Артиллерия XXI века

01 февраля 2009 года, 00:00

В 2008 году «Вокруг света» рассказал читателям об истории развития артиллерии в XIX—XX веках. Насколько изменилась она к настоящему времени? Вопреки ожиданиям ни бронетанковая техника, ни мощная боевая авиация, ни ракетно-ядерное оружие ничуть не снизили значения войсковой артиллерии. Напротив, ее задачи даже расширились.

Современная система вооружения ствольной войсковой артиллерии сложилась исходя из опыта Второй мировой войны, новых условий возможной ядерной войны, обширного опыта современных локальных войн и, разумеется, из возможностей новых технологий.

Вторая мировая война внесла в систему артиллерийского вооружения многие изменения — резко возросла роль минометов, стремительно развивалась противотанковая артиллерия, в составе которой «классические» пушки дополнились безоткатными орудиями, быстро совершенствовалась и самоходная артиллерия, сопровождавшая танки и пехоту, усложнились задачи дивизионной и корпусной артиллерии и т. д.

О том, как возрастали требования к орудиям поддержки, можно судить по двум весьма удачным советским «изделиям» одного калибра и одного назначения (оба созданы под руководством Ф.Ф. Петрова) — 122-мм дивизионной гаубице М-30 1938 года и 122-мм гаубице (гаубице-пушке) Д-30 1960 года. У Д-30 и длина ствола (35 калибров), и дальность стрельбы (15,3 километра) увеличились в полтора раза по сравнению с M-30.

Кстати, именно гаубицы со временем стали наиболее «рабочими» орудиями ствольной войсковой артиллерии, прежде всего дивизионной. Это, конечно, не отменило других типов орудий. Огневые задачи артиллерии представляют собой весьма обширный список: уничтожение ракетных комплексов, артиллерийских и минометных батарей, поражение танков, бронемашин и живой силы противника прямой или непрямой (на больших дальностях) наводкой, уничтожение целей на обратных склонах высот, в укрытиях, разрушение пунктов управления, полевых фортификационных сооружений, постановка заградительного огня, дымовых завес, радиопомех,  дистанционное минирование местности и так далее. Поэтому на вооружении артиллерии состоят различные боевые комплексы. Именно комплексы, поскольку простой набор орудий — еще не артиллерия. Каждый такой комплекс включает орудие, боеприпасы, приборное оборудование и средства транспортировки.

За дальность и могущество

«Могущество» орудия (этот термин может звучать немного странно для невоенного уха) определяется сочетанием таких свойств, как дальнобойность, меткость и кучность боя, скорострельность, могущество снаряда у цели. Требования по этим характеристикам артиллерии неоднократно качественно менялись. В 1970-е годы для основных орудий войсковой артиллерии, каковыми служили 105—155-мм гаубицы, нормальной считалась дальность стрельбы до 25 километров обычным и до 30 километров активно-реактивным снарядом.

Увеличение дальности стрельбы достигалось сочетанием на новом уровне давно известных решений — увеличения длины ствола, объема зарядной каморы, улучшения аэродинамической формы снаряда. К тому же для уменьшения отрицательного влияния «подсоса», вызываемого разрежением и завихрением воздуха позади летящего снаряда, использовались донная выемка (увеличение дальности еще на 5—8%) или установка донного газогенератора (увеличение до 15—25%). Для большего увеличения дальности полета снаряд может снабжаться небольшим реактивным двигателем — так называемый активно-реактивный снаряд. Дальность стрельбы удается увеличить на 30—50%, но двигатель требует места в корпусе, а его работа вносит дополнительные возмущения в полет снаряда и увеличивает рассеивание, то есть заметно уменьшает меткость стрельбы. Поэтому  активно-реактивные снаряды используются в каких-то очень специальных обстоятельствах. В минометах активно-реактивные мины дают больший прирост дальности — до 100%.

