Технологии разоблачения

01 декабря 2006 года, 00:00

Полтора века назад в Москве за год происходило 5 убийств и около 200 разбойных нападений, а жило тогда в городе не больше 370 тысяч человек. В 2005 году в столице с населением 10 миллионов 425 тысяч человек было зарегистрировано 62 233 тяжких и особо тяжких преступления. Иными словами, за полтора века преступность выросла примерно в 10 раз. Ответом цивилизации на лавинообразный рост преступлений стало появление новой науки — криминалистики.

Времена, когда место преступления обследовал детектив с лупой, давно миновали. Сейчас в распоряжении сыщиков — экспертные центры и научно-исследовательские институты с разнообразными лабораториями, пулгильзотеками и электронными базами данных и, конечно, сами эксперты — особая «когорта» специалистов. Обычные граждане видят их, когда они приезжают на место происшествия с экспертным чемоданом (иногда, впрочем, это портфель или сумка). В чемодане — инструменты для сбора всех вероятных следов. Посторонних больше всего впечатляет магнитная кисть, которой эксперт наносит мелкие железные опилки для выявления следов и отпечатков. Потом изящным и осторожным движением кисти излишки порошка удаляются, а проявленные следы переносятся на скотч и фотографируются. Затем следуют хорошо известная всем по кино масштабная фотосъемка места преступления и находящихся там предметов и менее популярный у киносценаристов детальный осмотр — долгий и скучный, нередко в жару или под дождем и далеко не всегда результативный.

Самые интересные экспертные исследования проводят не на месте, а в специализированных лабораториях. В России существуют лаборатории, где производят более 20 видов криминалистических экспертиз.

  
Исследование стреляных гильз с помощью сравнительного микроскопа
Одна из самых зрелищных, пожалуй, баллистическая. Это не только установление вида и модели огнестрельного оружия и патронов, при помощи которых совершено преступление, но и идентификация оружия, из которого выпущена данная пуля. Если на месте обнаруживают хотя бы три пули и гильзы из одного оружия, собранные материалы отправляют в пулегильзотеку, где хранят на случай, если разыскиваемое оружие выстрелит еще раз. В исследовании оружия и выпущенных из него пуль эксперты придерживаются главного и непреложного принципа криминалистики: любой контакт оставляет след. В канале ствола нарезного оружия пуля деформируется винтовой нарезкой, в канале гладкоствольного — неровностями стенок ствола. Следы на стреляных гильзах при использовании одного и того же оружия также идентичны. Совмещая изображения отпечатков бойка на донышках двух гильз — подобранной на месте и полученной при контрольном отстреле, — можно точно сказать, из одного ли оружия сделаны эти два выстрела.

Дактилоскопия, самый распространенный вид экспертизы, благодаря компьютеризации позволяет очень быстро установить личность человека, если его отпечатки уже есть в базе данных.

Биологическая экспертиза позволяет изобличить тех, кто не оставил отпечатков пальцев или отрицает факт пользования оружием. Если преступник, скажем, намазал руки лаком для ногтей (в этом случае отпечатки рук непригодны для опознания), то в порах его кожи найдутся въевшиеся остатки лака. При стрельбе на коже руки остаются следы пороха, исчезающие не ранее чем через неделю, даже если вы регулярно моете руки. Результат анализа «смыва руки» заставляет подозреваемых давать объяснения, из чего они стреляли в последнее время и зачем.

Специальным модифицированным пылесосом эксперты собирают на месте происшествия микрочастицы — крохотные кусочки материалов, которые выдают присутствие преступника в любом месте. Это могут быть мелкие ниточки, упавшие с одежды, пылинки с подошв, крошки из разных материалов. Микрочастицы исследуются под микроскопом, их материал и происхождение устанавливаются при помощи спектрометров, хроматографов, масс-спектрометров, рентгеновских дифрактометров и других приборов. Такие улики все чаще становятся доказательствами на суде, скорее всего, именно микрочастицам, как безотказным свидетелям, принадлежит будущее экспертизы.

