«Убить кобру...»

01 ноября 1975 года, 00:00

«Убить кобру...»

Слово «кобра» по-португальски значит «змея». Когда португальцы впервые увидели на Востоке странную змею с раздутым капюшоном, они назвали ее «Cobra de Capello» — «змея с капюшоном». С тех пор слово «кобра» прочно вошло в языки многих народов мира.

«Кобры (Naja), род змей семейства аспидов. В раздраженном состоянии большинство видов кобр поднимает переднюю треть тела вертикально и расширяет шею в виде диска, раздвигая в стороны первые восемь пар ребер. В передней части верхней челюсти расположены большие ядовитые зубы... Распространены в Африке и Южной Азии. Очковая змея, или собственно кобра, встречается в Южной Азии... Длина 160 — 180 см. На спинной стороне расширяющейся части тела у индийской очковой змеи имеется светлый рисунок, напоминающий перевернутые очки (отсюда название)... Очень ядовита (известны смертные случаи среди людей). Яд действует, не только попадая непосредственно в кровь, но и через желудок и слизистую оболочку глаз».

(БСЭ, т. 12, с. 353 — 354)

— Не наступите на кобру, — Жан Франсуа оказал это настолько невозмутимо, как будто речь шла о веревке.

Я замер с занесенной для следующего шага ногой.

— На кобру?!

— Ну да, на кобру. Это такая змея... Я ее встречаю здесь каждый вечер.

В Лакхнау, столицу индийского штата Уттар-Прадеш, Жан приехал на несколько дней раньше меня. Ему предстояло преподавать в университете французский, а мне — стажироваться на факультете языка и литературы урду. Мы стояли перед входом в «гест хауз» — крошечную гостиницу при студенческом общежитии.

— Я обхожу ее стороной, и она не обращает на меня никакого внимания, — продолжал Жан. Он сказал это спокойно, как если бы каждый вечер обходил стороной не кобру, а курицу. — Вон она.

На прогретой солнцем каменной плите действительно лежала, свернувшись кольцом, кобра. Увидев нас, она лениво приподняла голову и слегка раздула капюшон. Это «приветствие» не располагало к более близкому знакомству, и я стал звать охрану. На зов явились два сторожа с бамбуковыми палками.

— Там змея! Ее надо убить!

— Убить? Так ведь это же кобра! — в глазах и голосе старшего из сторожей отразился неподдельный ужас.

— Если сам боишься, давай мне дубинку!

— Да разве можно убивать ковру?! — Теперь к ужасу и изумлению сторожа примешивалось негодование.

Между тем кобре, видимо, не понравилось наше общество, и она медленно уползла в кусты. Путь в «гест хауз» был свободен. В тот вечер я долго не мог заснуть. «А отчего бы кобре не забраться в ванную комнату по водосточной трубе? — размышлял я. — Или по дереву — в окно, возле которого стоит моя кровать? Что это там шуршит в углу?..»

В гости ко мне кобра не пожаловала, и со временем страх перед ней сменился любопытством — почему индусы считают святотатством убить это жутковатое создание?

...В толще земли один под другим расположены семь нижних миров, населенных демонами и богами. Под семью мирами покоятся кольца черной кобры, тысяча голов которой служат опорой всей вселенной. Имя ее Адишеша; сам Вишну — благородный бог-защитник, которого боятся все силы зла, — любит отдыхать на ложе из колец гигантской змеи...

Возможно, именно в этом древнем космогоническом мифе коренится обожествление кобры индийцами. Убить ее — значит лишить опоры всю вселенную. Кобра, популярнейший персонаж индийской мифологии, постоянно оказывает богам, мудрецам и святым массу добрых услуг. Как был добыт волшебный напиток «амрита» — нектар бессмертия? Боги взяли Адишешу за хвост, демоны — за голову, с помощью этой огромной «сбивалки» они вспенили океан молока, добыли амриту и стали бессмертными.