В 1980-е годы в связи с развитием средств разведки, управления и поражения, а также возросшей мобильностью войск требования к дальности стрельбы повысились. Скажем, принятие в рамках НАТО концепции «воздушно-наземной операции» в США и «борьбы со вторыми эшелонами» требовало увеличения глубины и эффективности поражения противника на всех уровнях. На развитие зарубежной войсковой артиллерии в эти годы большое влияние оказали научно-исследовательские и опытноконструкторские работы небольшой фирмы «Спейс Рисеч Корпорейшн» под руководством известного конструктора-артиллериста Дж. Булла. Она, в частности, разработала снаряды типа ERFB дальнобойной формы длиной около 6 калибров с начальной скоростью около 800 м/с, готовыми ведущими выступами вместо утолщения в головной части, упрочненным ведущим пояском — это дало увеличение дальности на 12—15%. Для стрельбы такими снарядами требовалось удлинить ствол до 45 калибров, увеличить глубину и изменить крутизну нарезов. Первыми орудия на основе разработок Дж. Булла выпустили австрийская корпорация NORICUM (155-мм гаубица CNH-45) и южноафриканская ARMSCOR (буксируемая гаубица G-5, затем самоходная G-6 с дальностью стрельбы до 39 километров снарядом с газогенератором).

1. Ствол
2. Люлька ствола
3. Гидравлический тормоз
4. Привод вертикального наведения
5. Торсионная подвеска
6. Платформа поворота на 360 градусов
7. Баллон сжатого воздуха для возвращения ствола в начальное положение
8. Компенсаторные цилиндры и гидропневматический накатник
9. Боеприпас раздельного заряжания
10. Рычаг затворного механизма
11. Спусковой механизм
12. Затвор
13. Привод горизонтального наведения
14. Место наводчика
15. Противооткатное устройство

В начале 1990-х годов в рамках НАТО было принято решение о переходе на новую систему баллистических характеристик орудий полевой артиллерии. Оптимальным типом признали 155-мм гаубицу с длиной ствола 52 калибра (то есть, по сути, гаубицу-пушку) и объемом зарядной каморы 23 литра вместо ранее принятых 39 калибров и 18 литров. Кстати, ту же G-6 фирмы «Денел» и «Литтлтон Инжиниринг» модернизировали до уровня G-6-52, установив ствол длиной 52 калибра и автоматизировав заряжание.

В Советском Союзе также развернулись работы над новым поколением артиллерии. Было решено от использовавшихся до того разных калибров — 122, 152, 203 миллиметра — перейти на единый калибр 152 миллиметра во всех звеньях артиллерии (дивизионном, армейском) с унификацией боеприпасов. Первой удачей стала гаубица «Мста», созданная ЦКБ «Титан» и ПО «Баррикады» и принятая на вооружение в 1989 году — с длиной ствола 53 калибра (для сравнения — у 152-мм гаубицы 2С3 «Акации» длина ствола 32,4 калибра). Боекомплект гаубицы поражает «ассортиментом» современных выстрелов раздельногильзового заряжания. Осколочно-фугасный снаряд 3ОФ45 (43,56 килограмма) улучшенной аэродинамической формы с донной выемкой входит в состав выстрелов с дальнобойным метательным зарядом (начальная скорость 810 м/c, дальность стрельбы до 24,7 километра), с полным переменным зарядом (до 19,4 километра), с уменьшенным переменным зарядом (до 14,37 километра). Снаряд 3ОФ61 массой 42,86 килограмма с газогенератором дает максимальную дальность стрельбы 28,9 километра. Кассетный снаряд 3О23 несет 40 кумулятивно-осколочных боевых элементов, 3О13 — восемь осколочных элементов. Имеются снарядпостановщик радиопомех в УКВ и КВ диапазонах 3РБ30, спецбоеприпас 3ВДЦ8. Могут применяться также, с одной стороны, управляемый снаряд 3ОФ39 «Краснополь» и корректируемый «Сантиметр», с другой — прежние выстрелы гаубиц Д-20 и «Акация». Дальность стрельбы «Мсты» в модификации 2С19М1 достигла 41 километра!

