Каскад: реальность и проекты

01 января 1974 года, 00:00

Сибирь — это нефть, газ, энергетика...

Щедрые воды Ангары. Экономически эффективный потенциал ее потока, то есть тот, что сегодня может быть поставлен на службу народному хозяйству, оценивается в двадцать миллионов киловатт. Пять гидростанций задумано на этой реке, правда, пятая лишь наполовину ангарская... Четыре из пяти — гиганты, мощностью четыре-пять миллионов киловатт каждая.

Современная техническая мысль направлена на освоение энергетических ресурсов сибири.

Будущее таежного приангарья, какое оно!

Идея энергетического освоения Ангары была заложена еще в планах ГОЭЛРО. Ныне ленинские мысли об электрификации страны получили реальное воплощение.

Ангарский гидроэнергетический каскад — это уже не только проект. Две электростанции — Иркутская, первенец каскада, где испытывались идеи и методы строительства крупных гидротехнических сооружений, накапливался опыт, и Братская, мощностью пять миллионов киловатт, первый сибирский исполин, — действуют, посылают электрический ток в энергокольцо Центральной Сибири.

На север от Братска, вниз по течению Ангары, идет строительство третьей ступени каскада — Усть-Илимской ГЭС. Первые ее агрегаты станут под нагрузку в нынешней пятилетке.

Строительство Усть-Илимской ГЭС похоже и не похоже на строительство Братской. И там и здесь почти то же геологическое строение и климат, схож напор реки в Падунском сужении с напором у диабазового Толстого мыса, неподалеку от которого и впадает Клим. Но...

Сейчас, когда рядом Братск, когда между ним и Усть-Илимском, через топкие болота и тайгу, пробито шоссе, когда между станцией Хребтовая на восточном крыле Транссибирской магистрали и Усть-Илимском проложена железная дорога, когда совершают рейсы турбовинтовые самолеты, далекой кажется пора палаток и прокладываемых через непроходимую тайгу троп. Эту пору помнят лишь изыскатели и первые строители, помнит и Герман Константинович Суханов, ныне Герой Социалистического Труда, главный инженер проекта всех трех ГЭС — Иркутской, Братской и Усть-Илимской.

Если взглянуть на строительство со стометровой высоты Толстого мыса, откроется панорама, созданная в тайге человеком: ажурный металлический мост бетоновозной эстакады повис над клокочущими водами Ангары; он перегорожен растущей стеной плотины. На правом берегу — железнодорожная станция. На левом — корпуса индустриальной базы, а дальше, среди корабельных сосен, растут кварталы нового Усть-Илимска. Сосны на улицах города говорят о многом: в Братске их не увидишь...

Богучаны. почему победил Кодинский створ?

Четвертое звено ангарского каскада — Богучанская гидроэлектростанция. Это еще завтрашний день, но в это завтра можно заглянуть. Его готовит Всесоюзный институт «Гидропроект».

В высотном здании, словно врезанном в небо, рядом со станцией метро «Сокол» в Москве, работает над проектом Богучанской ГЭС группа инженеров во главе с Евгением Александровичем Блондом.

Много лет мысли главного инженера заняты низовьями Ангары, где ее должна перехватить плотина. Гидроузел существует в шуршащих листах кальки, на страницах, испещренных столбцами цифр, таблицами инженерных расчетов, данными модельных испытаний, сообщениями богучанской экспедиции.

Штаб-квартирой этой экспедиции стала Кодинская заимка. Тут, на берегу Ангары, среди недавно еще глухой тайги, в темных от времени и непогоды бревенчатых избах, в только что отстроенных домиках из бруса, в вагончиках и палатках живут и работают изыскатели, геологи, рабочие. Сюда частенько наведывается и главный инженер проекта.

Сибирь — это нефть, газ, энергетика...

В Кодинском створе река, стиснутая обрывистыми берегами, ускоряет свой бег, с шумом вторгается в нагромождение скал. Несмотря на то, что здесь Ангару отделяют сотни километров от ее истока — Байкала, она по-прежнему холодна и необычайно чиста — на глубине можно разглядеть каждый камешек. Ангара приносит в Енисей полтораста кубических километров воды. Обе реки долго текут в одном русле не смешиваясь — кристально прозрачная Ангара бок о бок со взбаламученным Енисеем...