Любой правонарушитель всегда оставляет какой-нибудь след на месте преступления. И у эксперта есть все средства обнаружить его. Нужно только искреннее желание найти преступника и материальные возможности для проведения необходимых экспертиз.

К сожалению, за последние 20 лет в области криминалистической техники не было открытий, сопоставимых по масштабу с ДНК-дактилоскопией. Зато производительность и точность уже давно существующих разнообразных анализов растет благодаря компьютеризации существующих лабораторий.

Например, почерковеды раньше тратили по нескольку часов на сопоставление наклона, разгона, сложности почерка, особенностей написания отдельных букв для того, чтобы уверенно назвать автора всего лишь одного документа. Поскольку почерк — тоже программа (динамически устойчивая программа графической техники), он поддается математическому анализу на вычислительных машинах. Внедрение таких программ проходит не без сопротивления почерковедов старой школы: они опасаются сокращений, поскольку компьютер проделывает эту работу за 10 минут в руках самого неквалифицированного оператора. А интуицию и опыт компьютер сможет заменить еще очень нескоро.

Хронология развития криминалистики
Около 1300 г. до н. э. Самое древнее из сохранившихся до нашего времени уголовных дел: протоколы расследования ограблений гробниц в Древнем Египте
Около 250 г. до н. э.
— Древнегреческий врач Эрасистрат заметил повышение частоты пульса у человека, говорящего неправду, — позже это станет критерием, который оценивает «детектор лжи»
— Архимед измерил плотность сплава и выявил факт хищения золота ювелиром, которому была заказана корона тирана Сиракуз
1008 г. н. э. Афганский султан Махмуд Газневи объявил в розыск врача Авиценну и велел развесить его портреты на воротах всех городов страны. Древнейшая известная нам попытка использовать изображение при розыске человека
1248 г. В Китае вышло руководство для следователей с описанием методики установления факта насильственной смерти от удушения или утопления
1302 г. В Болонье (Италия) врач Бартоломео да Вариньяна произвел первое в Европе вскрытие в интересах суда
1595 г. В Париже присяжные письмоведы приступили к графологической экспертизе документов, фигурирующих в уголовных делах
1712 г. Первый случай выявления поддельного музейного экспоната. Петр I при посещении дома-музея Мартина Лютера осмотрел чернильное пятно в том месте стены, куда Лютер метнул чернильницу, целясь в явившегося ему дьявола. 3аключение Петра: «Чернила новые, и все сие неправда»
1838 г. Во Франкфурте вышло первое руководство по сбору вещественных доказательств и криминалистической тактике. На этой работе Людвига фон Ягеманна основаны современные методики осмотра места происшествия и работы с подследственными
1840 г. Матье Орфила впервые изобличил отравителя по данным химического анализа содержимого желудка отравленного
1854 г. Впервые подчистки в документе выявлены с помощью фотографии
1863 г. Химик Кристиан Шёнбайн открыл, что кровь вспенивается при контакте с перекисью водорода (это явление мы наблюдаем, когда останавливаем кровотечение гидропиритом). Реакция стала первым тестом, отвечающим на вопрос криминалиста: «Могут ли эти бурые пятна быть кровью?»
1883 г. В Париже Альфонс Бертильон с помощью данных антропометрии изобличил преступника, назвавшегося чужим именем: впервые личность установлена с помощью точных измерений
1887 г. Вышел первый рассказ Конан Дойла о Шерлоке Xолмсе. Некоторые методы Xолмса — идентификацию пишущих машинок, сбор окурков и сигаретного пепла, разглядывание в лупу следов на месте происшествия — полиция заимствовала из произведений писателя
1891 г. В Буэнос-Айресе полицейский Xуан Вучетич впервые изобличил преступника по отпечаткам пальцев и начал дактилоскопировать задержанных
1897 г. Австрийский ученый Ганс Гросс предложил назвать науку о раскрытии преступлений «криминалистика»
1900 г. Австрийский физиолог Карл Ландштайнер открыл группы крови. Это достижение сразу же применили криминалисты
