Именем Девы Марии

01 мая 2001 года, 00:00

Рыцари Тевтонского ордена

Одна из самых трагических страниц в истории прусского народа связана с нашествием  на их землю рыцарей Ордена дома Святой Девы Марии Тевтонской, а проще говоря, Тевтонского ордена. Его начало совпало с тем временем, когда члены тевтонского братства обратили свои взоры на Пруссию и прибалтийские народы.

Тевтонский орден был создан во время крестовых походов на Ближний Восток в XII веке. Свое имя он получил от древних германских племен — воинственных тевтонов. На первых порах Орден объединил в своих рядах не более 40 человек. Его глава сначала носил титул магистра, затем — хормейстера, позднее руководителя новоявленных тевтонов стали именовать гроссмейстером. Изначально Орден, созданный на основе госпиталя Святой Марии, был призван заниматься в основном благотворительностью и созданием больниц для лечения раненных в боях с мусульманами. Но с течением времени намерения крестоносцев изменились и орден был преобразован в военную группировку. В середине XIII века многочисленные силы мусульман нанесли крестоносцам ряд серьезных поражений. Христово воинство оставило Сирию и перебралось на Кипр, а затем в Венецию. После возвращения в Европу борьба за дело Христово не прекратилась, а вспыхнула с новой силой. Теперь внимание тевтонцев было приковано к Балтике, где воинственные язычники пруссы сильно досаждали соседям христианам. Тем более что Папская булла от 26 октября 1206 года предоставляла им неограниченные права на завоевание земель западных балтов. До крестоносцев обратить пруссов в христианство пытались также поляки. Польские князья не раз устраивали крестовые набеги на языческие городища. Именно один из польских князей — Конрад Мазовецкий — обратился к ордену с просьбой о помощи в борьбе с пруссами.

И вот в 1231 году с благословения Папы Римского начался крестовый поход по территории Пруссии. В то время к Ордену присоединились еще около 2 000 человек, которых в Европе заглазно стали именовать «пруссаками». Участие в сей богоугодной акции гарантировало завоевателям духовное спасение, знатные же воины могли рассчитывать на получение крупных участков земли на завоеванных территориях. И пусть для покорения целой страны 2000 воинов может показаться недостаточно, надо отдать им должное — воинами рыцари были великолепными. За многие годы крестовых походов методы их проведения были отработаны до тонкостей. С оконечности подконтрольной территории выдвигалась вооруженная группа. На расстоянии дневного перехода всадника от места выдвижения этой группы закладывалась крепость. В Пруссии тактика ордена была такой же, как и тактика крестоносцев на Ближнем Востоке. Вступив на языческую, а значит, по понятиям рыцарей, ничейную, землю, воины Христовы, руководимые Дитрихом Бернхаймом, подвергли осаде весьма значительное укрепление пруссов Хонеду. Долгих два года длилась блокада. Надежной защите укрепления способствовали естественные, непреодолимые препятствия: топкие болота, непроходимые леса и воды залива Фришес Хафф. Правда, положение самих пруссов в осажденной крепости стало за это время невыносимым. И по истечении двух лет в Хонеде вспыхнул мятеж, в результате которого защитники крепости убили своего вождя — Кодруна. Хонеда пала, и крестоносцы практически тут же приступили к строительным работам. Сначала были возведены укрепления из дерева, а затем на месте временных сооружений средневековые зодчие возвели каменный замок Бальга, ставший на территории Пруссии первым укрепрайоном Тевтонского ордена. Замковые строения полностью соответствовали потребностям обороны: высокие и узкие окна-бойницы, длинные галереи с амбразурами.

