Водоробы? Плазмоиды? Термофаги?

01 июня 1989 года, 00:00

 

Вот уже несколько десятилетий не утихают дискуссии между сторонниками и противниками изучения так называемых неопознанных летающих объектов. Дискуссии эти настолько остры, что их участники пока что не в состоянии даже выработать единой терминологии для определения самого феномена. Например, в тезисах докладов Томской школы-семинара за 1988 год встречаются такие названия, как «непериодические быстропротекающие явления в окружающей среде (НБЯ в ОС)», «аномальные явления (АЯ)», «НЛО — транспортные средства для перемещения гуманоидов», «неотождествленные атмосферные явления (НАЯ)» и другие.

С конца сороковых годов очевидцами полетов необычных светящихся образований, а порой и неких загадочных объектов стали более пятидесяти тысяч людей. Были сообщения и о приземлении этих объектов, и даже о выходе из них человекоподобных существ. Но свидетельства такого рода, не подтвержденные никакими материальными доказательствами, чаще всего игнорируются научной общественностью как не заслуживающие внимания.

Интересно, что облик таинственных небесных объектов соответствует состоянию массового сознания общества в конкретный исторический период. Так, в средние века люди наблюдали на небе библейские сюжеты. В 1895—1897 годах, за 2—3 года до начала массового дирижаблестроения, над США чаще всего появлялись объекты именно дирижаблеподобной формы. Во время второй мировой войны английские летчики описывали летавшие над Германией светящиеся шары — «секретное оружие немцев». В 1945— 1946 годах жители Скандинавских стран сообщили о пролетах примерно двух тысяч объектов в виде «ракет «ФАУ-2». После известных событий в Петрозаводске 20 сентября 1977 года феномен НЛО стал связываться с посещением Земли инопланетными аппаратами, управляемыми человекоподобными существами. И тут же в редакции газет, журналов, на радио и телевидение хлынул огромный поток писем от очевидцев наблюдения этих «аппаратов» и их «пилотов».

Этот таинственный объект — около 100 метров в диаметре, по мнению очевидцев,— неподвижно висел над заливом острова Итуруп (Курилы). Фото Б. Казьмина.Например, опытный рыбак и охотник из местечка Старорыбное в районе Хатанги А. В. Гоц сообщил о том, что в ноябре 1979 года он видел неподвижно висящий на небе огненный шар, который резко взмыл вверх. Было заметно, как по нему полосами скатывался газ, который потом относило ветром, и он рассеивался. «Когда шар набирает высоту,— пишет А. Гоц,— становится просто звездочкой и продолжает полет, (пума не производит, может быть невидимым. Видели шары с разных расстояний — от высоты полета самолета до 500 метров. Один шар висел в 10 метрах от льда. Когда я стал приближаться к нему на снегоходе «Буран», внутри его вспыхнула звезда, и он начал от меня удаляться вверх и в сторону. Я все же догнал его, остановил сани, вышел на свет фары, поднял руки, дабы показать ему, что я не вооружен, и обратился с такой речью: «Эй, инопланетянин, с тобой говорит сын Земли. Не будь трусом, спускайся, я хочу с тобой говорить». Я, конечно, понимаю, что все это смешно. Он меня по крайней мере принял за дикаря — ведь я весь в лохматой одежде. Но как только я это произнес, из темноты вспыхнул второй такой же шар, и они вместе улетели в сторону Луны и исчезли в ее свете»...

Но несмотря на всю фантастичность таких «свидетельств», подобные загадочные аномальные явления наблюдают не только многочисленные очевидцы. Они регистрируются и радиолокаторами, фиксируются на фото- и кинокамеры, их чувствуют животные. Однако, по нашему мнению, при изучении довольно большого количества однотипных наблюдений НЛО до сих пор не регистрировались, а подчас и не учитывались некоторые особенности этих явлений. 23 октября 1978 года в 7 часов 15 минут москвич В. М. Дьяченко вместе с женой увидел из окна своей квартиры на улице Новаторов две маневрировавшие в небе светящиеся полосы.

«Я посмотрел на эти полосы и удивился,— рассказывал впоследствии он.— Одна была расположена вертикально, другая — горизонтально. Последняя была примерно вдвое короче. Мы обратили внимание на их розово-желтый цвет. Я сделал несколько снимков с различной экспозицией. В это время полосы начали двигаться. Горизонтальная спокойно поплыла влево, а вертикальная превратилась в ромбовидную звездочку. В этот момент мы заметили вспышку, после которой звездочка развернулась в горизонтальную полосу, и теперь уже две полосы медленно друг за другом поплыли влево, пока не растворились и не исчезли в небе... Пленка, на которой я делал снимки, была специальная — «Микрат-300».

