Где проходит фронтир?

01 января 1984 года, 00:00

Где проходит фронтир?

Слово «фронтир» в переводе с английского означает «граница», «рубеж». Так назывался авангард поселенцев, которые продвигались на запад Североамериканского материка, завоевывая девственные земли. По мере того как с методичной жестокостью уничтожались целые племена индейцев — коренных обитателей этих земель, по мере того как пришельцы столь же методично обосновывались на гигантских пространствах, изъятых из дикой природы и отторгнутых у людей, что испокон веков жили с этой природой в согласии,— искусно создавалась легенда о Великом Американском Духе — духе Фронтира. Люди Фронтира — мужественные, простые, честные и работящие... Они, правда, не расставались с оружием — нужно ведь было охотиться да и защищать своих жен и детей от набегов индейцев!

Красивая легенда. И, как оказалось, очень нужная тем, кто буквально все — леса, необъятные просторы прерий, недра, сокровища индейской культуры и даже действительно сохранившийся среди простых поселенцев истинный дух фронтира — обращали в звонкую монету.

«Сценарии» безумства

В последние годы знакомое словосочетание вновь запестрело на страницах американских газет и журналов, оно не сходит с уст радио- и телекомментаторов. Ну а поскольку многие американцы под влиянием интенсивной психологической обработки давно уверовали в концепцию «Pax Americana» — «Весь мир — это большая Америка», то и значение слова «фронтир» потребовало корректировки. Теперь говорят и пишут о фронтире космическом, новом рубеже — уже, видимо, в духе «Universum American» — «Вселенной по-американски».

Особенности исторического прошлого Калифорнии, где некогда губернаторствовал Рейган,— этого конгломерата золотоискателей, гангстеров, нефтяных магнатов, военных корпораций и, что немаловажно, героев иллюзорного голливудского «кинорая» — подсказали команде нынешнего президента США это новое толкование понятия «фронтир» — в военно-космическом духе...

В июле 1982 года Рейган провозгласил программу военизации космического пространства, а именно — издал директиву, в соответствии с которой усилия США по освоению космоса на предстоящее десятилетие ориентированы на создание и развертывание на орбитах ряда новых систем оружия. А чтобы американский народ покорно подчинился громкому хлопанью милитаристского кнута (ведь программа, ко всему прочему, чудовищно дорогая!), ему, народу, вновь явили магический символ. «Хай фронтир» — «Высокий рубеж» — так был назван специальный проект, разработанный реакционной организацией «Фонд Наследия». Проект, реальное осуществление которого потребует сотен миллиардов долларов. И первые конкретные шаги в этом направлении уже сделаны. Печать сообщала о создании нового объединенного космического командования США во главе с генералом Джеймсом Хартинджером. Хозяйство у него немалое. Тут и укрепленный центр аэрокосмической обороны, упрятанный под полукилометровой толщей скальных пород горы Шайенн, и созданное полтора года назад первое космическое авиакрыло для управления ракетной системой предупреждения в космосе, и «шаттлы» — космические челноки, и система спутников, а также масса подсобных служб...

Только на разработку космического лазерного оружия в 1984—1985 годах военщина США планирует выделить около шести миллиардов долларов. Уже закуплена Пентагоном треть будущих полетов космического корабля многоразового действия...

Вся эта военно-космическая вакханалия преподносится как средство необходимой обороны. Ведь фронтир — «граница»... Кого-то слово «оборона» еще может ввести в заблуждение. Кого-то — но не авторов «Высокого рубежа». Картины, которые рисуются их воображению, еще лет десять назад считались чистой научной фантастикой. Гигантская орбитальная сеть из 433 больших космических «фортов» (дух фронтира!), буквально нашпигованных сверхсовременным оружием... Разработка планов превентивного удара по ракетам противника, находящимся еще в пусковых шахтах... Космические челноки, доставляющие на орбиту все новые партии спутников — в том числе спутников наведения ракет... И — если будет нужно — вывод на орбиту ядерного оружия. И все это — оборона?!

