Наследники по прямой

01 мая 2003 года, 00:00

Отношение к дарвиновской теории антропогенеза всегда было неоднозначным. В частности, сомнение вызывало само авторство этой смелой идеи: много имен выдающихся ученым, начиная с Аристотеля, связано с ней — Кант и Дидро, Гельвеций и Ламарк, дарвинисты Геккель и Гексли писали в своих трудах о близком родстве человека с высокоразвитой обезьяной. В области теории антропогенеза этими светилами науки сделаны существенные шаги к современному пониманию процесса становления человека. Особенно близок был к созданию убедительной и последовательной симиальной теории антропогенеза Ж.Б. Ламарк. Может быть, эта теория — коллективный труд мыслителей разных веков и не стоит пытаться найти в этом ряду ученых единоличного творца идеи как целого? Но ведь эти рассуждения и подобные сомнения относятся практически к любым крупным открытиям человечества, и все же почти любое такое открытие закономерно связывается с каким-то одним деятелем науки, имени которого суждено остаться в веках. В отношении авторства симиальной теории антропогенеза это имя бесспорно — Чарльз Дарвин. И вряд ли сейчас кто-то усомнится, что с трудов именно этого ученого начинается современная идея становлении человека.

Как победить  “синдром Лайеля”

Во все времена имелась определенная группа скептиков (особенно среди людей, далеких от антропологии), отрицающих симиальную теорию Дарвина, как говорится, “с порога”. Большая часть их пытается подменить ее романтическими рассуждениями о пришельцах с других планет и иными, подобными им, красивыми, но, к сожалению, малоубедительными гипотезами, не имеющими опоры в современной биологии.

Однако чем же не нравится этим людям дарвиновская симиальная теория? По-видимому, причина здесь в основном та же, что была и во времена Дарвина, — действует некий психологический фактор, который я назвал бы “синдромом Лайеля”, известного геолога XIX века Этот ученый, относившийся к трудам Дарвина в целом с уважением, писал тем не менее, что в отношении симиальной теории он предпочитает придерживаться неопределенной позиции вследствие “непреодолимого отвращения” к принятию вывода о родстве человека и обезьяны И те люди, которые “больны синдромом Лайеля”, а их и сейчас немало, ни за что не согласятся признать дарвиновскую концепцию.

Впрочем, такой подход держится только на эмоциях — подлинно научная современная аргументация в упомянутом “синдроме” близка к нулю. Ведь для того, чтобы утвердить радикально новую теорию, нужно прежде всего опровергнуть доводы старой. И далее будет показано, что XX век сделал такое опровержение практически невозможным.

Особая близость человека с шимпанзе продемонстрирована на данных генетики. Такой важный показать, как исчерченность хромосом, почв этих двух форм приматов — 95—99% кусов у них гомологичны, то есть сравнимы. Такое же сходство обнаружено по столь важному показателю, как белковый состав организма, в частности, что особенно важно, мозга. Сравнительное исследование 44 белков человека и шимпанзе, проведенное Кингом и Уилсоном, показало, что различия между человеком и человекообразными обезьянами ничтожно мало — всего несколько процентов, а это соответствует уровню подвидов.

Детальные исследования, проведенные в XX веке многими специалистами разных стран, показали, что наиболее близким к человеку существом на Земле (из ныне живущих приматов) является шимпанзе. В самом конце XX века известный американский генетик Гудмэн создал новую классификацию отряда приматов. На основании математической обработки генетических данных автор пришел к сенсационному результату: по самым строгим подсчетам, оказалось, что шимпанзе следует включить в род Homo, то есть Человек (!), на уровне подрода. По Гудмэну, род Homo состоит из двух подродов —- Homo (pan) и Homo (homo), иначе говоря, “Человек (шимпанзе)” и “Человек (человек)”.