1902 г. Ботаник Михаил Семенович Цвет изобрел хроматографию — метод разделения смесей, применяемый для выделения ничтожных количеств крови, ядов и красителей из жидкостей и газов
— Физик Роберт Вуд применил инфракрасную фотографию для чтения выцветшей от времени надписи
1906 г. Полиция Вены впервые разоблачила подлог, прочитав зачеркнутую часть надписи в ультрафиолетовом свете. Использовать ультрафиолет для защиты купюр, нанесения невидимых меток и чтения невидимых в обычном свете надписей предложил физик Роберт Вуд
1910 г. В Лионе Эдмон Локар создал первую полицейскую криминалистическую лабораторию
1912 г. Организовано первое в России экспертно-криминалистическое подразделение: кабинет научно-судебной экспертизы при прокуроре Петербургской судебной палаты
1915 г. Леоне Латтес в Турине впервые использовал анализ крови для установления отцовства
1916 г. Алберт Снайдер в Беркли, Калифорния, впервые собрал микрочастицы с места происшествия при помощи пылесоса
1917 г. Первый удачный опыт применения детектора лжи. Судмедэксперт Вильям Марстон из Гарварда сделал аппарат, замерявший систолическое давление крови у испытуемого, когда ему задают разные вопросы. Исследование сузило круг подозреваемых из 70 лиц, имевших доступ к документам, копии которых попадали в германское посольство. Слежка позволила поймать одного из них на встрече с немецким агентом
1920 г. Группа нью-йоркских криминалистов выработала надежные методы идентификации огнестрельного оружия, из которого выпущена исследуемая пуля
1922 г. В Гохране установлена первая объемная сигнализация конструкции Льва Сергеевича Термена, оповещающая о появлении людей в закрытом помещении. Сейчас такой сигнализацией оборудованы все отделения банков и дорогие автомобили
1925 г. Японский биолог Сабуро Сираи обнаружил, что группу крови можно также определить по слюне, сперме, слезам, моче, поту и жиру
1926 г. Лев Термен установил на подъезде Управления РККА в Москве первую в мире систему видеонаблюдения.
Изображение входящих в здание людей передавалось на экран телевизора (опытного образца) в приемной Ворошилова
1933 г. Теодоро Гонзалес в Мехико впервые произвел химический анализ «смыва руки», позволяющий установить, стрелял ли подозреваемый в последнее время из огнестрельного оружия
1935 г. Исследование следов топора на дровах и сделанной преступником деревянной лестнице изобличило похитителя малолетнего сына летчика Чарлза Линдберга
1940 г. Археолог и скульптор Михаил Михайлович Герасимов впервые по заказу криминалистов воссоздал портрет покойного по черепу: начало пластической реконструкции
1954 г. Роберт Боркенстайн, капитан полиции штата Индиана, изобрел трубку-анализатор для установления степени алкогольного опьянения
1970 г. Первые преступления, обнаруженные из космоса. Экипаж околоземной станции «Союз-9» проводил измерения площади сельхозугодий в Европейской части СССР. Оказалось, что руководители колхозов и совхозов указывали в документах неверные сведения. На юге распахивали и засевали на 30% больше земель, чем на бумаге, и завышали урожайность. На севере, напротив, настоящие поля были намного меньше, чем по документам
1977 г. ФБР компьютеризовало базу данных отпечатков пальцев: первая автоматизированная экспертиза
1986 г. Алек Джеффрис в Лестере, Великобритания, впервые произвел идентификацию генов подозреваемого в совершении преступления: начало применения «генетической дактилоскопии»
1995 г. В Великобритании создан первый в мире общенациональный банк данных ДНК , в настоящее время располагающий сведениями практически по всем взрослым профессиональным преступникам
2004 г. В Бельгии выданы первые в мире серийные биометрические паспорта с чипом, содержащим в цифровой форме данные о внешности владельца паспорта

Вот входит эксперт

Давайте представим себе на минутку, на что похоже было бы применение современной криминалистической экспертизы в каком-нибудь «деле» 150-летней давности. Самые запутанные (с точки зрения тогдашних полицейских) случаи были бы, скорее всего, раскрыты по горячим следам.

