Вертолетная экспансия

01 июня 2006 года, 00:00

Всего за два десятилетия после появления первых боевых вертолетов они заняли одну из ключевых позиций в структуре современных армий и, внеся в общевойсковые операции «третье измерение», образовали даже самостоятельный род сухопутных войск — армейскую авиацию. Именно благодаря вертолетам-спасателям количество смертей от тяжелых и средних ранений на поле боя снизилось в 8—9 раз.

После Второй мировой войны впереди всех в вертолетостроении оказались Соединенные Штаты Америки. В 1944 году в этой стране было построено 144, а год спустя — 275 вертолетов Сикорского. Однако к началу 1946 года конвейер на «Сикорский Эркрафт» (Sikorsky Aircraft) почти встал из-за сокращения военных заказов. Командование армии и флота США сомневалось в целесообразности выделения скудных послевоенных средств на винтокрылую авиацию. Точно так же обстояли дела и с гражданскими заказами. Бизнесмены не спешили раскошеливаться на непривычные машины, более дорогие и сложные в пилотировании и обслуживании, чем самолеты. Да и надежность вертолетов в те годы оставляла желать лучшего.

Однако достижения Сикорского сделали свое дело — пробудили интерес к разработке вертолетов у многих конструкторов и бизнесменов. По подсчетам известного американского конструктора Янга, в США во второй половине 40-х годов возникло свыше 340 фирм, занимавшихся разработкой этого типа летательных аппаратов. Проектировались и строились винтокрылые машины различных схем и размеров — от одноместных «ранцевых» и «летающих мотоциклов» до тяжелых многовинтовых вертолетов.

Конструктор фирмы «Белл» Артур Янг (Arthur Young) создал трехместный «Белл-47», который более 20 лет оставался лучшим в своем классе, но первое время и ему на заказчиков не везло. Столь же неудачно поначалу складывалась судьба и первого послевоенного вертолета Игоря Ивановича Сикорского — многоцелевого S-51.

В 1947—1948 годах американские генералы возобновили закупки легких многоцелевых вертолетов, используя «Белл-47» и S-51 в качестве санитарных, связных, разведывательных и арткорректирующих машин. Особенно возросли закупки в 1948 году, когда в составе ВВС США была создана Воздушная спасательная служба. Еще раньше ВВС вертолетами S-51 заинтересовались морские летчики, в первую очередь — как поисково-спасательным средством.

В 1945 году Фрэнку Пясецкому, родившемуся в семье эмигрантов из России, удалось создать первый в мире работоспособный вертолет двухвинтовой продольной схемы. Флот закупил в 1947—1949 годах два десятка вертолетов «Пясецкий HRP-1». Следующую модель Пясецкого — HRP-2 облюбовал Корпус Морской пехоты США. Грузоподъемные «продольники» рассматривались как средство высадки десанта в тыл противника. По мнению военных, вертолеты позволяли внести в десантные операции «третье измерение».

Как можно больше «вертушек»!

Серьезным испытанием для вертолетчиков стала Корея, где 25 июня 1950 года начались самые кровопролитные со времен окончания Второй мировой войны боевые действия. Условия войны в Корее — гористая местность, резкие перепады погоды, отсутствие карт и дорог, вездесущий и многочисленный противник — требовали специального воздушного средства, неприхотливого в отношении взлетно-посадочной площадки. И военные стратеги, ранее скептически смотревшие на вертолет, быстро превратились в самых ярых его сторонников. Для десятков тысяч солдат США, оказавшихся между жизнью и смертью, свободой и пленом, эти машины стали последней надеждой на спасение.

Начальник штаба Морской пехоты США генерал Л.К. Шеферд (Shepherd L.C.) в сентябре 1950 года сказал: «Вертолет в Корее встречает исключительно благожелательное отношение... Мы не должны жалеть усилий, чтобы получить на фронт как можно больше вертолетов… предоставляя им приоритет в отношении любого другого оружия… Вертолеты, больше вертолетов, как можно больше вертолетов в Корею».

