Интернет как социальная сеть

01 мая 2007 года, 00:00

Год назад некоммерческий исследовательский центр Pew Internet & American Life Project провел исследование How Women and Men Use the Internet («Как мужчины и женщины используют Интернет»). Оказалось, что женщины и мужчины, выходя в Сеть, решают разные задачи. Мужчины в большинстве случаев обращаются в Интернет за информацией, в первую очередь за новостями, а женщины чаще ищут в Сети общения. За минувший год «женское лицо» Интернета проявилось более отчетливо.

Еще сравнительно недавно Интернет был довольно суровой средой, и, чтобы воспользоваться его услугами, нужно было набирать инструкции в командной строке UNIX и обладать специальными знаниями в области программирования. В таких условиях человек, решающий задачу получения информации и всегда ограниченный во времени, не станет тратить дорогие (в самом прямом смысле) минуты доступа на пустую болтовню.

Так обстояли дела на рубеже 80-х и 90-х годов прошлого века. Но за десять—пятнадцать лет все изменилось. Суровый аскетизм командной строки забыли все, кроме профессионалов. Безлимитные низкие тарифы и широкополосный быстрый доступ стали обычным делом. В зрелых сегментах Интернета количество женщин и мужчин среди пользователей практически уравнялось. И у Сети появилось женское лицо — общение стало более важным, чем получение информации. И даже прямое получение информации стало все чаще и чаще приобретать именно форму общения. Понятие «социальная сеть» ввел Джон Барнес (John A. Barnes) в середине XX века. Так называют социальную структуру, в которой есть узлы и связи между ними. Узлами могут быть и отдельные люди, и целые объединения. Связь определяется характером взаимного обмена между узлами, например объемом передаваемой информации. Одна из главных характеристик социальной Сети — ее плотность, то есть количество внутренних связей в расчете на один узел. Если Сеть становится разреженной, то она довольно быстро распадается.

Член социальной Сети тратит много времени на поддержание доверительных и устойчивых взаимоотношений, то есть на непосредственное общение. Но время — ценный ограниченный ресурс, и это ставит предел для роста размеров социальных сетей. В 1992 году британский антрополог Робин Данбар (Robin Dunbar) обратил внимание на то, что у обезьян выстраивание и поддержание социальных отношений требует постоянного груминга — вычесывания и поглаживания, то есть «ухода за мехом» друг друга. Примерно так же происходит и в Сети: необходимость внутрисетевого «груминга» становится тем фактором, который определяет размеры сообщества. Социальная Сеть постоянно требует «груминга», а «груминг» — времени. Данбар пришел к выводу, что социальные объединения людей тоже имеют некоторую предельную величину. И им также необходимо взаимное внимание, которое, в свою очередь, ограничено временем и способностью человека помнить о проблемах и интересах других членов сообщества. В результате Данбар пришел к выводу, что количество людей, с которыми можно поддерживать доверительные отношения, в среднем не превышает 150 человек. Само сообщество может быть и больше, но средний размер социальной Сети именно таков.

Очень занятые цивилизованные люди живут крайне разобщенно, и эту свою приватность всячески оберегают. Кажется, что они почти не имеют ни времени, ни желания для бесполезного, не направленного на достижение конкретных целей общения. Это вроде бы аксиома. Но оказалось, что это не совсем так, что люди готовы тратить время на создание доверительных отношений с другими людьми.

Необходимость в неофициальных дружеских отношениях с достаточно большим количеством людей вызвана сегодня в первую очередь именно атомизацией общества — или, проще говоря, одиночеством. С одной стороны, человек не готов пожертвовать своей приватностью, с другой — эта атомизация приводит к тому, что он вынужден доверять только внешним, безличным каналам связи — у него просто нет никаких других. Прежде всего это — средства массовой информации и реклама. Но человек не имеет прямого влияния на источники этой информации. И поэтому не вполне им доверяет. Ему не хватает информации в условиях ее кажущегося изобилия.

Доверительный канал связи возникает в том случае, когда я не только получаю, но и отдаю. Я доверяю этому человеку, потому что он доверяет мне. Чтобы возник такого рода контакт, мы должны не один час пообщаться, причем на темы, интересные нам обоим, но необязательные. И эта необязательность — то есть наша материальная незаинтересованность — принципиально важна. Все внешние каналы связи прагматичны: они преследуют свои и довольно прозрачные цели. Только когда речь идет о вещах немеркантильных, мы будем сосредоточены исключительно друг на друге — доверительность требует бескорыстия.

