Можно ли найти «Якуцк»?

01 июля 1989 года, 00:00

Рисунок автора

Да, можно. К такому выводу пришел автор публикуемой ниже статьи, проанализировав копии шканечных журналов дубель-шлюпки «Якуцк» — одного из судов Второй Камчатской (Великой Северной) экспедиции. Кто возьмется за поиски и подъем судна, памятника Петровской эпохи?

В последние годы часто появляются сообщения о находках кораблей, затонувших сотни, а иногда и тысячи лет назад. В основном такие находки делаются в акваториях теплых морей. Между тем и в наших водах, в частности, в полярных, немало затонувших судов, причем некоторые из них оставили заметный след в истории географических открытий и кораблестроения. К числу таких судов относится дубель-шлюпка «Якуцк», входившая в состав одного из отрядов экспедиции капитан-командора Витуса Беринга. Экспедиция была организована «для подлинного известия, есть ли соединение Камчатской земли с Америкою, також имеется ли проход Северным морем». Последнюю задачу предстояло решить, посылая из сибирских рек — Оби, Енисея и Лены — построенные на этих реках «регулярные» морские суда и составляя карты неизвестных берегов.

Огромный обоз экспедиции с парусами, канатами, якорями, пушками и другими корабельными припасами, сопровождаемый морскими офицерами, корабельными мастерами, матросами Балтийского флота, прибыл в Якутск 24 мая 1734 года. И начали строить суда — по стандартным чертежам Адмиралтейства под руководством корабельного мастера Федора Федотовича Козлова. Описание бота и дубель-шлюпки сохранилось в рапорте Беринга Адмиралтейству: «...заложены при Якуцке летом 1734 году 1 бот и 1 дубель-шлюпка, длиною в 70, шириною в 18, глубиною в 6,5 футов. А лес в строение употреблен лиственнишной, а кокоры еловые, да балки сосновые. А строением окончены и спущены на воду

Заштрихованная площадь — предполагаемое местонахождение затонувшей дубель-шлюпки «Якуцк» с учетом погрешностей в направлении (±1 румб) и в дистанции до берега (± 3 мили), измеренной на глаз.

23 майя 1735 году, которые при спуске имянованы бот Иркуцк, а дубель-шлюпка Якуцк и определены на них командиры на бот лейтенант Лассиниус и на дубель-шлюпку от флота лейтенант Василей Прончищев».

Анализируя сохранившиеся в архивах копии шканечных журналов «Якуцка», я пришел к выводу, что это было настоящее морское судно. Две мачты несли паруса: грот, фок, стаксель, кливер и топсель. В безветрие судно двигалось на веслах — по 12 с каждого борта. Управление румпельное с крыши кормовой каюты. В носу и на корме стояло по два трехфунтовых фальконета (Фальконет — артиллерийское орудие XVI—XVIII веков. Калибр орудий в то время определялся весом чугунного ядра в так Называемых артиллерийских фунтах (1 фунт равен 480 граммам).). Судну придавалось два ялбота, из которых малый поднимали на палубу, а большой — шестивесельный — буксировали за кормой. Экипаж «Якуцка» состоял из трех офицеров (лейтенант В. В. Прончищев, штурман С. В. Челюскин, геодезист Н. Чекин), пяти унтер-офицеров и 9 матросов. Все эти 1? человек, составляющие костяк команды, прибыли из Петербурга, а в качестве гребцов на дубель-шлюпку было Передано 28 солдат Тобольского и Якутского гарнизонов.

30 июня 1735 года дубель-шлюпка «Якуцк», напутствуемая Берингом, «пошла в путь свой, распустя паруса...».

И было долгое плавание по Лене от «города Якуцка до Северного океана», и трудная зимовка в устье реки Оленек, и снова плавание, в результате которого экспедиция составила карту восточного побережья открытого ею полуострова Таймыр и дошла до широты 77°55' (впервые русский флаг развевался в столь высоких широтах). Потом смерть четы Прончищевых и два года ожидания на рейде в Якутске, пока решался вопрос о назначении нового командира дубель-шлюпки.

