Застенчивый монстр

01 августа 1973 года, 00:00

Понятие собственной территории не чуждо и осьминогам. Ради защиты ее неприкосновенности хозяин готов вступить в жестокую схватку с «нарушителем границы».

«...Два щупальца с молниеносной быстротой обвились вокруг моряка, стоявшего впереди капитана Немо, и сжали его с непреодолимой силой. Капитан Немо вскрикнул и бросился вперед. Мы ринулись за ним. Какое ужасное зрелище! Несчастный, схваченный присосавшимися к нему щупальцами, взлетел на воздух и повис там, хрипя и задыхаясь. Он кричал:

— Помогите! Помогите!»

Когда в 1870 году вышел из печати новый роман Жюля Верна «Двадцать тысяч лье под водой», едва ли кто-нибудь из читателей усомнился в правдивости описания сцены смертельного сражения экипажа «Наутилуса» с гигантскими осьминогами. Ведь на протяжении многих веков, начиная с древних греков, эти морские чудовища неизменно фигурировали в бесчисленных легендах, рассказах моряков и рыбаков и даже в сообщениях бесстрастных наблюдателей, строго придерживающихся фактов, свидетелями которых они были. Причем «послужной список» спрутов изобилует примерами отнюдь не ангельской кротости их нрава. Внезапно появляясь из морской пучины, эти головоногие моллюски не только безжалостно пожирали людей, но и топили суда!

«В 17.00 10 мая 1874 года 150-тонная шхуна «Пирл» подверглась нападению гигантского головоногого и была потоплена им. Чудовище, чьи размеры превышали длину судна, неожиданно вынырнуло по правому борту и обвило своими щупальцами обе мачты, оставаясь в воде. Затем оно попыталось подтянуть свое тело на палубу шхуны, причем его величина была такова, что ему не удалось протиснуться в 50-футовое (1 Фут — около 30,5 см.) пространство между мачтами. Огромный вес навалившегося на борт «Пирл» головоногого моллюска нарушил остойчивость судна, и оно легло на бок. Хотя Бенгальский залив неподалеку от восточного побережья Индии был абсолютно спокоен в этот день, шхуна стала быстро наполняться водой и вскоре затонула. Команда «Пирл» из семи человек была спасена проходившим в двух милях пароходом «Стрэвоуен». Невероятно? На первый взгляд — да. Однако солидная лондонская газета «Таймс», опубликовавшая эту заметку 4 июля 1874 года, привела в подтверждение не только рассказы моряков затонувшей шхуны, но и свидетельства очевидцев из команды парохода «Стрэвоуен». Причем, как утверждал шкипер «Пирл» Джеймс Флойд, на них напал, не кто иной, как осьминог. О сходном случае рассказывает и английский писатель-маринист Фрэнк Т. Буллен, который долго плавал на китобойной шхуне «Кашалот» в Индийском океане. Наконец, неопровержимое доказательство существования исполинских спрутов представил в 1896 году американец Уэбб, который занимался врачебной практикой в городке Сент-Огастин во Флориде и был председателем городского научного общества. Однажды во время прогулки по берегу Атлантического океана в 12 милях от города он натолкнулся на останки осьминога-гиганта. «Если исходить из пропорций обычных осьминогов, — писал доктор Уэбб, — то щупальца гиганта были длиной от 75 до 100 футов». Да, такой экземпляр действительно мог потопить небольшое судно, сочти он его подходящей добычей!

Снимать осьминога, конечно, не то что делать портрет льва. Но и здесь требуется осторожность. Рана от его клюва, хотя и несмертельная, бывает весьма болезненной.

Поэтому-то на рубеже нашего века и воспринимались всерьез слова Жюля Верна: «Какие страшилища эти спруты, какой необычной жизненной силой наделила их природа, сколько мощи в их движениях!» Появилась даже целая теория, которая достаточно правдоподобно объясняла, почему именно с 1870 по 1900 год было зарегистрировано различных случаев столкновения с огромными осьминогами больше, чем за всю предыдущую историю исследований океанов и морей. Такие головоногие монстры — существа глубоководные (1 По данным американского ученого Дж. Восса, осьминоги обитают на глубинах до 17 тысяч футов.), и подниматься на поверхность их заставляла лишь повышенная вулканическая и сейсмическая активность на дне океанов в этот период, кульминационным моментом которой был взрыв Кракатау в 1883 году.