Естественно, данное новшество воспринимается пока с трудом и, вероятно, еще не очень скоро будет принято всей научной общественностью. Ведь внешний вид человека и шимпанзе упорно свидетельствует о заметной разнице этих двух приматов. Однако результаты современного генетического анализа, проведенного на очень высоком уровне, просто невозможно игнорировать. Что же касается некоторого расхождения между генетическими и морфологическими данными, этот феномен объясняют теперь тем, что часть генетической информации, связанной с внешними морфологическими признаками, располагается в так называемых регуляторных генах, отличающихся повышенными темпами эволюции и потому создающих эффект относительно больших различий между биологическими формами.

Эволюционные пути человека и шимпанзе разошлись 5—7 миллионов лет назад, в то время, когда у этих двух родов (или подродов) приматов был общий предок — древняя высокоразвитая человекообразная обезьяна. Кстати, факт давнего расхождения эволюционных ветвей человека и человекообразных обезьян даст ответ но традиционный вопрос — могут ли современные обезьяны превратиться в людей? Нет, уже не могут, хотя, несомненно, существуют значительные резервы сближения и углубления взаимопонимания между нами и нашими “двоюродными братьями”, как часто называют человекообразных обезьян.

Нужно сказать, что в сфере взаимопонимания прогрессируют не только обезьяны, но и люди. Об этом свидетельствуют протесты ряда ученых против практики содержания шимпанзе и горилл в клетках и постановка вопроса о юридическом статусе “высших” обезьян.

В настоящее время известно о наличии абсолютно идентичных групп крови у человека, шимпанзе, гориллы и орангутана: “человеческие” группы О и А отмечены у шимпанзе. А, В и АВ — у орангутана, А и В — у гориллы.

Получены неопровержимые доказательства тождества этих групп у человека и перечисленных обезьян: смелые опыты Труазье в середине XX века доказали безопасность переливания крови (с учетом группы) от шимпанзе человеку. Возможность же такой процедуры была доказана еще раньше Фриденталем. При этом сходство человекообразных обезьян с человеком отличается высокой степенью специфичности: оно гораздо более выражено, чем сходство человекообразных и низших обезьян.

Непреодолим ли барьер?
Часто приходится слышать, что имеется все же одно серьезное различие между шимпанзе и человеком — наличие у последнего речи.

Никто, конечно, с этим не спорит: десятки и сотни тысяч лет “разговорной практики” наделили человека в процессе коллективной деятельности таким неповторимым даром, как членораздельная речь. Но и здесь пропасть между человеком и его ближайшими родичами прежде сильно преувеличивалась, что и было доказано проведенной в середине XX века серией экспериментов американских исследователей, супругов Гарднер, а позже — Пенни Паттерсон, Джиллсом и рядом других приматологов.

Результаты этих работ можно назвать одним из крупнейших открытий века. Супруги Гарднер добились больших успехов в эксперименте по обучению шимпанзе Уошо языку глухонемых (амслен).

Обезьяна быстро освоила 245 “слов-символов” и далее стала придумывать по 10 новых “слов” в месяц самостоятельно. В эксперименте Паттерсон горилла Коко освоила свыше 600 символов и придумывала новые.

С обезьянами можно было общаться, как с детьми примерно 4—5-летнего возраста. На освоенном новом для них языке шимпанзе и гориллы могли “разговаривать” между собой и даже начали обучать ему своих детенышей. Причиной же якобы непреодолимого барьера в общении между человеком и обезьяной оказалось положение гортани: у обезьян она расположена высоко, что препятствует воспроизведению звуковой речи, но уровень развития мозга у шимпанзе и гориллы достаточен для общения с человеком, хотя, разумеется, оно носит ограниченный характер — сказываются несколько миллионов лет независимой эволюции в разных экологических нишах, в разных направлениях.

А предки кто?

Итак, XX век проблему родства между человеком и человекообразными обезьянами решил в пользу симиальнои теории Дарвина. Кстати, приведенные данные свидетельствуют также о чисто “земной” природе людей, показав, что нет никаких серьезных оснований искать прародину человека за пределами нашей планеты.