В США при модернизации старой 155-мм гаубицы М109 до уровня М109А6 («Палладин») ограничились длиной ствола 39 калибров — как у буксируемой М198 — и довели дальность стрельбы до 30 километров обычным снарядом. Зато в программе 155-мм самоходного артиллерийского комплекса ХМ 2001/2002 «Крусейдер» были заложены длина ствола в 56 калибров, дальность стрельбы более 50 километров и раздельно-гильзовое заряжание с так называемыми «модульными» переменными метательными зарядами. Эта «модульность» позволяет быстро набирать нужный заряд, меняя его в широких пределах, и обладает лазерной системой воспламенения — своеобразная попытка приблизить возможности орудия на твердом метательном взрывчатом веществе к теоретическим возможностям жидких метательных веществ. Сравнительно  широкий набор переменных зарядов при увеличении боевой скорострельности, скорости и точности наводки позволяет реализовать обстрел одной и той же цели по нескольким сопряженным траекториям — подход снарядов к цели с разных направлений намного повышает вероятность ее поражения. И хотя программу «Крусейдер» свернули, разработанные в ее рамках боеприпасы могут найти применение и в других 155-мм орудиях.

Далеко не исчерпаны и возможности увеличения могущества действия снарядов у цели в пределах тех же калибров. Скажем, американский 155-мм снаряд М795 снабжен корпусом из стали улучшенной дроблимости, дающим при разрыве меньше слишком крупных осколков с малой скоростью разлета и бесполезной мелкой «пыли». В южноафриканском ХМ9759А1 это дополнено заданным дроблением корпуса (полуготовые осколки) и взрывателем с программируемой высотой разрыва.

С другой стороны, все больший интерес вызывают боевые части объемного взрыва и термобарические. Пока они используются в основном в низкоскоростных боеприпасах: это связано как с чувствительностью боевых смесей к перегрузкам, так и необходимостью времени на образование аэрозольного облака. Но совершенствование смесей (в частности, переход к порошкообразным смесям) и средств инициирования позволяет решить эти проблемы.

152-мм управляемый снаряд «Краснополь»

Своим ходом

Размах и высокая маневренность боевых действий, к которым готовились армии — к тому же в условиях ожидавшегося применения оружия массового поражения, — подстегнули развитие самоходной артиллерии. В 60—70-е годы XX века на вооружение армий поступает новое ее поколение, образцы которого, пройдя ряд модернизаций, остаются на вооружении до сих пор (советские 122-мм самоходная гаубица 2С1 «Гвоздика» и 152-мм 2С3 «Акация», 152-мм пушка 2С5 «Гиацинт», американская 155-мм гаубица М109, французская 155-мм пушка F.1).

Одно время казалось, что практически вся войсковая артиллерия будет самоходной, а буксируемые орудия уйдут в историю. Но у каждого типа есть свои достоинства и недостатки.

Достоинства самоходных артиллерийских орудий (САО) очевидны — это, в частности, лучшая подвижность и проходимость, лучшая защита расчета от пуль и осколков и оружия массового поражения. Большинство современных самоходных гаубиц имеет башенную установку, допускающую наиболее быстрый маневр огнем (траекториями). Открытую установку имеют обычно либо аэротранспортабельные (и максимально облегченные при этом, конечно), либо мощные дальнобойные САО, при этом их броневой корпус все же может дать защиту расчету на марше или на позиции.

У основной массы современных САО шасси, разумеется, гусеничное. С 1960-х годов широко практикуют разработку для САО специальных шасси, нередко с использованием узлов серийных бронетранспортеров. Но не оставлены и танковые шасси — пример тому французская 155-мм F.1 и российская 152-мм 2С19 «Мста-С». Это дает равную подвижность и защищенность подразделений, возможность приближать САО к передовой для повышения глубины поражения противника, унификацию техники в соединении.