Но ведь существует Договор 1963 года, подписанный многими странами, в том числе и США, который запрещает вывод ядерного оружия в космос. Однако известно: когда было нужно Соединенным Штатам, то различные соглашения и договоры бесцеремонно нарушались. Чем не идея — вот так, с ковбойско-голливудской легкостью, взять и записать в «сферу жизненных интересов США» все заатмосферное пространство разом!

Так рождается чудовищная перспектива превращения атмосферы — в «атомосферу»! Уж не фантастический ли роман из «серии ужасов» мы читаем?

Знакомство с проектом «Высокий рубеж» наводит на мысль, что в литературе нечто похожее уже было. Только речь шла о вторжении агрессоров из системы Сириуса, но весь антураж совпадал. Те же космические торпеды, барражирующие в околоземном пространстве, орбитальные космические базы-крепости, военно-космический флот... Просто не верится, что описано все это (видимо, впервые) в фантастическом романе англичанина Роберта Уильяма Коула «Битва за империю», вышедшем... в 1900 году!

Вот и наметилась двойная цепочка фактов и вымысла, которую мы проследим повнимательнее. А именно, сопоставим военно-космическую фантастику и военно-космическую реальность. Пытались ли фантасты предостеречь против опасности космической войны? А если пытались — то прислушивались ли к ним люди или отмахивались от мрачных предвидений?

Кстати сказать, в подзаголовке крупнейшего американского журнала научной фантастики «Аналог» значится: «научная фантастика — научный факт». К этому журналу мы еще вернемся, а пока взглянем на отдельные звенья двойной цепочки.

Сигналы тревоги

Идея военной угрозы «сверху» пришла рано, еще до возникновения авиации. По крайней мере, забытый ныне роман Германа Лэнджа «Воздушный бой», увидевший свет в 1859 году, недвусмысленно предрекал, что в будущем характер войны коренным образом изменится. Только полвека спустя Герберт Уэллс написал свой знаменитый роман «Борьба в воздухе»...

Следующие сорок лет... В произведениях писателей-фантастов на Землю обрушивались несметные орды инопланетных агрессоров, космические армады бились у далеких звезд, вспыхивали кровопролитные мятежи в земных колониях на планетах солнечной системы. Но никто тогда не додумался до жуткой и, как выяснилось, «близлежащей» идеи о том, что космические войны могут планироваться землянами против землян же, и не в галактических далях, а рядом с домом — в околоземном пространстве.

«Научная фантастика» молчала, зато появился первый «научный факт». Создание американской атомной бомбы. И следом — взрыв над Хиросимой...

В докладе на специальной Конференции ООН по мирному использованию космического пространства «Юниспейс-82», проходившей в Вене, писатель-фантаст Артур Кларк заметил, что тема «космических войн» перешла из ведения научной фантастики в разряд научных фактов как раз летом 1945 года. Только после Хиросимы опасность «звездных войн» стала очевидной.

А начавшаяся сразу же другая война — «холодная» — предопределила и поворот в западной научной фантастике. Страницы американских фантастических журналов превратились в арену сражений. Ведь происки «красных» буржуазная пропаганда видела всюду — ив космосе тоже...

В 1946 году появился на свет рассказ Мюррея Лейнстера «Первый контакт». В этом произведении вооруженного столкновения между земным и инопланетным звездолетами все же не произошло. Но грустная уверенность автора в том, что взаимная подозрительность, ставка на космическое оружие обязательны в отношениях разных общественных систем, убежденность в неизбежности конфронтации производят гнетущее впечатление.

Идейным ответом Лейнстеру стала повесть выдающегося советского фантаста Ивана Ефремова «Сердце Змеи», наполненная светлой верой в то, что контакт возможен только на началах дружбы и невраждебности.

Пятидесятые годы стали для западной фантастики «десятилетием социальной ответственности». В романе Артура Кларка «Лунная пыль» представители разных наций бок о бок трудятся на одной из первых — мирных — лунных баз. Наши читатели помнят и роман Мартина Кэйдина «Затерянный на орбите», в котором советский космонавт приходит на помощь своему американскому коллеге, попавшему в беду...