Нет сомнений в том, что шимпанзе, горилла и орангутан — наши ближайшие родственники, это доказано бесспорно. Но для полного торжества дарвинизма в области теории антропогенеза требуется решение еще одной важной задачи. Если эволюция постепенно привела от древней обезьяны к человеку, то должно было существовать некое “промежуточное звено” — “обезьяночеловек” Так рассуждал Э. Геккель, выдвинувший в XIX веке гипотезу питекантропа; так рассуждал и убежденный дарвинист, голландский врач и биолог Э. Дюбуа, отравляясь в 1890 году на остров Ява на поиски теоретически предсказанного существа. Как известно, этому исследователю удалось найти черепную крышку, бедренную кость и зубы питекантропа (теперь эта форма получила научное название Homo erectus — Человек прямоходящий).

Позже на территориях Юго-Восточной Азии и Китая был сделан ряд новых открытий костных останков питекантропов, древнейшие из которых жили 1,7 млн. лет назад. Успехи раскопок в Азии (начиная с первой находки Дюбуа в 1892 году) породили убеждение в том, что прародиной человека была Азия. Однако начиная с 1924 года в Южной и Восточной Африке стали находить останки древних приматов, более примитивных и близких к обезьяне, чем питекантропы, — австралопитеков. В настоящее время их известно уже 8 видов, причем один из этих видов — Австралопитек афарский (Эфиопия) — по своим анатомическим особенностям может рассматриваться как одно из древнейших (3,9—3,0 млн. лет) звеньев эволюции в направлении человека. Австралопитек еще не был человеком (не входил в род Homo), но уже был хорошо выраженным представителем семейства гоминидов, составившего субстрат, на котором возник человек. В середине XX века, опять-таки в Африке (Танзания, Кения), были найдены останки существа, которое уже можно назвать первым человеком (виды Homo habilis и Homo rudolfensis). Популяции первых людей обитали на территориях нынешних Кении, Танзании, Эфиопии и ЮАР. Именно они явились предками питекантропов и всех более поздних форм людей, включая Homo sapiens (Человека разумного, современного).

Эти важнейшие достижения науки XX века продемонстрировали полное торжество симиальной теории Дарвина: во-первых, на конкретном материале была доказана дарвиновская гипотеза происхождения человека в Африке, во-вторых, найдены древнейшие звенья эволюции человеческого рода, еще очень близкие к человекообразным обезьянам (даже первые люди имели много черт, сближающих их с обезьянами). В течение XX века шаг за шагом обнаруживались костные останки других гоминидов, входивших в единую цепь эволюции от обезьяны до современного человека.

Из Африки

Практически решив вопрос о месте происхождения первого человека, антропологи углубились о разрешение проблемы времени появления первых человеческих существ. Наука конца XX века дала ответ и на этот вопрос, находки костных останков ранних гоминидов в Кении, Танзании и Эфиопии показали, что древнейшие и примитивнейшие “обезьянолюди”, способные выделывать орудия из камня, ходили по Земле 2,3—2,5 млн. лет назад. Род человеческий вряд ли древнее — ведь анатомически более примитивное существо, чем Homo habilis, уже скорее всего принадлежит к австралопитекам. Правда, есть данные, что самые древние найденные до сих пор каменные орудия (грубо обработанные несколькими ударами чопперы — “ударники”) имеют “возраст” 2,7 и даже 2,9 млн. лет.

Чья же рука их изготовила? Если это были австралопитеки (что кажется наиболее правдоподобным предположением), то придется признать, что наш далекий предок начал трудиться, еще не достигнув анатомической стадии человека. Но не будем забывать, что австралопитеки относились уже к семейству гоминидов (“человечьих”) Не будучи еще людьми (Homo), они (по крайней мере, некоторые из них), возможно, имели мозг, уже достаточно развитый для несложных трудовых операций. Грань между обезьяной и человеком оказывается менее определенной, чем казалось ранее, но это в основном касается временного отрезка от 3 до 2,5 млн. лет. Все, что было позже 2,5 млн. лет, выяснено более надежно, хотя бы в основных чертах.