Не сразу было выбрано место строительства Богучанской ГЭС. Два створа — Мурский и Кодинский — рассматривались проектировщиками. Мурский давал возможность построить более мощную станцию, дополнительно вырабатывать два миллиарда киловатт-часов в год. Однако изыскания показали, что за эту прибавку запрашивалась слишком дорогая цена. Заливалось вдвое большее пространство. Значит, пришлось бы вырубать гораздо больше знаменитой ангарской сосны. А земли, освобожденные от леса, захватило бы водное зеркало, и оно грозило затопить месторождения железных руд.

Победил Кодинский створ еще и потому, что намеченную долину слагают прочные изверженные и осадочные породы. Иначе говоря, перекрыв поток, плотина упрется в скальное дно, ее фундаментом будут прочные граниты и диабазы, способные стать единым целым с бетонной и камненабросной плотиной. Высота этой стены поперек реки — сто метров (тридцатитрехэтажное здание!), длина — почти три километра...

На столе у Евгения Александровича Блонда — набросок будущей плотины, сделанный художником как бы с самолетной высоты. Рисунок не фантазия, он точен по основным инженерным параметрам.

...Могучее течение Ангары резко, по прямой пересекает полоса плотины. Словно вбитая в хаос береговых скал, она запирает, стягивает простор верхнего бьефа, принимает на себя гигантскую тяжесть воды. Перехваченная, остановленная бетонным барьером, широко разлилась река, повернула назад, заполнила котловину доверху. Поток преображен в огромное озеро.

Бетонная плотина расчерчена линиями температурных швов. В центре ее — квадратная площадка с мачтами высоковольтных передач. Невидимые пока провода примут электрический ток, произведенный рядом, ниже плотины. Там, в машинном зале, выстроятся гидроагрегаты общей мощностью четыре миллиона киловатт.

Конечно, рисунок не позволяет ясно, через пространство и время, обозреть в подробностях будущий гидроузел. Не виден и город, что раскинется там, где сейчас шумят сосны и ведут разведку изыскатели. Но безусловно: таежная жизнь села Богучаны изменится. Уже сейчас почти добралась до него железная дорога. Расположенное в низовьях, оно было связано с внешним миром только в летнюю пору — проселками и рекой, опасной своими перекатами, шиверами, быстринами. Судам приходилось дожидаться половодья...

Цепь искусственных морей на Ангаре поможет создать судоходный фарватер. Проектировщики думают о том, чтобы оснастить Богучанский гидроузел, а также Иркутский, Братский и Усть-Илимский судоподъемниками или камерами шлюзов. Откроется глубоководный путь между озером Байкал и низовьями реки, станет возможным плавание судов и по притокам Ангары, ныне мелководным. Река, которая будет зарегулирована на всем протяжении, станет мощной грузовой и пассажирской магистралью.

Перейдем к последней из пяти задуманных гидростанций, которую должны были питать воды Ангары и Енисея. Но прежде всего о том, что серьезно повлияло на проект этой ГЭС...

Открытие, предложенное рекой

Своим открытием Горевские рудные поля, расположенные в низовьях Ангары, обязаны Иркутскому водохранилищу, хотя оно находится примерно в полутора тысячах километров от них.

А случилось вот что: когда стали заполнять водой Иркутское море, пришлось наглухо перекрыть поток. И уровень воды даже в такой мощной артерии, как Ангара, на всем протяжении резко понизился. Местами обнажилось дно, особенно там, где река усеяна перекатами, мелями; выступили скалы, песчаные бугры, косы. В низовьях реки, поблизости от ручья Горевого, над водой ощетинились острые гребешки какого-то минерала. Они-то сразу привлекли внимание молодого геолога Юрия Глазырина, который вел съемку местности...