Вслед за S-51 в Корею последовали «Белл-47» и «Хиллер-360», созданный в 1947 году молодым авиаконструктором Стэнли Хиллером (Stanley Hiller). Пентагон распорядился придать каждой пехотной дивизии по отряду вертолетов. Медико-эвакуационные «Белл-47» служили главными «санитарными каретами» полевых госпиталей MASH (Mobile Army Surgical Hospital). Так, приключения медперсонала одного из подобных госпиталей послужили основой для популярного американского телесериала «Чертова служба в госпитале MASH». До корейской войны бойцы, получившие на поле боя тяжелые или средние ранения, в 80—90 случаях из 100 погибали. Теперь же картина резко изменилась. Эта цифра снизилась до 10. Всего за время корейской войны американскими вертолетами было спасено около 25 тысяч человек.

Несмотря на активное применение вертолетов, их потери в Корее были минимальными. Винтокрылые машины оказались очень живучими, хотя постоянно находились под огнем. Маневренные «вертушки» без труда уворачивались даже от реактивных МиГов. О таких встречах сохранились многочисленные легенды. На завершающем этапе боев в Корее в дверях вертолетов стали устанавливать ручные пулеметы, а пару «Белл-47» оснастили противотанковыми базуками.

Во время этой войны использовались не только легкие вертолеты. В конце 1949 года Сикорский создал многоместный десантно-транспортный S-55, который мог перевозить до десяти человек. Этот аппарат в Корее быстро завоевал славу такого же «ангела-хранителя», как и его «старший брат» S-51. Много лет спустя один из ветеранов американской морской пехоты, вспоминая в знаменитом документальном фильме «Война в воздухе» о нелегких боевых буднях, заметил: «Слава Богу, были вертолеты... Жаль, что этих машин не было больше».

Боевой почин

На морских пехотинцев легла основная тяжесть боевых действий в Корее. Они очень нуждались в вертолете — одновременно десантно-штурмовом и транспортном средстве.

В конце августа 1951 года эскадрон из 18 вертолетов S-55 высадился в южнокорейском порту Пусан и перебазировался в район вулкана Панчбоул, где 13 сентября состоялось боевое крещение первого в мире подразделения транспортно-десантных машин. Вертолеты S-55 перебросили через одиннадцатикилометровую простреливаемую ничейную полосу в подкрепление 1-му полку морской пехоты, осажденному со всех сторон китайскими войсками. Началась вошедшая в историю операция, получившая название «Уиндмил» («Ветряная мельница»), в ходе которой машины эскадрона перебросили за 28 рейсов 8 618 кг грузов и эвакуировали 84 раненых. 21 сентября вертолеты S-55 десантировали в один из труднодоступных горных районов Кореи роту морской пехоты, а в октябре высадили уже целый батальон. В официальном отчете говорилось: «Эти поразительные первоначальные успехи показали, в какой значительной мере может вертолет способствовать решению тактических задач, связанных с переброской и снабжением атакующих войск».

В конце октября 1951 года аппараты S-55 направились для десантирования противопартизанских подразделений на захваченные территории, где впервые была осуществлена эвакуация вертолета вертолетом и обеспечено мобильное перебазирование батареи реактивной артиллерии. «Морпеховские» S-55 доказали тогда высокую надежность и эффективность транспортно-десантных вертолетов в целом, растопив лед недоверия к винтокрылым машинам. В результате заказы на их производство росли как на дрожжах. И если до корейской войны ежегодный выпуск этих машин в США не превышал и сотни экземпляров, то в 1952 году он вырос до тысячи.

Уроки Кореи

Боевые действия в Корее стали большим стимулом для вертолетостроения, сопоставимым с влиянием Первой мировой войны на развитие авиации в целом. Генералы, которые рассматривали ранее вертолет только как легкое вспомогательное средство связи и наблюдения, пришли к выводу, что этот тип летательного аппарата может изменить весь ход боевых наземных операций.

