Атлантида — чертова дюжина?

01 марта 1988 года, 00:00

Рисунки Г. Комарова

Примерно в 350 году до нашей эры Платон в своих сочинениях «Тимей» и «Критий» рассказал о внезапно затонувшем в древности острове-государстве Атлантиде. И вот уже на протяжении более двух тысяч лет идут споры: придумал ли все это древнегреческий философ или написал правду?

Как известно, Платон узнал об Атлантиде из записей своего прадеда Солона, жившего в 638—559 гг. до нашей эры. Десять лет путешествовал он по многим странам, побывал и в Египте. Именно там Солону и сообщил историю гибели Атлантиды жрец города Саиса.

В повествовании Платона об Атлантиде поражает то, что автор безоговорочно верит каждому слову записей своего прадеда. И это спустя 200 лет! Тем не менее, Солону удалось убедить потомков в абсолютной правдивости своего рассказа об Атлантиде. Дело в том, что египетский жрец несказанно удивил афинского мудреца рассказом не об Атлантиде, а о его родном городе — Афинах. Очевидно, история Атлантиды вызвала в глазах Солона недоверие или иронию, и жрец это заметил. Тогда он и описал, как выглядели не только современные им Афины, но и какими они были 9000 лет назад — во время войны с атлантами. Вернувшись в Афины, Солон проверил услышанное от египтянина и убедился в достоверности его рассказа. Поездке Солона в Египет предшествовали важные события. Дело в том, что фараон Амасис, вступив на престол, был недоволен тем, что греки стали все чаще проникать в Египет, и запретил греческим купцам селиться вне города Навкратиса. Поэтому нетрудно предположить, о чем Солон мог спрашивать царя. Тогда-то и вступил в разговор жрец, присутствовавший при встрече.

Рисунки Г. Комарова

Вот как Платон излагает его речь: «О Солон, Солон! Вы, эллины, всегда дети, а старца эллина нет. Вы юны душою, потому что не имеете в душе ни одного старого мнения, которое опиралось бы на древние предания, и ни одного знания, поседевшего от времени. У вас и у других каждый раз едва упрочится письменность и другие средства, нужные (для этой цели) городам, как опять, через известное число лет, будто болезнь низвергся на вас небесный поток, и оставил из вас в живых только неграмотных и неученых; так что вы снова как будто молодеете, не сохраняя в памяти ничего, что происходило в древние времена как здесь, так и у вас».

Ошибки Платона, в которых он не виноват

Жрец рассказал Солону: «Прежде всего припомним, что, согласно преданию, девять тысяч лет назад была война между теми народами, которые обитали по ту сторону Геракловых столпов, и всеми теми, кто жил по сю сторону». Солон, записывая сведения жреца, не мог допустить ошибки. Скорее всего, ошибся Платон.

Жрец сказал, что она погибла «девять тысяч лет» назад. Но можно ли верить такому сообщению? Если письменность на Земле существует всего 4,5—5,5 тысячи лет, а Атлантида затонула 11,5 тысячи лет назад, то кто и как отсчитывал первые шесть тысяч лет (2,5 тысячи лет прошло с момента разговора Солона с жрецом до наших дней), когда не было письменности и, соответственно, хронологии? Здесь вполне возможна ошибка ровно в 10 раз. Например, жрец мог пользоваться малоазийской системой цифрового обозначения, принятой на всем побережье Малой Азии и известной в Египте (позже эта система стала называться «римской»). По малоазийской системе счета «тысяча» обозначалась знаком «М», а по древнегреческой (аттической) тем же самым знаком «М» — «десять тысяч». Вот эта-то «М» и могла обмануть Платона.

Та же самая ошибка, между прочим, обнаруживается и в Библии. Причем, первые ее составители — неважно, кто это был — сами не смогли разобраться в системе счета и не знали, как поступить с невообразимой продолжительностью жизни пращуров от Адама до Авраама. Интересно то, что Библия дает нереальные сроки жизни и их двоякое толкование лишь до Авраама, а дальше все святые живут уже до 100 лет.

Срок погружения Атлантиды, со слов египетского жреца,— «девятьсот лет назад», то есть она скрылась в морской пучине примерно в середине пятнадцатого столетия до нашей эры (567 + 900).