Современной науке известно, что примерно 1,8 млн. лет назад в среде популяций видов Homo habilis или Homo rudolfensis возник новый вид — Homo ergaster (Человек трудящийся), более близкий к современному человеку, хотя еще имеющий некоторые архаичные анатомические черты. Вид этот развился в Африке, на территориях теперешних Кении и Эфиопии. В 1983 году в Кении (район Нариокотоме) был найден почти полный скелет представителя этой стадии эволюции. Древность подростка из Нариокотоме — 1,6 млн. лет — очередное важное “промежуточное звено”, как и самый первый человек, возникло в Африке!

Впрочем, на это нам могут возразить: в Азии гоминиды тоже ведь жили в глубокой древности — самые ранние азиатские питекантропы существовали на Яве 1,7 млн. лет назад (по раскопкам близ Моджокерто). Это, конечно, справедливо, но яванские древнейшие формы человека были очень примитивными, так что сравнивать их надо не с Нариокотоме, а скорее с Homo rudolfensis, который жил намного раньше (2,3 млн. лет), а кроме того, только в Африке обитали древние гоминиды — субстрат становления человека, которого не было в Азии. Значит, все-таки Африка!

Дорогами Азии

Если первые люди произошли в Африке, то кто же тогда были древнейшие жители Азии? Откуда они пришли? И есть ли свидетельства их движения из Африки в Азию на их предполагаемом пути? Тут приходится обратиться к недавним интереснейшим палеоантропологическим находкам. В 1993 году грузинские палеонтологи Габуния и Векуа обнаружили на территории своей страны близ Дманиси нижнюю челюсть очень древнего человека, жившего 1,7 млн. лет назад. Отметим совпадения дат: 1,7 — в Юго-Восточной Азии, столько же — в Грузии, примерно столько же (1,6) — в Африке для Homo ergaster. Цифры свидетельствуют о каком-то масштабном движении древнейшего человечества. При этом, поскольку в Азии и Европе не было столь ранних представителей Homo, как Homo rudolfensis, можно заключить, что это было начало широкого расселения древнего человечества из Африки. В самом конце XX века из Грузии поступило сообщение о новых замечательных находках — в Дманиси были найдены еще два черепа. Новый материал позволил уже точнее определить положение обнаруженных существ среди гоминидов: черепа сравнимы и с находками в Нариокотоме, и с азиатскими питекантропами. Их определили как ранний Homo ergaster.

Европейский след

Итак, Африка, Юго-Восточная Азия и промежуточные регионы были заселены ранними представителями рода Ноmо свыше 1,5 млн. лет назад. А что же происходило в это время на территории Европы?

До недавнего времени древнейшей находкой останков человека в Европе считалась найденная в 1907 году нижняя челюсть так называемого гейдельбергского человека, названного так по месту находки челюсти (близ Гейдельберга, Германия). Человек этот жил около 500 тыс. лет назад. Новые открытия сильно “удревнили” эту дату. При раскопках на холмах Атапуэрка, близ Гран-Долины (Испания), в 1994 году испанские антропологи Арсуага, Бермудсс до Кастро и Росас нашли неполный череп подростка, древность которого оказалась равной 780 тыс. лет. Он имел архаичные черты наряду с некоторыми более прогрессивными. Испанские исследователи выделили по этой находке новый вид — Homo antecessor (Человек предшествующий), полагая, что обнаружен непосредственный предок человека современного физического типа. Однако другие коллеги считают, что подросток из Гран-Долины являлся ранней формой гейдельбергского человека и был генетически связан с африканским Homo ergaster. Тогда напрашивается вывод, что следующее за Homo ergaster по восходящей линии эволюционное звено — гейдельбергский человек — также имеет африканский “корень”.

