, натуралист и поэт Эразм Дарвин, а среди более далеких предков — император франков Карл Великий, английский король Вильгельм Завоеватель и даже киевский князь Ярослав Мудрый.


Парадокс «Менсы»

В 1946 году юрист Ланселот Веар вместе со своим другом адвокатом Роландом Берриллом создали закрытое общество, получившее название «Менса» (от латинского mensa — «стол»). Главным требованием для вступления в него было прохождение теста интеллекта с результатом лучше, чем у 98% людей. Несмотря на столь строгие требования, общество быстро разрасталось, у него появились отделения практически по всему миру, и сейчас оно насчитывает свыше 100 000 членов более чем в 50 странах мира. Известно еще около 30 подобных закрытых клубов, причем в большинстве из них требования к интеллекту еще более жесткие. Так, для вступления в общество Intertel требуется быть умнее 99% людей, чтобы стать членом Colloquy, надо доказать свою принадлежность к 0,03% умнейших, а общество Triple Nine («тройная девятка») названо так потому, что его члены обходят по тестам интеллекта 99,9% людей. И наконец, существует общество Mega, шансы вступить в которое есть лишь у одного человека на миллион, так как тут требуется иметь IQ больше, чем у 99,9999% людей.

Казалось бы, если умнейшие люди на планете соберутся вместе, они смогут решить или хотя бы подсказать решение многих проблем, стоящих перед человечеством. Увы, вместо этого члены таких обществ в основном занимаются выяснением, у кого IQ выше, проводят турниры по решению головоломок, а также придумывают все новые и все более сложные тесты для оценки собственного интеллекта.

Хотя все общества высокого IQ с гордостью размещают на своих сайтах списки знаменитостей из своих рядов, надо заметить, что их ничтожно мало по сравнению с общим числом участников. Так, из членов «Менсы» у нас в стране известны, пожалуй, лишь четверо: писатель-фантаст и популяризатор науки Айзек Азимов, изобретатель сотового телефона Мартин Купер, создатель компьютеров ZX Spectrum Клайв Синклер и уже упомянутый психолог-фальсификатор Сирил Бёрт. Остальные 100 000 «су пер интеллектуалов» так и не совершили ничего такого, что повлияло бы на развитие цивилизации.

Значит ли это, что тест IQ не работает? Вовсе нет. Исследования свидетельствуют, что выдающиеся ученые обладают очень высоким IQ — в среднем около 160 баллов. Но почему же тогда многие люди, имеющие даже более высокий показатель, так и не достигают успеха в науке? Существует несколько объяснений этого явления, известного как «парадокс Менсы».

Во-первых, открытия в науке часто зависят от случая, от того, чтобы оказаться в нужное время в нужном месте. Понятно, что тот, кому повезло работать в крупном университете, где царит творческая атмосфера и нет проблем с научным оборудованием, имеет больше шансов совершить важное открытие, чем работающий в провинции с допотопными приборами в окружении людей, которые уже давно разочаровались в науке. Во-вторых, кроме высокого интеллекта важны и другие личные качества: настойчивость, высокая мотивация, а также некоторые социальные навыки. Без них интеллектуал рискует всю свою жизнь провести в ожидании своего часа, лежа на диване. И наконец, само устройство современного общества таково, что люди, которые потенциально могли бы совершить величайшие научные открытия, зачастую предпочитают вообще не идти в науку, а выбирают более престижные и лучше оплачиваемые профессии врача, юриста, финансиста, журналиста, о чем говорит, например, состав общества «Менса». Живи мы в XX веке, нам оставалось бы лишь развести руками и посетовать на неэффективную растрату интеллектуальных ресурсов. Однако прогресс информационных технологий позволил многим людям с высоким IQ, не меняя привычного образа жизни, участвовать в работе по расширению, накоплению и упорядочиванию знаний цивилизации, например в различных сетевых открытых энциклопедиях и словарях.

Ответы на вопросы теста в начале статьи

Бархатный Джо (Velvet Joe) — персонаж из популярной в начале XX века американской рекламы табака для курительных трубок. Виандот — американская порода кур, выведенная в 1870 году. Козлобородник — цветковое растение семейства астровых. Роза Бонёр (1822—1899) — французский художник-анималист, одна из известнейших женщин-художников XIX века. Американские автомобили марки Overland производились в начале прошлого века в городе Толедо (штат Огайо).

Рубрика: Наука
Ключевые слова: интеллект
Просмотров: 17880