И эта неточность у Платона — не единственная. С античных времен до наших дней идут жаркие споры насчет «Геракловых столпов». Некоторые исследователи считают, что «Геракловыми столпами» в эпоху Платона были скалы Абилик и Кальпа на берегах Гибралтарского пролива. И искать Атлантиду, в таком случае, надо только на дне Атлантики. В «Сочинениях Платона», которые, «по определению святейшего синода», вышли в Петербурге более ста лет назад, профессор Карпов писал: «О Геркулесовых столпах много ходило разноречивых слухов еще между древними. Геркулесовы столпы, говорит Гезихий, одни принимают за двойные столбы, другие за острова, одни признают наносным илом, другие — выступами материка; ...принимают также за города».

Но предоставим слово Платону: «Через море это в те времена возможно было переправиться, ибо еще существовал остров, лежавший перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами. Этот остров превышал своими размерами Ливию и Азию, вместе взятые, и с него тогдашним путешественникам легко было перебраться на другие острова, а с островов — на весь противолежащий материк, который охватывал то море, что и впрямь заслуживает такое название (ведь море по эту сторону упомянутого пролива являет собой лишь бухту с неким узким проходом в нее, тогда как море по ту сторону пролива есть море в собственном смысле слова, равно как и окружающая его земля может быть названа материком)».

Ни о каких скалах жрец даже не упоминает, а однозначно разъясняет Солону, что Геракловы столпы — это пролив. Еще в 1912 году американский географ Балч утверждал, что Геракловы столпы — проливы между безымянными скалистыми островами Эгейского моря. А в 1983 году археологи Г. Галанопулос и Э. Бекон предположили, что это были мысы Тенар и Малея в архипелаге Киклад. Рассказ жреца о войне между народами, обитавшими «по ту и по сю сторону Геракловых столпов», указывает на одно важное обстоятельство: по «Геракловым столпам» проходила морская граница между Афинским государством и державой атлантов. Значит, «столпы» могли быть только в Эгейском море.

А может, она на материке?

Вчитаемся в описание легендарного острова: «Посейдон тот холм, на котором она (его жена Клейто) обитала, укрепляет по окружности, отделяя его от острова и огораживая его попеременно водными и земляными кольцами (земляных было два, а водных три)». Заметим, что «укреплять и огораживать» — это чисто инженерные решения. И далее: «От моря они провели канал в три плетра (96 м) шириной и сто футов (30 м) глубиной, а в длину на пятьдесят стадиев (около 10 км) до крайнего из водных колец: так они создали доступ с моря в это кольцо, словно в гавань».

Если Атлантида — остров, то зачем нужно было копать канал? Можно ведь найти удобную гавань и на побережье, местность-то равнинная, значит, должны существовать и естественные бухты?.. Но если предположить, что Атлантида находилась на материке, тогда понятно и назначение канала — он связывал ее с морем. Примеров такого расположения городов, особенно недалеко от устья полноводных рек, можно найти немало. Теперь легко объясняется и назначение земляных и водных колец — это были фортификационные сооружения. Такие рвы вокруг крепостных стен имели многие античные города. Да и сам Платон это подтверждает: «...Каналы, проведенные на ровном расстоянии от центра острова словно бы циркулем. Это заграждение было для людей непреодолимым». Согласитесь, что так можно говорить только о крепостных сооружениях. Ширина первого канала — по Платону, в пересчете на метры — 580, второго — 386, третьего — 193. Такие гигантские затраты труда вполне объяснимы, если предположить, что Атлантида находилась на берегу полноводной реки, а еще лучше — на острове посреди реки. В этом случае создать кольцеобразные каналы «словно по циркулю» значительно проще: чуть повернуть русло реки — и кольцо каналов готово.

Если Атлантида была большим городом, который находился у берега реки в десяти километрах от моря, тогда каковы же ее размеры? Внутреннее «водное кольцо, опоясывавшее остров в самой середине, было в стадий шириной», то есть вся Атлантида помещалась внутри самого малого кольца канала. По А. Галанопулосу и Э. Бекону — «около двадцати миль в диаметре», то есть 30—32 километра. Но за кольцевыми рвами простиралась еще долина: «Вся равнина, окружавшая город и сама окруженная горами, которые тянулись до самого моря, являла собой ровную гладь: в длину она имела три тысячи стадиев (580 км), а в направлении от моря к середине — две тысячи (385 км)». Правда, о равнине жрец упоминает в разговоре лишь для того, чтобы уточнить местонахождение Атлантиды и показать территорию, на которую распространялось влияние атлантов: «На этом острове, именовавшемся Атлантидой, возник великий и достойный удивления союз царей, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка».