Обратимся теперь к «научным фактам».

8 июля 1962 года. В 400 километрах над атоллом Джонстон в Тихом океане была взорвана американская полуторамегатонная боеголовка. Цель «операции Доминик» — испытание первого в истории противоспутникового оружия. Об этом «приоритете» нынешние военные стратеги в Америке предпочитают помалкивать. Как выяснилось, считанное число ядерных взрывов в космосе создаст такой интенсивный всплеск радиации, что придут в полную негодность вообще все спутники — и свои и чужие! Да и не только спутников это касается.

После взрыва над атоллом Джонстон нарушились телефонная связь и электроснабжение на Гавайях — за 1300 километров от района испытаний. Это было двадцать с лишним лет назад. А недавние расчеты американских экспертов показывают, что при современной технике достаточно «удачно» произвести серию ядерных взрывов за пределами атмосферы, чтобы разом лишить радиосвязи, телефонных сообщений и вообще электроэнергии... целый континент!

Вернемся к научной фантастике. Время — конец шестидесятых годов. Многие прогрессивные писатели-фантасты все яснее видят опасность милитаризации космической программы, которая оборачивается то бактериологическим оружием на борту секретных военных спутников, описанным в романе Майкла Крайтона «Штамм «Андромеда» (кстати, бактериологическое оружие на борту тоже перешло уже в область «научного факта»: американские военные и такое запускали на орбиту), то «обычным» (уже обычным!) атомным оружием на орбите, как в финале известного романа Артура Кларка «2001: космическая одиссея».

Это были сигналы тревоги. Но... в те же годы научная фантастика в Америке бьет все рекорды популярности, и на нее обращают внимание закулисные «дирижеры», направляющие книгоиздательский процесс, который буржуазная пропаганда так любит представлять совершенно «свободным». Появляются «фантастические» книги, написанные будто бы под чью-то диктовку. Если в романе Эдмонда Гамильтона «Звезда смерти» в общем-то неясно, кто с кем воюет, и тем не менее одна из противоборствующих сторон взрывает Солнце (!), бомбардируя его изотопами, то в других книгах авторы говорят уже отнюдь не эзоповым языком. В романе Дж. Хэя и А. Кешишиана «Аутопсия для космонавта» «патриоты» из НАСА подлетают к загадочному советскому спутнику и проникают внутрь, чтобы проверить, не несет ли он ядерного оружия на борту. А в опусе поставщика бульварных бестселлеров Аллена Друри «Трон Сатурна» с позиций самого ярого антикоммунизма излагаются перипетии будущей космической борьбы между СССР и США.

Семидесятые годы охарактеризовались процессом разрядки, и космическим воплощением его явился совместный советско-американский полет «Союз» — «Аполлон». Но прошло чуть больше пяти лет — и все изменилось. «Научный факт» начала 80-х годов — это маниакальные фантазии на тему «звездных войн», фантазии, которые американский президент хотел бы видеть осуществленными, не останавливаясь перед ценой.

А что касается «научной фантастики», то... В бестселлере 1982 года, романе Джеймса Миченера «Космос», заатмосферное пространство уже отчетливо мыслится звездно-полосатым. Что же говорить о романах-однодневках вроде творения некоего Гая Элимо под всеобъясняющим названием «Охота на «Салют-7»!

Разумеется, не все американские фантасты такие «ястребы». Многие прогрессивные писатели взволнованно выражают свою тревогу. Но вот что странно: по патетическому тону их статей и воззваний (а в последние годы писатели-фантасты все чаще обращаются к публицистике) может создаться впечатление, будто бы борются за мирный космос... они одни. Словно и нет больше влиятельных, решительных миролюбивых сил на планете, озабоченных судьбой общего неба над головой.