Возьмем, к примеру, дело Карамазовых, которое Достоевский закончил осуждением Мити, невиновного в убийстве отца. Мысленно запустим в дом убитого старика Карамазова нескольких современных экспертов-криминалистов: пусть они произведут обыск, выемку вещественных доказательств и поделятся с нами своими умозаключениями.

Во-первых, с помощью абсорбционной спектроскопии они смогут обнаружить все следы крови, в том числе и на настоящем орудии убийства: на том самом пресс-папье, которое Смердяков «обтер и положил».

Во-вторых, окровавленный пестик, брошенный Митей, будет подвергнут биологической экспертизе. По различию групп крови и резус-фактора устанавливается факт, что на пестике кровь Григория, а вовсе не Федора Карамазова.

  
Анализ почвы с места преступления позволяет установить, был ли там подозреваемый
В-третьих, эксперт соберет микрочастицы на полу в кабинете Карамазова специальным пылесосом. Митя, как вы помните, подходил к дому из сада, и к подошвам его сапог должна была прилипнуть почва. Если бы Митя убил отца и сбежал, то наследил бы в доме. Но этого не было, и анализ пылинок с пола подтверждает, что за день никто не входил в комнату в сапогах (при условии, конечно, что следователь, полиция и понятые не войдут в кабинет до эксперта, как в романе).

Следующий эксперт, трасолог, заинтересуется фигурирующими в деле банкнотами: ведь Смердяков смело вручил Ивану три тысячи рублей, которые он забрал из пакета старика Карамазова, завернул в тряпочку и положил в дупло рядом с домом. Иван собрался предъявить их на суде, однако убийца резонно заметил, что ничего из этого не выйдет, поскольку нельзя доказать, что именно это те самые деньги. Но это тогда нельзя было доказать такие вещи, а в наши дни микроскопические волокна от тряпки, оставшиеся в дупле, можно идентифицировать и доказать, что это та самая ткань, в которую были завернуты купюры.

Специалист по экспертизе документов тоже произведет анализ купюр и обнаружит, что эти три тысячи лежали в конверте, на котором убитый написал «Гостинчик… ангелу моему Грушеньке… И цыпленочку». При нанесении надписи на конверт продавливаются и смещаются волокна, из которых состоят лежащие внутри купюры. Такой «автограф» на банкнотах, пусть совершенно невидимый обычным глазом, можно легко прочесть в ультрафиолетовом спектре.

Наконец, графологическая экспертиза, которая сейчас полностью компьютеризована, прямо на глазах присяжных показала бы, что надпись сделана именно рукой Федора Павловича, а следовательно, это те самые три тысячи. Преступник был бы наказан.

  
Измерения ушей по методу Бертильона
Кто тут был?
Первый вопрос, на который зарождающаяся криминалистика стала отвечать уверенно: тот ли это человек, за кого себя выдает? Первый объективный метод идентификации был создан Альфонсом Бертильоном.

Сын вице-президента Парижского антропологического общества, Бертильон трижды исключался из школы за неуспеваемость. Письмоводитель в полиции — единственная должность, на которую приняли молодого человека. Бертильон должен был переписывать карточки с приметами преступников. Составляя эти описания, каждый инспектор по-своему трактовал понятия «высокий», «маленький», «лицо обычное», «без особых примет». Переписав три тысячи карточек, сын антрополога пришел к выводу, что по этим данным можно смело идти и арестовывать каждого второго. А ведь, наверное, есть же возможность безошибочно описать человека! И Бертильон предложил производить 11 измерений: рост, высота сидя, размах вытянутых горизонтально рук, длина головы, ширина головы, длина правого уха, левой ступни, левой ладони, длина локтя, длина среднего пальца и мизинца левой руки. Новатору разрешили проводить измерения в парижской тюрьме Сантэ, и сначала эта процедура очень веселила заключенных. За три с половиной года он обмерил 1 800 человек и внес их данные в картотеку.

