Парус над Сахарой

01 декабря 1979 года, 00:00

Парус над СахаройПо Сахаре путешествовали множество раз — и не только на караванах верблюдов. Достаточно лишь привести несколько примеров последних лет. В 1975 году молодой новозеландец Джон Норман по пути из Танжера в Кейптаун пересек гигантскую пустыню на мотоцикле. Тогда же англичанин Джефри Ховард вознамерился пройти по Сахаре пешком, толкая перед собой небольшую тележку под парусом с грузом провизии. В 1977 году французская экспедиция впервые в истории пересекла пустыню с запада на восток на грузовиках...

И вот 33-летний француз Арно де Роснэ, год 1979-й. Его транспорт — это двухметровая доска на колесах с резиновыми шинами. Его движитель — ветер, ибо на доске укреплена мачта с парусом в шесть квадратных метров. Кстати, свою конструкцию путешественник так и назвал — «спид-сейл», «скоростной парус». Стоя на доске, держась руками за дугообразный поручень (как это назвать — «песчаный буеризм», «сухопутный виндсерфинг»?), де Роснэ должен был преодолеть 1100 километров песков, покрыв расстояние от мавританского порта Нуадибу до сенегальской столицы Дакара (путь лежал в основном вблизи океанского побережья).

О том, как ему это удалось, рассказывают выписки из дневника Арно де Роснэ.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. «Старт стремительный. Ветер благоприятный. Хочу покрыть максимальное расстояние. Но через час первый прокол. Странная это пустыня. Под гладкой на вид поверхностью скрываются колючки, твердые, как сталь...»

ДЕНЬ ВТОРОЙ. «Углубляюсь в совершенно дикий район. Безмолвие, чистота. К вечеру натыкаюсь на стоянку кочевников. Иду на контакт: покупаю овцу, закалываю ее и разделяю ужин с хозяевами».

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. «Чем более я углубляюсь в Сахару, тем строже лица ее обитателей. Я постепенно убеждаюсь, что красота пустыни складывается прежде всего из тишины и суровости. Внезапно разражается буря. Ветер поднимает тучи песка и швыряет их к небу со зловещим треском, подобным шуму пламени. Через два часа все опять спокойно».

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. «Чтобы не увязнуть в песке, я должен был поставить двойные колеса. Странной формы облака медленно поднимаются из сердца Африки. Я оказался в каком-то первозданном мире, чувствовал себя частью природы и был весь в ее власти. Какое захватывающее зрелище — небо и бескрайние сыпучие пески! Такое никогда не может наскучить. Пейзаж до самого горизонта без признаков жизни. Только остов потерпевшего крушение корабля на берегу океана, белый скелет верблюда, умершего, наверное, от жажды, и захороненный в песках «джип».

ДЕНЬ ПЯТЫЙ. «Почти полный штиль. Волны прилива прорываются в пустыню на сотни метров, лижут колеса «спид-сейла». Я промок до нитки. В десять вечера просыпаюсь в спальном мешке, словно от толчка. Десятки желтых глаз смотрят на меня из темноты. Шакалы. Я хлопаю в ладоши. Глаза исчезают...»

ДЕНЬ ШЕСТОЙ. «Приезжаю в Нуакшот. Я нахожусь ровно посредине пути, но с каждым часом слабею. Нужно остановиться и передохнуть».

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ. «Сильно устал и решаю дать себе отдых на целый день».

Парус над Сахарой

ДЕНЬ ВОСЬМОЙ. «Отправляюсь на рассвете, хотя в желудке сильнейшая боль. У меня четыре килограмма провизии, нож, запасной парус и две шины, пять бутылок воды — всего двадцать килограммов багажа. Чтобы не погружаться в песок, максимально спускаю шины — таким образом увеличивается площадь соприкосновения с землей. Боль в желудке усиливается. Хотя стоит жара, я обливаюсь холодным потом. Внезапно — сразу за вершиной дюны — разверзается черная воронка. Ныряю в нее «ласточкой», раскинув руки».

ДЕНЬ ДЕВЯТЫЙ. «Очнулся от холода около двух ночи. Сколько часов я пролежал без сознания? Но сейчас, как ни странно, чувствую себя лучше. Выбираюсь из ямы и жду наступления утра. Так как ветер дует в восточном направлении, я прокладываю курс в глубь пустыни, сильно отклоняясь от намеченного курса...»

ДЕНЬ ДЕСЯТЫЙ. «Прибываю в Росо, пограничный городок между Мавританией и Сенегалом. Дежурный полицейский и не думает меня пропускать. Долго совещается со своим коллегой насчет «спид-сейла» и моих документов. Наконец через два часа я могу снова пускаться в путь».

ДЕНЬ ОДИННАДЦАТЫЙ. «Группа вооруженных всадников считает, что я непременно должен задержаться. Выпил с ними мятного чая — драгоценность для путника в пустыне. В пять пополудни приезжаю в Сен-Луи Сенегала. Я проехал 848 километров».

ДЕНЬ ДВЕНАДЦАТЫЙ. «В одиночестве переправляюсь через реку Сенегал. Мощный ветер наполняет парус «спид-сейла», и я несусь с бешеной скоростью в океан. С большим трудом прибиваюсь к песчаной отмели...»

ДЕНЬ ТРИНАДЦАТЫЙ. «Солнце, песок, ветер больше не пугают меня. Проезжаю последние двести километров всего за шесть часов. Вот и Дакар. Меня ожидает целая толпа. Буквально срывают с «машины», подбрасывают в воздух. Потом кто-то протягивает термос: долго, с наслаждением пью воду со льдом...»

Итак, Арно де Роснэ победил Сахару. Его помощниками были «спид-сейл», ветер, хорошее знание маршрута, поведения песков. Впрочем, парус на колесах нельзя считать изобретением де Роснэ. Еще год назад три польских путешественника — палеонтолог Войтех Скаржинский, геолог Ричард Луневский и журналист Богдан Пигловский — пересекли под парусом Гоби. Правда, у них была не доска на колесах, а целая «сухопутная яхта», которой они дали название «Гоби». Но в остальном отличий не было: нещадное солнце, пески, ветер.. И все же Арно де Роснэ был на «спид-сейле» один, а это, разумеется, добавляло путешественнику трудностей. Да и мчаться по пустыне стоя, по шесть-восемь часов в день под силу, согласитесь, далеко не каждому. Но цель достигнута! Что дальше? Дальше де Роснэ собирается пересечь под парусом все главные пустыни мира. А первая на очереди — Долина Смерти в Калифорнии...

По материалам иностранной печати подготовила Е. Лившиц

Просмотров: 7208