Для подобного заключения есть и другие серьезные основания в Эфиопии, около Бодо, в 70-х годах прошлого столетия был найден череп, близкий к гейдельбергскому типу, древностью 600 тыс. лет. Может быть, это — свидетельство африканского корня древнейшего населения Европы?

Конец XX века, богатый событиями в антропологии, вскоре после открытия черепа в Гран-Долине снова изменил представление о древности первых европейцев. Итальянский антрополог Ашченци сообщил о находке близ Чепрано (Италия) черепной крышки, “возраст” которой оказался равным 800—900 тыс. лет, а строение соответствовало ранней стадии гейдельбергского человека или даже Homo ergaster (erectus). Так что на данный момент именно эта дата может считаться временем первоначального заселения человеком Европы.

Относительно появления в Европе человека современного вида (Homo sapiens) пока продолжаются споры. Одни считают, что этот, ныне существующий, вид произошел от потомков гейдельбергского человека в Европе, по другой версии — тот же гейдельбергский вид дал начало Homo sapiens в Африке. Обнаружена целая “цепочка” последовательных во времени находок останков людей, связывающая древний архаичный вариант сапиенса типа Бодо (600 тыс. лет) с ранним “анатомически современным” человеком, череп которого найден в Эфиопии близ реки Омо в конце XX века. Если судить по этой находке, то современный человек возник в Африке по крайней мере 130 тыс. лет назад (a не 40 тыс., и не в Европе, как думали прежде).

Человек мигрирующий.
Позже других континентов бы ли заселены Австралия и Америка. Конец XX века и в этом отношении дал новую интересную информацию. Раскопки на древних стоянках человека на севере Австралии (Малакунанья и Наувалабила) показали, что человек начал осваивать Австралийский континент уже 60 тыс. лет назад, то есть значительно раньше, чем считалось прежде. Иногда называют еще более ранние даты. Что касается Америки, то эта часть света, по данным археологии, была первоначально заселена человеком примерно 13 тыс. лет назад. Однако существуют данные (пока еще многими не признанные), что первые миграции в Новый Свет имели место существенно раньше — свыше 30 тыс. лет назад. Освоение людьми своей планеты не ограничивалось территориями континентов, оно распространялось также и на острова.

Более 30 тыс. лет назад были заселены острова Окинава (Япония). Примерно в это же время верхнепалеолитический человек ступил на землю Тайваня. 12 тыс. лет назад была заселена Тасмания. Раскопки конца 80-х годов XX века на острове Новая Ирландия (Папуа — Новая Гвинея) показали, что люди верхнего палеолита (позднего этапа древнекаменного века) примерно 30—33 тыс. лет назад высаживались на берега этого острова, то есть выходили уже в Тихий океан.

Мы не знаем, какими навигационными средствами располагали эти древние мореходы, но факт остается фактом — они оставили на острове свои стоянки. Острова Полинезии были заселены гораздо позже, примерно в начале нашей эры или немного ранее.

Анализ ДНК генома людей из разных сообществ показал, что человечество произошло из Африки путем как минимум двух больших миграций, а не возникло одновременно в нескольких точках планеты. Генетическая запись говорит о том, что Homo erectus не столько вытеснил другие виды пралюдей, сколько смешивался с ними. 

1. Гран-Долина, Испания
Homo antecessor — свидетельство того, что ранний человек появился в Европе 800 тыс. лет назад.

2. Гейдельберг, Германия
Челюсть, найденная в 1907 году, принадлежала Homo heidelbergensis, жившему 500 тыс. лет назад.

3. Дманиси, Грузия
Homo erectus, живший 1,7 млн. лет назад, был, возможно, первым человеком, использовавшим огонь, и первым, кто откочевал из Африки.

4. Чжоукоудян, Китай
Фрагменты костей свидетельствуют о том, что Homo erectus, известный как синантроп, достиг Восточной Азии 500 тыс. лет назад.