В июне 1739 года дубель-шлюпка снова направилась вниз по Лене под руководством Харитона Лаптева. Повторяя съемку своего предшественника, Лаптев вел дубель-шлюпку тем же курсом вдоль восточного берега Таймыра, чаще определяя астрономические пункты и давая названия открытым ранее островам и мысам. Так появились острова Преображения, Петра, Андрея, Фаддея, Самуила; эти названия сохранились и поныне. В этот раз дубель-шлюпке удалось дойти лишь до мыса Фаддея, на котором моряки соорудили под руководством Челюскина каменный маяк-гурий, остатки которого заметны на местности и теперь.

В июле 1740 года Лаптев снова повел «Якуцк» в обход Таймыра. Пришлось почти месяц ждать в устье Хатанги, неподалеку от которого они зимовали, пока взломаются льды залива. За это время построили маяк из бревен на мысе Корга и загрузили трюм дополнительным балластом: «...с берега возили пятьдесят мешков с мелким камнем, для того что дубель-шлюпка в грузу мелка». Принятый балласт весил около пяти тонн.

В начале августа наконец лед взломало, появились большие пространства чистой воды. «Якуцк» двинулся вслед за льдом на север, заходя в устья речек, если лед прижимал к берегу. До 13 августа дубель-шлюпка быстро продвигалась вдоль берега, делая по 30—40 миль в сутки; уже был пройден «крутой высокий яр западного берегу» — нынешний мыс Цветкова, как можно судить из анализа пройденного дубель-шлюпкой пути по судовому журналу.

13 августа 1740 года отошли миль на 12 в открытое море, где льда казалось поменьше, и, лавируя при западном ветре, продвинулись до параллели нынешней бухты Прончищевой. Но тут — «в повороте нанесло на нас великую льдину носячую и понесло ветром со льдом к NO и несучи потерло форштевень и набивные на носу доски». Далее в журнале счисления уже не велось, лишь записывались румбы, по которым дрейфовало дубель-шлюпку во льду, и фиксировались повреждения. К вечеру «...надломило форштевень, всю дубель-шлюпку помяло, учинилося великая течь... поставя три помпы, стали выливать. А из интрюма, дрова и провиант выбрав, засыпали щели мукою и конопатили, токма воды не убывало».

В ночь на 14 августа «весь форштевень от киля до ватерштока выломало и выбросило на лед... нос погрузился, а корму приподняло. Подвели под нос грот и штаксель, засыпали меж ними и бортами мукою и грунтом, но токмо течь не уняли». Весь следующий день команда «Якуцка» боролась за его спасение, надеясь закрепить на носу пластырь и откачать воду. Увидев невдалеке «стоячий лед», то есть береговой припай, тянувшийся до самого берега, подтянули к нему, расталкивая льдины, дубель-шлюпку, как к причалу. Люди ныряли в трюм, заполненный водой, доставали оттуда продовольствие, выбрасывали на лед ценное имущество. К вечеру «налилась дубель-шлюпка по самую палубу водою... в 9 часов по полудни прибылою водою и ветром NW тронуло лед и понесло дубель-шлюпку со льдом на OSO куда течение воды...». Наступил решительный момент. В полночь на 15 августа в журнале сделана на судне последняя запись: «Командующий с ундер-офицерами зделав консилиум, что дубель-шлюпку спасти никак невозможно и дабы спасти хотя людей, того ради сошли на помянутый стоячий лед». Незадолго до этого в журнале указана глубина места— 12 сажен. А о судне больше никаких записей нет, что надо считать доказательством его гибели в ближайшие часы после того, как дубель-шлюпку оставила команда.

«Якуцк» затонул из-за утраты плавучести. Элементарные расчеты показывают, что при заполнении водой корпуса дубель-шлюпки по верхнюю палубу и при наличии в ней около десяти тонн балласта (принятый перед последним плаванием груз камней был только дополнением к основному балласту) создали отрицательную плавучесть, вынудившую судно погрузиться. Причем погружение произошло скорее всего в горизонтальном положении, и судно село на ровный киль, чему могли способствовать и обводы днища.