Но и более скоростные, экономичные и менее громоздкие полноприводные колесные шасси тоже встречаются — например, южноафриканская 155-мм G-6, чешская 152-мм «Дана» (единственная в бывшей Организации Варшавского договора колесная самоходная гаубица) и ее 155-мм наследница «Зусанна», а также 155-мм самоходная гаубица (52 калибра) «Цезарь» французской компании GIAT на шасси «Унимог» 2450 (6х6). Автоматизация процессов перевода из походного положения в боевое и обратно, подготовки данных для стрельбы, наведения, заряжания позволяют, как утверждается, развернуть орудие на позиции с марша, произвести шесть выстрелов и покинуть позицию в течение примерно минуты! При дальности стрельбы до 42 километров создаются широкие возможности для «маневра огнем и колесами». Похожая история — с «Арчер 08» шведской «Бофорс дефенс» на шасси «Вольво» (6х6) с длинноствольной 155-мм гаубицей. Здесь автомат заряжания вообще позволяет произвести пять выстрелов за три секунды. Хотя меткость последних выстрелов вызывает сомнения, вряд ли удастся восстановить положение ствола за такое короткое время. Некоторые САО делаются просто в виде открытых установок вроде самоходного варианта южноафриканской буксируемой G-5 — Т-5-2000 «Кондор» на шасси «Татра» (8х8) или голландской «Мобат» — 105-мм гаубицы на шасси DAF YA4400 (4х4).

САО могут возить весьма ограниченный боекомплект — тем меньший, чем тяжелее орудие, поэтому многие из них, кроме автоматизированного или автоматического механизма питания, снабжаются специальной системой подачи выстрелов с земли (как в «Пионе» или «Мсте-С») или с другой машины. Поставленные рядом САО и бронированная транспортнозаряжающая машина с конвейерной подачей — картина возможной работы, скажем, американской самоходной гаубицы М109А6 «Палладин». В Израиле к М109 создали буксируемый прицеп на 34 выстрела.

При всех своих достоинствах у САО есть недостатки. Они большие, их неудобно перевозить авиацией, сложнее замаскировать на позиции, а при повреждении шасси фактически из строя выходит все орудие. В горах, скажем, «самоходки» вообще неприменимы. К тому же САО дороже буксируемого орудия даже с учетом стоимости тягача. Поэтому обычные, несамоходные орудия до сих пор остаются на вооружении. Не случайно в нашей стране с 1960-х годов (когда после спада «ракетомании» восстанавливала свои права «классическая» артиллерия) большинство артиллерийских комплексов разрабатывалось и в самоходном, и в буксируемом вариантах. Например, та же 2С19 «Мста-Б» имеет буксируемый аналог 2А65 «Мста-Б». Легкие буксируемые гаубицы по-прежнему востребованы силами быстрого реагирования, воздушно-десантными, горнопехотными войсками. Традиционный калибр для них за рубежом — 105 миллиметров. Такие орудия довольно разнообразны. Так, гаубица LG MkII французской GIAT имеет длину ствола 30 калибров и дальность стрельбы 18,5 километра, легкое орудие британской «Ройал орднанс» — соответственно 37 калибров и 21 километр, «Лео» южноафриканской «Денел» — 57 калибров и 30 километров.

Однако все больший интерес заказчики проявляют к буксируемым орудиям калибра 152—155 миллиметров. Пример тому — опытная американская легкая 155-мм гаубица LW-155 или российская 152-мм 2А61 «Пат-Б» с круговым обстрелом, созданная ОКБ-9 под 152-мм выстрелы раздельно гильзового заряжания всех типов.