Порыскав от осажденной Бальги в глубь территории, уже через неделю крестоносцы основали крепость Бранденбург, названную в честь германского города Бранденбурга, выходцев из которого было довольно много в отряде. Так же как и Бальга, Бранденбург сначала был деревянным. Первыми зодчими стали монахи. Позднее крепостью занимались артели вольнонаемных каменщиков, которые хранили в строжайшей тайне секреты своего мастерства. Для строительства замков они применяли известняковые глыбы и неотесанные камни. Когда стена достигала человеческого роста, сверху на нее укладывали кирпичи ручной формовки, значительно крупнее и прочнее современных. Часто на территорию, где сушились стройматериалы, забегали дикие и домашние животные, залетали птицы, оставляя отпечатки лап. Некоторые историки ошибочно полагали, что кирпичи с оттисками выполняли роль оберега тех зданий, в которые их закладывали. В стенах Бранденбурга кирпичей, отмеченных зверем, предостаточно. В Самбию одним из первых попал отряд под командованием рыжебородого Оттокара II Пшемысла. Он был королем Богемии и внуком императора Священной Римской империи. К войску 25-летнего предводителя балтийских конкистадоров присоединился отряд подкрепления, и вскоре богемский монарх начал теснить пруссов, загоняя их все дальше и дальше, в глубь их же территорий. Промежуточным пунктом на кровавом пути рыцарей стала крепость Меденов, представляющая собой земляной вал, окруженный частоколом. Размеры военной базы кнехтов были настолько внушительными, что время оказалось бессильным перед мощью насыпей. Их высота достигала 15 метров. И по сей день кажется, будто Меденов возведен едва ли не вчера. Другой крепостью, основанной Оттокаром, стал Варген — единственное сохранившееся до сегодняшнего дня тевтонское укрепление, на месте которого не были впоследствии построены каменные стены. Судя по размерам рвов и валов, число рыцарей, останавливавшихся здесь на зимовку, было никак не меньше 5 — 6 тысяч. В те времена вокруг Варгена существовало множество прусских поселений. Надо ли говорить, что все они были разграблены и сожжены дотла. Впрочем, после зимовки в Варгене Оттокар никогда больше и не посещал основанную им крепость…

В 1255 году король Оттокар с братьями-рыцарями отправился к прусскому городищу Твангсте, через который проходил древний Янтарный путь. Когда-то Тевтонский орден владел крепостью Монт Рояль — Королевская гора, и было это в Сирии, но в ходе войны с арабами навсегда потерял ее. И вот теперь на месте Твангсте был снова заложен замок под названием Королевская гора, или Кенигсберг. Тевтонцы увековечили таким образом память о своих ближневосточных походах. Сам Оттокар во время закладки замка был уже в пути на родину. Через пять лет после основания Кенигсберга им были разгромлены венгры и половцы, прозвавшие его Железным. Король Богемии создал обширное славянское государство и стал сильнейшим монархом Европы. Он претендовал на престол Священной Римской империи, однако князья, напуганные его мощью, посадили на трон одного из Габсбургов. Отказавшись ему присягнуть, Оттокар был предательски убит. Германские историки почему-то склонны принижать роль Оттокара в основании Кенигсберга. Однако реалии таковы: будущую столицу Пруссии заложил славянский король, также являвшийся крестоносцем. Правда, с его уходом геноцид местного населения нисколько не прекратился.

Головокружительные успехи крестового похода на Балтику стали возможны не только благодаря его великолепной организации. Помимо этого, среди тевтонцев насаждались кастовость и жесткая дисциплина, основанная на ненависти ко всем, кто не был христианином. Братья давали не только обет целомудрия, но и обет послушания, говорили между собой вполголоса, не могли иметь тайн от начальства, жили вместе, спали на твердых ложах полуодетыми с мечами в руках, ели скудную пищу. Костяк орденской организации составляли рыцари в белых плащах с черным крестом, свидетельствовавшим о знатности происхождения и боевых заслугах. Серые братья должны были оказывать знатным рыцарям всякого рода услуги. Так называемые полубратья — гражданские лица из числа колонистов — привлекались в основном на хозяйственные работы. В каждом орденском замке в обязательном порядке должны были жить двое ученых членов ордена: богослов и юрист. Основной военной и хозяйственной фигурой рыцарского «гарнизона» был комтур. Он и избранные рыцари составляли Конвент из 12 человек. В крупных же замках в Конвент входило от 50 до 70 крестоносцев. Здесь были свой казначей, ризничий и госпитальер, ведавший вопросами здравоохранения. Строгие законы и обычаи тевтонцев были во многом заимствованы у ордена тамплиеров. Но, несмотря на жесткий жизненный уклад, суровые правила ордена регулярно нарушались. В замках частенько кутили, играли в азартные игры. В подвалах хранились значительные запасы вина, пива, медовухи. В общем никто даже и не скрывал, если приходилось содержать незаконнорожденных детей. К тому же вовсю процветала работорговля.