Альтернатива разуму

Редактор уже упоминавшегося выше американского журнала научной фантастики «Аналог» — ученый-физик и писатель-фантаст Стэнли Шмидт — человек достаточно либеральных взглядов. Например, с откровенной симпатией он рассказывал в одной из редакционных статей о демонстрации сторонников мира в Нью-Йорке... Открывая новую рубрику журнала «Альтернативный взгляд», Шмидт, видимо, искренне надеялся на корректную научную полемику.

Но вот за короткий отрезок времени произошли три взаимосвязанных события. Первое — публикация проектов «космических поселений» профессора из Принстона Джерарда О'Нила. Второе — президент Рейган резко сократил ассигнования на «мирный» космос и в то же время не обидел космос «военный». Наконец, появился тот самый документ — «Высокий рубеж». Этого хватило, чтобы от сдержанно академического тона полемики на страницах журнала не осталось и следа.

Постоянный автор рубрики «Альтернативный взгляд» — писатель-фантаст Джерри Пурнелл — одно из своих выступлений, названное без затей — «Космическая война», начал прямо-таки на высоком пафосе: «ВЫЖИВЕМ ЛИ МЫ? Выживет ли свобода в нашем тысячелетии? И какое отношение ко всему этому имеет космос?»... Это было в июне 1982 года. А год спустя Пурнелл публикует статью под названием «Обеспечить общую защиту», в которой уже предельно конкретизирует страхи. По его мнению, отцы-основатели США, которые зафиксировали в конституции, что государство обеспечивает своим гражданам «общую защиту», просто в гробу перевернулись бы, узнав о нынешней ситуации. Ведь разворачивается самый настоящий «заговор», означающий страшную угрозу для США! Более того, «угрозу самой идее свободы»...

Что же, по его мнению, угрожает Америке? Из статьи узнаем: нападение из космоса, к которому нация совершенно не подготовлена. Чье нападение? Пурнелл уходит от прямого ответа, но... В общем, ясно.

Вывернув наизнанку логику, автор статьи подводит читателя к главному своему выводу: надо вооружаться! Именно такой «ястребиный» лозунг выдвигает писатель-фантаст в ходе «научной» полемики. «Мое заключение,— пишет Пурнелл,— таково: ...технологические приемы ведения войны (в данном случае использование космической техники) могут быть и бескровными, и достаточно эффективными. Более того, это выгодно и с экономической точки зрения, так как стимулирует массу новых изобретений...»

Вот! Запомним этот «экономический эффект» планируемой смертоубийственной бойни в околоземном пространстве. Такое, конечно, мог написать только идейный наследник президента Трумэна, который в свое время оценил «эффект Хиросимы» в «два миллиарда удачно вложенных долларов»...

После этого следует долгожданный поворот. Дух Фронтира, Великая Американская — теперь уже и Космическая — Мечта, романтика и новые горизонты...

Еще более оголтело высказался на страницах рубрики «Альтернативный взгляд» другой «патриот» — инженер Джордж Гарри Стайн (он, кстати, пишет и фантастику — под псевдонимом Ли Корри).

Высмеяв точку зрения сторонников демилитаризации космоса — «космос— не место для войн»,— Стайн резюмирует: «Космос — это единственное место, где и должны вестись войны».

Какая трогательная забота о Земле! Действительно, чего проще: существуют же проекты вынесения за пределы атмосферы различных видов вредного производства, почему бы в таком случае не вывести и «вредное» оружие? Тем более что в американской фантастике и научно-фантастическом кино все эти «звездные войны» выглядят как нечто удаленное и — ввиду удаленности — совсем не страшное!

Отбрасывая всякие околичности, Стайн прямо обвиняет Советский Союз в подстегивании гонки вооружений в космосе. Именно так: США, оказывается, вынуждены только «обороняться» да еще изнывают под бременем тяжелых расходов на модернизацию космической техники.