По «вине» открытой Горевской залежи полиметаллических руд проект гидроузла на Енисее, ниже устья Ангары, повис в воздухе. Избранный ранее створ не годился: сооружение гидроузла на соединенном стоке двух рек привело бы к затоплению низовий Ангары, где залегают рудные поля. Понятно, предполагаемое строительство стало весьма сомнительным или, по меньшей мере, нежелательным. Действительно, кто решится утопить добротное месторождение!

На первых порах открытие геологов озадачило и огорчило проектировщиков Гидропроекта, где готовили схему использования водных ресурсов Восточной Сибири. А ведь природа, словно предвидя потребности человека нашего века, преподносила ему подарок. Когда формировали энергопромышленный комплекс Ангары — Енисея, в него входили лес, железо, каменный уголь, судоходство, а теперь добавился отличный набор полиметаллических руд... Прежние схемы проектировщики отложили в сторону, принялись изучать проблему во всей ее сложности. Вместо того чтобы определять границы затопления низовий Ангары, проектировщики занялись прямо противоположным вопросом: как наилучшим образом защитить от воды Горевское месторождение. Оно тянется глубоко вниз, пронизано подземными источниками, ответвляется на север под тайгой.

А гидроузел вовсе не снят с повестки дня, его надо построить, вопрос только в том, где именно. Изыскатели перебрали все ведомые им створы, высоту и строение водоразделов, тщательно взвесили каждый его «за» и «против». И всего семь вариантов Ангаро-Енисейского комплекса устояли перед натиском фактов и мнений.

Главный инженер проекта Николай Иванович Кочкин показывает карты, схемы, разработки этих семи вариантов. Стоит рассмотреть их поподробнее, чтобы ощутить размах технической мысли, направленной сегодня на овладение энергетическими и геологическими богатствами тайги.

Где быть устью Ангары?

Итак, первый вариант. Он объединяет энергетику, канал и горное дело в один узел. Его программа — два гидроузла, один на Ангаре, другой на Енисее, переселение устья, через которое ежегодно изливается сто пятьдесят кубических километров воды. (Напомню: один кубический километр — это тысяча миллионов кубометров.)

Русло Ангары выше Горевской залежи закроет глухая плотина. Ее возведут в Усть-Тасеевском створе, выше нынешнего устья Ангары. Образуется искусственное хранилище, где возьмет начало канал; он пересечет водораздел по левому берегу, прорежет пески и кварцевые сланцы и впадет в Енисей.

Ширина искусственного русла по дну — триста метров, местами уже; длина по дну — двадцать пять километров, а по водному зеркалу — восемнадцать. Объясняется это «противоречие» тем, что два моря, ангарское и енисейское, вольно разольются, выдвинут свои заливы навстречу друг другу...

Сечение будущего русла Ангары, кроме расчетов, определялось опытами. В лаборатории института в Тушине проектируемый канал моделировался на крупномасштабном лотке. Воспроизводилась переменчивая скорость течения в зависимости от времени года. Испытания показали, что канал справится с обязанностями устья, сможет перебросить сток Ангары в Савинский створ на Енисее.

Тут поднимется второй гидроузел — Средне-Енисейская ГЭС. Просторную долину — между берегами три километра — пересечет плотина с гидроэлектростанцией в русле и судоподъемником. Вместительная судовозная ванна по рельсам, протянутым вдоль берега, сможет переносить суда и плоты с верхнего бьефа на нижний и обратно.

Общий годовой сток двух рек в Савинском створе составляет двести пятьдесят кубических километров. Сброшенный на лопасти турбин мощностью семь миллионов киловатт, он произведет тридцать пять миллиардов киловатт-часов в год.

Второй вариант — это первый, но разверстанный на две очереди. Сначала строят Средне-Енисейскую ГЭС, потом Ангарскую. В связи с такой очередностью Горевскую залежь надо будет защитить от реки дамбой, цементационной завесой, опущенной в недра земли, и дренажем, оплетающим карьеры, чтобы отвести грунтовую воду.

Третий вариант тоже предусматривает два гидроузла, по одному на Ангаре и Енисее. Но нет ни канала, ни глухой плотины! Ангара благодаря гидроузлу, построенному выше Горевской полиметаллической залежи, приобретает ГЭС мощностью четыре миллиона киловатт. И сохраняется древнее устье в неприкосновенности.