В период своего подъема рыцарское государство являлось не только крупным потребителем, но и не менее крупным производителем. Его казна считалась одной из самых богатых в Европе. У тевтонцев была единая и надежная монета, имевшая хождение в ряде крупных стран.

Благодаря грамотной политике привлечения рабочей силы в Пруссию устремлялись все новые и новые потоки переселенцев. Быстрорастущие деревни получали статус городов. В орденские времена их насчитывалось более пятидесяти. В 1270 году около реки Прегель началось строительство Альтштадта. Он был первым из трех городов, которые, позднее объединившись, образовали Кенигсберг. Границы Альтштадта росли очень быстро. Чтобы получить городской статус, поселению необходимо было иметь определенное число граждан. Они расселялись по дворам, и каждому двору на плане соответствовала одна клеточка. Когда все клетки, предусмотренные в плане, заполнялись, город считался построенным. А для контроля над строительством домов приглашался всадник с копьем определенной длины. Он проезжал по улицам, и если случалось так, что острие его копья задевало какое-то строение, домовладелец должен был или сломать копье, или заплатить солидный штраф. В XIII веке колонистов было уже так много, что через несколько лет у Ордена возникла необходимость основать по соседству с Альтштадтом еще один город, называемый Либенихт.

Этот город был удален от реки, в нем не было портов и складов, а потому его населению пришлось заняться земледелием и ремеслами. Порядки, царившие в городе, завозились переселенцами с оставленной родины. Каждый мог добиваться своих прав только в том случае, если состоял в каком-либо союзе. На основе «закона о попрошайничестве» возникло даже объединение нищих, которым предоставлялась концессия. Заплатив налог, они могли спокойно собирать подаяния. Либенихт и Альтштадт заселили быстро. А вновь прибывшие колонисты из Европы начали осваивать третью территорию, расположенную на острове Кнайпхоф. Отношения между этими городами были натянутыми, дело зачастую доходило даже до локальных войн, особенно когда Кнайпхоф перекрывал Альтштадту дорогу на юг. В 1333 году на речном острове начали строить огромный Кафедральный собор, посвященный Деве Марии и Святому Адальберту — первому крестителю, которого пруссы-язычники принесли в жертву. Собор этот строили целых… 50 лет.

Закат орденского государства историки связывают с Великой войной и Грюнвальдской битвой 1410 года. Объединенные силы поляков, литовцев и русских нанесли Ордену сокрушительное поражение. Пруссия получила протекторат Польской империи. Немцы, зависевшие тогда от поляков, выдвинули польскому императору условие — не восстанавливать разрушенные войной замки и крепости, чтобы «панове» не имели возможности закрепиться на прусской земле. Последним магистром Тевтонского Ордена стал германский герцог Альбрехт Бранденбургский, тонкий политик и опытный дипломат, преобразовавший религиозное государство в светское. Таким образом, Пруссия стала герцогством с четко определенными границами. Во время правления Альбрехта страна смогла оправиться от последствий тяжелейших войн, которые Орден вел с Литвой и Польшей. Герцог Альбрехт дожил до глубокой старости и умер в замке города Тапиау (ныне город Гвардейск). Его похоронили в кенигсбергском Кафедральном соборе. Со смертью последнего магистра Ордена дома Святой Девы Марии Тевтонской рыцарские времена в Пруссии прошли, уступив место временам герцогов, курфюрстов и королей.