Банальная антисоветчина? Действительно, сколько всего пишется подобного и без Стайна... Однако не совсем банальная. Во-первых, у «Аналога» широкая читательская аудитория. Во-вторых, все-таки «альтернативный взгляд» — демократия: хотите, мол, присоединяйтесь, хотите — спорьте... Но если вдуматься: взгляд-то «альтернативный», однако альтернатива чему? Повторим: ни о каких мирных инициативах Советского Союза в отношении космоса в журнале ни слова. Зато Стайн настойчиво вторит Пурнеллу: вооружаться, вооружаться, вооружаться. Но при этом сохранять «гуманность» по отношению к Земле — вынести гонку вооружения подальше за атмосферу. Подобные «альтернативные взгляды», которые прежде всего альтернативны разуму, вызывают ропот среди многих читателей «Аналога». Им становится ясна разница между «звездными войнами» на экранах и страницах книг и вполне реальными кошмарами, которые начнутся, едва только все эти бомбы и лучи низвергнутся на Землю. Кто как не читатели фантастики должны понять суровую реальность: космические вооружения предназначены не для «звездных поединков», но прежде всего для ведения ядерной войны на Земле. Войны всеуничтожающей. И никакая система противоракетной обороны не поможет. Под «лазерным зонтиком» не отсидится никто.

В августовской книжке журнала за 1983 год Шмидт предоставил редакторскую полосу гостю — Артуру Кларку. В основу статьи был положен доклад, который Кларк сделал на специальной Конференции ООН по мирному использованию космоса. Речь начиналась мудрыми словами: «...Нет ничего более фундаментального, чем предотвращение ядерной войны. Если мы потерпим неудачу в решении этой задачи, все остальные проблемы потеряют всякий смысл: наука, политика...»

По-своему это и есть альтернатива «альтернативным взглядам», достойный ответ проповедникам войны в космосе — тем более что авторитет у Кларка-писателя неизмеримо выше, чем у его оппонентов. Он процитировал «самую короткую рецензию» на одну из последних нашумевших книг об ужасах будущей ядерной войны. Рецензию написал профессор Карл Саган, в ней всего одна фраза: «Каждую секунду — по целой второй мировой войне, и так — весь долгий ленивый полдень...» Кларк в этой связи замечает: «Хотел бы я, чтобы безумцы, велеречиво болтающие о «затяжной ядерной войне», всего-навсего перечитали бы это одно-единственное предложение — медленно, вдумываясь в каждое слово».

Итак, своя альтернатива есть и у «альтернативного взгляда». И все же, как ни грустно признавать, многие верят пурнеллам и стайнам. А ведь стоит только повнимательнее вчитаться в «досье» обоих (ничего секретного: опубликованные в печати простые биографические и библиографические сведения!), как станет ясна подоплека их напористости.

Вот факты, которые сообщает фундаментальная «Энциклопедия научной фантастики», изданная в Великобритании в 1977 году.

Джерри Пурнелл — дипломированный инженер... 15 лет проработал в американской космической программе, участвовал также в правительственных программах (пока неясно, каких именно), один раз был организатором политической кампании (тоже смутно пока)...

Так. Теперь о Пурнелле-фантасте. ...Первая публикация—в 1971 году, с тех пор несколько серий рассказов, из которых самая известная серия о «Кондоминиуме». Главный герой — военный и торговец («благородный, твердый, хитрый, решительный»): во времена, «когда торжествуют глупость и продажность гражданских» («любимый мотив Пурнелла», отмечает энциклопедия!), герой устраивает заговор, чтобы с помощью некоего военизированного «Кондоминиума» восстановить «жесткую власть» на «скоррумпированных гражданскими правительствами» территориях...

Это сообщает респектабельная, осторожная в оценках энциклопедия. В ней же и резюме: «В настоящее время один из наиболее ярких представителей т. н. «правого крыла» НФ, т. е. научной фантастики, проповедующей идеи консервативной технократии».

Вот все и сказано. Впрочем, в одной из своих статей Пурнелл не скрывает, что еще в начале 60-х годов был главным редактором окончательного текста доклада по проводившемуся ВВС США «Проекту-75» (оценка стратегических возможностей американских вооруженных сил). Вот, значит, какова она была — эта самая «правительственная программа»...