Однако то, что в глазах неспециалистов представлялось вполне достоверным, с точки зрения ученых вызывало по меньшей мере большие сомнения. Хотя имелся не один десяток описаний таинственных «восьмируких» чудовищ, причем они нередко совпадали даже в деталях, наука отказывалась признать их существование. Ей нужны были факты, а не рассказы очевидцев. Когда же ученые стали собирать и тщательно анализировать именно факты, оказалось, что об осьминогах и их жизни известно не так уж много. Причем больше всего набралось рецептов различных способов приготовления этих головоногих моллюсков, которые водятся от тропиков до Антарктики и во многих странах считаются деликатесом.

Потребовались годы кропотливых наблюдений и исследований, чтобы выправить кулинарно-гастрономический крен в познании осьминогов. И тут обнаружились прямо-таки поразительные вещи. Да, внешность у них, что ни говори, непривлекательная: на голове — восемь извивающихся «рук» — щупалец, вдоль которых в два ряда идут десятки полусферических присосков, устрашающе загнутый птичий клюв, холодные, немигающие глаза и короткое, похожее на мешок тело. Но, оказывается, эти чудовища обладают наиболее развитой нервной системой среди всех обитателей морских глубин, не считая млекопитающих. Доктор Дж. З. Янг, длительное время занимающийся изучением осьминогов на научной станции в Неаполе, сравнивает их мозг и нервную систему с весьма совершенным компьютером. Это проявляется в необыкновенной приспособляемости головоногих моллюсков к внешним условиям и очень гибком поведении, которое, по мнению некоторых исследователей, выходит за рамки простых рефлексов. Так, только что появившиеся на свет крошки-осьминоги прежде всего обзаводятся индивидуальным оружием: они обрывают и удерживают своими присосками жгучие волоски у медуз. Эти волоски служат одновременно и средством нападения — их прикосновение парализует добычу, например, тех же креветок, — и средством защиты. И лишь став достаточно большими, головоногие считают возможным «разоружиться ».

О весьма любопытном случае рассказывает американский ученый Дж. Восс: «В то утро я проводил занятия с группой студентов на мелководье у побережья Флориды. Внезапно я заметил в прозрачной воде большую самку осьминога, устроившуюся на куске коралла. Она настороженно уставилась на меня своими большими глазами, окружив щупальцами гроздь яиц размером в ноготь. Я осторожно протянул руку к яйцам, сквозь тоненькую оболочку которых просвечивали черными точками глаза еще не родившихся осьминогов. Самка угрожающе приподнялась, ее тело из зеленоватого стало ярко-красным, а затем вдруг порозовело. В то же мгновение вперед метнулись два щупальца и оттолкнули мою руку.

Мне очень захотелось заполучить яйца осьминога для изучения их эмбрионального развития, но я не решался отнимать их у рассерженной мамаши голыми руками — рана от клюва, хотя и несмертельная, бывает очень болезненной и долго не заживает (1 Из нескольких сот видов осьминогов только у австралийского octopus maculosus яд смертелен для человека.). В порядке эксперимента я вновь стал медленно тянуться к яйцам, и щупальца опять хлестнули мою кисть.

Может быть, поможет алюминиевая трубка? Когда щупальца коснулись металла, самка осьминога тут же отдернула их обратно к себе и вновь уставилась на меня, словно в раздумье над трудной проблемой. Ее дальнейшие действия поразили меня. Сложив свои руки-щупальца вдвое, она принялась «локтями» вскрывать яйца. От их прикосновения тоненькая пленка лопалась, из яйца выскакивал полудюймовый осьминожек и, выпустив облачко чернил, исчезал среди водорослей. Когда последний из детенышей благополучно скрылся, самка бросила на меня «торжествующий» взгляд и сползла с коралла в глубину...

Было ли продиктовано это эффектное зрелище защиты своего потомства лишь материнским инстинктом, или же самка осьминога продемонстрировала осознанное поведение? Я склоняюсь к последнему».

В лабораториях осьминоги не раз ставили исследователей в тупик, умудряясь каким-то непостижимым образом выбираться из закрытых баков, ящиков и даже... сейфов. В зоологическом центре университета в Майами был проведен интересный опыт, который позволил раскрыть этот секрет головоногих моллюсков. Осьминога по кличке Билли посадили в прозрачный пластмассовый ящик с плотной крышкой, помещенный в аквариум. В одной из стенок ящика было проделано отверстие размером в полдюйма. Тело самого осьминога было с теннисный мячик да плюс еще щупальца по полфута каждое. Первое, что сделал Билли, оказавшись в явно не понравившейся ему «тюремной камере», — обследовал с помощью щупалец все ее стенки. Обнаружив отверстие, он попытался просунуть в него сразу несколько рук и, конечно, потерпел неудачу. Некоторое время осьминог неподвижно сидел возле отверстия, словно обдумывая план бегства. Затем высунул одно щупальце, потом второе, пока, наконец, все они не оказались снаружи После этого, сузив глаза в едва заметные щелочки и сдвинув их один к другому, Билли протолкнул голову. Наступила очередь тела, и осьминог блестяще доказал, что даже в полудюймовое отверстие при определенном навыке можно просунуть «теннисный мячик»: усилием всех своих восьми «рук» он рывком вытащил тело, словно пробку из бутылки. Первый раз освобождение заняло двадцать минут, на десятый — всего полторы!