По словам жреца, под властью Атлантиды находился остров «больше Ливии и Азии, взятых вместе», отделенный от материка огромнейшей бухтой с проливами, многие морские острова (до Геркулесовых столпов включительно) и какая-то равнинная часть материка. Получается, что загадочная Атлантида, воевавшая одновременно с Афинами и Египтом, с ними же и граничит: с Афинами по морю (по Геракловым столпам), с Египтом по суше. И город, окруженный концентрическими каналами, имел геометрически правильную круговую планировку. Но ведь известно, что в XV—XIV веках до нашей эры города с правильной круговой планировкой строились в Малой Азии, в империи хеттов, и преимущественно в равнинной местности, у берегов рек. В разговоре же жрец упоминает, что Клейто родила Посейдону «пять раз по чете близнецов мужского пола. Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей.

Старшего поставил царем, остальных архонтами». Десять братьев в городе, и каждый в своем секторе — хозяин. Так ведь это же подробнейшее описание «гадары» — десятиградия! В XV—XIV веках до нашей эры подобные конгломерации существовали только в одном районе планеты — на побережье Малой Азии от Лидии до Ханаана.

Жрец сообщает Солону, что «внешнюю поверхность храма они выложили серебром, акротерии (Вертикальные украшения на вершине и над углами фронтона.) же — золотом; внутри взгляду являлся потолок из слоновой кости, весь испещренный золотом, серебром и орихалком». Но ведь в глубокой древности использовали слоновую кость для архитектурной отделки храмов именно в Хеттии, Лидии и Карий. Думается, что прямое указание на местонахождение Атлантиды имеют слова жреца, которыми он журит Солона за то, что эллины «не сохраняют в памяти ничего, что происходило в древние времена как здесь, так и у вас».

«Так и у вас» — не вызывает сомнения, что эти слова относятся к Афинам, откуда прибыл Солон в египетский город Саис. «Как здесь» — сказано либо о самом Египте, либо о ближайшей к нему территории, на которой египтяне воевали с атлантами.

Тринадцать колоний в Азии

Известно, что в XIV веке до нашей эры Египет вел войну только с империей хеттов, которая началась при фараоне Горемхебе приблизительно в 1342 году до нашей эры и закончилась при Рамсесе II заключением мира в 1296 году.

Вторжение афинян, предположительно, произошло в 1313—1312 годах до нашей эры и было началом Троянской войны, которая стала самым грозным событием той эпохи. По сути дела, то была мировая война, захлестнувшая державы трех континентов: Европы (объединенные силы Пелопоннеса), Африки (Египет) и Азии (империя хеттов). Все военные действия проходили на территории Малой Азии севернее Сирии — держава хеттов оборонялась, а после падения Трои вообще распалась.

На четвертый год своего правления Рамсес II начал активные военные действия против хеттов. Афиняне, подключившиеся к войне Египта против Хеттии, нанесли первый массированный удар, согласно Геродоту и Витрувию, по Карий. На побережье (включая и близлежащие острова) Карий их войска, которые, по мифологии, возглавлял афинский военачальник Ион, захватили 13 городов. В его честь захваченный район вместе с морскими островами был назван Ионией. Витрувий по этому поводу сообщает: «Афиняне вывезли в Азию одновременно тринадцать колоний, назначили над отдельными колониями вождей, а высшую власть вручили Иону, сыну Ксута и Креусы, которого притом же Дельфийский Аполлон объявил в оракулах своим сыном; этот Ион вывел названные колонии в Азию, занял область Карию и там основал величайшие города: Эфес, Милет, Миунт, который когда-то был поглощен водой (его святыни и право голоса ионийцы передали милетцам), Приену, Самос, Теос, Колофон, Хиос, Эритры, Фокею, Кладзомены, Лебедос, Мелиту.