Теперь немного расчетов. Обычно в литературе указывается место затопления «Якуцка» в точке с координатами 75°26' по широте. Однако эта широта, взятая из журнала «Якуцка», была вычислена спустя несколько дней после его гибели и относилась к месту лагеря потерпевших кораблекрушение. Указанная широта совпадает на современной карте с точкой на 5 миль южнее бухты Прончищевой. В то же время, как явствует из анализа записей Лаптева в журнале, моряки после гибели «Якуцка» вышли по льду на берег севернее бухты Прончищевой на 5—7 километров. Теперь точно установлено, что из-за несовершенства методов вычисления на судах Камчатской экспедиции широты в полярных районах определялись с занижениями на 10—15 минут. Так получилось и в данном случае с широтой 75°26'. В действительности широта лагеря потерпевших кораблекрушение — две юрты, построенные на берегу нынешней лагуны Медвежьей,— составляет 75°35'. Целый месяц жили здесь моряки «Якуцка», ожидая, пока замерзнет бухта Прончищевой, чтобы отправиться к югу.

Место гибели дубель-шлюпки достаточно точно можно определить по пеленгу и расстоянию до берега, к которому направились Лаптев и его товарищи по льду, когда покинули гибнувшее судно. В журнале 15 августа 1740 года записано: «...пошли на берег, который виден от нас на WSW близ 15 миль». Судя по тому, что лагерь на берегу был оборудован на косе лагуны Медвежьей — единственного на этом побережье места, где в изобилии имеется плавник, последний пеленг с гибнувшей дубель-шлюпки брался на приметную прибрежную возвышенность. Ныне здесь стоит башня маяка Прончищевой. Только эта возвышенность могла быть отчетливо усмотрена с места аварии и могла показаться морякам «Якуцка» ближайшим берегом — южнее и севернее ее побережье низменное.

Поэтому обратный пеленг ONO (67°,5) от маяка Прончищевой укажет направление, по которому затонула дубель-шлюпка. Поскольку в начале журнала «Якуцка» пояснялось, что румбы указывались «правые», то есть истинные, а мили — «английские», следует считать место затопления «Якуцка» на ONO в 15 английских милях (13 современных морских миль.) от маяка Прончищевой.

Проложив на карте крупного масштаба упомянутый азимут (67°,5) от маяка Прончищевой и отложив по нему расстояние с учетом погрешностей, получим контуры наиболее вероятного участка моря, на дне которого на глубине 22—30 метров покоится дубель-шлюпка «Якуцк».

Но это в том случае, если дубель-шлюпка затонула сразу же, как только ее покинула команда, и при условии, что при этом несколько разошлись поддерживающие ее льдины. К сожалению, в журнале записано только, что западным ветром и течением покинутое судно понесло на восток, а момент затопления, неминуемый при малейшей разрядке льда, в журнале не зафиксирован. Поэтому следует допустить возможный дрейф «Якуцка» на 1—2 мили к востоку, пока он не погрузился. Однако более вероятным надо считать быстрое погружение судна в самом начале этого дрейфа.

По данным современных исследований, в западной части моря Лаптевых донные осадки ила и глины покрывают скальную или мерзлотную основу слоем толщиной около метра. Осадконакопление происходит весьма медленно. Учитывая, что лиственница в воде сохраняется более тысячи лет, а именно из нее сделан корпус судна, есть все основания предполагать, что «Якуцк», возможно, до, половины погруженный в ил, лежит на дне без изменений и в наше время.

Используя современные способы подводных поисков гидролокаторами, нетрудно обнаружить двадцатиметровый корпус дубель-шлюпки. А поискать стоит. «Якуцк» — первенец сибирского судостроения Петровской эпохи. Он был первым в нашей истории полярным исследовательским судном, на котором прославленные русские мореплаватели В. Прончищев, X. Лаптев, С. Челюскин составили первые в истории карты реки Лены и морского побережья от ее дельты до пролива Вилькицкого.

После обнаружения «Якуцка» и его водолазного осмотра, возможно, встанет вопрос о его подъеме. Это можно сделать с помощью мощного крана современного судна. Конечно, прежде чем поднимать это историческое судно, надо подумать о его дальнейшей судьбе. Быть может, следует установить его под стеклянное покрытие в городе Якутске, чье имя носил этот прославленный корабль.

В. Троицкий, кандидат географических наук

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 6794