Кстати, в том же майамском центре другой осьминог, Ли, убедительно доказал, что для головоногих проблема бутылок и пробок вполне разрешима. В аквариум, где жил Ли, опустили сосуд с отверстием и на глазах у осьминога положили в него креветку. Едва исследователь Боб Сиссон убрал из аквариума руку, как Ли просунул в сосуд щупальце и вытащил лакомство. Кормления повторялись несколько дней подряд в один и тот же час. И вот однажды, подойдя к аквариуму, Сиссон обнаружил Ли внутри сосуда. Осьминог «хитро» глядел на человека, словно хотел сказать: «Кончайте эти глупые шутки с креветками. Мне не слишком-то легко ловить их внутри вашей банки одной рукой. Проще самому забраться внутрь и спокойно закусить. Я готов. Подавайте на стол». После этого Сиссон стал прикрывать отверстие сосуда с креветкой резиновой пробкой. Ли сталкивал мешающий ему предмет и добирался до добычи. Наконец наступил день, когда пробка была не просто положена на отверстие, а плотно загнана в него. Ли обхватил пробку двумя щупальцами и вытащил ее.

Появившись на свет, полудюймовый осьминожек спешит в укрытие. За ним последуют и его братья и сестры, чьи глаза черными точками просвечивают сквозь тоненькую пленку яиц.

Подобный поразительный «интеллект», по мнению исследователей, никак не вяжется с историями о внезапных нападениях гигантских осьминогов на суда и людей — совершенно незнакомую и явно великоватую для них добычу. Тем более что все известные науке виды этих моллюсков по весу не превышают 100 килограммов, а размах их «рук» не бывает больше 4 метров.

Ну а как же быть с рассказами многочисленных очевидцев, с потоплением шхуны «Пирл», со шрамами от присосков на тушах кашалотов, наконец, — с находкой доктора Уэбба во Флориде? Осьминоги тут ни при чем; во всем виноваты их родственники — огромные десятирукие кальмары, достигающие тонны веса при размахе щупалец до 18 метров. «В Национальном географическом обществе в Вашингтоне нам показали отчеты и драматические снимки, сделанные при вспышках магния; из снимков явствовало, что один из районов течения Гумбольдта очень часто посещается чудовищными кальмарами, по ночам выплывающими на поверхность океана, — писал Тур Хейердал. — Они так прожорливы, что если один из них вцепится в кусок мяса и окажется пойманным на крючок, немедленно появляется другой и начинает поедать своего плененного родича. У них такие щупальца, что с их помощью они приканчивают крупную акулу и оставляют безобразные рубцы на теле больших китов, а между щупальцами у них спрятан дьявольский клюв, не уступающий орлиному». Словом, осьминоги были полностью реабилитированы, а досье преступлений их гигантской разновидности навсегда сдано в архив.

И все же доктор Джозеф Дженнаро из Нью-Йоркского университета недавно затребовал дело гигантских осьминогов из архива. Сделать это его заставили два обстоятельства. Во-первых, диаметр присосков даже у самых больших кальмаров не превышает одного-полутора дюймов. Шрамы же на теле кашалотов, оставленные присосками головоногих моллюсков, достигают 3—3,5 дюйма, что соответствует пропорциям гигантских осьминогов, если они существуют. Во-вторых, и это главное, микроскопический и биохимический анализ срезов ткани моллюска, найденного доктором Уэббом, показал, что она содержит протеин каллаген именно того вида, который бывает у осьминогов, но никогда не встречается у кальмаров. «Возможно, в будущем, когда человек научится жить на дне океанов — а это, как показали эксперименты Жак-Ива Кусто, вполне возможно, — он больше узнает о таинственных гигантских осьминогах. Не исключено, что сам Кусто, который не слишком-то верит в них, когда-нибудь сфотографирует этих загадочных монстров. И если это произойдет, то будем надеяться, что у него хватит благородства воспользоваться телеобъективом».

С. Барсов

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: осьминог
Просмотров: 6537