И вот, оказавшись в информационном тупике — в условиях изобилия информации и необыкновенной трудности выбора, — человек обнаружил, что современный Интернет (и практически только он) предлагает различные способы виртуальных объединений. Например, в системах интернет-журналов или блогов, где каждый может презентовать себя и познакомиться с теми людьми, которые интересны ему и которым интересен он. Причем это могут быть и старые знакомые, на встречи с которыми просто нет времени в реальной жизни. Социальные сети, о которых писал Барнес и которые исследовал Данбар, носят статический характер. Они ограничены сравнительно небольшим числом членов, и состав этих сетей достаточно стабилен. Но у каждого из нас свой круг друзей. Два человека, связанные между собой доверительными отношениями, могут входить в разные сети, иногда непересекающиеся: у коллег по работе наверняка разные одноклассники.

Если в каждой отдельно взятой социальной Сети уровень доверия высок, почему бы не попробовать объединить разные сети доверительными связями? И таким образом соединить двух людей, возможно, и не подозревающих о существовании друг друга, но у которых есть общие знакомые или знакомые знакомых, или... Шести рукопожатий достаточно, чтобы связать любых двух жителей Земли. Такой доверительный контакт между двумя незнакомыми людьми, возможно, потребуется всего лишь раз. Но он может быть жизненно важен.

Статические сети образуют как бы базис доверия. И уже на их основе строится объединение сетей. На этом принципе и создаются виртуальные социальные сети, которые в последние годы стали необыкновенно популярны в Интернете. Так работают, например, сайты для установления деловых контактов Webby.ru и «Мой круг» (moikrug.ru).

После регистрации на сайте виртуальной социальной Сети человек отыскивает своих знакомых — это те люди, с которыми его связывает отношение доверия, члены его первичной статической Сети, например одноклассники или коллеги. Эти люди образуют его первый круг. Если такой круг найти не удается, то, к сожалению, сделать ничего другого не получится. Поэтому на сайтах социальных сетей, как правило, регистрируются по приглашению тех, кто уже успел в них включиться. Как только первый круг очерчен — можно увидеть «знакомых знакомых» (второй круг) и «знакомых знакомых знакомых» (третий круг). По мере удаления падает уровень доступа — о людях из первого круга известна полная информация, в том числе контактная, про второй — информации меньше, она ограничена профессиональными интересами, но зато видно, через кого вы можете связаться с нужным человеком. Для тех, кто в третьем круге, полную цепочку рукопожатий узнать нельзя, но система подскажет, к кому из знакомых обратиться, чтобы сделать первый шаг.

Если после регистрации на сайте социальной Сети вы обнаружили 10 человек, с которыми вас связывают доверительные отношения, — вы хорошо интегрированы в нее. Вполне вероятно, что различных «знакомых знакомых» у вас окажется уже больше ста — ведь у старожилов Сети из вашего первого круга знакомых наверняка больше десяти. А третий уровень может включать уже тысячи членов виртуального сообщества. Встраивание в Сеть в данном случае носит вполне прагматический характер. Например: «Ирина не представляла, как ей найти художника для рекламного комикса. Помогла социальная Сеть — среди контактов бывшего коллеги она нашла сразу троих». Если Ирина установила доверительный контакт с художником, то резко расширила число художников в своем втором круге. Важнейшим здесь является то, что сигнал распространяется только по доверительным связям — между знакомыми. Это гарантирует взаимное внимание и ответственность участников.

Эффективное функционирование такого рода социальной Сети определяется количеством доверительных контактов каждого ее члена и общими размерами Сети. Если доверительных контактов мало, такая Сеть работать не будет — не удастся установить цепочку доверительных связей между тем, кто ищет, и тем, кого ищут. Сигнал будет «глохнуть». Если же Сеть слишком мала, то она не сможет обслужить разнообразные требования своих членов. Постоянных доверительных контактов у члена Сети вряд ли будет больше 150, но вот динамически возникающих связей может быть неограниченно много. Это и есть то совершенно новое, что отличает динамическую виртуальную Сеть от статических социальных сообществ реального мира.

Женское лицо появилось у Интернета, когда он стал средой общения, приобрел простоту и прозрачность. Тогда-то люди увидели не нагромождение команд и терминов, а друг друга. И оказалось, что не обязательно прочесывать сотни страниц в поисках необходимого, а достаточно спросить у знакомого, где это можно найти, и главное — вообще стоит ли искать. Умение сформировать свой доверительный круг общения стало едва ли не важнее, чем способность быстро отыскивать все что угодно и проанализировать полученные результаты.

А выстраивать круг общения женщины умеют лучше мужчин.

Владимир Губайловский

Рубрика: Digital
Просмотров: 13885