Годы войны в Корее ознаменовались важным событием в истории американской военной авиации. Входившая ранее в состав ВВС США армейская авиация выделилась в самостоятельный род Сухопутных войск США. Дележ имущества между ВВС и новоиспеченной авиацией СВ проходил не безболезненно. Тем не менее в 1951 году он благополучно завершился. Почти все вертолеты «ушли» в армейскую авиацию. В ВВС остались только «вертушки» Воздушной спасательной службы. Получившие собственную авиацию «сухопутчики» резко увеличили закупки вертолетов. Если к началу корейской войны американская армейская авиация имела 1 186 самолетов и 56 вертолетов, то к 1954 году соответственно: 2 518 и 1 140. Через несколько лет число армейских машин перевалило за две тысячи, и они стали основным видом летательных аппаратов Сухопутных войск США. Росла и численность вертолетного парка и в других видах Вооруженных сил США. Особенно увеличился парк «вертушек» в авиации Корпуса морской пехоты. Здесь в отличие от армейских вертолетчиков, именовавших свои S-55 транспортными, в годы корейской войны зародилось название «десантно-штурмовой» вертолет. Оно более точно соответствовало использованию вертолетов при операциях морской пехоты — для высадки тактических десантов непосредственно на поле боя.

В 1952 годах вертолеты S-55 приняли участие в учениях с использованием ядерного оружия: они доставляли к эпицентру взрыва команды радиационной разведки, перебрасывали пехотные подразделения и были признаны необходимым элементом при ведении атомной войны. Американские генералы приняли для вооруженных сил так называемую концепцию «Пентомик» — стратегического рассредоточения войск для снижения потерь в случае атомного удара. Вертолетам по концепции отводилась роль одного из средств рассредоточения. А в целом в вертолетостроении началась «гонка взлетных масс». Ф. Пясецкий на замену трехтонного PD-17 (HRP-2) создал в 1952 году пятитонный PD-22, затем шеститонный PH-42 и в 1954 году — PH-43. Взлетная масса последнего достигала почти 7 тонн, грузоподъемность превышала две тонны, вместимость — 20 десантников. Вооруженные силы США и ряда других стран приобретали вертолеты PD-22, PH-42, PH-43 под обозначением Н-21. За своеобразный внешний вид Н-21 получили и неофициальное название — «летающий банан». После ухода Пясецкого созданная им фирма стала именоваться «Вертол» (Vertol), и ее приобрел концерн «Боинг». Участвовал в «гонке взлетных масс» и И.И. Сикорский. Вслед за 3,5-тонным S-55 он сдал военным шеститонный S-58, а затем и гигантский, по тогдашним понятиям, S-56 взлетной массой свыше 14 тонн. S-56 поднимал до четырех тонн груза и был пригоден для перевозки боевого взвода морской пехоты. S-56 с поршневой силовой установкой представлял собой вершину мирового вертолетостроения. Дальнейший же рост грузоподъемности требовал перехода на газотурбинные двигатели. Массовый переход на ГТД считается отличительной чертой появившихся во второй половине 50-х годов вертолетов — так называемого второго поколения. При разработке этих новых многоцелевых машин исполнилось высказанное в годы корейской войны пожелание по созданию моделей для выполнения конкретных видов задач. Так, вертолеты «Белл205 Хью» (Huey) и «Вертол-114 Чинук» (Chinook) были оптимизированы под перевозку штатных армейских отделения и взвода, а «Вертол-104 Си Найт» (Sea Knight) — боевой группы морской пехоты.