Вот эти-то города, выгнав карийцев и лелегов, назвали эту страну по имени своего вождя Иона Ионией».

Города, перечисленные нами для того, чтобы каждый мог проследить, какая территория была захвачена в результате первого удара. Витрувий не делает ошибки, говоря: «Ион основал величайшие города». Города существовали и раньше, но это были карийские города, а он их «основал» для афинян.

Нет никакого сомнения, что эти «тринадцать колоний» основаны были афинской армией, а о том, как они «выгоняли» атлантов-карийцев и лелегов, довольно подробно сообщает Геродот: «Даже те, кто вышли из афинского пританея и слывут среди ионян благороднейшими, и те жен с собою на поселение не привезли, а взяли за себя кариянок, побивши их родителей; за сие-то избиение жены эти приняли между собой обычай, скрепили клятвою и дочерям своим оставили обычай с мужьями вместе не есть и по имени оных не звать, потому что те погубили их отцов, мужей и чад, и... взяли... в жены; а случилось все сие в Милете».

Милет находился недалеко от Миунта, где, без сомнения, произошло то же самое, однако об этом сведения не сохранились, потому что город погрузился в воду. Но что же за катаклизм погубил его? А. Галанопулос и Э. Бекон связывают гибель Атлантиды с извержением вулкана Санторин и считают, что в тот момент выделилось в три тысячи раз больше энергии, чем во время знаменитого извержения Везувия в 79 году, погубившего Помпеи. Во время раскопок на Санторине археологи обнаружили остатки дерева, погибшего в момент катастрофы. Проведя радиоуглеродный анализ кусков этого дерева, установили, что возраст его датируется 1510—1310 годами до нашей эры, что согласуется с предположительным временем гибели Атлантиды. Остров же, что «больше Азии и Ливии, взятых вместе» — вернее, то, что от него осталось после катастрофы,— это ныне архипелаг Спорады.

Есть основания полагать, что в этот же период произошла еще одна гигантская трагедия в Палестине, описанная в Библии. Долина Сиддим, в которой были расположены 13 городов во главе с Содомом, начала медленно проваливаться под землю. Этому явлению предшествовал «дождь серы и огня с неба», и «дым поднимался с земли, как дым из печи». Библия утверждает, что «в долине Сиддим было много смоляных ям». Асфальт, называемый «земляною смолой», добывали в смоляных ямах и использовали вместо извести во многих городах Ближнего Востока, например, при строительстве Вавилонской башни и висячих садов. Согласно Библии, эта катастрофа произошла за четыре поколения «до исхода евреев из Египта», который состоялся при преемнике Рамсеса II фараоне Меренпте (Меренптахе), вступившем на престол в 1251 году до нашей эры, а в 1220 году, уже после «исхода», отражал нападение на Египет загадочных «народов моря».

Предположим, что «исход» состоялся между 1230—1220 годами до нашей эры. Если к этому сроку прибавить реальный возраст четырех поколений, то дата гибели долины Сиддим и появления Мертвого моря — 1330 — 1320 годы до н. э.

«Визитная карточка» этого события — Мертвое море — наглядно свидетельствует, что природная катастрофа была одной из мощнейших за всю историю человеческой цивилизации. Представьте себе, вы входите в квартиру и вдруг замечаете, как одна из половиц начинает проваливаться. Заглядываете в дыру и видите, что она лежит в квартире этажом ниже. В Палестине «половица» земли размером двадцать на сто километров упала на глубину 800 метров (791 метр ниже уровня океана). Такое явление, когда пласт Земли резко проседает на значительную глубину, носит в геологии название грабена, и Мертвое море представляет собой самую глубокую часть Иорданского грабена — одну из глубочайших депрессий суши, известных человечеству. Берега моря круты и скалисты, соленость воды — 26 процентов, поэтому в нем нет никакой жизни. И бесполезно опускаться на дно, чтобы отыскать Содом и Гоморру — на его дне покоятся мощные залежи асфальта.