А откуда у кобры взялись «очки» на раздутом капюшоне? Дело ясное — Будда во время своих странствий пересекал пустыню. Изможденный, он упал на раскаленный песок и заснул под палящими лучами солнца. Мимо ползла кобра. Видя бедственное состояние Будды, она раздула капюшон и, словно зонтиком, загородила им мудреца от жаркого светила. Сон в тени освежил Будду, он проснулся, а в знак благодарности возложил два пальца на капюшон змеи. С тех пор кобра и носит на шее эту божественную отметину. Так не святотатство ли после столь благих деяний убить ее?!

К тому же кобра (как утверждают индуисты, олицетворение мудрости) никогда первая не причинит вред человеку. Она раздувает капюшон, только чтобы попросить встречного не трогать ее и дать спокойно уйти. Если же кобра чем-то рассержена и настроена агрессивно, то следует сложить ладони на груди и выразить божественной змее свое почтение: «Пожалуйста, уходи. Я не сделаю тебе ничего плохого». Однако злому человеку, который имел несчастье несправедливо обидеть кобру, лучше избегать встреч с ней. Кобра может несколько лет ждать удобного случая, чтобы отомстить обидчику. Кроме того, считается, что кобры являют собой образец супружеской верности и преданности. Если погибает один из супругов, то оставшийся в живых непременно отомстит не только убийце, но и всей его семье. Так стоит ли, в конце концов, связываться с этим благородным и одновременно злопамятным существом?

«Убить кобру...»

Заклинатели

Клиентов у тебя в тот день не было, и ты понуро бродил по бомбейским улицам с тыквенной дудкой заклинателя змей, корзинками с кобрами и мангустой на поводке. Несколько раз ты усаживался в тени деревьев, доставал кобру и начинал выводить на дудке пронзительную однообразную мелодию. Но зрителей не было. Что толку от босоногих мальчишек, готовых часами глазеть на змей? С них не получишь ни пайсы. Вот почему ты так оживился, когда увидел иностранца с фотоаппаратом.

— Сахиб, змеиный спектакль! Захватывающее зрелище! Схватка мангусты с коброй!

Ты выложил весь свой запас английских слов и выжидательно смотрел на меня: «Интересно, сколько можно сорвать с этого иностранца? Видно, бывалый, много не даст», — подумал ты с сожалением, когда в ответ на англоязычную рекламу я заговорил на твоем родном языке. «Попытка не пытка», — вздохнул ты и заломил за представление тройную цену. Когда я назвал сумму вдвое меньшую, ты заявил совершенно категоричное «нет». Я бы тебе поверил, если бы жил здесь первый день, но, немного изучив привычки твоих собратьев по профессии, я сделал вид, что ухожу.

— Хорошо, хорошо, я согласен! — в твоем голосе слышалась радость: все-таки удалось извлечь пару рупий из простодушного чужеземца.

Привязав мангусту к дереву, чтобы не помешала раньше времени, ты присел на корточки, взял дудку и достал кобру из корзинки. Высокий заунывный звук не произвел на нее никакого эффекта — змея свернулась клубочком и, кажется, задремала. Ты приподнял ее и слегка шмякнул об асфальт — никакого результата. Старая беззубая змея, «пожилая актриса с утомленным лицом», явно не понимала, что же от нее требуется. Ты с беспокойством взглянул на меня — деньги полагается платить после представления, а такое начало может отбить всякую охоту смотреть дальше. Наконец старой актрисе показалось оскорбительным твое рукоприкладство, и она раздула капюшон. Ты поспешил заиграть на дудке. Несколько секунд кобра раскачивалась в такт твоим движениям. Ты посмотрел на меня с облегчением — представление не сорвалось. Кобра между тем успокоилась и вновь задремала,

Начался второй акт. Мангуста яростно набросилась на змею и, если бы ты не натягивал поводок, в два счета перегрызла бы ей шею. Кобра реагировала слабо — то ли сознавала, что нужна для следующего представления и потому жизнь ей будет сохранена, то ли просто устала. На этом спектакль закончился, и ты окончательно умиротворился, когда сполна получил обговоренную сумму. Вот тогда ты и рассказал мне о кризисе своей профессии.