Женский костюмЯзычники

Задолго до прихода «псов-рыцарей», закованных в латы, территория, которую позже стали называть Пруссией, носила другие названия: Самбия и Натангия. И жили здесь языческие племена, во главе которых стояли вещие воины — братья Видевут и Брутен. Последний владел душами смертных и заставлял их верить в реинкарнацию. Он научил подданных приносить жертвы богу войны и молний, богу весны и молодости, а также седому богу смерти. Культовые действия совершались в пределах священных мест, обычно на горе, возле бессмертного дуба. Жертвенным животным был козел, которого убивали и запекали, бросая куски мяса через костер. Во время жарки язычники не только публично каялись в грехах, но и били друг друга, причем что есть мочи. Иногда же козла не убивали, а отводили подальше от священного места и отпускали. Вместе с ним уходили грехи и всевозможные неприятности. По большим праздникам место «козла в отпущении» занимал плененный враг.
 
Жрецы-вайделоты сжигали его вместе с конем и полным боевым снаряжением. Остальные обыкновенно смотрели на жертвенный огонь, потягивая божественные напитки: молоко и мед. На этом же костре сгорала третья часть собранной дани и добычи, захваченной воинами во время битв. Надобно сказать, что из прусского воинства вышли родоначальники многих русских дворянских фамилий, таких как Романовы, Шереметевы, Яковлевы…

Мужской костюмПосле распятия и воскресения Христа прошло более тысячи лет, а жители Самбии и Натангии все еще обожествляли таинственную силу природы, землю, солнце, гром, огонь, липу, многих животных, не исключая жаб. Пруссы верили в барздуков и маркополей, в маленьких мужчин, хранивших домашний очаг. Словом, католическая церковь мириться с этим не могла.

К концу XIII века рыцари уничтожили едва ли не половину коренных обитателей Пруссии. Чтобы выжить, им приходилось принимать христианство, и пусть многие так и делали, вот только это ничего не гарантировало, ведь тевтонцы были свято уверены в том, что хороший прусс — мертвый прусс.

Вылазки крестоносцев сопровождались невиданными грабежами мирных жителей, кровавыми оргиями. По договоренности с Папой Римским треть всех захваченных земель отходила католической церкви. Пруссы трижды поднимали крупные восстания против засилия и зверств ордена. Во время первого мятежа крестоносцам пришлось почти полностью покинуть территорию уже завоеванного края, однако тевтонцы возвратились. И вскоре все прусские земли были разделены орденскими замками, брать которые язычники так и не научились. В 1283 году в Литву ушел последний вождь народа. С тех пор пруссы еще более 50 лет упорно сопротивлялись орденским войскам, но единственным их преимуществом были многочисленность и любовь к своей родине. Но этого оказалось недостаточно…

Замок БальгаЗамки и города тевтонского ордена

Центральным сооружением замка Бальга был дом Конвента, нависающий над заливом на высоте 25 метров. Помимо него в замке находились рыцарские палаты, часовня, трапезная, арсенал, склады для хранения оброка и товаров собственного производства.
 
До сих пор сохранились очертания внутризамкового рва и остатки мощной крепостной стены. С внешней стороны рва размещались здания форбурга, или предзамка, конюшен, пекарен, мельниц с конным приводом. До сегодняшнего дня дожили только развалины большой башни да остатки форбурга. Когда-то выход из него закрывался подъемными воротами из дуба. О неприступности Бальги говорит тот факт, что во время неоднократных восстаний и победоносных походов пруссов этот замок так и не был взят. На его стенах и сейчас еще можно прочесть имена магистров Тевтонского ордена, причем все они написаны красной краской, и только имя магистра Ульриха фон Юнгингена — черной. Дело в том, что немцы, колонизировавшие Пруссию, именно с ним связывали закат орденского государства.

Вслед за первыми двумя крепостями последовало строительство третьей, четвертой, шестой, десятой… Всего же в Пруссии было возведено более 100 замков-плацдармов, помогавших крестоносцам совершать рейды в глубь прусских земель.

После окончательной победы над коренными жителями тевтонцы занялись строительством орденского государства. Вокруг замков и крепостей возникали поселения колонистов, стекавшихся сюда из всех уголков Римской империи. Крепости становились центрами освобожденных территорий, которые обживались пришельцами. Они поступали в распоряжение локатора — человека, следящего за расселением колонистов и освоением ими участков земли.

Андрей Понкратов

Рубрика: Этнос
Ключевые слова: Крестоносцы, Пруссия
Просмотров: 13609