Возвращение цапли

01 мая 1985 года, 00:00

Фото автора

Однажды в лесном массиве, прилегающем к огромному пруду, совсем близко от Москвы, я увидел серых цапель. «Видно, где-то здесь их гнезда?» — подумал я тогда. И решил во что бы то ни стало найти колонию этих редких для наших краев птиц. Дело оказалось нелегким. Я расспрашивал о цаплях лесников, охотников, грибников, местных жителей. Но все они почему-то утверждали, что птицы эти живут в прибрежных камышах, которые извилистой лентой тянулись вдоль огромного пруда.

— Но ведь цапли гнездятся на деревьях! — доказывал я.

— Как бы не так! Они постоянно держатся среди болотных топей и зарослей рогоза! — не соглашались со мной.

Я начал наблюдать за маршрутами птиц во время их полетов на кормежку и возвращением в высокоствольный лес. Некоторые цапли несли в длинных клювах сухие ветки — явный признак того, что птицы заняты устройством и ремонтом гнезд. Конечно, лучше всего поселения цапель искать в период выкармливания птенцов, которые выдают себя громкими зычными голосами...

И вот однажды мне повезло. Во время своих скитаний я познакомился с егерем Раменского общества охотников Николаем Павловичем Забелиным.

— Помогите найти колонию цапель,— обратился я к егерю.

— А что их искать, они живут в двенадцатом квартале Пласкининского лесничества, на макушках усыхающих сосен.

Но когда егерь привел меня к тому месту, то сам диву дался: деревьев, на которых должны были быть гнезда, не оказалось. Спилили.

Егерь тяжело вздохнул, и... в этот момент над нами пролетела цапля, затем еще две. Мы заспешили за птицами. Вскоре увидели на макушках высоких сосен множество гнезд. Они напоминали перевернутый конус с просвечивающим дном, сквозь которое кое-где с помощью бинокля можно было видеть довольно крупные зеленовато-голубые с белыми известковыми мазками яйца.

К счастью, птицы не покинули эти края. Они образовали новую колонию, на более удаленном от водоема участке соснового леса. Деревья выбрали не сухие, как прежде, а зеленые, полные сил.

Я начал наблюдать за гнездами. Через 25—27 суток появились птенцы.

Птицы воспитали потомство. Во всех девятнадцати гнездах птенцы покинули свои жилища задолго до того, как научились летать. Рассядутся по сучьям и ждут своих родителей. Конечно, были случаи, когда кто-то из выводка вдруг, не выдержав сильного порыва ветра или натиска своего драчливого собрата, падал вниз. Оказавшись на земле, птенец начинал тосковать, пищать, но родители не обращали на это никакого внимания. И тогда птенец или погибал от голода и холода, иди становился жертвой кабанов, лисиц, ворон...

Фото автора

На крыло птенцы поднялись в полуторамесячном возрасте. Затем стали кочевать по водоемам.

К началу ноября последние цапли покинули родные места, улетели на далекие южные плесы. Но прошла осень, зима — и птицы снова вернулись к своим гнездам.

Прижились серые цапли и в других местах Подмосковья — например, в лесном массиве, прилегающем к озеру Сенеж, на берегу Пестовского залива.

Отрадно, что цапли снова стали возвращаться в Подмосковье, где еще в начале нашего века были самыми обычными птицами. Скажем, в 1904 — 1905 годах в Измайловском парке насчитывалось свыше сотни гнезд. К 1917 году их осталось менее десяти. А на следующий сезон колонию полностью опустошили горе-охотники. Примерно в это же время прекратила свое существование и колония цапель в Серебряном бору. А ведь еще в 1911 году здесь гнездилось до двухсот этих птиц. Но особенно любили цапли Лосиный остров, где образовали сразу несколько колоний. Свыше четырехсот цапель постоянно выводили потомство у Деденова монастыря в бывшем Дмитровском уезде. Были колонии и в селе Архангельском, и близ города Подольска. Обитали эти долговязые птицы и в лесных массивах, прилегающих к Москве-реке, Яузе, Пахре, гнездились по берегам лесных болот, озер, прудов. Но люди азартно охотились, выпиливали леса, прилегающие к водоемам... К двадцатым годам серые цапли почти полностью исчезли в Московской области. Когда в 1924 году в долине реки Оки между селом Озеры и деревней Горы обнаружили колонию серых цапель, состоящую из 10—15 гнезд,— это было сенсацией!

А ведь были времена, когда цапли считались чуть ли не самыми почетными и охраняемыми птицами Европы. Феодалы вели из-за них войны с соседями. И уж, конечно, за разорение гнезд или отстрел птиц применялись суровые наказания. Цапля была тогда любимой дичью на соколиных охотах.

Ради собственного спасения цапли начали перестраивать сложившийся веками режим. Даже кормиться и охотиться стали по ночам. Но, несмотря на эти меры предосторожности, им все равно трудно выживать. Я видел, как птицы покидали даже охраняемые территории. Взять хотя бы Дарвинский заповедник, расположенный на стыке Ярославской, Калининской и Вологодской областей. Здесь есть жилые гнезда беркута, орлана-белохвоста, скопы. А вот колоний цапель обнаружить не удалось, хотя забирался я в самые глухие урочища. При шлось обратиться к заместителю директора заповедника по науке Мире Львовне Калецкой и орнитологу, кандидату биологических наук Вячеславу Васильевичу Немцеву. Они рассказали мне, что колонии цапель возникли здесь с созданием Рыбинского водохранилища, когда были затоплены большие участки леса, их и облюбовали серые цапли. В 1951 году в заповеднике было десять колоний.

В некоторых — до трехсот гнезд. Со временем участки затопленного леса, удобные для гнездования птиц, стали погибать во время весенних и осенних подвижек льда. Кроме того, затопленный лес интенсивно вырубали. Это и послужило причиной быстрого сокращения численности птиц. В 1955 году насчитали всего лишь девяносто одно гнездо серых цапель. Затем, по мере исчезновения затопленных лесов, одни птицы, такие, как скопа и орлан-белохвост, начали строить гнезда на прибрежных деревьях. А вот цапли оказались более привередливыми. Они покинули эти места.

Сейчас цапли взяты под строгую охрану. И хочется надеяться, мы сумеем помочь этим серым красивым птицам. И тогда они, как прежде, будут украшать не только уголки девственной природы, но и освоенные и заселенные человеком места. Ведь стали же эти птицы постоянно наведываться в окрестности нашей столицы.

...Иду по Люблинским полям орошения. Смотрю в сторону огромного нефтеперерабатывающего завода в Капотне и вижу: низко над плавнями летят две довольно крупные птицы. Медленно, степенно крыльями машут. Ноги, словно трости, вытянуты, а длинные гибкие шеи изогнуты. Вот они приземлились. Тут уж я где боком, где ползком стал приближаться. Смотрю сквозь заросли дикой конопли — голова и шея белые, черная бровь в косицу вытянута, грудь украшена пестрыми свисающими перьями — цапли... А потом чуть в стороне, в зарослях рогоза, заметил еще трех кормившихся цапель. Но вдруг они насторожились, вытянулись на ногах-ходулях, и пришлось мне потихоньку уйти, чтобы не беспокоить пернатых.

Юрий Новиков

Просмотров: 5981