В целом же к буксируемым орудиям полевой артиллерии требования дальнобойности и мощности стараются не снижать. Необходимость быстрой смены огневых позиций в ходе боя и в то же время сложность такого перемещения привели  к появлению самодвижущихся орудий (СДО). Для этого на лафет орудия устанавливается небольшой двигатель с приводом на колеса лафета, рулевое управление и простая приборная панель, а сам лафет в сложенном положении принимает вид повозки. Не путайте такое орудие с «самоходкой» — на марше его будет буксировать тягач, а небольшое расстояние оно и само проедет, но с небольшой скоростью.

Поначалу самодвижущимися пытались сделать орудия переднего края, что естественно. Первые СДО были созданы в СССР после Великой Отечественной войны — 57-мм пушка СД-57 или 85-мм СД-44. С развитием средств поражения, с одной стороны, и возможностей легких силовых установок, с другой, самодвижущимися стали делать и более тяжелые и дальнобойные орудия. И среди современных СДО мы увидим длинноствольные 155-мм гаубицы — британо-германо-итальянскую FH-70, южноафриканскую G-5, шведскую FH-77А, сингапурскую FH-88, французскую TR, китайскую WA021. Для повышения выживаемости орудия принимаются меры увеличения скорости самодвижения — так, 4-колесный лафет опытной 155-мм гаубицы LWSPH «Сингапур текнолоджиз» допускает перемещение на 500 метров со скоростью до 80 км/ч! 

203-мм самоходная пушка 2С7 «Пион», СССР. Длина ствола — 50 калибров, масса 49 т, максимальная дальность стрельбы активнореактивным осколочнофугасным снарядом (102 кг) — до 55 км, экипаж — 7 человек

По танкам — прямой наводкой

Ни безоткатные орудия, ни оказавшиеся куда более эффективными противотанковые ракетные комплексы не смогли заменить собой классические противотанковые пушки. Конечно, у кумулятивных боевых частей снарядов безоткатных орудий, реактивных гранат или противотанковых управляемых ракет есть веские преимущества. Но, с другой стороны, развитие бронезащиты танков как раз против них и было направлено. Поэтому упомянутые выше средства неплохо дополнить бронебойным подкалиберным снарядом обычной пушки — тем самым «ломом», против которого, как известно, «нет приема». Именно он мог бы обеспечить надежное поражение современных танков.

Характерны в этом плане советские 100-мм гладкоствольные пушки Т-12 (2А19) и МТ-12 (2А29), причем с последней, кроме подкалиберного, кумулятивного и осколочно-фугасного снарядов, может применяться комплекс управляемого вооружения «Кастет». Возвращение к гладкоствольным орудиям вовсе не анахронизм и не стремление слишком «удешевить» систему. Гладкий ствол более живуч, позволяет стрелять невращающимися оперенными кумулятивными снарядами, при надежной обтюрации (предотвращении прорыва пороховых газов) достигать высоких начальных скоростей благодаря большему значению давления газов и меньшему сопротивлению движению, стрелять управляемыми снарядами.

Однако при современных средствах разведки наземных целей и управления огнем обнаружившее себя противотанковое орудие очень скоро будет подвергнуто не только ответному огню танковых орудий и стрелкового оружия, но и ударам артиллерии и авиационного вооружения. Кроме того, расчет такой пушки никак не укрыт и будет с большой вероятностью «накрыт» огнем противника. У самодвижущейся пушки, конечно, шансов на выживание больше, чем у той, что стационарно стоит на месте, но при скорости 5—10 км/ч такое увеличение не столь уж значительно. Это ограничивает возможности применения таких орудий.

Зато по-прежнему большой интерес вызывают полностью бронированные самоходные противотанковые пушки с башенной установкой орудия. Это, например, и шведские 90-мм Ikv91 и 105-мм Ikv91-105, и российская плавающая авиадесантируемая СПТП 2С25 «Спрут-СД» 2005 года, построенная на основе 125-мм танковой гладкоствольной пушки 2А75. Ее боекомплект включает выстрелы с бронебойными подкалиберными снарядами с отделяемым поддоном и с ПТУР 9М119, запускаемой через ствол пушки. Впрочем, здесь самоходная артиллерия уже смыкается с легкими танками.

