В Колхиду — на новом «Арго»

01 января 1984 года, 00:00

В Колхиду — на новом «Арго»

Тима Северина не нужно представлять нашим читателям. Журнал писал об экспедиции этого путешественника на кожаной лодке через Атлантику, предпринятой с целью проверки гипотезы о плавании ирландских монахов, которые будто бы достигли берегов Северной Америки за тысячу лет до Колумба (См.: Непомнящий Н. «Брендан» пересекает Атлантику.— «Вокруг света», 1978, № 1.). Именно это путешествие иллюстрирует фотография, которая публикуется здесь. В прошлом году на наших страницах рассказывалось о плавании Тима Северина по следам легендарного Синдбада-морехода (См.: Бабенко В. Восьмое путешествие без Синдбада.— «Вокруг света», 1983, № 6).

Как сразу видно, и в том и в другом случае цель путешествия — не просто единоборство со стихией и не только достижение определенной точки через определенный срок. Цель, которую Тим Северин избрал еще лет десять назад и которой не изменил и сегодня, это реконструкция истории. Моделирование прошлого.

Немала людей ежегодно выходят на больших и малых судах в океанские просторы. Выходят в одиночку и небольшими командами. На надувных лодках, яхтах, плотах, катамаранах, каноэ, джонках, кэчах, иолах... Совершают трансокеанские и кругосветные плавания, преследуя спортивные и научные цели, решая навигационные задачи и ставя медико-биологические эксперименты...

Однако есть и такие, что пускаются в плавания по Истории. Их путь начинается с хроник и летописей. Они отправляются в дорогу, чтобы испытать, как странствовали по морям наши предки, и проверить, верно ли то, что написано в хрониках и старинных книгах, что донесли до нас фольклорные предания и легенды? Наконец, могли ли предки совершать те первопроходческие подвиги, которые им приписывают? А если могли, то какие качества для этого были необходимы, какие трудности приходилось преодолевать?

Признанный «король» таких историко-научных экспедиций — Тур Хейердал. В последние годы в этой области выдвинулись и другие фигуры. Самая яркая из них — Тим Северин. Титул «короля» он не оспаривает — авторитет Хейердала очень высок, хотя научный «вес» Северина немаленький: документальные фильмы его получили первые призы на многих международных кинофестивалях, а книги, переведенные на десятки языков, принесли автору такие награды, как приз Томаса Кука за лучшую книгу о путешествии и премия за лучшую книгу о море.

Тим Северин живет в Ирландии, в графстве Корк. Прежде чем посвятить свою жизнь морским путешествиям, он много учился — в Оксфорде, в университетах Беркли и Миннесоты, в Гарварде. За исследования в области медиевистики историк получил ученую степень Оксфордского университета. Как и Тур Хейердал, Тим Северин не только реконструирует плавания, которые совершались в далекой древности и которые получили отражение в литературе. Он реконструирует — и это самое важное — суда. Как иначе оседлать ветер странствии, который дул в паруса, скажем, Синдбада, если не построить точную копию судна прославленного арабского морехода — бума?

Сейчас Тим Северин со всей тщательностью историка и со всей обстоятельностью умелого судостроителя готовится к новому плаванию. Оно будет называться «Путешествие по следам Героев».

Не много найдется людей, которые не зачитывались бы мифами и легендами Древней Греции, не следили бы за плаванием доброго судна «Арго»: у руля — славный кормчий Тифис, на носу всматривается в туманную даль моря Ясон, плывущий с товарищами в Колхиду за золотым руном.

Взрослея, человек открывает для себя героический мир Гомера: за тяжеловесными, перенасыщенными подробностями строчками гекзаметра проступают события, вызванные гневом «Ахиллеса, Пелеева сына», и странствования Одиссея, многострадального царя Итаки.

