Зерна не проросли

01 июля 1990 года, 00:00

Письмо в редакцию с неожиданным предложением к читателям

В марте 1978 года китобойная флотилия «Владивосток» снялась в свой семнадцатый промысловый рейс. А перед уходом в плавание меня навестил мой старый друг моряк и вручил пакет с пшеницей.

— Все-таки на девять месяцев в море уходишь,— пояснил он,— добавочный источник питания не помешает. Будешь проращивать пшеницу и есть по утрам с медом...

И тут же познакомил меня с несложной технологией проращивания: полстакана зерен промыть теплой водой, рассыпать тонким ровным слоем на блюдце и накрыть влажной марлей. Через сутки в зернах появляются зародыши, снова промыть их теплой водой, перемешать с медом и съесть до завтрака.

О пшенице я вспомнил в начале июня. В это время флотилия работала под тропиком Рака, примерно на одинаковом расстоянии от Японии и Филиппин. Дни стояли жаркие, и влажная пшеница за сутки давала хорошие ростки. Я стоически пережевывал каждое утро порцию зерен и чувствовал себя отлично. Рассказал об этом друзьям и поделился с ними пшеницей, а сам решил сделать перерыв.

В двадцатых числах июня наша флотилия должна была идти к североамериканскому побережью. Суда взяли курс на атолл Мидуэй, и на второй день плавания, утром, я встретил на палубе своего друга.

— Ну, как пшеничка, прорастает? — поинтересовался я.
— Два дня шло все нормально,— ответил он,— а сейчас не пойму, что с ней происходит: зерна набухают, лопаются, из них вытекает белая масса, но не видно ни единого зародыша.

«В чем же дело? — подумал я.— Проверим...» Приготовил порцию зерен и через сутки с удивлением обнаружил, что и у меня произошло то же самое. Надо же, такое отличное средство — и отказало в самый неподходящий момент. Досадно, конечно. Уже несколько дней я чувствовал себя каким-то разбитым, вялым. По утрам огромным усилием воли заставлял себя встать, по трапам поднимался, держась за поручни, чего за собой никогда не замечал. Однако, как вскоре выяснилось, такое же состояние было у большинства китобоев.

Беседуя как-то вечером с представителем Международной китобойной комиссии, японцем, сопровождавшим нас в этом рейсе, я поделился своими наблюдениями. Он усмехнулся.

— В этом ничего удивительного нет. Флотилия проходит «Море Дьявола», здесь корабли пропадают. На наших картах этот район обведен красной чертой, моряки обходят его стороной. Обратите внимание: тут не встречаются ни киты, ни дельфины, ни даже птицы. В 1955 году сюда была направлена научная экспедиция на судне «Калемару-5». И по сей день о нем ничего не известно. Наше правительство объявило «Море Дьявола» районом, опасным для плавания...

Вскоре это гиблое место, пользующееся дурной славой среди моряков, осталось позади, и зерна пшеницы дали прекрасные всходы. А ведь флотилия пересекла сороковую параллель, ушла далеко на север, температура воздуха в каютах упала до 18 градусов, суда шли в густом тумане, но зерна прорастали превосходно. И у меня исчезла сонливость и головные боли.

Я поговорил со своими друзьями, и мы пришли к единому мнению, что открытое нами явление должно представлять научный интерес. Ведь ни на одном судне, бороздящем океан, никто не проращивал пшеницу и, следовательно, не мог наблюдать подобное. Похоже, что в «Море Дьявола» жизнь не только находится в угнетенном состоянии, но, если судить по нашему эксперименту, она не зарождается и вовсе.