Добычу руды ведут под защитой двух дамб — верховой и низовой, цементационной завесы и отводящих траншей, чтобы отбросить пришлую и местную воду, гарантировать разработкам полную, стопроцентную сухость.

Однако, если скважины, пробуренные на сотни метров в глубину, не обнаружат по пути слишком много влаги, то у самого устья Ангары (ниже Стрелковских порогов) намечается построить транспортный гидроузел, с небольшой по сибирским масштабам гидроэлектростанцией.

Не забыт и Енисей. По третьему варианту Средне-Енисейская ГЭС возводится в том же Савинском створе, что в первом и во втором вариантах, но использует только енисейский сток.

Оригинален и четвертый вариант. Он, подобно третьему, предлагает раздельно использовать сток Ангары и Енисея; на первой — один гидроузел, на втором — два. В Абалаковском створе (ниже устья Ангары) возводится ГЭС на Ангаро-Енисейском стоке. Искусственное море протянется вверх и по Енисею и по Ангаре. Значит, Горевскую залежь придется оборонять дамбами, завесой, усиленным дренажем.

На Енисее, в Предивинском сужении (выше устья Ангары), поднимется второй гидроузел. На Ангаре, в шивере Выдумский Бык, встанет третий. Суммарная мощность их — семь миллионов киловатт.

Пятый вариант как бы повторяет идею первого — Ангару уводят от низовий. В программе три гидроузла — один на Енисее, два на Ангаре, причем оба — глухие плотины, чтобы оградить карьеры с двух сторон. Воды Ангары отправят не по левому, а по правому берегу, в обход Горевской залежи, в Абалаковский створ, где проектируют построить гидроузел с ГЭС мощностью восемь миллионов киловатт. И по этому варианту возможны две очереди строительства.

Шестой вариант — объединение стока рек в Савинском створе. В программе три гидроузла — два на Ангаре, один на Енисее. Стройка в две очереди.

Наконец, седьмой вариант анализирует знакомый нам Абалаковский створ. Задумано самое большое число гидроузлов — пять: два на Енисее, два на Ангаре и один на соединительном канале между двумя реками. И тоже стройка в две очереди.

Таковы вкратце основные черты семи вариантов Ангаро-Енисейского энергетического комплекса. Какую оценку дадут им эксперты, какой предпочтут? Если говорить откровенно, каждый из «большой семерки» имеет шансы на успех: в мировой практике гидротехнических сооружений не было равного ни по смелости замысла, ни по масштабам работ. Нет сомнений, что еще один комплекс, похожий и не похожий на своих предшественников в Братске, Усть-Илимске, Красноярске, Саянах, возникнет на просторах Восточной Сибири. Широка будет сфера его хозяйства: добыча полиметаллических руд, бокситов, железа, цветных и редких металлов, угля, талька, а также лесохимия, рыбоводство в двух искусственных морях — Ангарском и Енисейском, возведение городов и поселков. Естественно, что в разработке будущего комплекса, кроме Гидропроекта, участвуют многие научные институты и другие организации. Ведь в рациональном решении этого инженерно-технического замысла заинтересованы десятка полтора отраслей нашего хозяйства. Тут не только энергетики, но и строители, горняки, навигаторы, дорожники, архитекторы, металлурги, химики. Здесь и рыбоводы, и мелиораторы, и лесоустроители — все те, кто думает о сохранении многообразных богатств тайги сейчас и в будущем, когда энергия всей Ангары будет поставлена на службу человеку.

Еще об Ангаре

Хочется дополнить статью Георгия Блока пояснением, почему именно Ангара уникальна как источник энергии. Причины кроются в гидрологических особенностях этой таежной реки.