«Летающий банан» Н-21 Фрэнка Пясецкого на вооружении бундесвера

О рекорде грузоподъемности

Пятидесятые годы стали временем становления национального вертолетостроения в СССР, Великобритании и Франции. Под влиянием успехов «сикорских» в Корее в нашей стране в 1951 году была принята программа развития национального вертолетостроения. Конструкторские бюро Михаила Леонтьевича Миля, Николая Ильича Камова и Александра Сергеевича Яковлева создали семейство многоцелевых вертолетов первого поколения. Так, Ми-4, начиная с венгерских событий 1956 года, принимали участие во всех операциях советских войск и вооруженных сил дружеских государств. Изначально оснащенные крупнокалиберным турельным пулеметом, они послужили базой для создания многочисленных военных модификаций. В 1961 году, во время боев на Плайя-Хирон, кубинцы впервые использовали Ми-4 как средство непосредственной огневой поддержки. Советские ВВС применили Ми-4 для выполнения аналогичных задач во время боев на острове Даманский в 1969 году. Опыт, накопленный при создании вертолетов первого поколения, помог советским конструкторам в конце 50-х и в 60-е годы при разработке целой гаммы многоцелевых вертолетов второго поколения. Причем с созданием в 1957 году воздушного гиганта Ми-6 (взлетной массой свыше 46 тонн) наши авиаконструкторы вышли в мировые лидеры тяжелого вертолетостроения: Ми-12 установил абсолютный мировой рекорд грузоподъемности для вертолетов — 40 тонн. Он не превзойден до сих пор.

В 60-е годы, с угасанием разговоров о ядерной войне, руководство Пентагона отказалось от концепции «Пентомик» и рост грузоподъемности американских вертолетов остановился на 9 т, доступных S-64. По той же причине прекратилась разработка тяжелых вертолетов для перевозки ракетных комплексов и в СССР, однако потребность в доставке сверхтяжелых грузов в труднодоступные районы нашей страны сохранила в отечественном вертолетостроении класс винтокрылых машин большой грузоподъемности.

«Летающий кран» S-64

По пути во Вьетнам

С окончанием Второй мировой войны боевые действия в странах Британского Содружества не прекратились. Особенно досаждали колонизаторам малайские коммунисты. Борьба с партизанами потребовала освоения нетрадиционных методов и средств войны, в том числе и вертолетных. В 1950 году в джунгли прилетели первые S-51. Через два года к ним на помощь прибыли закупленные и произведенные по лицензии S-55. Всего в Малайзии действовало три эскадрона британских ВВС, насчитывавших до 40 машин. Вертолеты использовались для наблюдения, выслеживания партизанских лагерей и отрядов, срочной доставки десантников, их снабжения и эвакуации. Всего до окончания боев в 1960 году винтокрылые машины перевезли около 110 тысяч солдат и 11 350 тонн грузов. По оценке британских военных, использование в Малайзии вертолетов позволило им сберечь тысячи солдатских жизней.

Недалеко от британцев, в Индокитае, с коммунистическим партизанским движением сражались французы. Они использовали для наблюдения в джунглях и эвакуации раненых закупленные в Америке «Хиллер-360», S-51, а потом и S-55. Однако французам не удалось организовать эффективное применение вертолетов, что в определенной мере послужило одной из причин поражения под Дьенбьенфу (Dien Bien Pho). Всего французы эвакуировали за четыре года боев 10 тысяч раненых.

Накопленный в Малайзии опыт применения «вертушек» в 50—60-х годах на Кипре и в Йемене использовали англичане в борьбе с местными повстанцами. Летчики Британского Содружества действовали уже и на вертолетах собственной конструкции: легких Бристоль «Сикамор» (Bristol Sycamore) и средних Бристоль «Бельведер» (Bristol Belvedere), а также Уэстленд «Уэрлуинд» и «Уэссекс» (Westland, Whirlwind, Wessex). Уэстлендовские машины представляли собой глубокие модификации американских S-55 и S-58.