Компьютеризация процессов

Современное «приборное вооружение» превращает отдельные артиллерийские комплексы и подразделения в самостоятельные разведывательно-ударные комплексы. Скажем, в США при модернизации 155-мм М109 А2/ А3 до уровня М109А6 (кроме удлиненного до 47 калибров ствола с измененной нарезкой, нового набора зарядов и усовершенствованной ходовой части) ставились новая система управления огнем на основе бортового компьютера, автономная система навигации и топопривязки, новая радиостанция.

Кстати, сочетание баллистических решений с современными системами разведки (включая беспилотные летательные аппараты) и управления позволяет артиллерийским комплексам и подразделениям обеспечить поражение целей на дальностях до 50 километров. И этому очень способствует широкое внедрение информационных технологий. Именно они стали основой для создания единой разведывательно-огневой системы в начале XXI века. Сейчас это — одно из главных основных направлений развития артиллерии.

Важнейшим его условием является эффективная автоматизированная система управления (АСУ), охватывающая все процессы — разведку целей, обработку данных и передачу сведений в центры управления огнем, непрерывный сбор данных о положении и состоянии огневых средств, постановку задач, вызов, корректировку и прекращение огня, оценку результатов. Оконечные устройства такой системы устанавливаются на командных машинах дивизионов и батарей, машинах разведки, подвижных пунктах управления, командно-наблюдательных и командно-штабных пунктах (объединенных понятием «машины управления»), отдельных орудиях, а также на воздушных средствах — например, самолете или беспилотном летательном аппарате — и соединяются радио- и кабельными линиями связи. Компьютеры обрабатывают информацию о целях, метеоусловиях, положении и состоянии батарей и отдельных огневых средств, состоянии  обеспечения, а также о результатах стрельбы, вырабатывают данные с учетом баллистических особенностей орудий и пусковых установок, управляют обменом кодированной информацией. Даже без изменений дальности и точности стрельбы самих орудий АСУ может повысить эффективность огня дивизионов и батарей в 2—5 раз.

По оценкам российских специалистов, отсутствие современных АСУ и достаточных средств разведки и связи не позволяет артиллерии реализовать более 50% ее потенциальных возможностей. В быстро меняющейся оперативно-боевой обстановке неавтоматизированная система управления при всех усилиях и квалификации ее участников своевременно обрабатывает и учитывает не более 20% имеющейся информации. То есть орудийные расчеты просто не успеют среагировать на большую часть выявленных целей.

Необходимые системы и средства созданы и готовы к широкому внедрению хотя бы на уровне если не единой разведывательно-огневой системы, то разведывательно-огневых комплексов. Так, боевую работу гаубиц «Мста-С» и «Мста-Б» в составе разведывательно-огневого комплекса обеспечивают самоходный разведывательный комплекс «Зоопарк-1», командные пункты и машины управления на самоходных бронированных шасси. Радиолокационный разведывательный комплекс «Зоопарк-1» служит для определения координат огневых позиций артиллерии противника и позволяет обнаруживать одновременно до 12 стреляющих систем на расстоянии до 40 километров. Средства «Зоопарк-1», «Кредо-1Е» технически и информационно (то есть по «железу» и программному обеспечению) сопрягаются со средствами боевого управления ствольной и реактивной артиллерии «Машина-М2», «Капустник-БМ».