После того, как пленка, предоставленная В. М. Дьяченко вместе с фотоаппаратом, была проявлена, фотоснимки подвергались тщательному анализу.

На первом кадре видна панорама, открывающаяся из окна квартиры Дьяченко — сквер, деревья, берег водоема, над которым в небе висит огромный темный объект, напоминающий по форме дельфина, наклоненного носовой частью к земле. На втором кадре «дельфин» не обнаруживается, но зато видны два темных объекта, похожих на маневрирующие над местностью «чечевицы». На третьем кадре наклоненный к земле «дельфин» появляется снова, но здесь он уже светлее окружающего его фона неба. После дополнительного изучения фотоснимков такие же, как на втором кадре, темные объекты обнаружены в теле светлого и темного «дельфинов».

В своем сообщении автор снимков указывает, что он делал их с выдержками от 1/2 до 1/16 секунды, причем фотоаппарат держал в руках и изображение панорамы на снимках оказалось смазанным, однако «дельфин» на первом кадре и темные объекты на втором видны совершенно отчетливо. При совмещении изображений «дельфинов» с первого и третьего кадров на экране контуры совпадают почти полностью, однако положение их в пространстве по отношению к деталям ландшафта различно.

Значит, изображенное на них физическое явление перемещалось в пространстве, изменяло форму, с довольно большой частотой меняло интенсивность и цвет свечения. Но когда отпечатанные фотографии были показаны Дьяченко, он заявил, что ни в один из моментов наблюдения не видел изображенных на них объектов.

Дело тут вот в чем. Скорость восприятия человеком зрительной информации находится в пределах 10— 72 бит/сек. Сам процесс видения включает подсознательную работу мозга, при которой в ответ на пришедший на сетчатку глаза сигнал в памяти отыскиваются наиболее подходящие признаки-образы, по сумме которых человек и отождествляет источник сигнала. Возможна ситуация, когда перед человеком неожиданно (а именно так и бывает в случаях наблюдения НЛО) возникает незнакомое ему физическое явление. Нечто быстро перемещается в пространстве и с большой частотой меняет свою форму, размеры, цвет. Если эта частота превышает пороговую, то мозг не успевает составить из этих разрозненных картинок целостную картину и возникает так называемая метафорическая деформация, когда человек видит не сам объект, а свои индивидуальные или общепринятые представления о нем. Современный человек, воспитанный на технических достижениях цивилизации, может увидеть в описанном случае инопланетный корабль — свои представления о технике будущего.

В 1958 году экспедиция АН СССР во главе с К. Флоренским установила, что взрыв Тунгусского тела произошел в воздухе на высоте около 5 километров. Для объяснения происшедшего выдвигались самые различные гипотезы — от падения гигантского метеорита и аварии космического корабля инопланетной цивилизации до столкновения Земли с микроскопической «черной дырой» и взрыва ядра кометы. Однако убедительных фактических доказательств нет и поныне.

Советский ученый Д. Ф. Анфиногенов на основе исследования структуры взрыва рассчитал азимут проекции его траектории, угол наклона источника взрыва к горизонту, высоту нижней точки взрыва, суммарную энергию взрыва и форму распространения ударной волны. На диаграмме, продемонстрированной им на 12-й и 13-й конференциях по метеоритам, можно видеть фигуру, наклоненную носовой частью вниз и напоминающую по форме дельфина, очень похожего на объект со снимков Дьяченко.

Новосибирские ученые В. К. Журавлев и А. Н. Дмитриев, проанализировав около 2 тысяч сообщений о необычных явлениях 1908 года и результаты исследования многочисленных экспедиций, пришли к выводу: «Согласно нашей гипотезе, кроме шаровых молний и корональных транзиентов, в космическом пространстве Солнечной системы существуют плазменные объекты... которые могут быть обнаружены в процессе дальнейшего развития космонавтики и астрономии». Вполне правомерно предположение о том, что одним из источников НЛО, как и Тунгусского феномена, может быть появление в околоземном пространстве и над поверхностью Земли объектов плазменной природы весьма внушительных размеров. Событие, наблюдавшееся Дьяченко в 1978 году над Москвой, предположительно, имеет ту же природу. К сожалению, пока мы можем лишь строить догадки о «конструкции» некоторых НЛО.