Американский S-55 из состава израильских ВВС

Эффективно британцы применили машины Бристоль «Сикамор» и Уэстленд «Уэрлуинд» в ноябре 1956 года в операции «Мушкетер» (Musketeer). В ответ на национализацию президентом Гамалем Абделем Насером Суэцкого канала израильтяне, англичане и французы вторглись в Египет. Специальное подразделение из 21 вертолета за полтора часа перебросило с борта авианосцев «Океан» (Ocean) и «Тесус» (Theseus) в тыл египетских войск 415 спецназовцев-командос и 25,4 тонны боеприпасов и амуниции. Это была первая в истории морская десантно-штурмовая операция вертолетных войск (в Корее вертолеты морской пехоты действовали только на суше). Анализ результатов операции убедил Королевское адмиралтейство переоборудовать авианосец «Булварк» (Bulwark) в специализированный десантный вертолетоносец. В 1957 году самостоятельная авиация Сухопутных войск была создана и в Великобритании.

Особую роль в истории военного применения вертолеты сыграли в алжирской войне 1954 — 1962 годов. В противоположность индокитайским боям здесь французы использовали вертолеты с максимальной эффективностью. К моменту начала боев французская авиация в Алжире имела только четыре легких вертолета. По мере эскалации боевых действий ее состав постоянно увеличивался за счет поставок американских легких «Белл-47», транспортных Н-21, S-55 и S-58, а также французских пятиместных «Аллуэт II» (SE318 Allouette II). Ко времени прекращения боевых действий, в 1962 году, французы имели уже свыше 600 вертолетов, сведенных в 32 аэромобильных отряда, в состав которых входили как авиационные, так и десантные части. Винтокрылые машины использовались для разведки, наблюдения, переброски войск и грузов, эвакуации больных и раненых и впервые в истории — для непосредственной огневой поддержки войск. Каждый отряд прикрывал определенный территориальный район, так что он мог прибыть к месту вызова наземными постами всего за несколько минут.

Сначала вертолеты Н-21 вооружались 36 неуправляемыми ракетами (НУРами) калибром 68 мм и двумя пулеметами, установленными жестко на кронштейнах по бортам вертолета. Потом вместо 68-мм ракет Н-21 получили по 72 ракеты калибром 37 мм. В окнах и дверях вертолетов стояли турельные пулеметы. В 1959 году в Алжир начали поступать S-58. В дверном проеме этого вертолета устанавливали подвижный крупнокалиберный пулемет или 20-мм пушку, а на боковых кронштейнах — шесть 127-мм ракет.

В Алжире французы впервые в истории опробовали в 1958—1959 годах на вертолете управляемые противотанковые ракеты. На S-58 устанавливались по две тяжелые ракеты SS-10, а на «Аллуэт II» — по две более легкие SS-11. Испытания выявили исключительную эффективность этих машин как средств противотанковой обороны. Во время боевых действий в Алжире на «вертушках» стали защищать топливные баки, бронировать силовую установку и кабину, а летчики впервые получили бронежилеты. В результате потери вертолетов в этой войне оказались минимальными — один сбитый вертолет на 9 250 часов боевого налета.

Опыт французов по вооружению многоцелевых вертолетов тщательно анализировали и союзники, и противники. «Белл-47» получил по образцу «Аллуэт II» на борт ручные пулеметы, легкие НУРы и SS-10. Вооружение «Пясецких» Н-21 тоже в основном соответствовало французскому прототипу. Самый мощный комплект вооружения был установлен американцами на S-58. Он включал четыре SS-10, сорок 70-мм НУРов, две 20-мм пушки, три крупнокалиберных и шесть обычных пулеметов.