Система управления огнем дивизиона «Капустник-БМ» позволит открыть огонь по неплановой цели через 40—50 секунд после ее обнаружения и сможет одновременно обрабатывать информацию сразу о 50 целях, работая при этом с собственными и приданными наземными и воздушными средствами разведки, а также с информацией от вышестоящего начальника. Топопривязка производится сразу после остановки для занятия позиций (тут особое значение приобретает использование спутниковой системы навигации типа ГЛОНАСС). Через терминалы АСУ на огневых средствах расчеты получают целеуказание и данные для стрельбы, через них же на машины управления передается информация о состоянии самих огневых средств, боекомплекте и т. п. Сравнительно автономная АСУ дивизиона своими средствами может обнаруживать цели на дальности до 10 километров днем и до 3 километров ночью (этого вполне достаточно в условиях локальных конфликтов) и производить лазерную подсветку целей с расстояния 7 километров. А уж вместе с внешними средствами разведки и дивизионами ствольной и реактивной артиллерии такая АСУ в том или ином сочетании превратится в разведывательно-огневой комплекс со значительно большей глубиной и разведки, и поражения.

Этим стреляют 152-мм гаубицы: осколочнофугасный снаряд 3ОФ61 с донным газогенератором, снаряд 3ОФ25, кассетный снаряд 3-О-23 с кумулятивно-осколочными боевыми элементами, снаряд 3РБ30 для постановки радиопомех

О снарядах

Другая сторона «интеллектуализации» артиллерии — внедрение высокоточных артиллерийских боеприпасов с наведением на цель на конечном участке траектории. Несмотря на качественные усовершенствования артиллерии за последнюю четверть века, расход обычных снарядов для решения типовых задач остается слишком велик. Между тем использование управляемых и корректируемых снарядов в 155-мм или 152-мм гаубицах позволяет снизить расход боеприпасов в 40—50 раз, а время поражения целей — в 3—5 раз. Из систем управления выделились два основных направления — снаряды с полуактивным наведением по отраженному лазерному лучу и снаряды с автоматическим наведением (самоприцеливанием). Снаряд будет «рулить» на конечном участке траектории с помощью складных аэродинамических рулей или импульсного ракетного двигателя. Конечно, такой снаряд не должен отличаться по размерам и конфигурации от «обычного» — ведь им выстрелят из обычного орудия.

Наведение по отраженному лазерному лучу реализовано в американском 155-мм снаряде «Копперхед», российских 152-мм «Краснополь», 122-мм «Китолов-2М» и 120-мм «Китолов-2». Такой метод наведения позволяет использовать боеприпас против разнотипных целей (боевая машина, командный или наблюдательный пункт, огневое средство, строение). Снаряд «Краснополь-М1» с инерциальной системой управления на среднем участке и наведением по отраженному лазерному лучу на конечном при дальности стрельбы до 22—25 километров имеет вероятность поражения цели до 0,8—0,9, включая движущиеся цели. Но при этом невдалеке от цели должен находиться наблюдатель-наводчик с лазерным устройством подсветки. Это делает наводчика уязвимым, особенно при наличии у противника датчиков лазерного облучения. Снаряд «Копперхед», например, требует подсветки цели в течение 15 секунд, «Копперхед-2»  с комбинированной (лазерной и тепловизионной) головкой самонаведения (ГСН) — в течение 7 секунд. Еще одно ограничение — при низкой облачности, например, снаряд может просто «не успеть» навестись на отраженный луч.

Видимо, поэтому в странах НАТО предпочли заняться самоприцеливающимися боеприпасами, прежде всего противотанковыми. Управляемые противотанковые и кассетные снаряды с самоприцеливающимися боевыми элементами становятся обязательной и весьма существенной частью боекомплекта.