Итак, все как будто бы ясно? Если нет, тогда обратим внимание только на один факт из биографии другого автора, Стайна. А именно на то обстоятельство, что предисловие к его самой нашумевшей научно-популярной книге «Третья промышленная революция» написал не нуждающийся в пространной аттестации сенатор Барри Голдуотер — «ястреб» из «ястребов»!

Вот вам и звездные романтики!

«За мирный космос!»

Зловещая фигура дирижера видится за всей этой полемикой. ВПК, военно-промышленный комплекс — вот чья тень витает над страницами таких научно-фантастических публикаций. Тем более что пора наконец назвать и тех, кто стоит за проектом «Высокий рубеж». Заправлял всем в проекте не кто-нибудь, а генерал Дэниел Грэхем, бывший руководитель разведывательного управления министерства обороны США...

Вот ведь как все можно повернуть. Одно название: «Высокий рубеж», а принадлежит сразу двум изданиям. Откровенно милитаристскому сценарию, к которому явно приложили руку американские секретные службы и Пентагон, и популярной книге профессора О'Нила, где излагается пусть наивная, но все-таки мирная картина будущего освоенного космоса.

«Очень немногое изобрел человек, что нельзя было бы обратить на военные нужды,— писал Артур Кларк.— В этом смысле практически все может быть использовано и на дело мира, и на дело войны».

Например, существуют специальные спутники, следящие за малейшими изменениями гравитационного потенциала Земли. Оказывается, их показания очень внимательно изучают американские баллистики, которые наводят на цели межконтинентальные ракеты. На что уж мирные труженики — метеорологические спутники, и те продемонстрировали свои «военные» способности во время недавнего конфликта в районе Фолклендских (Мальвинских) островов. Артур Кларк приходит к выводу: запрещать нужно не те или иные космические аппараты, а сферы их применения.

Но разве не в этом направлении Советский Союз выдвигает одну за другой мирные инициативы?

«Хотел бы подчеркнуть,— сказал в своем ответе на обращение группы американских ученых и общественных деятелей Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Ю. В. Андропов,— что именно Советский Союз — страна, которая 25 лет назад открыла дорогу в космос, является инициатором и участником всех ныне действующих международных соглашений, направленных на то, чтобы космос использовался только в мирных целях, на благо человечества». Советский руководитель напомнил факты, известные всем в нашей стране,— в частности, проект Договора о запрещении размещения в космическом пространстве оружия любого рода. Договора, который был направлен Советским Союзом в ООН в августе 1981 года, который поддержали большинство стран — членов этой организации, но который так и не был подписан, в основном из-за обструкционистской позиции США и их союзников по НАТО.

Этот проект предлагал сделать первый шаг в направлении демилитаризации космоса, а новая советская мирная инициатива 1983 года тем более не оставляла никаких неясностей относительно позиции СССР. На рассмотрение XXXVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН Советский Союз внес проект Договора о запрещении применения силы в космическом пространстве и из космоса в отношении Земли.

Отметим: советский проект Договора говорит не о запрещении космических систем, а лишь о предотвращении их использования в военных целях. Наша страна призывает к прекращению гонки вооружений в космическом пространстве, но и на это предложение что-то не торопятся отвечать за океаном.

...Свой доклад Артур Кларк закончил автоцитатой: «Единственная защита от будущих систем оружия — это отказаться от них еще до первого использования... На нас... лежит ответственность, равной которой прежде не знал ни один век. Если потерпит неудачу это поколение, те, кто придет ему на смену, боюсь, окажутся слишком малочисленны, чтобы отстроить заново мир...»

Статья Кларка, откуда взят приведенный отрывок, называлась «Ракета и будущее войны». И вышла... в 1946 году!

Первый послевоенный год. Нюрнбергский процесс — и речь Черчилля в Фултоне, ознаменовавшая начало «холодной войны»... Парижская мирная конференция — и оккупация капитулировавшей Японии вооруженными силами США... Первая советская мирная инициатива в послевоенное время — о запрещении атомного оружия — и испытания американского атомного оружия над атоллом Бикини спустя два месяца после этой инициативы.