Первый серийный боевой вертолет, построенный англичанами WS-51

Винтокрылая война

В числе первых американских воинских частей, прибывших в 1961 году для оказания помощи южновьетнамскому союзнику, оказались две транспортные роты армейской авиации США, укомплектованные «летающими бананами» Н-21. В 1962 году во Вьетнам прибыли еще три роты. Вместе с ротами армейской авиации сюда же направились и дивизионы Корпуса Морской пехоты США. В отличие от армейских рот морпеховские дивизионы были укомплектованы вертолетами S-58. В жарком климате и условиях высокогорья они оказались значительно эффективнее Н-21. В 1963 году громоздкие «летающие бананы» стали заменяться новейшими легкими многоцелевыми вертолетами «Белл-204», а затем «Белл-205 Хью». Очень удачно спроектированный, оснащенный мощной газотурбинной установкой, надежный и выносливый «Белл Хью» стал главным винтокрылым бойцом войны и своеобразным символом Вьетнама. Фирма «Белл» ежегодно отправляла в Индокитай сотни таких машин, доведя в 1967 году их выпуск до рекордной величины — 1 650 штук. Модификации «Хью» выпускаются до сих пор. Общее число построенных машин достигло 16 тысяч — абсолютный мировой рекорд в вертолетостроении.

Легенда Вьетнама «Белл Хью»

Вторым символом Вьетнама стал тяжелый (по американским меркам) транспортный вертолет «Боинг-Вертол-114 Чинук» двухвинтовой продольной схемы. В морской пехоте служил свой «продольник»: «Боинг-Вертол-104 Си Найт». Более легкий и компактный по сравнению с «Чинуком», он заменил в конце 60-х в дивизионах «старые добрые» S-58. Первое время американцы и их союзники использовали в качестве легких разведчиков, корректировщиков и связных вертолетов старые проверенные «Белл-47». В 1967 году их стали заменять в отрядах новейшие полуторатонные «Хьюз-369 Кейюз» (Hughes 369 Cayuse) , а затем «Белл-206 Кайова» (Bell 206 Kiowa).

Быстро скользящий над джунглями, болотами и рисовыми полями силуэт вертолета стал обычным зрелищем. Партизаны привыкли к «вертушкам» и научились по ним стрелять. Для самозащиты установленных в дверях H-21 и S-58 пулеметов оказалось недостаточно. Стало очевидным, что транспортные аппараты нуждаются в сопровождении специализированными вооруженными машинами. Такую «эскортную» модификацию фирма «Белл» создала в 1961 году на базе многоцелевой модели «Хью».

Основным оружием модификации «Хью» стали НУРы и пулеметы. С каждого борта вертолета монтировались на кронштейнах по два пулемета калибром 7,62 мм и по кассете НУР. Как правило, каждая кассета имела по восемь 70-мм НУР, но использовались и более тяжелые варианты: по 19 и 24 НУР. Помимо установленных по бортам пулеметов в дверях транспортно-пассажирской кабины располагались еще и турельные пулеметы, обслуживаемые бортстрелками. В 1967 году обычные пулеметы сменили скоростные шестиствольные «Миниганы». Тогда же на вертолеты стали устанавливаться 40-мм автоматические гранатометы. Известны случаи замены пулеметов обычного калибра крупнокалиберными — 12,7 мм.

Когда у партизан появилась бронированная техника, американцы вооружили в 1965 году несколько «Хью» ПТУРами SS-11, однако наведение ракет оказалось трудоемким процессом: из 115 выпущенных SS-11 95 «ушли в молоко». В пять раз эффективнее были ПТУР TOW. Они пригодились американцам и в 1972 году при отражении массированного наступления. Именно во Вьетнаме впервые были применены боевые вертолеты специальной разработки «Белл-209 Хью Кобра», о которых мы расскажем в следующей статье.

Первая рота, целиком укомплектованная вооруженными «Хью», прибыла во Вьетнам осенью 1962 года. Их задачи были следующими — прикрытие от атак ПВО транспортных вертолетов в полете и огневая поддержка при высадке десанта. Пять—семь вооруженных вертолетов уверенно прикрывали 20—25 транспортных машин. Кроме того, «вертушки» роты защищали автомобильные колонны, осуществляя непосредственную огневую поддержку наземным войскам. Опыт использования вооруженных вертолетов оказался столь удачным, что в 1963 году транспортные роты армейской авиации США стали переформировываться в «аэромобильные», состоявшие из двух транспортных и одного штурмового взвода вертолетов.