Город, побывавший под водой

Платон сообщает, что «Афины противолежали державе атлантов». В античное время всегда ориентировались относительно солнца, и «противолежать» в данном случае могло означать — находиться либо строго на восток, либо строго на запад. И тогда все сведения об Атлантиде, приведенные Платоном, кроме его ошибок о сроке погружения и координат «Геракловых столпов», сразу приобретают историческую реальность. Действительно, в XIV веке до нашей эры существовал на побережье Малой Азии город, который противолежал Афинам, то есть находился на другом континенте почти на одной с ними географической широте (разница в несколько минут). Этот город был удален от моря на 10—12 километров и стоял на берегу полноводной реки. Он одним из первых в числе тринадцати городов Малой Азии был захвачен афинянами в самом начале Троянской войны. Известно, что этот город находился под водой. Его святыни были переданы соседнему городу. И можно предположить, что погружение было неожиданным.

Однако позже произошли удивительнейшие события. Пробыв неопределенно долгое время под водой, город постепенно стал появляться из моря — началось поднятие суши. А со временем и город, и часть морского побережья вернулись, предположительно, на прежние отметки по отношению к уровню моря. На некоторых вершинах гор, окружавших долину атлантов, появились, выдавливаясь из недр, белые волны известняка. Сегодня этот террасовый комплекс известняковых сталактитов достигает почти ста метров.

В момент разговора Солона с египетским жрецом город еще находился под водой, иначе бы жрец назвал его, но поднятие суши уже началось, «потому и тамошнее море оказывается теперь несудоходным и неисследимым: плаванию препятствует множество окаменелой грязи, которую оставил за собой осевший остров». Однако уже в V—III веках до нашей эры этот город на картах показан — Миунт на берегу реки Меандр!

О том, как называлась эта часть Карий до захвата афинянами, свидетельствует египетский жрец: «Имена же всем он (то есть Посейдон.— И. М.) нарек вот какие: старшему и царю — то имя, по которому названы и остров и море, что именуется Атлантическим, ибо имя того, кто первым получил тогда царство, был Атлант». Таким образом, море (а точнее, громаднейший залив, потому что на горизонте этого моря просматривался остров «больше Ливии и Азии, взятых вместе»), омывавшее берега Карий, называлось в XIV веке до нашей эры Атлантическим. Учитывая, что влияние атлантов простиралось «по сю сторону Геракловых столпов вплоть до Египта и Тиррении», то море с тем же названием должно занимать обширную территорию.

Именно этим можно объяснить, что оно доходило до Гибралтара и, «выплеснувшись» за Гибралтар вместе с потомками атлантов, превратилось в Атлантический океан. В древности отлично знали, что весь этот водный бассейн представляет собой единое целое. Геродот говорит: «Ибо и то море, по коему плавают эллины, и то, что за Геркулесовыми столпами, именуется Атлантическим, и то, которое Чермное (Красное), составляют по-настоящему единое море». Следовательно, уже во времена Геродота море у берегов Карий не называлось Атлантическим, и об этом никто не помнил, потому что атланты переселились далеко на запад.

Предположим, что все это так. Однако египетский жрец, объясняя Солону размеры территории (морского острова и континентальной равнины), которой владели атланты, говорит об острове: «Он был больше Ливии и Азии, взятых вместе». Действительно, Азия — континент, а Ливией в древности называлась Африка. На основании этой записи исследователи уже 400 лет обращают свой взор к Америке или ищут пропавшую Атлантиду на океанском дне — больше негде на карте поместить такой континент. Что ж, допустим, Атлантида — континент, расположенный в Атлантическом океане. Но тогда зачем атланты затеяли войну с Африкой и Европой, если на собственном континенте им принадлежала только небольшая часть материка (одна равнина), хотя они считались самой могучей державой? К тому же Египет — самая дальняя от Гибралтара точка Африканского континента, Афины — не ближний край Европейского континента, еще дальше, чем Египет... Объяснить это просто невозможно.

В разговоре с Соленом жрец ни одним словом не обмолвился о материках. Объясняя гостю, какой большой была территория острова, находившегося в подчинении атлантов, жрец имел в виду вовсе не континенты, а территории двух государств VI века до нашей эры — Азии и Ливии.

Вот что пишет Вергилий в своей «Энеиде» о Трое:

«И падает город древнейший, который
Так долго главою был Азии целой...»

Понятно, что здесь речь идет не о континенте Азия, но столице государства «Азия», которое существовало на побережье Малой Азии и являлось державой фригийцев, вероятнее всего — Трое.