«Атомная энергия в руках агрессоров угрожает гибелью цивилизации, всем достижениям культуры»,— предостерегал выдающийся советский фантаст Иван Ефремов в уже написанной к тому периоду повести «Звездные корабли». Время действия повести — опять же 1946 год. Вот с каких пор мир реальный — и мир научной фантастики! — разделяет самый настоящий фронтир — рубеж, граница между разумом и безумием.

Граница, за которой представления об атмосфере становятся кошмарными видениями атомосферы... И каждый житель планеты должен твердо знать, что означает эта граница.

К чести большинства жителей Земли надо сказать, что они отчетливо представляют себе, чем грозит миру гонка вооружений и милитаризация космоса. И не только представляют, но и действуют. Прошлый год ознаменовался необыкновенным ростом активности сторонников мира. Многотысячные демонстрации шли по улицам городов Европы, Америки, Азии, Африки, Австралии, вспыхивали массовые митинги. К мощному голосу мировой общественности, требующей прекратить гонку вооружений, приступить к конкретным шагам по разоружению, присоединились и голоса тех, кто осознал гибельность милитаризации космоса, кто считает, что внеземное пространство должно использоваться только для мирных целей. «Нет — «звездным войнам»!», «Космосу — быть мирным!» — под такими лозунгами шли колонны манифестантов в Нью-Йорке и Бонне, в Мадриде и Копенгагене, в Риме и Оттаве и многих других столицах.

Все больше и больше людей с надеждой прислушиваются к мирным предложениям Советского Союза — страны, которая первой выдвигала все инициативы, направленные против угрозы войны.

Вл. Гаков

Человечество опять стоит перед выбором. Развитие техники сделало возможным перенесение гонки вооружений, истощающей ресурсы планеты, подрывающей безопасность государств, в космос. Милитаризация космоса является в настоящее время одной из самых серьезных опасностей для человечества, она грозит открыть новый канал гонки вооружений, значительно уменьшив возможности установления контроля над вооружениями. Никто — ни прилежный эксперт, посвятивший жизнь вопросам военной стратегии, ни наделенный самым богатым воображением фантаст — не способен предугадать всех последствий, которыми грозит обернуться для Земли такое развитие событий.

Сегодня две страны, две великие державы имеют научно-технические возможности и располагают промышленным потенциалом для военного соревнования в космосе. Они по-разному относятся к этим возможностям. Советский Союз делает все, что в его силах, вплоть до принятия односторонних мер, для того чтобы космос оставался мирным. Достаточно сказать, что СССР взял на себя обязательство не выводить первым в космическое пространство каких-либо видов противоспутникового оружия. Он внес на рассмотрение XXXVIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН Договор о запрещении применения силы в космическом пространстве и из космоса в отношении Земли. Официальный Вашингтон с упорством, достойным лучшего применения, игнорируя уроки истории, занимается поисками абсолютного космического оружия, которое позволило бы ему получить военное преимущество над СССР.

Принципиальной чертой нынешнего исторического момента является то, что выбор зависит не только от правительств. Сегодня, когда народы все более решительно берут свою судьбу, судьбу планеты в собственные руки, когда на всех континентах развернулось грандиозное движение за мир, выбор зависит и от каждого отдельного человека.

Люди должны точно представлять, кто и что им угрожает, они должны знать, какие силы выступают на стороне разума. Статья Вл. Гакова, с которой предстоит познакомиться читателю, помогает в этом. Обращение автора к литературной предыстории нынешних планов милитаризации космоса, а также рассмотрение им борьбы двух линий — реакционной и прогрессивной — в научной фантастике позволяет читателям глубже вникнуть в характер дискуссий, которые ведутся сегодня вокруг этой важнейшей проблемы.

А. Ю. Мельвиль, заведующий сектором Института США и Канады АН СССР, кандидат философских наук

Просмотров: 8473