Герой Вьетнама «Boeing-Vertol Чинук»1 июля 1965 года Пентагон сформировал 1-ю аэромобильную («кавалерийскую») дивизию. Дивизия не имела танков и бронетранспортеров, зато располагала 443 вертолетами и легкими самолетами, которые обеспечивали транспортом и снабжением восемь пехотных батальонов и три дивизиона 105-мм гаубиц. В авиационную группу дивизии входили: «воздушно-артиллерийский» батальон из 36 вооруженных «Хью», два «воздушно-кавалерийских» батальона по 60 десантных и 12 вооруженных «Хью», один батальон из 48 транспортных «Чинук», эскадрон вертолетов-кранов S-64 и штабной эскадрон самолетов. «Чинуки» транспортировали гаубицы, топливо и тяжелую амуницию. Вертолеты-краны S-64 перевозили контейнеры-штабы и контейнеры-госпитали. 15 санитарно-эвакуационных «Хью» обеспечивали эвакуацию раненых. Позже в составе дивизии появился еще и разведывательный вертолетный батальон.

В апреле 1969 года был установлен своеобразный рекорд — вертолеты армии США совершили 800 тысяч боевых вылетов, то есть на каждый аппарат в месяц приходилось по 250 вылетов, или по 8—9 вылетов в день. Один из командующих американскими войсками во Вьетнаме оценил роль своих «винтокрылых кавалеристов» следующим образом: «Вертолетчики — это наиболее профессиональные воины, каких мы до сих пор когда-либо видели».

Война во Вьетнаме дала новый импульс и спасательным службам, чей лозунг зазвучал следующим образом: «Никогда не отказываться от задания и никогда не возвращаться без раненого на борту». С 1962 по 1973 год армейские спасатели выполнили 496 573 вылета и спасли свыше 900 тысяч раненых, потеряли 206 пилотов и 199 вертолетов. Именно в Индокитае служба впервые получила спасательно-боевые модификации многоцелевых «Сикорский S-61» (HH-3) и S-65 (HH-53), оснащенные системой дозаправки в воздухе, с большим радиусом действия, хорошо защищенные и вооруженные (пулеметы и НУРы).

Боевой винтокрылый спасатель «Сикорский S-61»

МИ-6 во вьетнамском парке

В годы войны были созданы вертолетные части и в составе вооруженных сил Демократической Республики Вьетнам. Они получили почти полный парк советских винтокрылых машин, включая тяжелые Ми-6 и палубные противолодочные Ка-25. Особенно эффективно северные вьетнамцы использовали вертолеты для боевого рассредоточения и мобильного базирования войск, в первую очередь средств ПВО. Неоднократно Ми-6 вывозили, спасая от бомбежек, истребители, ракетные комплексы и РЛС. Ми-4, Ми-6 и Ми-8 использовались для разведки, переброски войск и боевой техники, подвозки боеприпасов, эвакуации раненых, снабжения южновьетнамских партизан, заброски диверсионных групп, контроля «дороги Хошимина». На заключительном этапе войны вооруженные Ми-4 и Ми-8 использовались для непосредственной огневой поддержки войск, борьбы с сухопутной и морской боевой техникой противника.

23 января 1973 года противоборствующие стороны подписали мирный договор. Вооруженные силы США покинули Вьетнам. Но война продолжалась еще два года и завершилась взятием коммунистическими отрядами Сайгона. 30 апреля 1975 года вертолеты Морской пехоты США эвакуировали последних американцев с крыши посольства. Во вьетнамской войне вооруженные силы Америки потеряли 4 860 вертолетов.

В целом боевые действия во Вьетнаме способствовали резкому увеличению численности вертолетов в войсках. Так, в 1964 году в составе армейской авиации США насчитывалось 3 800 аппаратов. Через шесть лет — более 10 тысяч. Соответственно боевым потребностям росли и заказы на эти машины. Если до 1961 года их ежегодный выпуск в США колебался в пределах 450—690 машин, то в 1965-м он вырос до полутора тысяч. Рекордным стал 1968 год — вооруженные силы Америки и их союзников получили 2 982 вертолета.