С одной стороны, понятно: перед нами — мифы седой античности, сказания гениального слепца (слепца ли?). Но с другой стороны, так хочется за этими легендами увидеть живых людей — людей, которые действительно путешествовали, страдали, переносили невзгоды, бедствовали, но в итоге реально возвращались в свой реальный дом. Какие-то края ведь на самом деле послужили прообразами земли лотофагов, земли лестригонов, островов Цирцеи и Калипсо, королевства феаков с их правителем Алкиноем, чьи плодоносные сады даже вошли в пословицу. Какие же? Если с утесами Сирен все вроде бы ясно — это три скалы возле Сорренто — и нет никаких сомнений, что «местожительством» Сциллы с Харибдой был Сицилийский пролив, то для многих мест, отмеченных пребыванием Одиссея, историко-географического соответствия пока не найдено. Существуют десятки версий, предположений, гипотез, но чтобы наверняка... Нет, не найдено. А очень хотелось бы найти! Способ для этого, по мнению Северина, только один — повторить морской путь царя Итаки. Легко сказать...

Вернемся к аргонавтам. Здесь тоже многое укладывается в сетку историко-географических координат. Жил-был когда-то — за 1300—1400 лет до новой эры — некто Пелий, и был брат у него — Эсон, царь фессалийского города Иолка (этот древнейший город сейчас называется Волос), и был у Эсона сын Ясон. Пелий отобрал у брата власть над городом, а чтобы отделаться заодно и от племянника, послал Ясона в далекую Колхиду за волшебным золотым руном. Что делать Ясону? Снарядил он корабль, названный «Арго», и отбыл. Много приключений было у него в пути — нападали страшные птицы гарпии, приходилось вступать в кулачные бои с местными царьками, вставали перед судном сталкивающиеся скалы Симплегады — вход в Понт (Черное море). А по этому морю тоже путь неблизкий: мимо берегов, населенных гализонами, мимо краев амазонок, мимо Острова Птиц... Вот наконец и Колхида, и устье реки Фасис, и город Эя, где правил царь Эет, владелец золотого руна. На счастье Ясона, полюбила его дочь царя волшебница Медея. Она и помогла аргонавту завладеть вожделенным сокровищем. Правда, тут Ясону пришлось поработать — вспахать землю Колхиды плугом, запряженным огнедышащими меднокопытными быками, и засеять ее зубами дракона. А потом — путь назад, не только с руном, но и с любимой женщиной, волшебницей к тому же. И вот уже — родной город Иолк. Что было дальше — это другая история, трагическая (читайте трагедию Еврипида «Медея»).

Нас же сейчас интересует маршрут Ясона. Повторить его достаточно «просто». От Иолка-Волоса — крупного ныне города — через северную часть Эгейского моря, мимо Лемноса (памятное Ясону место), между островами Самотраки и Гёкчеада к Геллеспонту (пролив Дарданеллы), затем — Пропонтийский пролив (Мраморное море) и Боспор Фракийский (нынешний Босфор, именно здесь корабль «Арго» едва не раздавили Симплегады, они же Лазурные утесы). Прошли «Коровий брод» — так переводится Боспор, и вот уже судно режет носом волны Понта. Справа — «знакомые» берега. Устье реки Сакарья — у Гомера она именуется Сангарий... Земли гализонов и амазонок, то бишь черноморское побережье Малой Азии... (Правда, амазонок различные историки помещали и во Фракию, и непосредственно в Колхиду, и на острова Эгейского моря, и... куда их только не помещали, отчаянных дев-воительниц.) А там уже рукой подать и до Колхиды. Вот она, плодородная долина Фасиса — так древние греки называли Риони, вот и город Эя...— нынешний Поти не на том ли месте стоит?

Как раз этим путем собирается пройти Тим Северин в нынешнем году, чтобы свести воедино все фрагменты плавания Ясона, известные по Гомеру, Пиндару и прочим античным авторам, и сопоставить картины природы, описанные в литературе, с реальными пейзажами. Свести и сопоставить тем единственным методом, который признает Северин,— свершив плавание на копии древнегреческого судна.