20 февраля 1883 года Бертильон заметил, что параметры одного из вновь поступивших уже значатся в его картотеке под другим именем. Так впервые в истории преступник был разоблачен с помощью беспристрастных измерений. Но едва Бертильон достиг всемирной славы, как появился новый метод идентификации, затмивший антропометрию, — cравнение отпечатков пальцев, придуманное англичанином Уильямом Хершелом. Когда в 1913 году поймали человека, похитившего из Лувра портрет Моны Лизы, его изобличили именно отпечатки пальцев. После этого дактилоскопия прославилась на весь мир и стала основным методом идентификации.

Гены-свидетели

А может быть, это преступление и вовсе не состоялось бы. Смердяков доказал бы еще раньше при помощи анализа ДНК, что он тоже сын старика Карамазова, и мог бы спокойно претендовать на свою долю 60-тысячного наследства. Такой анализ — один из самых поразительных инструментов криминалистики. Еще в 1949 году первооткрыватели молекулы ДНК заявляли, что у любых двух людей эти молекулы различаются. Самый надежный способ идентификации — аккуратно установить, в какой последовательности расположены разные участки на всем протяжении ДНК, на что ушел бы многолетний труд множества лабораторий. Поэтому генные методы идентификации появились только в 1980-е годы, когда придумали, как проверять отдельные фрагменты ДНК.

Помимо генов, в молекуле дезоксирибонуклеиновой кислоты есть участки, несущие несущественную информацию. По ним и делается идентификация. Эти малоинформативные участки в определенных местах молекулы ДНК повторяются. Такие повторы называются тандемными, потому что следуют один за другим. Число повторов отличается у разных людей. Скажем, у господина X после гена, отвечающего за цвет глаз, последовательность нуклеотидов АТГЦ повторяется 59 раз, а у господина Y 31 раз. Участок с повторами в принадлежащей господину Х молекуле ДНК больше и тяжелее. Чтобы различить две разные молекулы ДНК, взвешивают оба участка.

Взвешивание происходит в хроматографической колонке. Чем фрагмент ДНК легче, тем быстрее и дальше он по этой колонке продвигается. Конечно, если проводить анализ только по одному участку тандемного повтора,— у разных людей число повторов может совпасть. Поэтому сравнение проводят по нескольким разным участкам. Тут уже совпадение исключено. Результат сравнения — некая полосатая колонка, похожая на штрих-код. Для каждого человека расположение этих полос индивидуально.

Сейчас технология генной идентификации полностью автоматизирована. Скажем, на все процедуры анализа спермы Билла Клинтона во время скандала с Моникой Левински ушло меньше часа. Так быстро был по иронии судьбы изобличен президент, направивший миллиардные вложения в программу «Геном человека».

Что измеряет биометрия
Цифровое изображение лица вводится в компьютер, измеряющий принятые в портретной экспертизе 14 расстояний, набор которых индивидуален. Новые прически, борода и усы, даже пластическая хирургия не влияют на следующие параметры:

1) длина от подбородка до линии глаз
2) длина от подбородка до линии смыкания губ
3) расстояние от центра сетчатки глаза до середины переносицы
4) длина от подбородка до середины лица
5) длина от центра лица до внутреннего уголка глаза
6) длина от центра сетчатки глаза до середины брови
7) длина от центра лица до середины брови
8) длина от середины линии смыкания губ до центра сетчатки
9) длина от середины линии смыкания губ до линии глаз
10) длина от середины линии смыкания губ до нижней точки носа
11) ширина лица на уровне линии глаз
12) ширина лица на уровне нижней точки носа
13) ширина лица на уровне линии, равноудаленной от линии глаз и нижней точки носа
14) ширина носа