Прошло два года. И вот как-то, читая журнал «Техника — молодежи», я обратил внимание на опубликованный в нем доклад об исследованиях лаборатории «Инверсор». Статья была написана Н. Гончаровым, В. Макаровым и В. Морозовым и называлась «В лучах кристалла Земли». Авторы весьма убедительно обосновывали гипотезу, по которой ядро Земли имеет форму и свойства растущего кристалла, оказывающего воздействие на развитие всех природных процессов, идущих на планете. Не вдаваясь в подробности этой гипотезы, отмечу лишь интересную деталь: накрыв глобус двадцатью равносторонними треугольниками, авторы получили «узлы» и «ребра» системы. В «узлах» оказались очаги всех древних культур и цивилизаций, а вдоль «ребер» или параллельно им тянутся разломы земной коры и срединно-океанические хребты. Оказалось, что центры всех мировых аномалий магнитного поля планеты, а также центры максимального и минимального атмосферного давления расположены в «узлах» системы, там же находятся постоянные районы зарождения ураганов.

Статья сопровождалась множеством рисунков, среди которых — развернутая карта Земли с «узлами» и «ребрами». И вот что любопытно: на карте «узел» 18 располагается возле Багамских островов, а «узел» 14 — южнее Японии, то есть «узлы» как бы обозначили районы Бермудского треугольника и «Моря Дьявола» — точки на противоположных концах планеты. Выходит, эти места находятся на одной оси, проходящей через центр Земли, и являются антиподами. Совпадение?

Поскольку в докладе прослеживалась четкая цепь взаимодействия от силового «узла» и «ребра» системы к геофизической аномалии, затем к геохимической и далее к биохимической — то есть к флоре, фауне и человеку,— я решил поделиться своими наблюдениями с авторами статьи. Вскоре от них пришло письмо, в котором указывалось на несомненную связь силового каркаса Земли с биоресурсами океана, меня просили уточнить ряд моментов и продолжить наблюдение за прорастанием семян на любых маршрутах, в любых районах океана. Однако это было уже не в моих силах, и я думал, что загадочная история моя канет в Лету. Но вот в июле прошлого года неожиданно получаю письмо из Гаваны от Юрия Леонидовича Васильева, моряка теплохода «Новомосковск» Балтийского пароходства. Ему десятки раз приходилось пересекать район Бермудского треугольника, и не один год он пытается разгадать его тайны. Юрий Леонидович описывал, как в Калининграде на рынке он купил семена пшеницы, огурцов, редиса и укропа. Но семена пшеницы оказались плохими и в плаванье не прорастали. Тогда он и начал выращивать овощи.

«...Совершенно иначе вели себя семена огурцов и редиса. Поскольку все мое внимание было приковано к пшенице, наблюдения за посаженными огурцами и редисом я не вел (не делал записи в дневнике). Замоченные по Вашей технологии, они уже на следующие сутки «высовывали» наружу свои ростки... А сейчас расскажу про самое интересное.

8 июня я замочил очередную партию семян огурцов и редиса. 9 июня эти семена не только не дали привычных ростков, но и даже не набухли. 10 июня — та же картина. Замочил еще одну партию семян...

Утром этого же дня, то есть 10 июня, меня внезапно охватило чувство беспокойства, ощущение неосознанной тревоги. Оно владело мной несколько часов. Понимал, что мое состояние каким-то образом связано с проводимым экспериментом. Но в чем причина тревоги?

Просмотрел свой дневник наблюдений и вдруг обнаружил пропуск в записях за 7 июня. Попытался определить взаимосвязь своего состояния с отсутствием записи, но ее так и не нашел. Еще раз перечитал Вашу статью. «Узлы», «ребра»... Развернутая карта Земли с ними... Где-то я уже читал об этом. Но где? Аномальные районы на глобусе... Бросился к себе в каюту, взял с книжной полки книгу Лоуренса Д. Куше и начал быстро ее листать. Вот: «Губительные вихри». «Двенадцать губительных вихрей». Картинка развернутой карты Земли. И вот оно — центры всех десяти аномальных районов расположены на тридцатом градусе широты по обе стороны от экватора!

Я тут же поспешил на мостик, спрашиваю вахтенного помощника капитана:
— Когда мы пересекли тридцатую параллель?
— Седьмого июня в двадцать часов по Гринвичу...