Феномен НЛО предстает перед наблюдателем сложным комплексом разнообразных явлений как известного характера, например, электромагнитного, так и в виде необъяснимых пока физических эффектов, необычных воздействий на объекты окружающей среды, людей, технику. Одной из иллюстраций этого может служить эпизод, описанный в научно-популярном фильме Киевской киностудии «В поисках пришельцев», в котором приведен случай, происшедший в районе Петрозаводска в феврале 1985 года, когда некий светящийся шар довольно долго «буксировал» целый товарный состав.

21 апреля 1984 года в Курганской области в 22.30 по местному времени члены семьи Когуровых оказались свидетелями следующего события:

«По дороге из села Ковриги в город Шадринск на расстоянии 3—4 километров от села (по обе стороны дороги — пашня) нашу машину осветило слева голубым светом. Один луч прошел впереди, и машину дернуло, но мы не остановились, а лучи внезапно исчезли. Мы испугались и не могли ничего понять — свет какой-то неестественный. Мы все трое стали наблюдать в окно машины. Через несколько секунд увиденное привело нас в ужас — на пашне слева вспыхнули «фары», в их центре свет был нежно-голубой, а в темноту шли густо-синие лучи. «Фары» создавали нечто вроде «коробки» и были почти одинакового размера, но «фара» сверху была чуть больше и похожа на прожектор. Луч от нее шел прямо на нас. Все это продолжалось несколько секунд, потом стало гаснуть — сначала «прожектор», потом остальное. Больше мы ничего не видели, но останавливаться побоялись — нам показалось, что это что-то разумное. Ведь «они» нас на дороге как бы ловили лучами. На следующий день у мужа левая сторона лица вся горела как будто от ожога, покраснела...»

Сотрудник института неорганической химии СО АН СССР В. А. Харитонов явился участником еще более необычного события:

«В конце октября — начале ноября 1958 года мы с приятелем были на охоте. В то время я проживал в райцентре — селе Довольное Новосибирской области. Уже порядком стемнело. Я стоял лицом на север, приятель мой Иван Грехов — чуть сзади и правее меня. Луна взошла и сквозь редкий туман светила нам в спину. Вдруг около 9 или 10 часов вечера с левой стороны над лесом показался светящийся круг изумительно правильной формы, довольно медленно двигавшийся на нас с северо-западной стороны. Скорость его полета была равна примерно 5 км/час. Лес был освещен этим предметом — довольно отчетливо различались отдельные березы. Было впечатление, будто кем-то включен прожектор средней мощности. Все это выглядело очень красиво и интересно: почти прямо над нами проходил в небе какой-то объект, освещал землю «прожектором» и как будто выбирал место для посадки.

Когда яркий круг с видимыми размерами в 5—6 лунных дисков приблизился к нам, отчетливо стал виден второй круг тоже правильной формы, но меньшей интенсивности свечения... От него исходил яркий фиолетовый свет в виде луча, оставляющий на земле освещенное пятно диаметром около трехсот метров...

Когда мы попали в полосу, освещенную кругом, какая-то неведомая сила прижала нас к земле. Просто положила. По телу прошла дрожь, как будто я попал под напряжение. Это длилось недолго, так как мы находились в крайней зоне светового круга, где освещение на земле было менее ярким, чем в его центре. Продолжая лежать, я повернул голову и увидел, что круг удаляется в сторону северо-востока... Когда я поднялся, меня охватило чувство страха и полного безразличия»...

Итальянский ученый Л. Бокконе в своей работе «НЛО — скрытая реальность» рассказывает об исследованиях по обнаружению образований, получивших название «криттеры». Лаборатория Бокконе работала в районе Аренцано (Италия) на вершине одинокого холма. Для исследования применялись фотометры, термометры, магнитометры, регистраторы альфа-, бета- и гамма-излучений, другая аппаратура, а также живые индикаторы — собаки. При аномальных и необъяснимых отклонениях в показаниях любого из приборов производилась фотосъемка. Для нее применялась обычная панхроматическая или ИК-пленка, фотовспышки, интерференционные фильтры, электронно-оптические преобразователи. Наблюдения проводились на протяжении трех лет, обычно ночью, в течение 7—10 часов. В это время можно было наблюдать и регистрировать явления и присутствовать при «материализации» и «дематериализации» невидимок, обнаруживаемых позже на фотоснимках. В некоторых случаях отмечались слуховые и тепловые ощущения. Исследования показали, что объекты чаще всего регистрируются в инфракрасной и ультрафиолетовой частях спектра.