Примером может служить кассетный боеприпас типа SADARM с самоприцеливающимися элементами, поражающими цель сверху. Снаряд совершает полет в район разведанной цели по обычной баллистической траектории. На ее нисходящей ветви на заданной высоте поочередно выбрасываются боевые элементы. Каждый элемент выбрасывает парашют или раскрывает крылья, которые замедляют его снижение и переводят в режим авторотации с углом к вертикали. На высоте 100—150 метров датчики боевого элемента начинают сканирование местности по сходящейся спирали. Когда датчик обнаруживает и идентифицирует цель, в ее направлении выстреливается «ударное кумулятивное ядро». Например, американский кассетный 155-мм снаряд SADARМ и германский SMArt-155 несут по два боевых элемента с комбинированными датчиками (инфракрасный двухдиапазонный и радиолокационный каналы), стрельба ими возможна на дальности соответственно до 22 и 24 километров. Шведский 155-мм снаряд BONUS снаряжен двумя элементами с инфракрасными (ИК) датчиками, а за счет донного генератора пролетает до 26 километров. Российский самоприцеливающийся «Мотив-3М» снабжен двухспектральным ИК и радиолокационным датчиками, позволяющими обнаружить замаскированную цель в условиях помех. Его «кумулятивное ядро» пробивает броню до 100 миллиметров, то есть «Мотив» рассчитан на поражение перспективных танков с усиленной защитой крыши.

Схема применения управляемого снаряда «Китолов-2М» с наведением по отраженному лазерному лучу

Главный недостаток самоприцеливающихся боеприпасов — узкая специализация. Они рассчитаны на поражение только танков и боевых машин, при этом способность «отсекать» ложные цели пока недостаточна. Для современных локальных конфликтов, когда важные для поражения цели могут быть самыми разнообразными, это пока недостаточно «гибкая» система. Отметим, что и зарубежные управляемые снаряды в основном имеют кумулятивную боевую часть, а советские (российские) — осколочно-фугасную. В условиях локальных «противопартизанских» действий это оказалось весьма кстати.

В рамках программы 155-мм комплекса «Крусейдер», которая упоминалась выше, был разработан управляемый снаряд ХМ982 «Эскалибур». Он оснащен инерциальной системой наведения на среднем участке траектории и системой коррекции с помощью спутниковой навигационной сети NAVSTAR на конечном участке. Боевая часть у «Эскалибура» модульная: она может включать, по обстоятельствам, 64 осколочно-боевых элемента, два самоприцеливающихся боевых элемента, бетонобойный элемент. Поскольку этот «умный» снаряд может планировать, дальность стрельбы повышается до 57 километров (из «Крусейдера») или 40 километров (из М109А6 «Палладин»), а использование существующей навигационной сети делает вроде бы ненужным наводчика с устройством подсветки в районе цели.

В 155-мм снаряде ТСМ шведской «Бофорс дефенс» использована коррекция на конечном участке траектории также с использованием спутниковой навигации и с импульсными рулевыми двигателями. Но постановка противником прицельных помех системе радионавигации может значительно снизить точность поражения, и передовые наводчики могут все же понадобиться. К корректируемым с импульсной (ракетной) коррекцией на конечном участке траектории относятся и российские осколочно-фугасные 152-мм снаряд «Сантиметр» и 240-мм мина «Смельчак», но они наводятся по отраженному лазерному лучу. Корректируемые боеприпасы дешевле управляемых, а кроме того, их можно применять в худших атмосферных условиях. Полет они совершают по баллистической траектории и в случае отказа системы коррекции упадут ближе к цели, чем сошедший с траектории управляемый снаряд. Недостатки — меньшая дальность стрельбы, поскольку на большой дальности система коррекции может уже не справиться с набранным отклонением от цели.

Уменьшить уязвимость наводчика можно, снабдив лазерный дальномерцелеуказатель системой стабилизации и установив его на БТР, вертолет или БЛА, увеличив угол захвата луча ГСН снаряда или мины, — тогда подсветку можно производить и в движении. От такого артиллерийского огня почти невозможно спрятаться.

О минометах и универсальных орудиях мы с вами поговорим в следующем номере «ВС».

(Продолжение следует)

Иллюстации Михаила Дмитриева

Рубрика: Арсенал
Просмотров: 56879