Геродот, писавший раньше Платона, дает два понятия Азии: как континента — причем очерчивает его границы очень близко к современным, и как государства — когда рассказывает о персидском царе Кире: «Кир, покоривши под свою руку всю матерую землю Азии, обратился войною на ассириян». Если предположить, что Геродот имел в виду континент Азия, то, покорив всю материковую землю, Кир обязан был перейти на другой континент для войны с Ассирией, которая располагалась всего в 300 километрах юго-восточнее, а оба государства — в Передней Азии.

Можно допустить, что один из районов Карий или окружавшей ее равнины носил название Азии, потому как младшего брата царя Атланта (девятого по счету) звали Азии (Азаис).

А что можно сказать по поводу Ливии, упомянутой жрецом в разговоре с Солоном? Скорее всего жрец назвал ему государство, входящее в состав Эллады, чтобы Солон мог зримо представить себе размеры острова. На карте Малой Азии VI—V веков до нашей эры показано, что Кария граничила с двумя государствами: на севере — с Лидией, на юге — с Ликией. Вероятнее всего, жрец и имел в виду одно из этих государств.

Таким образом, думается, что столица атлантов располагалась в городе Миунте и к ней же относились два соседних города — Милет и Приена. А почему афиняне нанесли свой первый удар именно по Карий (Ионии), подробно разъясняет Геродот: «С Иониею не можно сравнить ни стран, лежащих выше или ниже ее, ни к востоку или закату; ибо одни из оных подвержены стуже и сырости, другие страждут от зноя и засухи. Названные ионяне имеют города свои в наилучшем климате и воздухе, какой только нам известен меж людей». Греков давно привлекал этот сказочный край, и они решились на его захват (до этого они захватывали только острова, постепенно продвигаясь к Азиатскому континенту). Самый надежный вариант, чтобы никто не возмущался и никогда не пытался вернуть свои земли назад,— это полное уничтожение жителей захваченного района. Так афиняне и поступили с жителями Миунта и его городов-спутников Милета и Приенты — истребили мужчин, а женщин сделали своими женами. И все же, видимо, многим атлантам удалось спастись, а единственный путь отступления у них был по суше. И скорее всего они ушли в Смирну, что была примерно в 100 километрах от Миунта.

Атланты, кариатиды, колонны…

Необходимо отметить одну важную деталь, которая уже две тысячи лет не дает покоя этрускологам. Рассказывая о жителях Карий, Геродот сообщает, что «одни говорят, что они переселились с островов», сами же карийцы утверждают, что они «всегда жили на матерой земле». Следовательно, откуда они появились, не знали даже в глубокой древности.

Второй загадочный момент — язык карийцев. Геродот говорит, что все языки Карий делились на четыре наречия. Наречие жителей, проживавших в Миунте, Милете и Приене, никто не понимал. И здесь особенно важно то, что это наречие даже с «лидийским не сходствует».

Весьма красноречивые результаты дают поиски первоначального значения слов «кариатида», «атлант», «колонна». Витрувий подробно разъясняет смысл слова «кариатида»: «Пелопоннесская община Кария пошла на сговор против Греции с врагами ее, персами. Потом, когда греки победоносно, со славой вышли из войны, они с общесоюзного решения объявили поход против кариатов. И вот, когда город был взят, мужчины все перебиты, община ликвидирована, греки увели в рабство жен кариатов, причем не допустили их снимать с себя длинные одежды (столы) и уборы знатных замужних женщин, однако не для того, чтобы их гуртом провести в триумфальном шествии, а для того, чтобы они, показывая собою примерный образец увековеченного рабства, под гнетом тяжкого позора на глазах у всех несли кару за свою общину. На этом основании тогдашние архитекторы включили их изваяния в конструкцию общественных зданий в виде подставок, несущих падающую на них тяжесть».

Атлантиды — скульптуры, изображающие мужскую фигуру (затем она стала называться «атлант») — появились в XIII веке до нашей эры. «Биография» мифологического Атланта освещена в литературе довольно подробно. Атлант — божество старшего поколения, титан, который участвовал в борьбе против богов, младшего поколения (богов-олимпийцев во главе с Зевсом). Как известно, он был наказан Зевсом и должен был держать небесный свод на своих плечах.