Цветная реконструкция сделана с помощью компьютера для иллюстрации структурных неоднородностей этого невидимого образования.

Резюме, сделанное итальянцами, было ошеломляющим. Они заявили об открытии неведомых доселе «эфирных» форм жизни. По мнению Бокконе, эти живые формы и связанные с их существованием физические явления неизвестны нам потому, что их реальность лежит за порогом воспринимаемой человеческим глазом частоты природного спектра.

Что же тогда такое жизнь и можно ли говорить о какой-то небиологической жизни? Ученый Л. А. Блюменфельд считает, что «принципиальных отличий материи живой от неживой не существует, и потому физических критериев живого предложить нельзя». Другой исследователь, Ю. Н. Благовещенский, утверждает, что критериев живого в чистом виде не существует и не может существовать.

В людском сознании пока еще существуют представления о том, что «живое» отличается от «неживого» более сложной организацией, особой упорядоченностью структуры. Но исследования ученых-синергетиков показывают, что небиологические структуры порой не уступают по сложности известным нам формам жизни. Лидеры брюссельской школы синергетики И. Пригожий и П. Гленсдорф открыли и математически описали изменения в небиологических системах, когда при удалении от термодинамического равновесия в них «может из беспорядка возникнуть порядок». Происходит пока не изученный процесс самоорганизации элементов вещества, иными словами, возникает какая-то новая жизнь.

К. Э. Циолковский считал, что большинство планет дозрело в плане появления на них живых существ и что мы окружены не только такими же, как и мы, плотными существами на биологической основе, но и существами «эфирными», материальность которых намного менее плотная, чем материальность нашего мира. Предвосхищая выводы Пригожина и Гленсдорфа, в работе «Живые существа в Космосе» он отмечал:

«Теоретически всякая энергия может поддерживать жизнь: например, энергия движения и вращения планет, сила тяготения, теплота, атомная энергия и другие ее виды».

На коллоквиуме «Биоастрономия — ближайшие шаги», организованном Международным астрономическим союзом и Международной академией астронавтики 22—27 июня 1987 года в венгерском городе Балатонфюред, профессор Нью-Йоркского университета Р. Шапиро заявил, что гипотеза об универсальности водно-углеродной жизни является одной из «вредных догм», тормозящих прогресс в астробиологии. Иной пример распространенной догмы, считает Р. Шапиро, вывод об отсутствии жизни на Марсе, основанный на результатах первых биологических проб, взятых космическим аппаратом. В книге «Жизнь вне Земли: руководство для разумного землянина по жизни во Вселенной» он предлагает следующую классификацию возможных форм жизни в Космосе:

— плазмоиды — существуют в звездных атмосферах, образуются за счет магнитных сил, связанных с группами подвижных электрических зарядов;

— радиобы — живут в межзвездных облаках, представляют собой сложные агрегаты атомов, находящихся в состоянии возбуждения;

— лавобы — организованные структуры из кремния, живущие в озерах расплавленной лавы на очень горячих планетах;

— водоробы — амебообразные формы, плавающие в жидком метане и извлекающие энергию из превращений ортоводорода в параводород;

— термофаги — вид космической жизни, извлекающий энергию из градиента температур в атмосфере или океанах планеты.

Теперь вернемся к наблюдениям на Земле. Возможно, природа феномена НЛО связана со специфическими свойствами этих плазмоподобных образований, достигших такой степени самоорганизации, при которой их можно рассматривать как живые, а возможно, и... разумные?

Комментарий ученого

Материалы, которые исследуют авторы статьи, могут составить новый раздел космической антропоэкологии. Сообразуясь как с классическими, так и современными научными результатами (К. Э. Циолковский, В. И. Вернадский, Илья Пригожий, Л. Л. Морозов и др.), мы можем выделить фундаментальное космологическое и космопланетарное явление — монолит живого вещества, который в статье рассматривается в связи с классификацией форм жизни, предложенной профессором Р. Шапиро. Как универсальное космологическое явление жизнь столь же разнообразна в своих проявлениях, как и давно известное человечеству многообразие форм физической Вселенной. Отказ от белково-нуклеинового «монотеизма» даст новый импульс научному мышлению на рубеже двадцать первого века.

Такие исследования и формирующееся в их ходе мировоззрение неоценимо важны для судьбы цивилизации, понимания сути земной формы разумного вещества. Они направлены на преодоление антропоцентризма, космического эгоизма, самозамыкания земной цивилизации.

Академик АМН СССР В. Казначеев

А. Кузовкин, А. Семенов

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 9793