5. Кения, Нариокотоме
Homo ergaster, древность которого равнялась 1,6 млн. лет, найденный Ричардом Лики в 1984 году.

6. Озеро Туркана, Кения
Кениантроп плосколицый (Kenyanthropus platyops). Возраст — З,5 млн. лет. Примерно того же возраста и окаменелые останки Люси (Australopithecus afarensis).

7. Бури, Эфиопия
Australopithecus garhi. Возраст — 2,5 млн. лет. Обнаружен в 1997 году. Это главный претендент на роль “недостающего звена” между людьми и кениантропами или сородичами Люси. Возможно, он первым начал использовать каменные орудия и есть мясо.

8. Ява
Homo erectus

Человек из дмансии. Череп и челюсть маленькой узкокостной особи, обнаруженной в Грузии, заставляет усомниться в теории, согласно которой за миграцией предков человека из Африки стоит увеличение размеров мозга. Окаменелые останки, чей возраст составляет 1,75 млн. лет, очень напоминают африканскую разновидность Homo erectus, называемую Homo ergaster.

В июле 2002 года в Грузии были обнаружены окаменелые останки самых древних возможных предков людей, которые мигрировали из Африки в Европу. Группа ученых из Америки, Испании и Швейцарии под руководством члена Грузинской АН Давида Лордкипанидзе обнаружила мелкий экземпляр гоминида с маленьким мозгом, тонкими надбровными дугами, коротким носом и огромными клыками. Лордкипанидзе и его коллеги пришли к выводу, что все трое принадлежат к одному виду — Homo erectus, который, как полагают, был первым из гоминидов, покинувших Африку.

“Мы теперь обладаем богатой коллекцией из трех черепов и трех челюстей, что дает нам возможность изучить вопрос о классификации ранних гоминидов, — сообщил Лордкипанидзе. — Как правило, классификации основывается на единичных находках, у нас же появился шанс изучить целое сообщество”. Новые находки дают также редкую возможность увидеть разнообразие видов примитивных людей, так как об индивидуальных особенностях наших предков ученым известно крайне мало.

Древо жизни. Из маленького африканского ростка развилось раскидистое древо современного Человечества. Чарльз Дарвин еще не мог знать, сколь сложен и многогранен был этот процесс, о котором нам поведала наука XX века, однако именно дарвиновская симиальная теория заложила основу будущих достижений, направив научные исследования нескольких поколений на правильный и плодотворный путь. 

Из глубины веков

Теперь необходимо снова обратиться к проблемам, касающимся истоков человеческого рода, чтобы попробовать проследить историю наших предков на еще большую глубину. Род человеческий возник в среде ранних гоминидов — двуногих существ со сравнительно небольшим мозгом, типа австралопитеков. Они были еще почти обезьянами, но в то же время безоговорочно отнести их к обезьянам трудно: ведь они ходили “по-человечьи” — на двух ногах, а может быть, спорадически уже начали осваивать обработку камня. Нот, они обезьянами уже не были. Так где же все-таки “та самая”, “настоящая”, обезьяна предок?

Благодаря исследованиям в Африке в 90-х годах XX века антропологам удалось найти останки существа более древнего, чем австралопитеки, — ардипитека, жившего 4,4 млн. лет назад назад на территории Эфиопии. Ардипитека можно отнести к семейству гоминидов, то есть опять-таки это “не совсем обезьяна”. А значит, нужно идти еще глубже.