Вертолет — враг танка

Анализ хода военных действий во Вьетнаме способствовал осознанию роли вертолетов и Генеральными штабами других государств, в первую очередь стран НАТО. Почти все они выделили эти машины в самостоятельный род сухопутных войск — армейскую авиацию и увеличили их численность в несколько раз.

В те годы верный союзник американцев Израиль вел непрекращающуюся борьбу с арабскими странами, не желавшими мириться с существованием еврейского государства. Несмотря на всевозможные эмбарго, Моше Даян закупил некоторое количество американских («Сикорский S-55», S-58, «Белл-205» и другие) и французских (SA-321 Super Frelon, SE-318 Allouette-2) вертолетов. Они весьма пригодились в июне 1967 года во время знаменитой «шестидневной» войны. Условия ведения боевых действий в Синайской пустыне сильно отличались от индокитайских джунглей — израильским вертолетчикам противостояли не партизанские отряды, а до зубов вооруженные и численно превосходящие регулярные части. Однако умело используемые винтокрылые машины со звездой Давида на борту подтвердили свою исключительную эффективность в общевойсковых операциях против пехоты. Участь войны решил ночной вертолетный десант Ариэля Шарона, высаженный прямо «на голову» египетским артиллеристам, защищавшим подступы к Суэцкому каналу по периметру Абу-Агейды. Помимо тактических десантов израильские вертолеты использовались для снабжения наступающих частей боеприпасами, горючим, продовольствием, разведки целей, эвакуации раненых и радиоперехвата.

Столь же успешно действовали израильтяне и в последовавшей затем «войне на истощение». В историю вошел знаменитый десант 26 декабря 1969 года, когда спецназовцы захватили и вывезли на вертолетах S-65 из глубокого египетского тыла секретную советскую станцию ПВО.

Именно в арабо-израильском конфликте 60—70-х годов прошла апробацию и одобрение тактика ведения боевых действий на предельно малых высотах. Эффективность вертолетов побудила израильский Генштаб увеличить закупки винтокрылых машин, и ко времени «Войны Судного дня» 1973 года ВВС Израиля насчитывали в строю около сотни новейших американских и французских вертолетов. На них, помимо традиционных задач, возлагались принципиально новые: борьба с танками, огневая поддержка сухопутных войск и впервые радиоэлектронная борьба.

В октябре 1973 года в истории боевых вертолетов произошло важное событие: 18 израильских машин за один вылет уничтожили 90 египетских танков, не потеряв при этом ни одной. Теперь «вертушка» была однозначно признана главным врагом танка.

Немалым количеством вертолетов обладали и вооруженные силы противников Израиля. Однако до их использования в качестве ударного боевого средства дело не дошло. Полученные из СССР Ми-4, Ми-6 и Ми-8 преимущественно применялись для высадки воздушных десантов, снабжения войск и эвакуации сбитых летчиков. Милевские «четверки», а затем и «восьмерки» успешно работали в качестве транспортно-десантных средств и в индо-пакистанских пограничных инцидентах.

Боевые действия во Вьетнаме, на Ближнем Востоке и в Индостане продемонстрировали высокую надежность винтокрылых машин различного назначения. Эти масштабные маневры также подтвердили необходимость увеличить количество вертолетов в ВВС СССР, что, собственно, и было сделано: в начале 70-х годов заводы, ранее занимавшиеся строительством традиционной самолетной техники, стали выпускать вертолеты. В это же время в нашей стране, как и за рубежом, началась разработка специализированных боевых машин, а военные приступили к формированию первых аэромобильных частей и соединений — десантно-штурмовых батальонов и бригад. Однако оценить вертолет по-настоящему советские полководцы смогли только в небе над Афганистаном.

Вадим Михеев, доктор исторических, кандидат технических наук

Рубрика: Арсенал
Просмотров: 16744