Жизнь, отданная пиявкам

01 апреля 1989 года, 00:00

Фото автора

Что мы знаем о пиявках? Ну, то что они водятся в реках, озерах и болотах, что они черного цвета и неприятны на вид, знаем, что в тропиках пиявки — бич путешественников. Наконец, пиявок используют в медицине. Вот вроде бы и все. И ничего удивительного.

Но вот для Роя Сойера, сотрудника Калифорнийского университета, самая увлекательная, как считает он сам, работа — это изучение пиявок. Они очень удобны для исследований, потому что обитают почти повсюду: в полярных водах и в тропических водоемах, даже в горных озерах, расположенных на высоте 3600 метров. Любопытный факт: в антарктических водах их значительно больше, чем в тропических областях.

Длина у некоторых видов пиявок доходит до 30 сантиметров. Используя волнообразные движения, растянувшаяся пиявка легко плывет под водой. Но она может долгое время жить и на влажной земле, во мху или в продуктах гниения.

Большинство пиявок питается кровью различных животных.

Среди пиявок, нападающих на человека, встречаются довольно своеобразные. Например, на Ближнем Востоке живет небольшая пиявка, известная своей способностью попадать в носовые каналы. Она проникает туда вместе с водой, которую неосмотрительный человек пил из водоема. Попав в рот, пиявка перебирается затем в нос, где и устраивается. В 1815 году на Синайском полуострове от нее сильно страдали французские солдаты, а во время первой мировой войны эти пиявки доставили немало забот английским войскам.

В наши дни добыча пиявок для исследований — проблема тяжелая. Тому причиной — их усиленный сбор и нарушение условий обитания. В неволе же они размножаются плохо. Яйца их величиной с булавочную головку, и это обстоятельство затрудняет работу исследователей с эмбрионами.

Однажды, просматривая старые научные журналы, Рой Сойер наткнулся на сообщение, опубликованное еще в 1899 году, о гигантской пиявке, обитающей в болотах Французской Гвианы. Но об этом как-то забыли. И вот Сойер связался с одним из ученых в Гвиане и вскоре получил от него два экземпляра пиявок, длиной более 45 сантиметров! Исследователям лаборатории Калифорнийского университета о них почти ничего не было известно. Вскоре одна из подопытных пиявок погибла. Но это не слишком огорчило ученых. Ведь пиявки могут размножаться даже будучи в одиночестве.

Гигантская пиявка за три раза в течение года откладывает около 200 (иногда и больше) яиц. Их и выведшихся впоследствии детенышей она вынашивает под животом четыре недели, то есть до тех пор, пока они не смогут питаться самостоятельно. Об этом Сойеру было известно, но вот объекты, на которых они кормятся, пришлось определять, что называется, методом проб и ошибок. В конце концов выяснилось, что для этого подходят животные только с тонкой кожей (кролики, черепахи).

Но одной пиявки, даже с потомством, для широких исследований маловато. Пришлось организовать специальную экспедицию во Французскую Гвиану.

И вот позади две недели поисков среди тропических болот. Популяция гигантских пиявок найдена. Первый пойманный Сойером экземпляр в лаборатории Калифорнийского университета назвали «Бабушкой Моисея». За три года жизни в лаборатории эта пиявка дала потомство в 750 детенышей, а после гибели попала в коллекцию Смитсоновского института в Вашингтоне.

Гигантская пиявка полностью оправдала надежды Сойера. Оказалось, что она не только хорошо размножается в неволе, но и откладываемые ею яйца примерно в 100 раз крупнее яиц медицинской пиявки. «Теперь мы можем вести наблюдения за эмбрионом почти с момента его зарождения»,— говорит Рой Сойер. Он считает, что полученную при этом информацию можно будет применить при исследовании нервных клеток. Мало пока сведений о свойствах регенерации, а также о возможностях замены нервных клеток. Одним словом, гигантская пиявка оказалась благодатным материалом для исследований.

По материалам зарубежной печати подготовил Е. Иванов

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 7587