Системы технического зрения, измеряющие размеры деталей, движущихся по конвейеру, появились еще в 1970-е годы в Японии. Автоматическая проверка качества позволила японским компаниям в начале 1980-х превзойти по уровню сборки американские автомобили и захватить огромную долю рынка США. Компьютер, узнающий людей в лицо, появился гораздо позже.

Отставание криминалистики от автопрома имело банальное объяснение: оставались без работы огромные фотолаборатории и службы охраны с большим штатом и бюджетом. Пока такие системы были дороги и их могло позволить себе только государство, заинтересованные бюрократы держали оборону. В 1989 году советские спецслужбы все же начали использовать «автоматический вахтер», но его создатель получил инфаркт. Когда в 1995 году системой технического зрения оборудовали входы в главное здание ФБР, руководителя программы довели до самоубийства. Удешевление компьютерной техники позволило разработать более доступные системы, и теперь их устанавливают в коммерческих банках. Пока что их задача — не «узнавать» людей, которых разыскивает милиция, а опознавать сотрудников компании, допущенных в банковское хранилище. Техническая возможность установления личности любого прохожего появится только через несколько лет, когда наши нынешние паспорта обменяют на биометрические. Тогда государство получит базу данных с параметрами каждого гражданина.

Миф об идеальном преступлении

Развитие криминалистики практически искоренило убийства с целью подмены. Прежде профессиональные преступники зачастую убивали похожего на себя человека, инсценировали свою смерть и жили дальше с чужими документами. Теперь, однажды побывав в руках полиции и пройдя дактилоскопирование, нельзя уже было выдать себя за другого. Известны отчаянные попытки совершить невозможное. В Калининградской области не так давно был зафиксирован случай, когда попавшийся на конокрадстве цыган назвался чужим именем и прямо в «обезьяннике» зубами сгрыз кожу на пальцах. Оказалось, он уже отбыл один срок и не хотел идти под суд как рецидивист. Другие пробовали пересаживать на пальцы кожу с других частей тела. Все эти мучительные операции бесполезны: линии на подушечках пальцев рано или поздно восстанавливаются.

Постепенно преступники начали изучать труды по криминалистике. Родился миф об идеальном преступлении, которое будто бы можно совершить и остаться безнаказанным, если знать все методы криминалистов.

Доходило до того, что профессионалы бросали друг другу открытый вызов. Знаменитый эксперт-криминалист Эдмон Локар (1877—1966) провозгласил: «Нет контакта без следа». То есть любой преступник оставляет след, пусть даже микроскопический. Нужно только найти этот след.

Локар вспоминает, как однажды на прогулке к нему подошел известный взломщик по фамилии Бебер и предложил пари: он, мол, «возьмет» завтра ювелирный на улице Платанов, и пусть Локар со своей экспертизой его изобличит. Только, чур, никакой слежки. Эксперт обещал в случае своей победы облегчить участь Бебера.

На следующую ночь взломщик в одиночку приехал на улицу Платанов. Оставив автомобиль за квартал, он подошел к магазину, отключил сигнализацию, надел перчатки и тапочки, подобрал ключ. Вокруг никого не было. В магазине грабитель зажег свечу и обчистил витрины. Потом он сжег перчатки, тапочки и всю свою одежду, а свеча и набор ключей были утоплены в Роне. Утром Локар прибыл на место происшествия. Долго ползал он с лупой в руках, пока не нашел крохотный кусочек парафина от свечи Бебера. Ненадолго взломщик все же снимал перчатку, чтобы достать из коробка спичку. Когда он зажигал свечу, парафин капнул на обнаженную руку. На парафине остался крохотный отпечаток. Этого было достаточно. На отпечатке пальца при шестикратном увеличении видны мелкие поры — устья потовых желез. Расположение этих пор на линии уникально для каждого человека.