— Скоро в Индии совсем переведутся заклинатели змей. Полицейские гонят нас из центра города на окраины, пресыщенные туристы при виде заклинателей переходят на другую сторону улицы. А ведь кобра выпивает в день литр молока, съедает за неделю двух-трех крыс, а для сбалансированной диеты ей нужен цыпленок. Хотя бы раз в три-четыре месяца ее надо выгуливать в джунглях — кобры очень любят слизывать утреннюю росу с травы. Где же на все это взять денег! Вот я и думаю, может, ловить змей для питомников будет прибыльнее?

Жалуются на жизнь и жители небольшой деревушки Молар Банд, что находится на полпути из Дели в Агру. Ее не найдешь ни на одной карте, но в туристских путеводителях ей посвящено немало строк. Молар Банд — деревушка непростая, все жители ее либо змееловы, либо заклинатели змей. Приверженность к экзотической профессии, которая сохраняется на протяжении многих поколений, не принесла богатства жителям деревни, многие семьи едва сводят концы с концами.

Впрочем, двоим парням из Молар Банда, Дурганатху и Прабхунатху здорово повезло. Как-то в деревушку приехали японские туристы, и среди них директор зоологического сада. Ему настолько понравилось увиденное, что он тут же предложил контракт на гастроли в Японии. Теперь на этих парнях отлично сшитые европейские костюмы, в их речи все чаще проскальзывают английские словечки, хотя в Молар Банде по-прежнему мало кто знает больше дюжины английских слов.

Конечно, Дурганатх и Прабхунатх — исключение. Остальные жители Молар Банда далеки от процветания, хотя заезжих туристов редко можно упрекнуть в скупости. Создан даже специальный фонд помощи тем заклинателям, на долю которых не пришлась громкая слава японских гастролеров.

В отличие от большинства прочих факиров жители Молар Банда ежедневно сталкиваются со смертельным риском — они не удаляют ядовитые зубы змей. Считается, что змея без ядовитых зубов плохо ест, становится вялой и болезненной.

Рискуют и змееловы.

— Для отлова кобр нужна хорошая собака, которая вынюхивает змеиные норы, — говорит 52-летний Рам Пракаш. — Дальше все происходит так, как нас учили отцы, а наших отцов — их отцы. Если поблизости есть вода, льешь ее в нору, если воды нет, берешь в руки лопату. Кобра, потревоженная в собственном гнезде, бывает крайне возбуждена. Случается, что в схватке с человеком она выходит победительницей...

Вообще-то страх перед змеей убивает гораздо чаще, чем ее яд, — продолжает Рам Пракаш. — Мы к змеям привыкли настолько, что держим их в домах. А зимой, спасаясь от холода, они спят в кроватях вместе с нашими детьми. У нас есть различные противоядия, но нужда в них возникает довольно редко.

Впрочем, однажды и меня укусила кобра. Я был в гостях в другой деревне. Смеркалось, мы с родственниками сидели на улице, когда сосед Ромеш и его жена с криком: «Кобра, кобра!» — выскочили из своего дома. Ромеш сказал, что через крышу в дом заползла огромная змея. «У нее вот такой капюшон», — Ромеш расставил пальцы обеих рук. Я взял бамбуковую палку, керосиновый фонарь и вошел в дом соседей. Возле стены, где стояли корзины и банки, услышал шорох и шипение. Посветил и увидел хвост змеи. Я схватил ее за хвост и вытащил на середину. Черная с белыми «очками» кобра была действительно очень большая и тяжелая. Я прижал ее голову палкой к полу. И тут допустил ошибку — стараясь ухватить змею за шею, я выпустил хвост, кобра рванулась и освободила голову из-под палки. Потом она обернулась ко мне и молниеносно укусила большой палец правой руки. Я успел вновь палкой прижать ее голову к полу и ухватить за шею левой рукой — правая кровоточила и наливалась болью.