Колонна изобретена хеттами более четырех тысяч лет назад. Это слово образовано от шумеро-хеттского «колон», которое означает «зависимый, побежденный, покоренный». Колонны являются символом воплощенной покорности и рабства. Впервые они появились в крупных городах 4—4,5 тысячи лет назад и устанавливались у храмов. Позже колонны стали строить во многих государствах Малой Азии у храмов и дворцов, а то и на городской площади.

Спустя тысячелетия, приблизительно в IX—VIII веках до нашей эры, скульптурные изображения пленников начали заменять на стилизованные, и первоначальное назначение колонн стало забываться. Но пропорции человеческого тела были сохранены для всех трех известных поныне ордеров колонн: дорического — «пропорцию, крепость и красоту мужского тела», ионического — «придали ему грациозность женщины», а «коринфский создан в подражание девичьей грациозности». Портики со статуями покоренных народов подробно описаны Вергилием в «Энеиде». У этрусков также были портики и храмы «ин антис» со статуями плененных народов.

Известно, что хеттское слово «ант», древнееврейское «ам», древнеегипетское «анх» восходят к шумерскому «ан», дословно означающему «живущий под солнцем, проживающий на земле, имеющий жизнь». В древности на всех языках так обозначали коренного жителя какой-либо местности. Следовательно, слово «атлант» состоит из двух слов: «Атл» — вероятно, имя царя и «ант» — человек, житель государства. Выходит, что «атлант» — «человек Атла»!

Это подтверждается вторым именем Атланта, в котором не звучит суффикс «ант» — Атлас.

«Теламон» считается вторым именем «Атланта», но это не соответствует исторической истине. «Атланты» и «теламоны»—это презрительные клички воинов противоборствующих армий, что подтверждается записью Витрувия: «Если статуи, изображающие мужскую фигуру, поддерживают мутули или карнизы, то наши (римляне) называют эти фигуры «теламонами», причем нельзя найти оснований ни в каких исторических преданиях, почему и каким образом они носят это название. А греки называют их «атлантами».

В мифологии неизвестен царь по имени Атл, зато есть другой, самый, пожалуй, загадочный мифологический царь Итл, а точнее — Итал. О нем мы знаем немного — «мифический царь сикулов (сицилийцев), переселившийся в Италию, которая получила от него свое имя». Правда, Вергилий в своей «Энеиде» пишет несколько по-иному. Его герой Эней рвется в «пределы Италии милой», ибо знает, что встретит там родственные троянцам народы. И говорит об этрусках — «могучем народе»,— которые уже жили к тому времени в Италии, имели большие города и позже, во время Рутульской войны, воевали на стороне троянцев. Упоминает Вергилий и царя Итала, за несколько поколений до осады Трои перебравшегося в Италию. Выходит, Итал приплыл туда на 100—150 лет раньше Энея, который с троянцами прибывает в Италию через 7—9 лет после падения Трои. Следовательно, Итал мог приплыть приблизительно между 1326—1280 годами до нашей эры. У Вергилия проскальзывает мысль, что царь близок по крови троянцам. Таким образом, вполне можно предположить, что Итал переселился не из Сицилии, а из Малой Азии. Если посмотреть на карту, отмечая захваченные афинянами 13 городов, то видно, что в результате первого их удара пали Кария и большая часть Лидии. Карийцам и лидийцам ничего не оставалось, как сесть на корабли и уплыть из Малой Азии, отыскивая новые земли для поселения. Вот и получается, что Геродот написал правду, утверждая, что тиррены прибыли в Италию из Смирны, так как и на карте этот город показан одним из немногих незахваченных портов Лидии.

Таким образом, можно считать, что все сведения, приведенные Платоном в «Тимее» и «Критии» о гибели Атлантиды, имеют под собой реальную историческую почву. И наконец, до сих пор не существует удовлетворительной версии, объясняющей происхождение понятия «чертова дюжина». Что, если увязать это с гибелью Атлантиды, так как город Миунт, наиболее укрепленный, пал последним из 13 городов и потребовал для штурма значительных сил афинян? Город был взят, но тут разверзлась земля...

Игорь Машников

Просмотров: 9986