Значительная часть стока Ангары — больше половины в створе Братской плотины и более одной трети в устье — регулируется озером Байкал. Остальные воды поступают из притоков непосредственно в Ангару, а это значит, что речной сток в течение года достаточно равномерен и мощность турбин можно использовать гораздо полнее, чем при неравномерном. Ангара имеет глубоко врезанную долину, и это позволяет аккумулировать в водохранилищах большие объемы воды при относительно меньших, чем на равнинных реках, площадях затопления. Велико и общее падение Ангары от Байкала до ее устья, значит, возможно строительство нескольких высоконапорных гидроузлов.

Вот для примера одно сравнение. Нижнекамская гидроэлектростанция, которая строится в районе КамАЗа, в равнинной части Камы, будет стоить примерно столько же, сколько стоила Братская станция, дающая в 9—10 раз больше электроэнергии.

Но, как ни значительны энергетические ресурсы края, главное богатство Приангарья — тайга. Не случайно я не написал слово «древесина» или более емкое слово «лес». Я подчеркиваю — тайга — как сложный природный комплекс, как бесконечно разнообразный ресурс — и в плане современной лесной промышленности и лесохимии, и в плане разнородного биологического сырья, но самое главное — в экологическом значении таежной зоны для нашей страны в целом. Мы еще не научились экономически оценивать окружающую человека среду. Но с каждым годом, с каждым пятилетием становится яснее наша ответственность за рациональное использование и охрану таежного комплекса. Сегодня важно, чтобы мы были единодушны не только в понимании этой ответственности, но и столь же единодушно действовали практически...

Разве лесопромышленные комплексы, такие, как существующий Братский и строящийся Усть-Илимский, должны только разрабатывать лесные массивы как сырье? Разве не обязаны мы и в промышленной деятельности, и в дорожном строительстве, и при возведении городов, и при организации быта и отдыха заботиться о сохранении тайги? И конечно же, одной из больших и важных задач при гидростроительстве должно быть бережное отношение к сохранению земельных угодий (в данном случае таежных) от чрезмерного затопления. А уж если какую-то территорию приходится затоплять, то надо максимально, до затопления, использовать ее естественные ресурсы. Необходимо также настолько увеличить продуктивность других территорий, чтобы потеря земель при создании водохранилища была компенсирована.

Что же предпринимается в этом направлении в последние годы в Приангарье? Нужно признать, что в недавнем прошлом не все делалось так, как представляется правильным с позиций сегодняшнего дня. Например, при подготовке к заполнению Братского водохранилища у строителей не было достаточной технической базы и транспорта, наконец, не было и времени для того, чтобы полностью утилизировать и хотя бы вывезти лес. В результате под воду ушли миллионы (!) кубических метров древесины, ушла под воду живая тайга. Подготовка водохранилища Усть-Илимской ГЭС теперь проходит на более высоком уровне, потери будут намного меньше.

По-другому начинают строиться и новые поселки, города, жилые кварталы которых архитекторы вписывают в тайгу, не изгоняя ее, не заставляя ее отступать.

Несколько лет назад Госпланом СССР было принято решение о строительстве Богучанской ГЭС в Кодинском створе взамен планировавшегося ранее Мурского — то, о чем пишет в статье Георгий Блок. Весь водосборный бассейн крупного притока Ангары — реки Чадобец, огромные таежные массивы, в которых есть и рудные месторождения, будут сохранены от затопления, защищены от подтопления и заболачивания грунтовыми водами. Быть может, впервые в нашей практике чаша весов склонилась не в пользу энергетики...

Еще с большей осторожностью готовится выбор варианта из числа «большой семерки». По существу, самым важным при выборе створов этих плотин, при определении очередей строительства, сроков их осуществления и т. п. должна явиться задача рационального использования и охраны тайги.

Еще в 1958 году Академия наук СССР и Госплан СССР с участием местных партийных, административных и научных организаций провели в Иркутске большое совещание, посвященное экономическому и социальному развитию Приангарья. Намеченные тогда планы во многом осуществляются, а перспективы расширяются еще больше. Но одновременно все больше вырисовывается и главное направление развития. Будущее Приангарье — это край большой индустрии, удобный для жизни и работы, и все-таки край таежный.

С. Л. Вендров, доктор географических наук

Георгий Блок

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: Ангара
Просмотров: 7484