Выйдя на улицу, я с помощью друзей запихнул кобру в корзинку и тут же перевязал руку повыше укуса, чтобы яд не распространился по всему телу. Из корешков и сухих листьев, которые всегда ношу с собой, быстро приготовил противоядие и проглотил его. Однако самочувствие мое все ухудшалось, каждый удар сердца отдавал в руке болью, я слабел. Тогда Ромеш посадил меня на велосипед и повез за три мили к доктору. Я не мог говорить, потому что язык вдруг сделался как деревянный, веки закрывались сами собой. Доктор сделал мне два укола противоядной сыворотки, потом снял повязку с руки. Меня бросало то в жар, то в холод. Я выпил горячего молока, завернулся в одеяло и заснул. На следующее утро я чувствовал себя нормально.

«Убить кобру...»

Два урожая «Коброва болота»

Деревня Бангбор лежит в сотне километров к северу от Бангкока, поблизости от местечка Нонг Нгу Хао, что в переводе с тайского языка значит «коброво болото». Здесь всегда собирали хорошие урожаи риса, но местность буквально кишела змеями, и от их укусов ежегодно погибало до полусотни человек. Так продолжалось до тех пор, пока несколько лет назад в Бангбор не приехал предприимчивый делец из таиландской столицы. Он предложил по два с половиной доллара за каждую отловленную кобру. И хотя поговаривали, что в Бангкоке он сбывает живых кобр в исследовательские институты и экзотические рестораны куда как дороже, крестьянам из Бангбора это предложение понравилось.

Поймать кобру не так уж трудно, считают жители Бангбора. Для этого требуются прочный мешок из-под риса, крючок и лопата. Обнаружив нору кобры, змеелов начинает ее раскапывать, время от времени запуская туда крючок. Наконец рассерженная кобра выползает из норы. Змеелов делает несколько обманных движений, мечется перед ней из стороны в сторону, а потом молниеносно хватает за шею. После этого остается только отправить змею в мешок.

С тех пор как отловом кобр стало промышлять около тысячи человек, количество смертных случаев от змеиных укусов сократилось до четырех-пяти в год. Случается все же, что и змеелов становится жертвой кобры, однако возможность снять на «кобровом болоте» необычный урожай и неплохо заработать заставляет идти на риск.

Факты, только факты

Жители Бангбора стали змееловами не от хорошей жизни. Однако многие пытаются завести «дружбу» со змеями чисто из коммерческих соображений. «Джесси Джеймс и ее убийцы» — такая афиша появлялась в казино и ночных клубах многих городов мира, куда приезжала на гастроли 37-летняя Каролина Цибольски. Она выступала с полутораметровой гремучей змеей, водяным щитомордником и тарантулом. Исполнительница экзотических танцев скончалась в больнице от укуса гремучей змеи.

Трудно сказать, какие побуждения загнали некоего Тревора Кругера в клетку с ядовитыми змеями и заставили его провести в обществе смертельно опасных пресмыкающихся более 30 дней. Утверждают, впрочем, что за этот срок он не только потерял в весе семь килограммов, но и «побил мировой рекорд». Как-то раз смерть лишь из милости обошла 33-летнего Кругера. Это произошло, когда клетка пополнилась новоселом — очень нервной и постоянно возбужденной египетской коброй. Змея атаковала все, что двигалось. Едва Кругер утром приступил к завтраку, кобра напала и на него. К счастью, змея промахнулась и только выбила тарелку из рук.

Искателю приключений Кругеру, добровольно забравшемуся в клетку со змеями, повезло. А вот на жителей африканской деревни Кело в Республике Чад обрушилось неожиданное несчастье, хотя они и не стремились к близкому знакомству с этими пресмыкающимися. Змеи по непонятным причинам буквально наводнили деревню. От их укусов умерло пять человек...

Пожалуй, на этих фактах наше «досье» можно пока закончить. Что касается читателя, то пусть он сам решит, как поступать при встрече с «божественной» змеей. Сложить ладони на груди и попробовать договориться? Вооружиться палкой подлиннее? А может, лучше не встречаться вовсе?

Сергей Буланцев

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: змеи
Просмотров: 11343