Линия эволюции древних человекообразных обезьян прослеживается палеонтологами на огромные промежутки времени, измеряемые многими миллионами лет. В миоценовое время (22—5 млн. лет назад) существовало большое число видов человекообразных обезьян. Не имея ни возможности, ни необходимости описывать их всех, скажем, что, по мнению специалистов, одним из наиболее “подходящих на роль предка гоминидов” родом этих обезьян был ископаемый самбуропитек — высокоразвитая человекообразная обезьяна, жившая в Кении 9,5 млн. лет назад. Но ведь от самбуропитека до ардипитека — огромный временной разрыв — целых 5 млн. лет. И до последнего времени не было находок скелетных останков существ, которые могли бы заполнить этот хиатус — разрыв в биологической истории предков человека. А ведь это так важно для доказательства симиальной теории во всех ее деталях. Необходимо “соединить в наших научных представлениях отрезки разорванной эволюционной линии” между обезьяной и человеком.

Промежуточное звено?
К счастью, у найденных близ озера Баринго останков приматов имелись кости ног, что крайне важно для определения того факта, были ли найденные существа двуногими, прямоходящими. Исследование показало, что найдены были гоминиды, но, что самое главное, — не “старые знакомые” — австралопитеки, а гораздо более древние формы гоминидов. Им было дано научное название Оррорин тугенензис (Orrorin tugenensis). Первое слово на местном языке жителей Кении означает “Прачеловек”, второе же связано с местом находки—Тугенскими холмами. Французские исследователи считают, что оррорин происходит по прямой линии от самбуропитека и является промежуточным звеном между обезьяной и гоминидами, давшим начало эволюционной линии, ведущей к человеку, минуя стадию австралопитеков, через гипотетический род Преантропус, к которому, в частности, относится Homo rudolfensis. Некоторые детали этой гипотезы еще предстоит выяснить, но роль оррорина как звена эволюционной цепи “обезьяна — человек” представляется достаточно ясной.

Новейшие открытия

Рубеж нового века и нового тысячелетия ознаменовался замечательными событиями в антропологии и палеонтологии. В 2000 году французские исследователи-палеонтологи во главе с Бриджит Сеню обнаружили при раскопках в Кении, близ озера Баринго, части скелетов (13 фрагментов) пяти крупных приматов. “Возраст” их — свыше 6 млн. лет! Этот “Прачеловек” жил в то знаменательное для симиальной теории время, когда разделились эволюционные ветви гоминидов и шимпанзе, может быть, чуть позже.

Рубеж двух тысячелетий подарил исследователям еще одну очень интересную находку: группа исследователей во главе с М. Лики обнаружила в Кении, на берегах реки Ломкви, череп существа, относящегося к гоминидам и жившего 3,5 млн. лет назад, то есть во время распространения в Африке нескольких видов австралопитеков. Но это не был австралопитек — он имел очень своеобразное строение черепа, лицевой отдел которого был необычно уплощенным. Отсюда возникло название Кениантроп плосколицый. Возможно, Кениантроп был предком Homo rudolfensis.

Но и эти замечательные открытия не исчерпали перечень сенсаций, принесенных новым веком. В 2002 году французский исследователь Мишель Брюне сообщил о находке в Чаде (Центральная Африка) нового черепа, древность которого, возможно, превосходит “возраст” оррорина: 6—7 млн. лет. Наряду с общим примитивным строением, включающим много обезьяньих черт, антропологи констатируют в облике находки некоторые особенности, напоминающие черепа гоминидов. Вновь открытое существо назвали Sahelanthropus tchadensis (Сахелантроп чадский). К сожалению, не найдено костей конечностей, так что судить о степени близости сахелантропа к го-минидам по черепу трудно. По-видимому, это была обезьяна, имеющая в своем строении черты гоминидов, жившая в эпоху разделения эволюционных ветвей шимпанзе и предков человека.

Во всяком случае, новые ценные находки антропологов и палеонтологов в конце XX и начале XXI веков вносят последние, крайне важные штрихи в начертанную несколькими поколениями исследователей картину эволюционного древа человечества. И каждый из этих штрихов укрепляет позиции дарвиновской симиальной теории, которая успешно выдерживает испытание временем.

Александр Зубов — доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН

Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований РФФИ, проект № 01-06-80162.

Рубрика: Досье
Просмотров: 31897