Локар впоследствии носил Беберу передачи и удивлялся количеству красивых женщин, навещавших взломщика в тюрьме.

Даже хорошо образованные люди поддаются искушению идеальным преступлением. Один студент Эдинбургского университета (конец XIX века) услышал на лекции по судебной медицине, что науке неизвестно, как распознать отравление растительным ядом аконитом. После этой лекции он ушел в академический отпуск. Полгода он прожил в имении своего старшего брата, ничего не делая. Спустя полгода старший брат скончался, и родовое поместье перешло к студенту. Но он просчитался. За те 6 месяцев, что он не читал научной литературы, в Германии научились находить в организме очень малые количества аконита. Сделали экспертизу по новой методике, нашли яд — присяжные приговорили братоубийцу к повешению.

Родимые пятна науки

Никакой эксперт не безупречен. В мировой практике известны случаи страшных ошибок. Например, неверно проведенная Бертильоном графологическая экспертиза, подтвердившая вину Дрейфуса (офицера французской армии, ложно обвиненного в шпионаже), или заключение о непричастности Чикатило к серийным убийствам.

Если два эксперта-криминалиста оказываются за одним столом и заговаривают на профессиональные темы, тут же возникает спор. Сыщики говорят: «Собери двух экспертов, получишь три разных заключения».

Яркий пример тому — история с волосами Наполеона. 45 лет назад сотрудники кафедры судебной медицины Университета Глазго обнаружили в волосах Бонапарта мышьяк. Они применили новейший в то время метод нейтронно-активационного анализа, позволявший установить наличие очень малых количеств вещества — до 10-12 грамма. Сразу возникла версия об отравлении. Казалось бы, оправдываются подозрения самого Бонапарта, который говорил, что англичане его травят. До прибытия на остров Святой Елены ссыльный император был здоров. Вскоре он стал чувствовать себя все хуже, затем умер в возрасте всего 51 года.

В 1980-е годы более точные измерения показали, что яда не так много и он мог осесть на поверхность волос с обоев, окрашенных зеленой краской, содержащей соединения мышьяка.

В мае 2000 года ФБР обнародовало свои данные: ДНК-дактилоскопия показала, что исследуемые волосы действительно принадлежали Наполеону, а количество мышьяка оказалось довольно значительным. На презентации результатов исследования журналисты задавали один и тот же вопрос: «Так был Наполеон отравлен или нет?»

Президент Международного общества судебных аналитиков-токсикологов доктор Паскаль Кинц ответил положительно. Концентрация мышьяка возрастает от центра волоса к поверхности. Значит, яд попадал в волосы из самого организма. Откуда ему там взяться, если не из пищи? А вот кафедра судебной медицины знаменитого Йельского университета настаивает, что мышьяка больше все же на поверхности. А швейцарские криминалисты придерживаются официальной версии о смерти от рака желудка, опираясь на сведения о размере панталон императора в последние годы его жизни.

Версий все больше, и ситуация стала анекдотической: пресса и телевидение уже три года не обращают внимания на последние выступления экспертов на тему смерти Наполеона. Разнобой мнений раздражает публику, которая хочет ясного, недвусмысленного ответа.

В обычной жизни в таких случаях собирается экспертный совет из опытных криминалистов. Их вниманию предлагаются разные заключения без указания имен авторов. Если же и это не помогает, сравнивают статистику деятельности спорщиков: кто чаще ошибался.

В некотором отношении экспертиза загадочна, как химический синтез. Два химика одним методом проводят одну и ту же реакцию, но у одного процесс идет, а у другого — нет. Два криминалиста исследуют один и тот же объект и приходят к противоположным выводам. Кто-то называет это «шаманством». Другие говорят: «талант».

Рубрика: Ярмарка идей
Просмотров: 22048