Обратите внимание на следующее обстоятельство: семена, замоченные 6 июня, уже утром 7-го дали ростки, а замоченные 8-го — не прорастали двое суток. Значит, причину «неподвижности» семян нужно искать в промежутке между седьмым и восьмым июня. А ведь именно 7 июня судно пересекло тридцатую параллель, и именно здесь, на тридцатой параллели, расположены «узлы» аномальных районов. И в Вашем случае, вероятно, прорастание семян прекратилось после пересечения судном 30-го градуса северной широты.

Думается, что вести наблюдения за прорастанием семян в других районах Мирового океана нет необходимости. Достаточно, на мой взгляд, понаблюдать за их поведением до и после пересечения судном тридцатой параллели, обратив внимание на время года. Ваш случай имел место в двадцатых числах июня, мой эксперимент проводился в начале того же месяца. Не исключено, что в иное время прорастание семян на тридцатой параллели будет устойчивым. Явление весьма интересное, но без добровольных помощников из плавсостава судов Министерства морского флота а Министерства рыбного хозяйства тему эту не поднять...

Что же касается Вашего самочувствия в «Море Дьявола», то в этом ничего удивительного нет. Многолетние наблюдения показали, что многие моряки испытывают подобное состояние при подходе к Азорским островам как с востока, так и с запада. У многих наблюдаются сильные головные боли. Причина? Еще одна загадка природы...

Если мои сообщения о тридцатой параллели Вас в чем-то убедили, напишите о них. Возможно, моряки заинтересуются и проведут эксперимент с семенами различных культур. Расшевелите морскую молодежь.

Да, совсем забыл. Тридцатую параллель мы пересекли в южном направлении по меридиану 47 градусов 12 минут западной долготы 7 июня в 20 часов по Гринвичу, атмосферное давление 761 мм, температура воздуха плюс 23, температура воды 25 градусов.

Юрий Васильев,
Атлантический океан, пролив Кайкос».

Письмо из Гаваны заставило меня призадуматься и еще раз обратиться к своим записям. Действительно, то, что я наблюдал в «Море Дьявола», имеет прямое отношение к загадочной тридцатой параллели. Мои наблюдения полностью совпали с наблюдениями Юрия Васильева на другом конце земного шара, за исключением разве того, что у меня, выражаясь словами Шекспира, не «распалась связь времен».

Тогда-то мне и вспомнился рассказ покойного ныне агронома Василия Михайловича Цыбулевского, который как-то в разговоре убеждал меня, что зерно, брошенное в землю, уже программирует свой рост с учетом таких условий, как состав почвы, влажность, температура. Признаться, я тогда верил ему и не верил: откуда взяться у зерна разным там рецепторам и датчикам? Однако теперь, поразмыслив, убеждаюсь, все больше и больше, что так оно, вероятно, и должно быть, если в условиях тридцатой параллели зерно самоуничтожает себя.

Конечно, все это пока целиком относится к области предположений. Чтобы делать какие-то выводы, надо иметь результаты не двух опытов. Так кто же решится на эксперимент в районах тридцатой параллели?

Борис Устименко

От редакции

Такие свидетельства очевидцев становятся, к сожалению, лишь достоянием журналистов. Незавидная участь постигла и наблюдения Бориса Устименко из Белгород-Днестровского. Больше десяти лет он обращается к ученым мужам Киева и Москвы. Безрезультатно! Однако ясно, что опыты с семенами, проведенные Б. Устименко и Ю. Васильевым, необходимо продолжить, если мы хотим узнать тайну этих «дьявольских треугольников».

Поэтому журнал «Вокруг света» предлагает своим читателям: морякам, рыбакам, летчикам, океанографам, путешественникам — всем тем, кому приходится по разным поводам пересекать тридцатую параллель,— продолжить эксперименты с семенами культур, вести наблюдения за собственными ощущениями и возникающими в этих районах аномальными явлениями — то есть за всем необычным и непонятным. Дневниковые записи ваших наблюдений высылайте в «Вокруг света». Мы создадим свой банк данных, привлечем молодых ученых, интересующихся этими проблемами, обсудим результаты на семинаре «Экология непознанного», вот уже год существующем при журнале, и постараемся все вместе отнять у «Треугольников дьявола» их тайну.


 

Просмотров: 5166