Великое кочевье северного оленя

01 февраля 2007 года, 00:00

Миллионы лет назад территория современного Крайнего Севера была землей благодатной — настоящим «санаторием» для травоядных. Природные катаклизмы ледникового периода разрушили этот рай, оттеснив бизонов и диких лошадей, уничтожив мамонтов и шерстистых носорогов. Единственным, кто сумел выжить в новых климатических условиях, был северный олень.

  
Рога — главное украшение северного оленя. Они ежегодно усложняются и к 4—5 годам достигают полного развития 
В наши дни ареал северного оленя охватывает тундры и лесотундры Старого и Нового Света приблизительно от 52-го градуса до 81-го градуса северной широты. Благодаря такому обширному распространению представители разных популяций отличаются от своих сородичей как по внешнему облику, так и по образу жизни. Оленя с Кольского полуострова не спутаешь с живущим на Таймыре или на Ямале, а американского карибу — с чукотским харгином.

Если сравнивать внешние данные северянина с красотой благородных оленей, он явно проигрывает: менее изящен и коротконог. Зато какое у него выразительное «лицо». Большие темные глаза харгина, обрамленные светлой шерстью, мягкие подвижные губы и легкомысленный розан — венчик кудрявых волос над широким лбом — меж внушительными крепкими рогами, которые есть не только у самцов, но и у самок. Во время гона у тундровых оленей (в конце октября—ноября) взрослые самцы используют это грозное оружие для устрашения соперников. Они с храпом идут друг на друга, низко опустив головы, и схлестываются рогами. Хотя такие стычки редко заканчиваются кровопролитиями, зрелище это не для слабонервных. По окончании брачного периода самцы сбрасывают рога, зато самки носят их всю зиму. Это помогает им защищать кормовые лунки от посягательства других членов стада, а более решительные отгоняют безрогих самцов от выкопанного ими ягеля.

Если же оценивать физические возможности харгина, позволяющие ему жить в этих суровых краях, то они вне конкуренции. Тело оленя и даже нос покрыты шерстью, причем каждый волосок походит на трубочку, сердцевина которой заполнена воздухом, что делает его «наряд» легким и теплым. Зимний покров невероятно густой и позволяет выдерживать морозы до –60° Цельсия. Еще одно приспособление, позволяющее оленю совершать многокилометровые кочевки, преодолевая топкие болота и скользкий снежный наст, — широкие копыта, которые очень подвижны и могут широко раздвигаться, увеличивая тем самым площадь опоры. Кроме того, северные олени — прекрасные пловцы и во время переходов преодолевают значительные водные преграды.

  
Для успешной племенной работы пастухам во время корализации приходится осматривать по нескольку тысяч животных в течение недели 
У всех северных оленей есть веские причины для таких продолжительных миграций. Первая из них — специфическая кормовая база: пищевые пристрастия отшлифовывались тысячелетиями и закреплены на генетическом уровне. Именно из-за этого харгины — редкие обитатели зоопарков: обеспечить животное полноценным кормом крайне трудно. За время существования оленя в тундре у него выработался определенный маршрут кочевок. «Летом олений пастух — гнус», — говорят чукчи. Именно эти насекомые, а также оводы и мошка гонят животных ближе к побережью океана, на обдув, спасающий их от кровососов. Здесь они едят альпийские травы, ветки карликовых деревьев, грибы, ягоды. При случае не брезгуют и леммингами. Зимой корма в тундре становится мало, и олени уходят в северные редкостойные леса — на ягельные пастбища, где снег не слишком глубок и животные могут докопаться до корма. Протяженность миграционного круга составляет более 500 километров. Это — рекорд среди миграций сухопутных млекопитающих. Интересно, что к возвращению оленей на «начало круга» ягельник успевает восстановиться. Этот лишайник очень богат углеводами, но беден белками и минералами. Поэтому для поддержания пищевого баланса они часто гложут сброшенные рога, а иногда обгрызают их прямо на голове соседа.

Надо сказать, что и одомашненные животные живут так же, как и их дикие родственники, только под присмотром людей, которые кочуют вместе с ними. Эта отрасль животноводства зародилась в XVIII веке, но особый размах обрела в середине прошлого. «Даешь миллион оленей», «Сделаем оленеводство механизированным!» — такие лозунги предваряли трудовые подвиги прошлых пятилеток. Было даже предложено выращивать вьючных харгинов, для чего изготовили специальные приспособления. Вот только бывалые оленеводы решительно игнорировали эти указания свыше, понимая, какую серьезную опасность для груженых оленей представляет твердый наст. Зимы на Чукотке малоснежны, здесь нет сугробов. Арктический ветер так утрамбовывает снежный покров, что он становится крепче бетона, при этом поверхность его покрыта острейшими застругами. Даже столь приспособленный к условиям Севера зверь жестоко ранит ноги и не может добывать себе корм среди этих ледяных кинжалов, а значит, ему грозит голодная смерть.

  
Умением ловить оленей чаатом — арканом из кожаных ремней — владеют абсолютно все чукотские пастухи 
Современное оленеводство — это прежде всего племенная работа. Ранней весной пастухи ведут стадо на сортировку, или, как здесь называют, корализацию (кораль — загон). Оленям делают прививки, берут кровь на анализы, проводят замеры, молодняк клеймят, часть молодых самцов, предназначенных на мясо, кастрируют, чтобы они быстрее набирали вес. Но главная цель — отделить важенок (олених, ожидающих потомство). Благодаря этому проще уберечь молодняк — детенышей в больших стадах легко могут затоптать взрослые животные. Корализация — это всегда праздник, особенно для мальчишек, которые демонстрируют перед бывалыми оленеводами свое умение набрасывать аркан, или чаат, как он здесь называется.

Проходит сортировка следующим образом. Стадо подгоняют ближе к поселку. Около полутора десятка местных добровольцев, взяв в руки длинный, специально сшитый кусок брезента, окружают животных, которые находятся в круговом движении, и, приближаясь к ним, постепенно уплотняют стадо. Олени не строптивы, поэтому для них даже такая символическая преграда служит сигналом для остановки. После того как стадо встало, оленей начинают по одному проводить через пропускник, где и решается их дальнейшая судьба: слабое животное просто не дойдет до нового пастбища. Что ж, таковы суровые законы сурового края.

Александр Лыскин | Фото автора

Рубрика: Зоосфера
Просмотров: 10725