Такое судно уже почти готово, его строительство началось осенью 1983 года. Это двадцативесельная галера — корабли подобного типа широко использовались в ранней античности для разведывательных и конвойных целей. Размеры и особенности конструкции выверены по литературным источникам и дошедшим до нас рисункам. Длина судна — около 16 метров, ширина — почти 3 метра, осадка — всего лишь 30 сантиметров, водоизмещение — 5—6 тонн. Площадь прямоугольного паруса — 28 квадратных метров. Управлять судном современные аргонавты будут с помощью двух боковых рулевых досок.

Судя по водоизмещению и осадке, это легкий корабль, даже очень легкий. Северин специально избрал такой вариант: во-первых, большую часть пути мореплаватели будут идти на веслах, а во-вторых, в ночное время и в случае непогоды судно придется вытаскивать на берег. Так поступали древнегреческие мореходы, и их методике Северин решил следовать, не делая никаких исключений для себя и экипажа: ведь иных плаваний, кроме каботажных, древние греки не признавали.

Чтобы вытащить на берег тяжелый корабль, античные мореходы выкапывали специальные рвы, под корабли, поставленные на суше, подкатывали огромные бревна, дабы не подгнивало днище...— нет уж, решил Северин, пусть лучше новый «Арго» будет «обыкновенной» двадцативесельной галерой.

Конечно, все пропорции соблюдены. И нет никакой палубы — лишь два помоста на носу и на корме. (Еще Н. И. Гнедич, автор классического перевода «Илиады», писал в свое время в примечаниях: «Древние корабли не могли иметь палуб, ибо посредине их садились гребцы; но только у кормы и у носа устроены были помосты...») И разумеется, в носовой части — таран, обитый медью. Во время плавания Тим Северин хочет получить ответ на вопрос: зачем вообще было нужно это приспособление? То ли таран служил чисто боевым целям, то ли он способствовал улучшению мореходных качеств судна — к единому мнению исследователи до сих пор не пришли.

Со строительным материалом проблем не возникало: на постройку галер в античные времена шла, как правило, средиземноморская сосна. Известно и место, откуда вывозилась древесина,— с горы Пелий (Пелион) в Фессалии, славившейся корабельным лесом. А сама Фессалия — лучшее место для начала путешествия, и не только потому, что здесь лежал город Иолк: эта местность на северо-востоке Греции была широко известна как родина искусных корабелов и как... классическая страна всякого колдовства и волшебства (поход-то — за золотым руном!).

Тим Северин собирает интернациональный экипаж. В этом плане он тоже верный последователь Тура Хейердала. Судно будет спущено на воду этой весной, а в мае выйдет в море. Если все будет идти как задумано, то к началу лета путешественники оставят позади Мраморное море, в июне пройдут вдоль берегов Турции, делая все необходимые остановки, продиктованные плаванием легендарного «Арго», а в конце июля достигнут Колхиды — устья Риони. После непродолжительного пребывания на земле Советской Грузии Тим Северин вновь поднимет парус и пустится в обратный путь. На западном побережье Малой Азии, в городе Кумкале — близ развалин Трои,— запланирована зимняя стоянка.

Такое расписание выбрано не случайно — оно полностью соответствует мореходному сезону древних греков. На пути в Колхиду судно будет подгонять южный ветер — мореплаватели античности называли его «африк», «австр», «нот». А на обратной дороге парус наполнит рифейский эвр — ветер, дующий из северных областей. Древние греки считали, что он зарождается на склонах гор Скифии — Рифея (античное название Урала).

Наконец в 1985 году «Путешествие по следам Героев» будет продолжено. На том же судне Тим Северин совершит четырехмесячное плавание в поисках тех мест, которые посетил в своих скитаниях Одиссей. В Средиземном море экипаж судна использует силу «япига» — северо-западного ветра, дующего из Апулии (древней Япигии). Говоря современным языком, корабль понесут летние северозападные пассатные ветры Средиземноморья.

Будем надеяться, что путешествие пройдет благополучно. И что в Колхиде Тим Северин найдет свое золотое руно — единственное ценное руно для историка: подтверждения научных гипотез. И что на всем пути современным аргонавтам будут светить путеводные звезды мореходов античности — Кастор и Полидевк. И что Галена — нимфа спокойного моря — не оставит их своим вниманием.

В. Бабенко

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 9720